Взыскание задолженности по прошествии трех лет и начисление процентов

Содержание
  1. Исковая давность к штрафным санкциям. Применение
  2. Истечение срока давности по задолженности исключает взыскание процентов и неустойки
  3. Удержания по исполнительным листам: определяем сумму и сроки удержания в сложных ситуациях
  4. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2018 г. N 81-КГ17-25 Дело о взыскании задолженности по договору займа подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда апелляционной инстанции о том, что проценты за пользование микрозаймом продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, так как фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом
  5. По старым займам спишут проценты

Исковая давность к штрафным санкциям. Применение

Взыскание задолженности по прошествии трех лет и начисление процентов

Один из проблемных для субъектов хозяйствования при защите нарушенных прав вопрос — применение исковой давности к дополнительным требованиям, предъявляемым отдельно от основного требования.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявляет сторона в споре, становится основанием для решения суда об отказе в иске.

В качестве основного рассматривается, как правило, требование о взыскании основного долга за отгруженный товар, выполненную работу, оказанные услуги, взыскании неосновательного обогащения и т.п.

Дополнительные требования — это взыскание штрафных санкций, предъявление требований по акцессорным обязательствам (поручительство, гарантия, залог и т.д.).

ГК содержит лишь одну статью, регламентирующую применение исковой давности к дополнительным требованиям, а именно ст. 208 ГК. Согласно ей с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.д.).

В указанной статье законодатель поименовал, в частности, такое дополнительное к основному долгу требование, как неустойка. Между тем перечень дополнительных требований не исчерпывающий.

Распространяется ли действие ст. 208 ГК на требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами? Как пени, так и эти проценты представляют собой сумму, обязанность по уплате которой возникает у должника по прошествии определенного периода при условии неисполнения основного обязательства.

С учетом сложившейся практики правоприменения и общей гражданско-правовой природы неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, относящихся к мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства, на поставленный нами вопрос можно ответить утвердительно. Статья 208 ГК распространяет свое действие на требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Подлежит ли взысканию неустойка (в виде периодически исчисляемых пеней) и проценты за пользование чужими денежными средствами по истечении трех лет после начала срока исковой давности по основному требованию?

Требования о взыскании пеней и названных процентов нельзя удовлетворить, если ответчик не погасил добровольно сумму основного долга или ее не взыскали в принудительном порядке.

Поэтому оплата (взыскание) долга в пределах срока исковой давности, исчисляемого для основного требования, исключает применение ст. 208 ГК как основания для отказа во взыскании штрафных санкций за просрочку платежа.

Лишь истечение срока исковой давности по основному требованию в силу диспозиции ст. 208 ГК влечет истечение такого срока и по дополнительным требованиям.

Так, если должник погасил задолженность в рамках срока исковой давности или долг взыскали в срок в судебном порядке, исковая давность по основному требованию не считается пропущенной. Это исключает применение ст. 208 ГК к отдельно заявляемым кредитором требованиям о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Однако в таком случае возникает закономерный вопрос, в течение какого времени можно рассчитывать на принудительную защиту требований о взыскании штрафных санкций за просрочку уплаты основного долга?

Пени и проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются с момента начала просрочки уплаты основного долга по день уплаты за каждый день просрочки.

Таким образом, по искам о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами начало течения срока исковой давности определяется по каждому дню просрочки платежа, т.е. ежедневно.

Сложившаяся судебная практика по данному вопросу сводится к следующему: по исполненному с просрочкой денежному обязательству неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами могут взыскиваться за три года, предшествующие предъявлению иска об их взыскании. Приведем пример из судебной практики.

Фабула дела 1

Истец (субпроектировщик) и ответчик (генпроектировщик) заключили договор субподряда (далее — договор) о разработке строительного проекта.

Согласно договору расчеты между генпроектировщиком и субпроектировщиком должны были производиться ежемесячно.

Основание расчетов — подписанные сторонами справки о готовности выполненных работ в соответствии с графиком платежей после поступления средств от заказчика.

При задержке приемки и оплаты субпроектировщик имел право взыскать с генпроектировщика пени в размере 0,15% от просроченной суммы за каждый календарный день просрочки, но не более 10% от ее общей суммы.

Источник: https://ilex.by/primenenie-iskovoj-davnosti-k-shtrafnym-sanktsiyam/

Истечение срока давности по задолженности исключает взыскание процентов и неустойки

Взыскание задолженности по прошествии трех лет и начисление процентов

В 2008 г. унитарное предприятие заключило с городской администрацией договор аренды нежилых помещений. Почти пять лет спустя договор был расторгнут, после чего Комитет по управлению муниципальным имуществом администрации обратился в суд с исковым заявлением о взыскании задолженности за последние три месяца аренды, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении требований о взыскании задолженности и неустойки истцу было отказано – руководствуясь положениями ст. 195, 196, 199 и 200 ГК РФ, суды применили по заявлению ответчика исковую давность.

В то же время с ответчика в пользу истца были взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами. Приняв во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 24, 25, 26 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2013 г.

№ 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», суды пришли к выводу, что срок исковой давности по данному требованию за трехлетний период, предшествовавший дате предъявления иска, не истек и применили положения ст. 395 ГК РФ.

Обратившись с кассационной жалобой в Верховный Суд, предприятие просило отменить решения судов нижестоящих инстанций в части взыскания процентов и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. При этом ответчик настаивал, что истец пропустил срок исковой давности по всем заявленным требованиям.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сочла кассационную жалобу подлежащей удовлетворению. Судебная коллегия напомнила, что положениями гражданского законодательства отдельно урегулирован вопрос применения исковой давности к дополнительным требованиям.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 207 ГК РФ срок исковой давности по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.

), в том числе возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию, считается истекшим с истечением срока исковой давности по нему.

«Удовлетворяя иск в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму задолженности, суды не учли, что данные требования являются дополнительными к требованиям о взыскании долга по арендной плате и плате за пользование земельным участком», – отметил ВС РФ. Установив факт пропуска срока исковой давности по главным требованиям, суды ошибочно не применили положения п. 1 ст. 207 ГК РФ, допустив неосновательное взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами.

Комментируя определение ВС РФ, адвокат АБ «Юг» Сергей Радченко отметил, что суть разногласий между Верховным Судом и нижестоящими судами заключалась в том, как правильно соотнести между собой абз. 1 п.

25 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 и положения ч. 1 ст.

207 ГК РФ в ситуации, когда срок исковой давности по требованию о взыскании арендной палаты просрочен, а по требованию о взыскании процентов за несвоевременное внесение арендной платы – нет.

«Нижестоящие суды отдали приоритет п. 25, в котором разъяснено, что срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (ст. 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Ошибка судов в том, что это разъяснение работает только в ситуации, когда не истек срок исковой давности по основному требованию, т.е. требованию о взыскании арендной платы по договору аренды, как это требует ч. 1 ст. 207 ГК РФ. К сожалению, Верховный Суд в п.

25 постановления на этот нюанс не указал», – пояснил Сергей Радченко, добавив, что в данном определении ВС РФ этот недочет исправлен.

По мнению адвоката Дмитрия Железнова, позиция Верховного Суда обоснованна, что следует из буквального анализа ст. 207 ГК РФ и системного анализа абз. 2 и 3 п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43. «В абз. 2 дословно процитировано содержание ст. 207 ГК РФ, которое является общим правилом.

При этом в абз. 3 сделано единственное, специально оговоренное исключение из него, которое относится к отношениям, возникающим из договоров займа (кредита).

К рассматриваемой ситуации оно применимо быть не может, в связи с чем заявленные комитетом требования подпадают под действие общего правила», – пояснил Дмитрий Железнов.

Аналогичное мнение высказала юрист практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры» Мария Оболенская. Она отметила, что из п. 1 ст.

207 ГК РФ прямо следует необходимость исчисления срока исковой давности по всем дополнительным требованиям на тех же условиях, что и для главного требования, даже если дополнительные требования возникли после истечения срока исковой давности по главному требованию.

При этом эксперт подчеркнула, что п.

24, 25, 26 Постановления № 43, на которые ссылались суды нижестоящих инстанций, не подтверждают обоснованность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, а напротив, дополнительно разъясняют правило о непрерывности течения срока исковой давности по дополнительным требованиям в случае признания должником основного долга и предъявления иска о взыскании лишь суммы основного долга.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/istechenie-sroka-davnosti-po-zadolzhennosti-isklyuchaet-vzyskanie-protsentov-i-neustoyki/

Удержания по исполнительным листам: определяем сумму и сроки удержания в сложных ситуациях

Взыскание задолженности по прошествии трех лет и начисление процентов

  • Новости
  • Расчеты с работниками

Удержания по исполнительным листам: определяем сумму и сроки удержания в сложных ситуациях 12 сентября Алексей Крайнев Юрист по налоговым, трудовым и гражданским правоотношениям

Зачастую бухгалтеру на предприятии приходится удерживать из зарплаты работников суммы по поступившим в организацию исполнительным документам. Мы разберем сложные случаи, и на конкретных примерах покажем, как правильно определить сумму удержания в нетипичных ситуациях.

В соответствии с п. 2 и 3 ст. 99 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» по исполнительному документу (нескольким документам) с должника-гражданина может быть удержано не более 50% заработной платы и иных доходов.

Указанное ограничение не применяется при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца и возмещении ущерба, причиненного преступлением.

В этих случаях размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не может превышать 70%.

Рассчитывайте зарплату с удержанием алиментов в веб-сервисе Рассчитать бесплатно

Таким образом, из заработной платы сотрудника в любом случае не может быть удержано более 70%. Причем, удержание в указанном размере возможно исключительно для удовлетворения приведенных выше требований (алименты на несовершеннолетних детей, вред здоровью и т.д.). Если же взыскание производится для удовлетворения прочих требований, то взыскивается не более половины заработка.

Казалось бы, простое правило, но на практике оно все равно вызывает проблемы. Особенно, когда в организации имеется несколько исполнительных листов, каждый их которых предписывает производить удержания в определенной сумме. Рассмотрим конкретные примеры.

Удержания по кредиту: не больше половины

У нас работает сотрудник, у которого идут удержания по исполнительному листу в размере 1/3 зарплаты по алиментам на ребенка. А теперь пришел еще один исполнительный на 50% удержаний из его доходов для погашения взятого кредита в банке. Сколько можно удержать у сотрудника в данном случае?

Давайте разбираться. Как уже упоминалось, при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей можно удерживать до 70% заработка. А вот при взыскании в пользу банка удержать можно не более половины заработка.

Как эти два правила совместить в рассматриваемом случае? Для ответа нужно обратиться к положениям п. 1 ст. 111 Закона № 229-ФЗ.

Там сказано: если взысканной с должника суммы недостаточно для удовлетворения в полном объеме всех требований по всем исполнительным документам, устанавливается очередность удовлетворения.

В частности, в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца, возмещению ущерба, причиненного преступлением, а также требования о компенсации морального вреда.

Тогда как требования банков по взысканию задолженности по договорам удовлетворяются только в четвертую очередь. Далее, в п. 2 ст.

111 Закона № 229-ФЗ, сказано, что каждая взысканная с должника сумма сначала направляется на погашение требования первой очереди, а требования каждой последующей очереди удовлетворяются после удовлетворения требований предыдущей очереди в полном объеме.

Получается, что в рассматриваемой ситуации работодателю сначала надо полностью «расплатиться» с требованиями по алиментам, т.к. это первая очередь. Для этого достаточно взыскать всего лишь треть заработка. Значит, данное требование будет исполнено в полном размере, даже если удержано 50% заработка. Так что оснований для взыскания за пределами 50% от заработка (до 70%) в данном случае не возникает.

Оставшуюся после перечисления алиментов часть от удержанной половины заработка нужно перечислить по второму исполнительному листу в пользу банка. И таким образом поступаем вплоть до полного удовлетворения соответствующего требования банка (п. 2 ст. 99 Закона № 229-ФЗ). При условии, конечно, что в этот период не прекратится взыскание алиментов.

Приведем пример. Предположим, заработная плата сотрудника составляет 10 000 рублей в месяц. У него есть два несовершеннолетних ребенка, на содержание которых и взыскиваются алименты. Работником предоставлены заявление и документы на соответствующий стандартный налоговый вычет, а сумма его дохода с начала года еще не превысила 350 000 рублей. Рассчитаем сумму удержаний.

Как мы помним, в силу п. 1 ст. 99 Закона № 229-ФЗ размер удержания из зарплаты исчисляется из суммы, оставшейся после удержания налогов. Значит, в данном случае размер удержания будет определяться исходя из 9 064 рублей (10000 – (10000 — 1400*2) * 13%).

Соответственно, удержано по обоим исполнительным листам будет 4 532 руб. (9064 ∕ 2). Из них во исполнение требований по уплате алиментов будет перечислено 3 021,33 руб. (9064*1/3), а оставшаяся часть (1 510,67 руб.

) будет перечислена во исполнение требований банка.

Бесплатно рассчитывать зарплату с удержанием алиментов и стандартными вычетами по НДФЛ

Алименты на детей и супругов

На работника поступили 3 постановления об удержании.

Первое — на содержание супруги в размере 0,6 величины прожиточного минимума для трудоспособного населения по нашему региону ежемесячно (на данный момент это 11 907 х 0,6 = 7 144,20 руб.).

Второе — на содержание сына в размере 1/4 доходов ежемесячно. И третье — на содержание дочери в размере 1/6 доходов ежемесячно. Какой будет предельный размер удержаний в этой ситуации? Как распределять взысканное между тремя иждивенцами?

Как уже говорилось, при взыскании алиментов размер удержания может достигать 70% заработной платы. Но при этом речь в законе идет о взыскании алиментов именно на несовершеннолетних детей. Хотя, как следует из ст.

90 Семейного кодекса РФ, суммы, выплачиваемые на содержание бывшего супруга, также признаются алиментами.

Но поскольку алиментами на содержание детей они не являются, то для удовлетворения этих требований удержать можно не более половины заработка.

В то же время, устанавливая очередность удовлетворения требований по нескольким исполнительным листам, законодатель не отделил алименты на детей от прочих алиментов. Значит, для целей очередности и распределения денег взыскания по всем трем исполнительным листам будут относиться к одной очереди — к первой.

Поэтому в данном случае будет действовать правило п. 3 ст. 111 Закона № 229-ФЗ.

Там сказано: если взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения требований одной очереди в полном объеме, то они удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме, указанной в исполнительном документе.

Значит, алгоритм действий в данном случае будет таким. Сначала из заработка сотрудника должна быть удержана сумма алиментов на содержание супруги и обоих детей в пределах 50% заработка сотрудника. Удержанная таким образом сумма распределяется между всеми взыскателями пропорционально причитающейся каждому из них сумме. После этого нужно произвести доудержание алиментов на детей с тем, чтобы взыскание не превышало 70% заработка. Удержанная сумма распределяется только между детьми пропорционально причитающейся каждому из них сумме. Посмотрим на примере. Предположим, заработная плата сотрудника составляет 10 000 руб. и он имеет право на стандартный вычет по обоим детям. Тогда сумма заработной платы, из которой будут проводиться удержания, составит 9 064 руб. (10 000 – (10 000 -1 400 × 2) × 13%). Теперь, исходя из этой суммы, определим причитающуюся детям сумму: сын должен получить 2 266 руб. (9 064 × 1/4), а дочь — 1 510,67 руб. (9 064 × 1/6).

Теперь удерживаем половину заработка (4 532 руб.) и распределяем эту сумму между всеми тремя взыскателями. Доля супруги составит (4532 ∕ (7 144,2+2 266+1 510,67)) × 7 144,2 = 2 964,74 руб. Доля сына составит (4 532/(7 144,2 + 2 266 + 1 510,67)) × 2 266 = 940,36 руб. и доля дочери (4 532 ∕ (7 144,2 + 2 266 + 1 510,67)) × 1 510,67 = 626,90 руб.

Дальше определяем сумму, которую можно дополнительно удержать на содержание детей (в пределах 70% заработка): 9 064 × 70% – 4532 = 1812,8 руб. Удерживаем ее и распределяем между двумя детьми пропорционально их долям. Доля сына (1 812,8 ∕ (2 266+1 510,67)) × 2 266 = 1 087,68 руб., а доля дочери – (1 812,8 ∕ (2 266+1 510,67)) × 1 510,67 = 725,12 руб.

Итого супруга получит 2 964,74 руб., сын — 2 028,04 руб. и дочь — 1 352,02 руб.

Сроки удержания

Не меньше сложностей возникает и при определении периода, в течение которого нужно проводить удержания. Причем, вопросы вызывает установление как начальной, так и конечной даты взыскания. Еще сложнее дело обстоит с задолженностью за прошлые периоды.

Возможны ли удержания задним числом?

В середине мая 2019 года в бухгалтерию поступил судебный приказ, датированный 30.01.19., в котором указано, что, начиная с 20 января, необходимо ежемесячно взыскивать с сотрудника алименты в размере 1/4 заработка. С какого срока нужно сделать расчет алиментов?

Ответ на этот вопрос находим в п. 3 ст. 98 Закона № 229-ФЗ.

Там сказано, что лица, выплачивающие должнику зарплату или иные периодические платежи, со дня получения исполнительного документа от взыскателя обязаны удерживать денежные средства из заработной платы и иных доходов должника в соответствии с требованиями, содержащимися в исполнительном документе. Здесь напомним, что судебный приказ также является исполнительным документом (пп. 2 п. 1 ст. 12 Закона № 229-ФЗ).

Таким образом, начинать удержания нужно с того момента, когда бухгалтерия получила судебный приказ, т.е. в данном случае в мае.  

Осталось определить какую сумму нужно будет взыскать при первой выплате: ¼ от текущего дохода, или с учетом задолженности. В силу п. 3 ст. 102 Закона № 229-ФЗ размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в долях к заработку должника, определяется исходя из заработка и иного дохода должника за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось.

Если взыскание производится по решению судебного пристава, то задолженность определяется именно приставом и указывается в постановлении (п. 2 ст. 102 Закона № 229-ФЗ).

В данном же случае организация проводит взыскание непосредственно на основании исполнительного документа. Это значит, что ей необходимо выполнить требования п. 3 ст. 102 Закона № 229-ФЗ самостоятельно и определить размер задолженности за период с 20.01.

2019 по дату получения приказа, в течение которого алименты, установленные этим документом, не удерживались.

Данная задолженность определяется исходя из заработка сотрудника за указанный период и удерживается из текущих выплат одновременно с алиментами с учетом ограничения в 70 процентов от выплачиваемой суммы, установленного п. 3 ст.

99 Закона № 229-ФЗ, вплоть до полного погашения.

То есть при первой после получения судебного приказа выплате зарплаты у работника может быть удержано до 70 процентов заработка, если это необходимо для погашения задолженности по алиментам, образовавшейся с января.

Источник: https://www.buhonline.ru/pub/beginner/2018/1/13110

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2018 г. N 81-КГ17-25 Дело о взыскании задолженности по договору займа подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда апелляционной инстанции о том, что проценты за пользование микрозаймом продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, так как фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом

Взыскание задолженности по прошествии трех лет и начисление процентов

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ООО “Микрофинансовая организация “ПростоДЕНЬГИ” к Снегиревой Н.Н. о взыскании задолженности по договору займа

по кассационной жалобе Снегиревой Н.Н. на решение Заводского районного суда г. Кемерово от 10 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., установила:

ООО “Микрофинансовая организация “ПростоДЕНЬГИ” (далее – общество) обратилось в суд с иском к Снегиревой Н.Н. о взыскании задолженности по договору займа, указав, что 12 марта 2013 г. между сторонами заключен договор займа на сумму 10 000 руб. на срок 10 дней под 2% в день.

Общая сумма процентов за пользование денежными средствами составила 2 000 руб. Дополнительным соглашением к указанному договору стороны продлили его действие до 31 марта 2013 г., однако заемщик Снегирева Н.Н.

свою обязанность по возврату суммы займа не исполнила, в связи с чем у нее образовалась задолженность, составившая по состоянию на 31 марта 2016 г. 494 240 руб.

Решением Заводского районного суда г. Кемерово от 10 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 сентября 2016 г.

, исковые требования ООО “Микрофинансовая организация “ПростоДЕНЬГИ” удовлетворены частично: с ответчицы в пользу общества взыскана задолженность по договору займа в размере 87 000 руб.

, а также расходы за уплату государственной пошлины в размере 2 960 руб.

В кассационной жалобе Снегирева Н.Н. просит отменить вышеназванные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 25 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как установлено судом и следует из материалов дела 12 марта 2013 г. между ООО “Микрофинансовая организация “ПростоДЕНЬГИ” (займодавец) и Снегиревой Н.Н. (заемщик) заключен договор займа, в соответствии с условиями которого заемщику была предоставлена сумма займа в размере 10 000 руб. на срок 10 календарных дней.

Согласно пункту 1.2 указанного договора на сумму займа начисляются проценты за пользование из расчета 2% в день (732% годовых).

Проценты за пользование заемными денежными средствами продолжают начисляться вплоть до полного погашения задолженности.

Заемщик обязан выплатить займодавцу проценты за пользование денежными средствами за фактическое количество дней пользования суммой основного долга. Проценты за пользование займом в течение 10 дней составляют 2 000 руб.

В соответствии с пунктами 1.3 и 1.4 договора займа Снегирева Н.Н. обязуется единовременно оплачивать сумму займа и начисленные проценты за его пользование, что составило 12 000 руб. Дата возврата займа и начисленных процентов – 21 марта 2013 г.

В этот же день, 12 марта 2013 г. истец перечислил ответчице сумму займа в размере 10 000 руб., что подтверждается расходным кассовым ордером.

21 марта 2013 г. сторонами заключено дополнительное соглашение, в соответствии с которым стороны продлили срок договора займа на 10 дней и определили проценты за пользование займом в течение 10 дней в размере 2 000 руб. Заемщик обязалась возвратить сумму займа и проценты не позднее 31 марта 2013 г. В остальной части договор займа оставлен без изменений.

Согласно квитанции от 21 марта 2013 г. ответчица уплатила обществу в счет процентов по указанному договору займа 1 600 руб.

12 апреля 2016 г. ООО “Микрофинансовая организация “ПростоДЕНЬГИ” обратилось в суд с иском о взыскании долга по договору займа, а также процентов за пользование займом за период с 1 апреля 2013 г. по 31 марта 2016 г.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что ООО “Микрофинансовая организация “ПростоДЕНЬГИ” свои обязательства перед ответчицей выполнило в полном объеме, однако заемщик принятые на себя обязательства по договору займа не исполняла, нарушила условия договора о своевременном и полном внесении платежей в счет возврата суммы займа и процентов по нему. При этом истец добровольно уменьшил размер процентов за пользование денежными средствами с 219 200 руб. до 70 000 руб., а начисленные пени – с 263 040 руб. до 10 000 руб., а суд в свою очередь уменьшил размер пени до 5 000 руб., оставив проценты за пользование денежными средствами в заявленном размере.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4).

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

На основании пункта 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Возможность установления процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах осуществления гражданских прав. При этом проценты, предусмотренные статьей 809 указанного Кодекса, являются платой за пользование денежными средствами и не могут быть снижены судом.

Вместе с тем, особенности предоставления займа под проценты заемщику – гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (пункт 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ “О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях” (далее – Закон о микрофинансовой деятельности).

Пунктом 4 части 1 статьи 2 названного закона предусмотрено, что договор микрозайма – договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед займодавцем по основному долгу, установленный данным законом.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Принимая во внимание расчет истца о взыскании с ответчицы процентов за пользование микрозаймом в размере 732% за период, составляющий 1 096 дней, суд исходил из того, что эти проценты продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, составляющего 20 календарных дней.

Однако такой вывод суда противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом.

Согласно договору займа от 12 марта 2013 г. срок его предоставления был определен в 10 календарных дней, а дополнительным соглашением от 21 марта 2013 г. указанный срок продлен еще на 10 дней, то есть между сторонами был заключен договор краткосрочного займа сроком до 1 месяца.

Согласно пункту 2.2 договора займа заемщик обязуется полностью вернуть полученную сумму займа и выплатить проценты за пользование займом в размере, указанном в пункте 1.2 договора, не позднее указанной в пункте 1.4 договора даты, а также в полном объеме оплатить штрафные санкции, предусмотренные этим договором.

На основании пункта 4.2 договора займа от 12 марта 2013 г. в случае нарушения установленного пунктом 1.

4 указанного договора срока возврата суммы займа более чем на 3 дня заемщик уплачивает займодавцу единовременный штраф в размере 1 000 руб.

При этом заемщик не освобождается от обязательств по возврату денежной суммы, полученной в заем, и уплаты начисленных процентов за его использование согласно условиям договора займа.

Таким образом, начисление и по истечении срока действия договора займа процентов, установленных договором лишь на срок 20-ти календарных дней, нельзя признать правомерным.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

Физлицо заключило с микрофинансовой организацией договор займа под 2% в день (732% годовых).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решила, что по истечении срока действия этого договора (в данном случае 20 дней) установленные им проценты начисляться не могут.

В силу императивных требований Закона о микрофинансовой деятельности денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер. И они ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Микрофинансовые организация предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок. Этим и обусловливается возможность взимания повышенных процентов за пользование займом.

Установление сверхвысоких процентов за длительный период пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, противоречит существу законодательного регулирования таких договоров.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71784776/

По старым займам спишут проценты

Взыскание задолженности по прошествии трех лет и начисление процентов

Верховный суд встал на защиту заемщиков микрофинансовых организаций (МФО), бравших займы до 2016 года, когда сумма предельной задолженности по займам была ограничена законом.

Суд определил, что МФО не должны начислять заемщикам проценты, указанные в договоре, после окончания срока займа.

До введения законодательных ограничений микрофинансисты нередко годами начисляли проценты по коротким займам, увеличивая сумму долга в десятки раз. Взыскание многих таких долгов происходит сейчас.

В недавно опубликованном определении Верховного суда указывается, что начисление по истечении срока действия договора займа процентов, установленных им лишь на определенный срок, неправомерно. Такое решение было вынесено по иску МФО «Простоденьги».

Компания пыталась взыскать с заемщика задолженность по договору, заключенному 12 марта 2013 года. Сумма займа составляла 10 тыс. руб., срок —10 дней, ставка — 2% в день.

Дополнительным соглашением стороны продлили срок договора еще на 10 дней, однако заемщик свою обязанность по возврату средств не исполнил, уплатив лишь 1,6 тыс. руб. в счет процентов.

МФО продолжила начисление процентов по ставке, указанной в договоре, в результате по состоянию на 31 марта 2016 года задолженность по данному займу составила более 494 тыс. руб. МФО добровольно уменьшила сумму долга до 92 тыс. руб. и попыталась взыскать их в суде.

Районный суд удовлетворил требования МФО, уменьшив в сумму до 87 тыс. руб. за счет пеней. Апелляционный суд оставил данное решение без изменения. Однако заемщик с таким решением не согласился и подал кассационную жалобу.

Верховный суд указал, что возможность установления МФО повышенных процентов обусловлена предоставлением займов на небольшие суммы и на короткий срок.

«Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций»,— отмечается в определении суда.

Суд решил, что подход МФО фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, а также об отсутствии ограничений процентов за пользование займом, и отправил дело на новое рассмотрение.

Как пояснили “Ъ” в ЦБ, стоимость многих типов займов, в том числе «займов до зарплаты», начала последовательно снижаться благодаря применению ограничения значения полной стоимости кредита с 1 июля 2015 года.

«С 29 марта 2016 года начисление процентов и иных платежей в краткосрочных займах ограничивается четырехкратным размером суммы займа,— добавили там.— С 1 января 2017 года вступило в силу трехкратное ограничение начисления процентов по договору потребительского микрозайма».

Однако данное ограничение не распространяется на неустойку (штрафы, пени), а также на платежи за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату.

При этом после возникновения просрочки по краткосрочному займу (до одного года) при отсутствии платежей МФО может начислять должнику проценты только на непогашенную часть суммы основного долга до достижения двукратного размера этой суммы.

Таким образом, до вступления в силу указанных ограничений МФО могли продолжать начислять проценты, исходя из первоначальной ставки, до полного погашения долга.

«Суд принял подобное решение, желая защитить права заемщиков, заключивших договоры до введения ограничений предельной задолженности по микрозаймам в 2016 году, руководствуясь в конкретном случае не буквой, а духом закона»,— считает главный исполнительный директор МФК «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. По его словам, такое решение противоречит прежней судебной практике и профильному закону о потребительском кредите (займе).

Практика начисления процентов по коротким займам годами ранее была нормой для большинства МФО.

По словам руководителя проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктора Климова, подобное практически бессрочное начисление процентов на просроченные микрозаймы было довольно распространенной практикой прошлых лет.

«Не все граждане доходили до высших судебных инстанций, и с очень многих были взысканы довольно серьезные суммы, набежавшие от первоначального, в общем мизерного краткосрочного займа в 5–10 тыс. руб.»,— указывает он.

Решение Верховного суда может исправить ситуацию. Юристы советуют гражданам по такого рода делам ссылаться на определение Верховного суда в судах нижестоящей инстанции.

«Фактически отменяя судебный акт, принятый судом нижестоящей инстанции, Верховный суд принял новое решение по делу, с учетом этой позиции апелляционная инстанция будет вынуждена снизить до соразмерности сумму взыскиваемых процентов»,— указывает глава «Юридического бюро №1» Юлия Комбарова.

Светлана Самусева

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3585439

Юриста совет
Добавить комментарий