Законно ли требование адвоката по оплате своих услуг?

Возмещение расходов на оплату юридической помощи адвоката при рассмотрении гражданских и экономических дел

Законно ли требование адвоката по оплате своих услуг?

В соответствии со ст.

62 Конституции Республики Беларусь каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается за счет государственных средств.

Соответственно, граждане, индивидуальные предприниматели, юридические лица имею право обратиться к адвокату за оказанием квалифицированной юридической помощи, которая согласно п. 1 ст. 6 Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» оказывается на возмездной основе.

Необходимо отметить, что зачастую, обращаясь к адвокату за оказанием юридической помощи, еще на стадии заключения договора на оказание юридической помощи многие интересуются тем, будут ли им возмещены понесенные ими расходы на оплату юридической помощи в случае, если судом будет вынесено решение в их пользу.

Для ответа на данный вопрос в зависимости от категории дела следует обратиться к Гражданскому процессуальному кодексу Республики Беларусь (далее – ГПК)  либо к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь (далее – ХПК),  в каждом из которых содержится глава «Судебные расходы», регулирующая, в том числе, распределение расходов на оплату юридической помощи адвоката.

Согласно ч. 1 ст. 124 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных ею расходов по оплате помощи представителя за счет другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В соответствии с ч. 1 ст. 133 ХПК судебные расходы распределяются между истцом и ответчиком пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Согласно ст. 125 ХПК судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии с абз. 4 ст. 126 ХПК к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы по оплате услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела и признанные судом, рассматривающим экономические дела, необходимыми.

Таким образом, как в ГПК, так и в ХПК установлено, что расходы на оплату юридической помощи адвоката, понесенные стороной, в пользу которой состоялось решение, возмещаются за счет другой стороны.

При этом немаловажным является вопрос о том, на какой стадии процесса и в какой форме может быть подано заявление о возмещении понесенных расходов.

Гражданское процессуальное законодательство предоставляет больше  возможностей для подачи заявления о возмещении понесенных расходов при рассмотрении гражданских дел,  чем хозяйственное при рассмотрении экономических дел.

В целях правильного и единообразного применения законодательства по вопросу взыскания судебных расходов по гражданским делам судам следует руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 2 июня 2011 г. № 1 «О практике взыскания судебных расходов по гражданским делам и процессуальных издержек по уголовным делам» (далее – постановление № 1).

 Судам, рассматривающим экономические дела, следует руководствоваться постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 18 декабря 2007 г. № 13 «О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при распределении издержек, связанных с рассмотрением дела в хозяйственном суде» (далее – постановление № 13).

Согласно ч. 1 п.

9 постановления № 13 при рассмотрении вопроса о возмещении расходов по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, следует исходить из того, что о возмещении таких расходов должно быть заявлено хозяйственному суду лицом, участвующим в деле, и представлены соответствующие доказательства в подтверждение фактически произведенных расходов и их необходимости. Такими доказательствами могут быть: договор на оказание юридических услуг, акты приема-передачи выполненных работ, услуг, документы, подтверждающие факт оплаты выполненных работ, услуг, и другое.

В соответствии с ч. 4 п.

9 постановления № 13, если до принятия хозяйственным судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, не подавалось заявление о возмещении расходов по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, то оснований для рассмотрения такого заявления хозяйственным судом, принявшим решение (статья 209 ХПК), или вышестоящими судебными инстанциями не имеется.

Таким образом, при оказании юридической помощи по экономическому делу  единственно возможным способом возмещения понесенных стороной расходов по оплате помощи адвоката является подача до принятия судом решения соответствующего ходатайства.

Если такое ходатайство не будет подано до удаления суда в совещательную комнату, то сторона, в пользу которой состоится решение, будет лишена права на возмещение за счет другой стороны понесенных расходов.

Что касается гражданских дел, то подача до принятия судом решения ходатайства о возмещении понесенных стороной расходов является лишь одной из возможностей компенсации соответствующих расходов.

Однако, в случае, если  ходатайство о возмещении расходов до удаления суда в совещательную комнату заявлено не было, это не лишает сторону права после завершения рассмотрения дела обратиться в суд иском о взыскании расходов, понесенных на оплату юридической помощи адвоката.

При подаче искового заявления о взыскании расходов, понесенных на оплату юридической помощи адвоката стороне, в пользу которой состоялось решение, необходимо  уплатить  государственную пошлину в размере 5 % от цены иска.

Таким образом, по гражданскому делу расходы на оплату юридической помощи адвоката могут быть возмещены стороне как при рассмотрении дела по существу, если было заявлено соответствующее ходатайство, так и посредством принятия отдельного решения по самостоятельному иску о взыскании расходов.

Анализируя порядок возмещения понесенных судебных расходов,  необходимо обратить внимание на следующее.

ГПК предусматривает возможность вынесения дополнительного решения по делу.

В соответствии со ст.

326 ГПК вопрос о вынесении дополнительного решения может быть поставлен до вступления решения в законную силу по инициативе суда, вынесшего решение, или по заявлению юридически заинтересованного в исходе дела лица. Дополнительное решение выносится по требованию, рассмотренному в судебном заседании, но не разрешенному судом или разрешенному не полностью, а также в отношении судебных расходов.

Прочтение ст. 326 ГПК создает впечатление, что дополнительное решение в отношении судебных расходов может быть вынесено независимо от того, было ли требование об их возмещении заявлено до удаления суда в совещательную комнату.

Вместе с тем, согласно п. 26 постановления № 1 в силу ст. 326 ГПК дополнительное решение в отношении судебных расходов может быть вынесено лишь в том случае, если вопрос о государственной пошлине или издержках, связанных с рассмотрением дела, судом при постановлении решения не был разрешен. Вынесением дополнительного решения суд не вправе изменить решение в части судебных расходов.

ХПК также предусматривают возможность вынесения дополнительного решения по делу.

Согласно ст. 209 ХПК по своей инициативе или по ходатайству лица, участвующего в деле, суд, рассматривающий экономические дела, принявший решение, вправе принять дополнительное решение до вступления в законную силу принятого им решения, Верховный Суд Республики Беларусь, принявший решение, – до исполнения его решения, если:

судом не было принято решение по какому-либо требованию, в отношении которого лица, участвующие в деле, представили доказательства;

суд, решив вопрос о праве, не указал в решении размер подлежащей взысканию суммы, подлежащего передаче имущества или определенных действий, которые обязан выполнить ответчик;

судом не решен вопрос о судебных расходах.

Соответственно, как ГПК, так и ХПК предусматривают возможность вынесения судом дополнительного решения по вопросу возмещения судебных расходов, к которым относятся расходы по оплате помощи адвоката.

Однако как по ГПК, так и по ХПК дополнительное решение в отношении судебных расходов может быть вынесено только в том случае, если соответствующее ходатайство было подано до удаления суда в совещательную комнату, а судом при вынесении решения вопрос о судебных расходах не был разрешен.

Адвокат АБ «МБПраво» 

Шестакова Наталья Николаевна

Источник: http://moka.by/index.php/от-адвоката/907-возмещение-расходов-на-оплату-юридической-помощи-адвоката-при-рассмотрении-гражданских-и-экономических-дел

Мешает ли отсутствие статуса адвоката возмещать судебные расходы, понесённые стороной в арбитражном процессе?

Законно ли требование адвоката по оплате своих услуг?

Отсутствие статуса адвоката у представителя стороны, выигравшей спор в суде, является одним из самых любимых доводов юристов в попытке минимизировать сумму судебных расходов, подлежащих возмещению с проигравшей стороны. Так ли обоснован и эффективен этот аргумент?

Действительно, согласно ст. 1 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” адвокатская деятельность представляет собой квалифицированную юридическую помощь. При этом законодатель усиливает эту дефиницию, дополняя, что оказывается эта помощь на профессиональной основе.

Получение статуса адвоката возможно только при наличии определенных условий и после успешной сдачи экзамена. Однако даже сами юристы, получившие статус адвоката, понимают и открыто говорят о том, что при наличии на экзамене большого количества вопросов требования к глубине и качеству ответов на них весьма условны.

Безусловно, наличие статуса адвоката связывает последнего требованиями Кодекса профессиональной этики адвоката. Но насколько часто об этих правилах помнят сами адвокаты? Порой непосредственно в судебных заседаниях они демонстрируют обратное.

Тем не менее, аргумент об отсутствии статуса адвоката у юриста, успешно отстоявшего интересы своего доверителя в суде, раз за разом озвучивается оппонентами и очень благосклонно принимается судами.

В то время как, если прибегнуть к буквальному толкованию норм права (так любимому в российской правовой действительности), станет очевидным, что в основу разрешения данного вопроса положен принцип разумности.

И этот принцип никоим образом не апеллирует к статусу представителя. Статус адвоката на сегодняшний день не является обязательным для участия в арбитражном споре в качестве представителя.

Кроме того, ни в одном нормативно-правовом акте нет указания на то, что размер возмещаемых судебных расходов зависит от факта наличия или отсутствия данного статуса.

Согласно ч.2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 21.01.2016 №1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела” разъяснил, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

То есть основным критерием определения, разумна ли та сумма судебных расходов, которая предъявляется к возмещению, является содержание и качество самой юридической услуги. Технически для оценки разумности необходимо определиться с тем, что из себя представляла услуга.

Здесь большое значение имеют навыки представителя, помимо всего прочего, предоставить суду анализ оказания юридической услуги как бизнес-процесса. То есть способность юриста чётко определить и показать, из каких конкретно стадий состояло оказание услуг и какие действия каждая из них включала.

В качестве иллюстрации и доказательства разумности, я считаю, наиболее целесообразным использовать отчёт об оказанных услугах.

Как правило, самым удобным вариантом является сводный отчёт по итогам завершения судебного процесса со ссылками на реквизиты подготовленных документов, даты совершения тех или иных действий.

Такой отчёт позволяет наглядно продемонстрировать суду объём оказанных представителем услуг.

В качестве критериев разумности судебных расходов Верховный Суд РФ называет объем заявленных требований, цену иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. То есть этот перечень является открытым.

Цена иска. Аргумент о высокой цене иска самый распространённый и казалось бы самый понятный. Хотя оценочный характер здесь так же не исключён. Та сумма, которую один судья сочтёт значительной, другому – может показаться заурядной.

Самым простым способом аргументировать значимость величины исковых требований можно считать градацию, предложенную самим законодателем в ст. 333.21 НК РФ для определения размера государственной пошлины, подлежащей уплате. То есть иски с ценой более 2 млн.

рублей можно отнести к крупным.

Сложнее выглядит ситуация, когда требование носит неимущественный характер. Тут необходимо обосновывать значимость защищаемых интересов для той или иной компании. Насколько нарушение прав могло повлиять на судьбу хозяйствующего субъекта и его функционирование. Самый эффективный вариант – представить это в цифрах.

Продолжительность рассмотрения дела. Безусловно, когда речь идет о комплексном судебном представительстве, большое значение для оценки разумности судебных расходов имеет длительность процесса (количество лет), количество пройденных судебных инстанций, факт возврата дела на новое рассмотрение.

В моей практике есть корпоративный спор, который рассматривался более 2 лет, решение по делу дважды рассматривалось в апелляционной и кассационной инстанциях. Дело было возвращено на новое рассмотрение с целым рядом замечаний суда кассационной инстанции. После завершения рассмотрения дела в пользу моего доверителя при взыскании судебных расходов оппоненты заявили, что дело было простое.

Конечно, этот довод опровергался самими материалами дела.

Длительность разрешения спора, отмена при первом рассмотрении дела судебных актов первой и апелляционной инстанции, направление дела на новое рассмотрение, привлечение при повторном рассмотрении дела 9 свидетелей и проведение 5 дополнительных судебных заседаний, большая часть которых длилась по несколько часов, – сами по себе свидетельствуют о том, что спор можно однозначно отнести к числу особо сложных.

Указанные выше доводы оппонентов о простоте спора, безусловно, раздражают, но иногда играют на руку.

Поскольку если оппонент считает дело простым, но продолжал в своё время оспаривать решение суда в вышестоящих инстанциях, то он подтверждает тем самым своё недобросовестное процессуальное поведение, стремление затягивать процесс и намеренное создание условий для увеличения судебных расходов, как на стороне своего доверителя, так и на стороне выигравшей спор стороны.

Время, необходимое на подготовку процессуальных документов. В данном случае этот  критерий, я считаю, необходимо рассматривать с двух сторон: 1.) Насколько срочно представителю пришлось готовить те или иные процессуальные документы.

Когда процессуальный противник предоставляет все свои документы в последний момент, это увеличивает нагрузку на другого представителя. Такое процессуальное поведение оппонента(ов) требует оперативной реакции, и такие услуги не могут стоить дёшево. 2.

) Каков в целом объём и содержание процессуальных документов, и какое минимальное время необходимо для качественной подготовки этих процессуальных документов. Данный критерий тесно связан с тематикой спора.

При наличии в деле большого объема бухгалтерской документации, её анализ может занимать от нескольких дней до нескольких недель. Что не может не увеличивать стоимость оказываемых юридических услуг.

Сложность дела. Более оценочного критерия в этом списке нет. По сути он предполагает синтез всех остальных критериев. Однако опираться в этом вопросе на что-то систематизированное и признанное судейским сообществом всё же необходимо.

Так, например, существует Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 №167 “Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации”.

В данном документе обозначены категории дел от менее сложных дел до дел особо сложных (исходя из правовой природы экономического спора).

Сложно отрицать, что корпоративный спор или спор, связанный с защитой права собственности, относится к категории дел особой сложности, учитывая, что именно таковым он признаётся при оценке работы самих судей.

В качестве аргумента в пользу сложности дела также целесообразно указать большой объём применяемых к спорным правоотношениям правовых норм, а также их отношение к различным отраслям права. То есть когда отстаивание интересов доверителя в судебном процессе требует от представителя глубоких знаний в разных отраслях права.

При определении разумности могут учитываться и другие обстоятельства. К ним я отнесла бы:

  1. наличие большого количества свидетелей в арбитражном процессе, продолжительность их допроса и развернутость списка вопросов, подготовленных представителем выигравшей спор стороны.
  2. количество участвующих в деле лиц, а также степень их участия (заявлялись ими самостоятельные требования или нет, активно участвовали в процессе или нет). Значение имеет также, кто именно был привлечён в процесс (были ли это коммерческие организации, органы государственной или муниципальной власти, правоохранительные органы).
  3. проведение в рамках судебного разбирательства экспертиз, их содержание и сложность (комплексность). Объем и содержание подготовленных для экспертов представителем вопросов, их качество. Степень вовлечения юриста в проведение экспертизы (выезды на место, участие в осмотре и т.д.).
  4. наличие у юриста дополнительных навыков, которые потребовались для полноценного представления интересов доверителя в данном споре, объем их применения.
  5. сложность и время, необходимое для поиска и предоставления суду доказательств. Такие ситуации возникают, когда ряд обстоятельств дела могут быть подтверждены материалами иных судебных дел, материалами проверок, проведённых правоохранительными органами, когда требуется сбор доказательств в виде официальных справок и ответов от третьих лиц, сбор большого объема сведений из общедоступных источников, их анализ, структурирование и т.п.
  6. соотношение количества представителей на одной и на другой стороне спора.

В моей практике были случаи, когда оппонент нанимал сразу нескольких юристов (адвокатов) для представления своих интересов. Это, безусловно, право оппонента так усиливать свою позицию, но в таком случае доводы об отсутствии у единственного представителя выигравшей стороны статуса адвоката будут выглядеть совсем несуразно. Как впрочем и доводы о простоте судебного дела.

  1. наличие в деле нескольких однородных требований или многоэпизодность дела.
  2. отсутствие сложившейся правоприменительной арбитражной практики по вопросу, рассматриваемому в рамках дела.

В пункте 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.

2004 №82 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации” указано, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Это любопытно, поскольку возникает вопрос: применимы ли рекомендации о порядке определения размера вознаграждения адвокатов соответствующего региона в качестве доказательства (или некоего ориентира), когда речь идёт о юристе, не обладающем статусом адвоката? Я знаю один такой пример, но это скорее исключение из правил.  В той ситуации, помимо всего прочего, в материалах дела было письмо официального органа о том, что стоимость услуг адвокатов и юристов, не обладающих соответствующим статусом, отличаются несущественно.

Поэтому, я считаю, что при обосновании разумности предъявляемых к возмещению судебных расходов лицам, не являющимся адвокатами, лучше прибегать к иным доказательствам.

Органы статистики, к сожалению, не обладают достаточным объемом данных для того, чтобы предоставить их в качестве справки в судебные органы.

При сложившихся обстоятельствах в качестве доказательства разумности взыскиваемых судебных расходов можно использовать заключения экспертов (самый достоверный, доказательственно сильный, но дорогостоящий вариант), можно запросить официальные справки у коллег (с указанием всех параметров дела и периода рассмотрения спора), а также воспользоваться сведениями из общедоступных источников (сайты юридических компаний, если на них размещаются прайс-листы). Последний вариант наименее достоверный и подходит для случаев, когда дело не носило экстраординарный характер. В то время как предоставление справок или официальных ответов юристов-коллег о стоимости аналогичных услуг является оптимальным способом решения этого вопроса.

Как видно из анализа основных критериев разумности судебных расходов, ни один из них напрямую не имеет отношения к наличию или отсутствию статуса адвоката.

Более того, Верховный Суд РФ разъяснил, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле.

Я считаю, что эту рекомендацию можно толковать расширительно и рассматривать её в целом, как указание на то, что основополагающим критерием оценки должно быть только качество оказываемой услуги/услуг, а не статус представителя.

Таким образом, если убедительно и детально аргументировать разумность судебных расходов, довод об отсутствии у представителя стороны, выигравшей спор в суде, статуса адвоката не будет иметь доказательственной силы.

Нельзя не отметить, что одной из проблем развития практики по вопросам возмещения судебных расходов, на мой взгляд, является то, что суды при вынесении определений о взыскании судебных расходов, даже если учитывают все доводы представителя, полноценный анализ им в судебном акте не дают или делают это очень скупо. Аналогичным образом выглядит ситуация с мотивами, по которым суд отвергает те или иные доводы сторон. Существуют редкие исключения из этого правила, благодаря которым в рассматриваемом вопросе всё же иногда случаются принципиальные сдвиги.

Обозначу сразу, что я за то, чтобы квалификация юристов была высокой и требовала получения время от времени определённого подтверждения.

Этому вопросу я даже в своё время посвятила отдельную главу в своей дипломной работе “Правовые проблемы возмездного оказания юридических услуг”, но я не согласна с тем, что наличие или отсутствие статуса адвоката в нашей сегодняшней правовой реальности может и имеет право предопределять разрешение вопроса о том, разумна заявленная к возмещению сумма судебных расходов или нет.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/meshaet_li_otsutstvie_statusa_advokata_vozmeschat_sudebnye_rashody_ponesyonnye_storonoj_v_arbitrazhn/79211

Порядок возмещения расходов на оказание юридических услуг

Законно ли требование адвоката по оплате своих услуг?

В соответствии с положениями статьи 62 Конституции Республики Беларусь каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается за счет государственных средств.

Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь запрещается.

Вышеуказанные конституционные положения нашли свое отражение и развитие в процессуальных законах.

Так, согласно пункту 6 статьи 116 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы по оплате помощи представителей.

В соответствии с частью первой статьи 124 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных ею расходов по оплате помощи представителя за счет другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В соответствии с положениями абзаца четвертого статьи 126 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) расходы по оплате услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела и признанные судом, рассматривающим экономические дела, необходимыми относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела.

Необходимо обратить внимание на то, что положения статьи 126 ХПК предоставляют право на возмещения расходов на юридическую помощь лицам, участвующим в деле.

Согласно статье 54 ХПК лицами, участвующими в деле, являются:

– стороны (истец и ответчик);

– заявители и заинтересованные лица;

– третьи лица;

– прокурор, государственные органы, органы местного управления и самоуправления и иные органы, обратившиеся в суд, рассматривающий экономические дела.

Следовательно, все вышеуказанные лица вправе обратиться в суд с ходатайством о возмещении расходов на оказание юридических услуг.

Порядок возмещения расходов на оказание юридических услуг в экономическом судопроизводстве детализирован в постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 18 декабря 2007 года №13 «О применении хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при распределении издержек, связанных с рассмотрением дела в хозяйственном суде» (в ред. постановления Пленума от 05.03.2010 №1) (далее – постановление Пленума).

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума при рассмотрении вопроса о возмещении расходов по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, следует исходить из того, что о возмещении таких расходов должно быть заявлено экономическому суду лицом, участвующим в деле, и представлены соответствующие доказательства в подтверждение фактически произведенных расходов и их необходимости. Такими доказательствами могут быть: договор на оказание юридических услуг, акты приема-передачи выполненных работ, услуг, документы, подтверждающие факт оплаты выполненных работ, услуг, и другое.

Возмещению подлежат только фактически произведенные расходы по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, если такие расходы связаны с рассмотрением дела и признаны экономическим судом необходимыми. К таким расходам не относятся суммы, подлежащие выплате в будущем, а также расходы по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, не связанные с рассмотрением дела.

Лицо, участвующее в деле, вправе заявить о возмещении расходов по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, понесенных в связи с рассмотрением дела первой, апелляционной, кассационной и надзорных инстанциях, соответствующим судебным инстанциям.

Представляется, что заявление о возмещении расходов на оказание юридических услуг может быть заявлено как в исковом, так и в приказном производстве, а также при рассмотрении дел о проверке законности ненормативных правовых актов, действий (бездействия) государственных органов, органов местного управления и самоуправления, иных органов, должностных лиц.

Решение о взыскании расходов на оказание юридических услуг может быть принято только при наличии соответствующего заявления (ходатайства).

Заявление о возмещении расходов по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, может быть подано до принятия экономическим судом судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Согласно части седьмой пункта 9 постановления Пленума необходимость произведенных расходов по оплате услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, является оценочной категорией.

В каждом конкретном случае экономический суд вправе принять во внимание обстоятельства, связанные с участием представителя в деле, свидетельствующие о том, что расходы стороны вызваны объективной необходимостью по защите нарушенного права и находятся в разумных пределах, в том числе сопоставить размер таких расходов с характером спора, степенью сложности дела, объемом подлежащего защите нарушенного права, ценой иска, предпринятыми мерами по сохранению партнерских отношений, урегулированию спора в порядке посредничества. При оценке размера таких расходов могут учитываться, в частности, порядок формирования вознаграждения за оказанные юридические услуги, предусмотренный договором на оказание юридических услуг, статистические и иные сведения о стоимости услуг адвокатов либо лиц, оказывающих юридические услуги, сложившейся в месте оказания этих услуг по аналогичным делам.

Таким образом, можно констатировать, что заявленный ко взысканию размер расходов на оказание юридических услуг может быть уменьшен на основании внутреннего усмотрения конкретного судьи.

Представляется, что помимо перечисленных в постановлении Пленума критериев оценки размера подлежащих взысканию расходов на оказание юридически услуг, суд может принимать во внимание время, затраченное на оказание услуги и квалификацию адвоката/юриста, оказывающего услуги.

Пунктом 10 постановления Пленума установлено, что наличие в штате юридического лица юридического департамента (управления, отдела), юрисконсульта не лишает указанное лицо права привлекать для представления своих интересов в экономическом суде адвоката или лицо, оказывающее юридические услуги, и не является безусловным основанием к отказу в возмещении расходов на оплату услуг привлеченного представителя как издержек, связанных с рассмотрением дела. Необходимый характер таких расходов в каждом конкретном случае подлежит оценке хозяйственным судом по общим правилам с учетом всех обстоятельств дела.

В юридической литературе можно найти мнение о том, что истец вправе рассчитывать на возмещение расходов на оказание юридических услуг лишь при полном удовлетворении исковых требований, а если же иск удовлетворен частично, право на возмещение указанных расходов должны утрачивать обе стороны[1].

Как было уже отмечено выше, расходы на оказание юридических услуг относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела (абзац четвертый статьи 126 ХПК).

Согласно статье 125 ХПК судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии с частью первой статьи 133 ХПК судебные расходы распределяются между истцом и ответчиком пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Таким образом, при частичном удовлетворении исковых требований судебные расходы в виде расходов по оплате услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, подлежат возмещению пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Краткий обзор положений законодательства о возмещении расходов на оказание юридических услуг свидетельствует о том, что лицу, обратившемуся за судебной защитой, предоставляются все возможности получения квалифицированной юридической помощи с возмещением понесенных расходов за счет виновной стороны.

Отметим, что при определенных обстоятельствах субъектам хозяйствования все более выгодным становится привлекать внештатных юристов (используя институт юридического аутсорсинга) для выполнения юридических формальностей, в особенности связанных с участием в разрешении споров.

В данном случае клиент освобождается от необходимости оборудования рабочего места штатного юриста, ежемесячной выплаты ему заработной платы вне зависимости от объема выполненной работы, уплаты страховых платежей и т.д.

Клиент платит юристу только за конкретный объем работы и получает при этом возможность взыскания понесенных на оказание юридической помощи расходов с виновной стороны.

Подготовлено специалистами

Юридической группы «Бюро24»

[1] См. например. Александров Д.П. Критерии необходимости и разумности при возмещении хозяйственным судом расходов по оплате услуг представителя // Промышленно-торговое право. – 2009. – №1.

Источник: https://buro24.by/poryadok-vozmescheniya-rashodov-na-okazanie-yuridicheskih-uslug

Адвокаты обсудили, что делать защитнику, если доверитель не оплачивает его услуги

Законно ли требование адвоката по оплате своих услуг?

26 сентября в Адвокатской палате Московской области состоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество» на тему «Основания прекращения участия адвоката-защитника в уголовном деле». В мероприятии приняли участие представитель Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, члены советов АП г. Москвы и Московской области, члены квалификационных комиссий и адвокаты.

Перед участниками был поставлен вопрос: имеет ли право адвокат в одностороннем порядке расторгнуть соглашение на защиту в уголовном процессе, если доверитель нарушает его условия? После того как были высказаны мнения «за» и «против», участники перешли к обсуждению вопроса о приемлемом поведении адвоката в случае неоплаты доверителем юридических услуг.

Вправе ли адвокат расторгнуть соглашение?
Несколько участников заседания высказали мнение, что адвокат не может расторгнуть соглашение в случае неоплаты. Так, адвокат АП МО Наталья Голованчук убеждена, что защитник не просто зарабатывает деньги – он служит людям.

Когда адвокат отказывается предоставить помощь доверителю, который не в состоянии оплатить его услуги, нарушается социальное равновесие в обществе: «Мы оставляем людей, которые оказываются беззащитными.

И тут мы должны сделать выбор: идти в дикое капиталистическое общество либо придерживаться более гуманного пути и взять на себя ту ответственность, которую приняли, решив стать адвокатами». Наталью Голованчук поддержал коллега из АП г.

Москвы, который заметил, что существует императивное требование закона: если адвокат принял на себя защиту, он не вправе от нее отказаться.

Иной позиции придерживается адвокат АП г. Москвы Сергей Купрейченко. Он обратил внимание на абз. 4 п. 2 ст. 25 Закона об адвокатской деятельности, согласно которому вопрос о расторжении соглашения регулируется ГК, но с изъятиями, предусмотренными данным законом.

Специальное правило закреплено в подп. 6 п. 4 ст. 6 закона: адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. «Вместе с тем относительно правовой природы соглашения нет единства ни в судебной практике, ни в науке, – отметил адвокат.

– Я поддержу позицию Василия Раудина, высказанную им в № 1 “АГ” за 2017 г.

: недопустимы прямой отказ от защиты и расторжение соглашения исключительно по инициативе адвоката, но вместе с тем соглашение может предусматривать отменительное условие, которое позволяет адвокату прекратить действие соглашения, если доверитель прекратил оплачивать юридические услуги».

Коллегу поддержала первый вице-президент АП Удмуртской Республики Людмила Лямина. По ее словам, Совет АП УР считает, что адвокат имеет право на односторонний отказ от исполнения соглашения. Она пояснила: ст. 450.1 ГК РФ предусматривает, что в договоре стороны могут согласовать право на односторонний отказ, если нет императивной нормы, запрещающей это делать.

Для соглашения о предоставлении юридической помощи такой нормы нет – здесь не работает ч. 7 ст. 49 УПК РФ, предусматривающая, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, поскольку это не связано с условиями соглашения и порядком его заключения.

Если стороны прописали, что односторонний отказ возможен в случае невыплаты вознаграждения, адвокат может отказаться от исполнения соглашения, поскольку в 450.1 ГК РФ прописано: если сторона воспользовалась правом на односторонний отказ от соглашения, то оно считается расторгнутым.

Людмила Лямина сослалась на мнение исполнительного вице-президента ФПА Андрея Сучкова, высказанное им на сайте «АГ»: если нет правового основания для участия в деле, значит, нет предмета поручения, и потому не может быть защиты, а следовательно, возможен и отказ от защиты.

Основание участия адвоката в деле – основа дискуссииНеобходимо вернуться к обсуждению вопросов отказа от защитника и «множественной» защиты

Президент АП УР Дмитрий Талантов включился в дискуссию о норме ч. 7 ст. 49 УПК РФ: ключевое словосочетание в предусмотренном ею правиле – «принятая защита», то есть существующая. Согласно ст. 25 Закона об адвокатской деятельности адвокат осуществляет защиту по соглашению либо по назначению. По его мнению, если отпало основание – нет принятой на себя защиты.

Конституция и УПК гарантируют право на юридическую помощь, но индивидуальную помощь со стороны конкретного адвоката никто не обещал.

Если соглашение расторгнуто либо имеет место отказ от исполнения соглашения адвоката из-за неоплаты его услуг, адвокатская палата обязана назначить другого защитника – так конституционное право гражданина нарушено не будет, считает Дмитрий Талантов.

Член Совета АП г. Москвы Сергей Соловьёв добавил, что при нарушении доверителем своих обязательств об оплате не адвокат в одностороннем порядке расторгает соглашение, а доверитель. С ним согласился вице-президент АП г.

Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов Вадим Клювгант. Он пояснил: отказ от принятой на себя защиты недопустим: «Это постулат, неопровержимая презумпция».

Однако он согласился, что нельзя считать отказом констатацию того факта, что доверитель не выполняет взятые на себя обязательства. Вадим Клювгант пояснил, что в данном случае адвокат не отказывается от принятой защиты, он готов ее продолжать.

Другое дело, что доверитель лишает его такой возможности, не выполняя существенные условия соглашения. Неоплата не позволяет оказывать профессиональную помощь подзащитному, поскольку предоставление юридических услуг сопряжено с существенными затратами.

Что делать адвокату, если доверитель не оплачивает юридическую помощь?
Вадим Клювгант напомнил, что согласно КПЭА в любой сложной ситуации адвокат имеет право обратиться за разъяснением в палату. Защитник, действовавший в соответствии с полученными разъяснениями, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Также он упомянул о том, что для адвокатов АП г. Москвы палатой в 2007 г. были даны разъяснения совета «Об основаниях прекращения участия адвоката-защитника в уголовном деле».

Он отметил, что именно о них в своих статьях «Когда правомерен отказ от защиты» и «Наши разногласия» говорил Генри Резник, полемизируя с Геннадием Шаровым, выразившим свою позицию в статье «Принуждение к реализации субъективных прав недопустимо», о которой участники дискуссии также не раз вспоминали.

Вадим Клювгант пояснил: «Ситуация, связанная с неисполнением доверителем существенных условий соглашения, должна быть квалифицирована как отказ доверителя от соглашения – оно утрачивает силу.

Об этой ситуации адвокат должен уведомить лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело, и обеспечить возможность исполнения государством обязанности по предоставлению человеку квалифицированной юридической помощи. Направление такого уведомления является обязанностью адвоката.

Бездействие, выразившееся в ненаправлении этого уведомления, влечет привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности по ст. 12 КПЭА».

Адвокат АП МО Анастасия Саморукова обратила внимание на то, что защитник может уведомить суд о неоплате доверителем юридических услуг, в связи с чем его полномочия прекращаются. Однако, согласно разъяснениям АП г.

Москвы, если отказ не удовлетворяется, адвокат обязан продолжить участвовать в деле. «Существующее регулирование говорит о том, что единственный вариант выйти из дела – получить расписку от доверителя: “Отказываюсь от услуг защитника Ф.И.О.

Мой отказ не связан с материальными затруднениями”», – заключила она.

В ходе дискуссии адвокаты обсудили еще один вариант выхода из непростой ситуации: перед заключением соглашения адвокат просит будущего доверителя написать отказ без указания даты.

Однако наиболее популярным оказался иной способ, который применяет, в частности, адвокат АП Владимирской области Максим Никонов: «Я закладываю в соглашение следующий пункт: “Невнесение оплаты доверителем является отказом доверителя от адвоката и влечет расторжение соглашения по инициативе доверителя и прекращает права и обязанности адвоката по защите”. Отдельная подпись ставится доверителем под этим пунктом».

По словам Максима Никонова, большое значение имеет отношение квалификационных комиссий и советов АП к расторжению соглашения: можно ли считать это дисциплинарным нарушением? «Если КЭС даст разъяснения, мы будем знать, что с этой стороны мы прикрыты», – подчеркнул он. Адвокат добавил, что в этом случае можно будет уведомить суд о том, что соглашение расторгнуто и требуется найти адвоката по ст. 51 УПК РФ, выйти из дела и при этом не опасаться дисциплинарной ответственности.

В завершение мероприятия представитель КЭС ФПА Александр Орлов сообщил, что так как в комиссию поступило уже несколько запросов на эту тему, то разъяснения будут даны.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-obsudili-chto-delat-zashchitniku-esli-doveritel-ne-oplachivaet-ego-uslugi/

Дисциплинарная практика

Законно ли требование адвоката по оплате своих услуг?

ОБЗОР ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ПРАКТИКИ ЗА 2017 ГОД

В 2017 году Советом АП СК рассмотрено 158 дисциплинарных производств. По 86 делам приняты решения о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

В этом числе следует отдельно учесть решения о привлечении к дисциплинарной ответственности за нарушение решения Конференции об обязательных отчислениях на нужды адвокатской палаты и соответствующих решений адвокатских образований об отчислениях на общие нужды.

В итоге по данному основанию адвокаты были привлечены к ответственности в 17 случаях.

 Следует отметить, что практически во всех случаях наличия задолженности по отчислениям, у привлеченных к ответственности адвокатов имели место нарушения тех или иных решений Совета, которые с известной степенью допуска следует считать внутренними, корпоративными (об электронном документообороте; об исполнении обязанности повышения квалификации, обязанность повышения которой прямо установлена ФЗ; о предоставлении отчетов о профессиональной деятельности).

Остальные установленные нарушения можно разделить на несколько типичных групп.

Существенная часть дисциплинарных проступков связана с ненадлежащим оформлением адвокатами договорных отношений с доверителем (первая глава обзора), что приводит к неопределенности в отношениях с доверителем, конфликтам, а иногда оборачивается проверками правоохранительных органов в отношении адвоката по заявлению его доверителей.

Следует отметить также большое количество нарушений, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением решений советов адвокатской палаты (федеральной и краевой).

В данном случае (вторая глава обзора) речь идет не о вышеуказанных сугубо корпоративных решениях (задолженности по обязательным отчислениям либо исполнении обязанности по повышению квалификации, электронном документообороте и предоставлении отчетов о профессиональной деятельности), а о тех решениях советов, которые определяют порядок осуществления адвокатами своей профессиональной деятельности (например, о порядке участия в делах по назначению, о ведении адвокатского производства и т.д.). Ненадлежащее исполнение данных решений, как правило, влекло за собой либо нарушение права на защиту, либо неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих профессиональных обязанностей. Поэтому, неисполнение вышеуказанных решений Советов обычно имеет место в совокупности с другими нарушениями законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката. Так, например, отсутствие надлежаще оформленногоадвокатского производства, безусловно, свидетельствует о проявленной недобросовестности адвоката и нарушении требований п. 4 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а, следовательно и п. 4 ч.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» №63-ФЗ.

Другую значительную часть занимают нарушения процессуального законодательства, связанные с проявлением неуважения к суду и другим участникам судопроизводства (неявки, опоздания) либо ненадлежащим оформлением адвокатами своих полномочий при осуществлении судебного и иного представительства.

К этой же категории нарушений относятся и неявки надлежаще извещенных адвокатов для проведения запланированных следственных и процессуальных действий. Указанные типичные нарушения представлены в третьей главе обзора.

Имели место в 2017 году также случаи нарушения адвокатами порядка судебных заседаний и порядка проведения следственных действий, которые также следует отнести к нарушениям процессуального законодательства и связанными с неуважением к суду и иным участникам судопроизводства.

 Однако, данные нарушения порядка (судебных заседаний и проведения процессуальных действий) носили единичный характер, а посему не вошли в обзор.

В отдельную категорию выделены дисциплинарные проступки, повлекшие нарушение права на защиту (четвертая глава).

В пятой главе приведены примеры решений о прекращении дисциплинарных производств вследствие отсутствия в действиях адвоката нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката. Всего в 2017 году принято 42 таких решения.

Данный обзор дисциплинарной практики имеет целью помочь адвокатам в своей деятельности избегать ситуаций, ставших основанием для привлечения их коллег к дисциплинарной ответственности.

Часто, казалось бы, внешне похожие ситуации – либо становятся основанием для дисциплинарной ответственности, либо нет.

Для того, чтобы уметь правильно и профессионально выстроить линию своего поведения в пограничной ситуации, адвокату важно знать и понимать те принципы, в соответствии с которыми принимаются те или иные решения по итогу дисциплинарного разбирательства.

Наглядным примером таковых могут стать соответственно случаи привлечения к дисциплинарной ответственности и прекращения дисциплинарного производства в отношении адвокатов за неявки и опоздания в судебные заседания (главы 3 и 5 соответственно).   

1.      Ненадлежащее оформление договорных отношений с доверителем.

Надлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных отношений с доверителем при представлении их интересов перед третьими лицами в строгом соответствии с законом.

 Согласно статье 25

Источник: http://www.palatask.ru/forlawers/disciplinary.html

Юриста совет
Добавить комментарий