Возможно ли принуждение к сносу незаконной постройки на земельном участке?

Операция Липовые бумажки // Какие правовые проблемы вскрылись в ходе сноса московских самовольных построек

Возможно ли принуждение к сносу незаконной постройки на земельном участке?
Вождь Темучин: “Эти торговцы подобны острию меча, которое проводит лишь царапину. Сегодня они навесили навесы и торгуют, а завтра явятся с большими навесами, потом построят здания, чтобы лучше шла торговля. Вначале острие меча, потом все лезвие. Они должны быть уничтожены”.
Г.

Гаррисон “Конные варвары”   О жесткой позиции Москвы по сносу самовольных построек коллеги уже много сказано и написано. Тем не менее, я бы хотел сформулировать свое отношение к тому, что произошло и описать проблемы, которые, на мой взгляд, особенно четко выявились в ходе сноса.

Особая благодарность редакции Закон.

ру, которые провели анализ судебных актов, на которых основывали свои права застройщики, чьи строения были снесены в ту ночь.

Далее я хотел бы ответить на несколько вопросов, которые являются ключевыми для юридической квалификации “ночи длинных ковшей”.  

1. Имеет ли какое-нибудь значение то, что в отношении части построек было зарегистрировано право собственности в ЕГРП?

На этот вопрос я бы ответил – нет, не имеет. 

В российском гражданском праве запись в реестре прав на недвижимости имеет по общему правилу правопорождающий эффект: права на недвижимости создаются записями, которые регистраторы вносят в реестр (п. 2 ст. 8.1 ГК РФ).

 Однако наша государственная регистрация прав на недвижимости существует в виде так называемой негативной регистрационной системы, особенность которой заключается в том, что запись сама по себе не создает право на недвижимость, необходимо, чтобы под записью было должное правовое основание – действительная сделка, акт госоргана или законное возведение строения. Если действительного основания для приобретения права собственности на недвижимое имущество нет, то запись в реестре не породит права.

Все сказанное касается и самовольных построек: само по себе попадание в реестр объекта, который был построен с нарушением норм земельного или градостроительного законодательства, не делает его “несамовольной” постройкой. Эта позиция (совершенно оправданная как с точки зрения догмы, так и правовой политики) была в свое время сформулирована ВАС РФ в обзоре № 143 (п. 5). Легализующее значение имеет лишь регистрация построек, построенных “неправильно”, в рамках так называемой “дачной амнистии”. Кроме того, насколько я понимаю, часть объектов, которые были снесены, были возведены как временные киоски, причем земельные участки предоставлялись именно для этих целей. Я недаром вынес в эпиграф к заметке цитату из одной своих самых любимых в детстве книг. Нет ничего более постоянного, чем временное. Со временем палатки юридически превращались в павильоны, те – в сооружения, последние становились “вдруг” недвижимостью, права на которую были записаны в реестр. Я много раз на этом портале описывал проблему российского права недвижимости: в связи с тем, что у нас крайне неудачно написано в ст. 130, что недвижимостью являются здания и сооружения (а не только земельный участок, как это происходит в странах со старой гражданско-правовой культурой) мы не знаем, что такое недвижимость. Именно поэтому в качестве недвижимостей оказываются зарегистрированными такие объекты, которые недвижимостью (а то и вовсе вещами) не являются: заборы, асфальтовые площадки, футбольные поля и проч. Та же проблема – когда в качестве недвижимости регистрируется то, что на самом деле является движимой вещью (в практике Президиума ВАС РФ это дело Хумарян против г. Новосибирска). Такая регистрация никогда не превратит тот объект, который в действительности является движимостью (модульные сборно-разборные павильоны), в недвижимость. Поэтому ссылка на то, что права на такой объект зарегистрированы в реестре, сама по себе тоже ничего не дает.  

2. Имеет ли какое-нибудь значение тот факт, что в отношении части построек состоялись решения судов?

Это непростой вопрос, ответить на него одним словом не получится. Дела были разные и их надо разбирать отдельно, по категориям споров.

(а) Решения о признании права собственности. Они могут быть двух типов. Первый – о признании права собственности на самовольную постройку по ст. 222 ГК РФ. Если такое решение состоялось – то постройка легализоана и снести ее уже нельзя.

Насколько я понял, ни у кого из снесенных таких решений не было. Собственно, выиграть дело о легализации по ст. 222 ГК года с 2010 г. фактически невозможно. В московской же ситуации это невозможно  в принципе – ведь для легализации по ст. 222 нужно быть собственником земельного участка.

Ни у кого из снесенных земли в собственности не было.

Другой вид решений о признании права собственности, который были вынесены судами – это решения о признании права собственности на постройки по п. 1 ст. 218 ГК РФ. Это такие очень стремненькие дела, в которых истец говорит: “Я тут, эта, сам для себя за свой счет кой-че построил. Суд, добренький, признай право собственности, тебе чё, жаааааалко что ли”. Суды некоторые в таких ситуациях признавали право. Потом на основании этих решений права регистрировались в реестре. В свое время был целый коррупционный бизнес, “легализация недвижимости через суд”, в обход правильной процедуры регистрации прав, но Президиум ВАС всю эту ахаляй-махаляй юриспруденцию остановил в деле № 4464/12. Понятно, что если лица, чьи объекты были снесены, основывают свое право, записанное в реестре на основе такие судебные акты, то они не могут ссылаться на них в качестве защиты от сноса. В таких делах никогда не обсуждался вопрос о том, являются ли постройки самовольными и потому эти решения, строго говоря, преюдициальными не являются.   Единственное правильное решение суда, которое могло было бы защитить от сноса, это решение о признании права собственности по ст. 222 ГК – только оно имело легализующий эффект.

(б) Решения по делам о сносе построек, проигранные мэрией. Таких дел довольно много. Через некоторое время после назначения/избрания С.С. Собянина мэром Москвы мэрия начала активно расчищать наследство, оставшееся от Лужкова. Насколько я понял из обзора Закон.

ру, почти все дела были проиграны по причине пропуска исковой давности: городские власти знали о факте возведения самовольных построек довольно давно, при Лужкове ничего не делалось, система кормлений с малого и среднего бизнеса московского коррумпированного чиновничества работала исправно.

В общем, московские власти, поняв, что в судах они все проиграют по причине исковой давности, сделали хитрый ход: насколько я понимаю, именно они были инициаторами поправок в ст. 222 о праве исполнительной власти сносить постройки без суда. 

Исковая давность – это то, что заявляется в суде. Если нет суда, то об исковой давности заявлять некому. Экскаваторщику особенно об исковой давности не заявишь, он тебя ковшом, ковшом… Тут меня смущают две вещи. Во-первых, все-таки новый п. 4 ст. 222 написан так, что создается впечатление, что сносить без решения суда власти могут только в том случае если лицо, возведшее здание не известно:

“4. Органы местного самоуправления городского округа (муниципального района в случае, если самовольная постройка расположена на межселенной территории) вправе принять решение о сносе самовольной постройки в случае … 

… В случае, если лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено, снос самовольной постройки может быть организован органом, принявшим соответствующее решение, не ранее чем по истечении двух месяцев после дня размещения на официальном сайте уполномоченного органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет” сообщения о планируемом сносе такой постройки”. Закон ни слова ни говорит о том, что власти могут снести постройку в случае если лицо было выявлено. А в том, что самовольные застройщики были выявлены, говорят также кадры ночи длинных ковшей: эти люди защищались кто плакатами “У нас самовола нет” и ссылками на Конституцию, кто – портретами В.В. Путина, а кто – даже святыми иконами. Ни помогли ни первое, ни второе, ни третье, как известно. Во-вторых (и это волнует очень сильно), даже в этих ахаляй-махаляй делах о признании права собственности на ст. 218 в качестве ответчика (номинального, молчаливого, заявлявшего, что, мол, “всё на усмотрение суда”) всегда участвовала местная власть в лице того или иного подразделения. То есть, тогда они молчали про то, что это вообще-то была временная палатка или разборный павильон, а теперь вдруг прозрели… Странное и противоречивое поведение!  

3. Лицо приобрело здание, думая, что с ним все хорошо, раз права на здание записаны  в реестр. Но потом выяснилось, что это самовольная постройка. 

Я несколько раз читал рассуждения о том, что мол люди, которые купили здания у тех, кто “странно” возвел их в период генерал-губернаторства Ю.М. Лужкова, являются добросовестными приобретателями и должны быть защищены от сноса. Однако здесь кроется ошибка. Еще раз напомню, что запись не является легализующей в отношении самовольной постройка. Она – не объект прав, не недвижимость. Она – вне оборота, на нее в принципе не может быть собственности. По добросовестности можно приобрести только вещь, то, что в принципе оборотоспособно. Нельзя по добросовестности приобрести, скажем, танк или дозу героина, так как никто не может быть собственником этих объектов. То же и с самовольной постройкой. Добросовестность здесь не защитит.   В общем же, я для себя сделал три важных вывода. Первые два касаются публичного права, третий – частного.

(1) У нас совершенно не развита идея административной давности.

В частном праве все это есть: если ты пойдешь в суд по нарушению, которое было очень давно, то ответчик заявит о давности и ты проиграешь.

Если ты попытаешься вне суда реализовать свои частные права (зачет, инкассо, внесудебное обращение взыскания и проч.), то ты не сможешь это делать за пределами сроков исковой давности (п. 2 ст. 199 ГК РФ).

В публичном же праве ничего похоже нет, об этом совершенно никто не пишет и не обсуждает. Но мне кажется, что ситуации очень похожи: если администрация могла что-то сделать, реализовав свою публичную власть, но долгое время этого не делала, то должна работать ровно та же идея, что и в частном праве: право администрации реализовывать свои публичные правомочия должно пресекаться. Ровно по тем же причинам, почему вводится в частном праве исковая давность.

(2) У нас в публичном праве совершенно не развита доктрина, которая активно свивает себе гнездо в частном праве сейчас: запрет противоречивого поведения (эстоппель) (хотя принцип сформировался, насколько я знаю, в международном публичном праве).

А ведь московские власти надо бы бить именно эстоппелем: да, все эти решения судов (конечно, не “странные” бумажки) не обладают преюдициальным значением для разрешения вопроса о самовольном характере постройки и строго говоря именно поэтому не защищают от признания постройки самовольной. Однако если московская власть участвовала в тех “странных” делах и тогда не заявляла о самовольном характере постройки, то сегодняшнее ее поведение входит в противоречие с предшествующим. А такого быть не должно. Почему-то в публичном праве об этом вообще никто не пишет и не говорит.

Собственно, эти два замечания очень хорошо демонстрируют тепершнее состояние науки административного права в России: ученых нет, нормальных работ нет, дискуссий нет, хотя бы какого-то подобия научной или околонаучной жизни тоже нет (в цивилистике сейчас все намного лучше). Поэтому администрация не связана вообще ничем, ведь настоящее административное право в России отсутствует. Андрей Егоров как-то рассказывал, что у немцев долгое время с административным правом была та же история: всем нравилось заниматься частным правом и оно у немцев достигло невиданного расцвета. А публичное право буксовало. Но вот несколько цивилистов бросили частное право и начали разрабатывать административное право, внеся в него метод и ценности частного права и сделали из немецкого административного права такую же конфетку, как и частное право.  У нас я знаю только Дмитрия Степанова, который вроде бы увлекся публичным правом, может быть, он возьмет на себя эту тяжкую ношу. Есть прекрасная Елена Поветкина, которая всегда была прекрасным цивилистом, а теперь сильно интересуется градостроительным и земельным правом. А может быть кто-то еще из нашего потенциального зологотого юридического юношества из РШЧП тоже прельстится славой первопроходца в публичном праве и впряжется в эту лямку и вытащит интереснейшую и сложнейшую отрасль права из того болота, в котором она сейчас прозябает.

(3) Ну и последнее соображение скорее политико-правового свойства. Ночи длинных ковшей не было бы если у нас была нормальная система вещных прав (напр.

, право застройки) и здание рассматривалось бы как составная часть права застройки, а не как самостоятельный объект. В этом случае не было бы горьких ожиданий, связанных с тем, что “я вот право на здание зарегистрировал, но прав на землю у меня нет”.

Кстати, насколько я понимаю, у всех этих бедолаг если и была какая-то аренда, то она была для размещения временных сооружений, да и ту московские власти уже наверняка в одностороннем порядке прекратили (это к вопросу о том, что нынешняя аренда не является серьезным правовым титулом на землю). Нынешняя московская история показала, что главное в праве недвижимости – это права на земельные участок, все остальное – тлен.

Всем хороших выходных!

UPD

Источник: https://zakon.ru/Blogs/operaciya_lipovye_bumazhki__kakie_pravovye_problemy_vskrylis_v_hode_snosa_moskovskih_samovolnyh_post/42079

Самовольные постройки. Право органов местного самоуправления на принятие решений о сносе ограничили

Возможно ли принуждение к сносу незаконной постройки на земельном участке?

С 4 августа 2018 г. начал действовать закон с поправками в сфере самовольного строительства.

Законодатель уточнил, когда постройку будут считать самовольной, в каких случаях орган местного самоуправления сможет без суда принять решение о сносе или о приведении постройки в соответствие с установленными требованиями, а также что грозит собственникам земельных участков за невыполнение таких решений.

Президент РФ подписал закон о самовольных постройках (Федеральный закон от 03.08.2018 № 339‑ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и статью 22 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»», далее — Закон № 339-ФЗ). Он вступил в законную силу 4 августа 2018 г.

Некоторые поправки не вошли в окончательную редакцию. Например, изначально предлагалось выплачивать компенсацию из казны в случае сноса построек, права на которые были зарегистрированы в ЕГРН.

Подобные ситуации происходили в Москве, когда в административном порядке было принято решение о сносе палаток около станций метрополитена. Тогда самовольными оказались и те постройки, на которые было зарегистрировано право собственности.

Порядок выплаты компенсации предлагалось урегулировать в Федеральном законе от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости». Но в Законе № 339-ФЗ этих положений не оказалось.

Понятие самовольной постройки

В Законе № 339-ФЗ уточнено понятие самовольной постройки. Соответствующее изменение внесли в ст. 222 ГК РФ.

Цитируем документ

Самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления самовольной постройки.

П. 1 ст. 222 ГК РФ

Из новой формулировки следует, что невозможно признание постройки самовольной, если она возведена с нарушением градостроительных или строительных норм и правил, которые утратили силу на момент выявления такой постройки.

Кроме того, не будет являться самовольной постройкой здание, сооружение или другое строение, возведенное с нарушением установленных в соответствии с законом ограничений использования земельного участка, если собственник данного объекта не знал и не мог знать о действии ограничений в отношении принадлежащего ему земельного участка. То есть, если этих сведений не было в публичном доступе на момент возведения постройки.

Ограничение права органов местного самоуправления на снос

По общему правилу решение о сносе самовольной постройки или ее приведении в соответствие с установленными требованиями принимает суд. Органы местного самоуправления поселения или городского округа (муниципального района при условии нахождения самовольной постройки на межселенной территории) обладают таким правом теперь в строго ограниченных случаях.

Во-первых, органы местного самоуправления принимают решение о сносе самовольной постройки, если она возведена или создана на земельном участке, в отношении которого отсутствуют правоустанавливающие документы и необходимость их наличия установлена на дату начала строительства такого объекта, либо самовольная постройка возведена на земельном участке, вид разрешенного использования которого не допускает строительства на нем такого объекта и который расположен в границах территории общего пользования.

Во-вторых, они могут принять решение о сносе самовольной постройки или ее приведении в соответствие с установленными требованиями в случае, если самовольная постройка возведена на земельном участке, вид разрешенного использования которого не допускает строительства на нем такого объекта, и данная постройка расположена в границах зоны с особыми условиями использования территории при условии, что режим указанной зоны не допускает строительства такого объекта, либо в случае, если в отношении самовольной постройки отсутствует разрешение на строительство, при условии, что границы указанной зоны, необходимость наличия этого разрешения установлены в соответствии с законодательством на дату начала строительства такого объекта.

В любом случае органы местного самоуправления не вправе принимать такие решения:

1) если самовольные постройки возведены на земельных участках, не находящихся в государственной или муниципальной собственности. Исключение — если сохранение таких построек создает угрозу жизни и здоровью граждан;

2) в отношении объекта недвижимого имущества, право собственности на который зарегистрировано в ЕГРН или признано судом либо в отношении которого ранее судом принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований о сносе самовольной постройки, или в отношении многоквартирного дома, жилого дома или садового дома;

3) в связи с отсутствием правоустанавливающих документов на земельный участок в отношении здания, сооружения или другого строения, созданных на земельном участке до дня вступления в силу Земельного кодекса (30 октября 2001 г.);

4) в связи с отсутствием разрешения на строительство в отношении здания, сооружения или другого строения, созданных до 14 мая 1998 г.

Сроки сноса

Срок для сноса самовольной постройки и для приведения самовольной постройки в соответствие с установленными требованиями устанавливается с учетом характера самовольной постройки.

При этом срок для сноса не может составлять менее чем три месяца и более чем двенадцать месяцев (в прежней редакции не было минимального срока в три месяца).

А срок для приведения самовольной постройки в соответствие с установленными требованиями не может составлять менее чем шесть месяцев и более чем три года (сейчас этот срок — от трех месяцев до одного года).

Изъятие участков

Если лицо, на которое возложена обязанность по сносу самовольной постройки или приведению в соответствие с установленными требованиями, не выполнит эту обязанность, то наказание может грозить собственнику земельного участка, на котором возведена постройка. В частности, у него могут изъять земельный участок.

Причем решение об изъятии не будет зависеть от того, кто возвел самовольную постройку: сам собственник участка или третье лицо, например, арендатор. По мнению председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова, лишение права собственности должно являться исключительной мерой, соразмерной последствиям.

Например, если использование земельного участка приводит к причинению вреда окружающей среде.

Одновременно с проектом Закона № 339-ФЗ в Госдуму был внесен еще один законопроект: об административной ответственности за самовольное строительство (проект закона № 301854-7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в части совершенствования механизма пресечения самовольного строительства)»). Госдума приняла его в первом чтении 28 мая 2018 г., но после этого рассмотрение было приостановлено.

Сейчас административная ответственность установлена только за строительство и реконструкцию без разрешения на строительство. В законопроекте № 301854-7 предлагается предусмотреть административную ответственность в виде штрафа еще и за неисполнение решения о сносе или о приведении в соответствие с установленными требованиями:

  • для юридических лиц — в размере от 100 до 300 тыс. руб.;
  • для должностных лиц и индивидуальных предпринимателей — от 20 до 50 тыс. руб.;
  • для граждан — от 20 до 50 тыс. руб. или обязательные работы до 50 часов.

Также предлагается установить наказание за эксплуатацию самовольной постройки, расположенной на земельном участке, предоставленном в аренду либо приобретенном по результатам публичных торгов с обязательствами по сносу или приведению в соответствие с установленными требованиями.

Для юридических лиц может грозить штраф от 500 тыс. до 1 млн руб. или приостановление деятельности на срок до 90 суток. Для должностных лиц и индивидуальных предпринимателей — от 20 до 50 тыс. руб. (для индивидуальных предпринимателей возможно еще и приостановление деятельности до 90 суток).

Для граждан — от 2 до 5 тыс. руб.

Еще в проекте предлагается распространить административную ответственность и на те случаи, когда самовольное строительство или реконструкция привели к нарушению предельных параметров объекта недвижимости, установленных правилами землепользования и застройки, либо документацией по планировке территории, либо федеральными законами. Штрафы предусмотрены такие же, как и за эксплуатацию постройки на участке, предоставленном в аренду или приобретенном на публичных торгах.

Кто принимает решение о сносе

Снос возможен только по решению суда Орган местного самоуправления может принять решение о сносе
Самовольная постройка возведена на участке, не находящемся в государственной или муниципальной собственности (исключение — если сохранение постройки создает угрозу жизни и здоровью граждан)Самовольная постройка возведена на участке, в отношении которого отсутствуют правоустанавливающие документы и необходимость их наличия установлена на дату начала строительства объекта
Если:
  • право собственности на объект зарегистрировано в ЕГРН или признано судом,
  • ранее судом принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований о сносе самовольной постройки,
  • решение касается многоквартирного дома, жилого дома или садового дома
Самовольная постройка возведена на участке, вид разрешенного использования которого не допускает строительства на нем такого объекта и который расположен в границах территории общего пользования
В связи с отсутствием правоустанавливающих документов на земельный участок в отношении здания, сооружения или другого строения, созданных на участке до дня вступления в силу Земельного кодекса (30 октября 2001 г.)Самовольная постройка возведена на участке, вид разрешенного использования которого не допускает строительства на нем такого объекта, и постройка расположена в границах зоны с особыми условиями использования территории при условии, что режимуказанной зоны не допускает строительства такого объекта
В связи с отсутствием разрешения на строительство в отношении здания, сооружения или другого строения, созданных до 14 мая 1998 г.Если в отношении самовольной постройки отсутствует разрешение на строительство, при условии, что границы особой зоны, необходимость наличия этого разрешения установлены в соответствии с законодательством на дату начала строительства такого объекта

Источник: https://www.eg-online.ru/article/377872/

Верховный суд объяснил правила сноса незаконных построек

Возможно ли принуждение к сносу незаконной постройки на земельном участке?

“В практике судов вызывают определенную сложность дела, связанные с разрешением требований о признании права собственности на самовольные постройки, возведенные на арендованных земельных участках, – сказано в документе.

– Ряд судов полагает, что отсутствие у истца какого-либо из перечисленных в пункте 3 статьи 222 ГК РФ вещных прав на земельный участок является безусловным основанием для отказа в удовлетворении требований о признании права собственности на самовольную постройку.

Другие суды полагают, что при определенных обстоятельствах предоставление лицу земельного участка в аренду для целей капитального строительства может служить основанием для признания за таким лицом права собственности на самовольно возведенную постройку”. А как правильно на самом деле?

Как пояснил Верховный суд, одним из критериев самовольности постройки является “возведение недвижимого имущества на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами”. При этом право собственности на самовольную постройку может быть признано за настоящим хозяином участка. А как быть, если человек арендовал землю? Здесь надо разбираться.

В качестве примера Верховный суд привел дело некоего Т., который обратился с иском к местным властям о признании права собственности на самовольную постройку – незавершенный жилой дом – готовностью 60 процентов.

Судом установлено, что еще в 1999 года постановлением главы администрации муниципального образования гражданину Т. был предоставлен в аренду земельный участок под проектирование и строительство индивидуального жилого дома и хозяйственных строений. Проект будущего дома был согласован.

Но строиться гражданин начал без соответствующего разрешения, то есть как бы самовольно.

По состоянию на 12 июля 2012 года на арендованном земельном участке истцом выстроен жилой дом готовностью 60 процентов. А потом человеку пришлось судиться за свои постройки.

“Суд пришел к выводу, что возведение на указанном земельном участке индивидуального жилого дома соответствует его целевому использованию, истец пользовался этим земельным участком на законных основаниях”, сказано в обзоре.

Установив, что истцом при возведении самовольной постройки не допущено существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил, она не создает угрозу жизни и здоровью граждан, суд при изложенных обстоятельствах признал за Т. право собственности на незавершенный строительством объект – индивидуальный жилой дом с мансардой, готовностью 60 процентов.

Зато если человек что-то построил на неправомерно занимаемом участке, никакой надежды у него нет. Верховный суд проиллюстрировал это примером гражданки Л.

Она обратилась в суд с иском к районной администрации о признании права собственности на хозяйственную постройку, указав, что на протяжении более девятнадцати лет фактически владеет этой постройкой как своей собственной.

Постройка находится на расстоянии 53 метров от ближайшего жилого дома, что соответствует санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам, возведена, как уверяла истица с разрешения председателя сельского совета. “По неизвестным причинам документы о праве на возведенную ею хозяйственную постройку уполномоченными органами власти ей своевременно не выданы”.

Надо полагать, что разрешение если и было, то было устным, так как письменных доказательств суд не нашел. Более того, земля с нелегальной подсобкой оказалась государственной.

“При разрешении спора судебными инстанциями установлено, что земельный участок, на котором расположена спорная хозяйственная постройка, находится в государственной собственности. Л. указанный участок на каком-либо вещном праве не предоставлялся.

Разрешение на строительство спорной постройки не выдавалось, акт ввода объекта в эксплуатацию отсутствует”, сказано в документе.

Учитывая, что земельный участок, на котором расположена постройка, не принадлежит истцу на каком-либо вещном праве, а также принимая во внимание отсутствие разрешения на строительство и акта ввода объекта в эксплуатацию, суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска.

Также Верховный суд заметил, что суды иногда путают реконструкцию и перепланировку (переустройство) жилого помещения и разрешают иски граждан, например о сохранении жилого помещения – квартиры с самовольной пристройкой в виде балкона или лоджии, в порядке статьи 29 ЖК РФ.

“Кроме того, имеются случаи ошибочного разрешения споров об узаконивании новых помещений, созданных в процессе реконструкции: пристроек, надстроек к жилым домам, – сказано в документе. – При этом судами признавалось право собственности на самовольные пристройки к жилому дому как на отдельный объект капитального строительства”.

Проще говоря: прибавил человек дому мансарду или веранду, а ее записали, как самостоятельную недвижимость.

Как пояснил Верховный суд, пристройка к жилому дому либо квартире не является самостоятельным объектом недвижимого имущества.

В случае возведения пристройки к уже существующему жилому дому, зарегистрированному на праве собственности за гражданином, следует учитывать, что первоначальный объект права собственности при этом изменяется, а самовольная пристройка не является самостоятельным объектом права собственности.

Источник: https://rg.ru/2014/03/19/nedvigimost-site.html

Юридическая фирма Прайм лигал. Юридические услуги в Москве

Возможно ли принуждение к сносу незаконной постройки на земельном участке?

Быт и деятельность человека всегда была связана законами, правилами: законы природы, нормы морального поведения, требования государственных органов, обязательства перед другими людьми. Как мы видим, какими бы вопросами не занимался человек, он всегда должен следовать правилам, руководствоваться законами.

Приобретение товаров, сделки с недвижимостью, предоставление денег в долг, заключение (расторжение) брака, раздел имущества – все эти вопросы регулируются законами. Законы регулируют почти все сферы жизни деятельности человека, начиная от поведения в общественном транспорте и заканчивая применением оружия.

С каждым годом количество нормативно-правовых актов возрастает, все больше сфер общественной жизни подпадает под нормативное регулирование.

Постоянно принимаются новые нормативно-правовые акты, уже имеющиеся дополняются, изменяются, отменяется. В связи с этим обычному человеку все сложнее ориентироваться в таком объеме юридической информации.

В настоящее время количество нормативно-правовых актов в Российской Федерации исчисляется миллионами.

Некоторые вопросы требуют особого внимания, поскольку влекут возникновение важных юридических последствий. В таких случаях пренебрежение юридическими услугами для физических лиц может стать причиной возникновения ущерба.

Например, зачастую люди самостоятельно пытаются продать недвижимость. Для этого продавец находит соответствующий шаблон договора в сети «Интернет», берет его за основу и вносит туда необходимые правки. На первый взгляд, все достаточно просто.

Однако в случае, если одна из сторон такой сделки является недобросовестной, то могут возникнуть серьезные проблемы. Например, договор может быть признан незаключенным в судебном порядке, в этом случае придется вернуть полученные денежные средства.

Поэтому попытка самостоятельно разобраться во всех правовых нюансах и тонкостях может принести серьезные убытки.

Поэтому при решении важных вопросов, требующих познаний в области юриспруденции, желательно прибегнуть к помощи юриста. В этом случае возникает вопрос о том, к кому лучше обратиться за оказанием юридических услуг физическим лицам. В выборе между частным юристом и юридической фирмой, безусловно, лучше остановиться на юридической фирме.

Это обусловлено тем, что частный юрист не может обладать практическим опытом по различным направлениям деятельности, тогда как юридическая фирма состоит из целого штата квалифицированных юристов, работающих в разных сферах.

Юристы такой фирмы должны иметь солидный опыт в области права, постоянно повышать свою квалификацию, профессиональные навыки, иметь быстро принимать верные и обоснованные решения.

Именно такими качествами обладают сотрудники юридической фирмы Prime Legal. Наша компания предлагает юридические услуги физическим лицам по различным правовым направлениям:

  • Сделки с недвижимостью;
  • Наследственные споры;
  • Трудовые споры;
  • Защита прав потребителей,
  • Помощь в возврате долгов,
  • Оформление гражданства РФ, вида на жительство в РФ или разрешения на временное проживание в г. Москве и любом другом населенном пункте.
  • Расторжение брака, раздел имущества.

Мы также работаем по иным правовым вопросам, о которых Вы можете узнать, связавшись с нами по телефону. Наша компания нацелена на результат, мы гарантируем качество, своевременность и разумную цену за наши юридические услуги. Обратитесь к нам сейчас и уже завтра мы начнем действовать в ваших интересах.

Наши преимущества

Наверное, каждому клиенту хотелось бы знать, почему ему следует обращаться за юридической помощью в ту или иную юридическую фирму.

Среди большого многообразия практикующих юристов, адвокатов, юридических фирм достаточно сложно остановить свой выбор на конкретном исполнителе.

Такой выбор имеет важное значение, ведь от него зависит ваша дальнейшая правовая защита, успех в разрешении юридических вопросов. Правильный выбор – это залог качества, своевременности и эффективности оказания юридических услуг.

Однако мы готовы облегчить вашу задачу, назвав 7 причин, по которым следует обратиться именно к нам.

  1. Мы успешно работаем в Москве на рынке юридических услуг уже более 10 лет
  2. Мы предлагаем услуги юриста недорого. Доступные цены позволяют воспользоваться нашими услугами широкому кругу клиентов
  3. Наши цены прозрачны, мы не навязываем дополнительных услуг
  4. Мы предлагаем бесплатные юридические консультации в г. Москва по судебным вопросам
  5. Наша фирма предоставляет бесплатного персонального менеджера
  6. Юридические услуги онлайн. Большая часть предлагаемых нами услуг, может быть оказана в режиме онлайн, без посещения нашего офиса
  7. 10 из 10 наших клиентов остаются довольны.

Именно поэтому те клиенты, которые воспользовались юридическими услугами в нашей бкомпании однажды, обращаются к нам повторно.

Также следует отметить, что все наши юристы имеют богатый юридический опыт в разрешении различных вопросов, они вежливы в общении, постоянно повышают свой профессиональный уровень, что дает им возможность конкурировать с лидирующими юридическими компаниями.

Нам важно мнение каждого клиента о нашей работе, о качестве наших услуг. Мы работаем на результат и не строим ложных иллюзий относительно перспектив разрешения спорной ситуации. Если нам заведомо известно, что обращение к нам не принесет положительного результата, то мы, безусловно, сообщим клиенту об этом.

Наша работа строится на принципах добросовестности, открытости, профессионализма и приоритетности интересов клиента. Мы дорожим своей репутацией, всегда идем навстречу нашим клиентам и готовы сотрудничать с каждым в индивидуальном порядке. Юридическая фирма Прайм лигал оказывает юридические услуги неограниченному кругу лиц, поэтому нашим клиентом может стать каждый.

Разумные цены за юридические услуги позволят любому воспользоваться высокопрофессиональными услугами наших юристов.

Вы все еще сомневаетесь? Не стоит затягивать с обращением к юристам, возможно, ваш вопрос не терпит отлагательства. Позвоните нам сейчас, и уже завтра мы начнем работать в ваших интересах!

Источник: https://primelegal.ru/

Юриста совет
Добавить комментарий