Умертвление ребёнка несовершеннолетней матерью

Убийство матерью новорожденного ребенка: проблемы квалификации

Умертвление ребёнка несовершеннолетней матерью

Ключевые слова: УБИЙСТВО НОВОРОЖДЕННОГО; НАЧАЛО ЖИЗНИ; ВОЗРАСТ СУБЪЕКТА; СОУЧАСТИЕ В ДЕТОУБИЙСТВЕ; KILLING A NEWBORN; BEGINNING OF LIFE; AGE OF A SUBJECT; COMPLICITY IN INFANTICIDE.

Аннотация: Автором предлагаются варианты законодательного совершенствования диспозиции ст. 106 УК РФ для разрешения наиболее сложных проблем квалификации, связанных с определением границ деяния, возраста субъекта преступления, объёма последствий и оснований квалификации соучастия в совершении данного преступления.

Убийство матерью новорожденного ребенка — одно из самых распространенных и традиционных преступлений против жизни. Несмотря на это, в деятельности органов следствия и суда возникает множество затруднений в выявлении этого преступления и в его квалификации.

После 1999 года происходит стабильное снижение этого вида убийств по РФ, но в то же время статистика убийств новорожденных в России имеет высокие показатели по сравнению со странами Европы или СНГ. Этот уровень смертности младенцев выше в 3,5 раза, чем в Беларуси; в 2 раза, чем в Украине; в 1,5 раз, чем в Казахстане[1].

Вместе с тем в условиях современности особое внимание общества эти преступления привлекают особой жестокостью и цинизмом в исполнении деяния[2].

В разные исторические периоды развития России вопрос об ответственности женщин, убивавших своих новорожденных детей, ставился различно. Также и в современной уголовно-правовой доктрине по данному вопросу нет единого мнения. Предметом особых научных исследований являются вопросы, связанные с действиями матери, убивающей своего ребенка.

Статья 106 УК РФ ставит под защиту жизнь новорожденного ребенка. Но следует начать с того, что вопрос о моменте начала жизни решался неоднозначно, что в теории советского, то и в теории российского уголовного права. Мнения учёных по данному вопросу разделяются. Например, Пионтковский А.А. и Бородин С.В.

полагают, что момент убийства младенца может происходить до начала его дыхания. Такого же мнения придерживаются С. Проценко и Д. Берсей, предлагающие считать убийством умерщвление плода ещё в утробе матери[3]. Но с этим мнением вряд ли можно согласиться: согласно ст. 53 ФЗ РФ от 21 ноября 2011г.

«Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. Считается, что к этому времени в большинстве случаев новорожденный уже начинает дышать.

Его живорожденность исследуется и подтверждается судебно-медицинской экспертизой.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, является жизнь новорожденного ребенка. Жизнь в качестве объекта преступления понимается, с одной стороны, как естественный физиологический процесс, а с другой, — как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе. Для того чтобы лишить жизни человека, необходимо, чтобы она началась.

Законодательная конструкция исследуемого состава преступления вызывает множество и других трудностей в практике его квалификации. Исключительно сложна проблема квалификации содеянного, если в момент родов матери 14-16 лет, так как уголовная ответственность за убийство младенца наступает с 16 лет.

Законодатель, возможно, мотивировал это тем, что мать новорожденного ребенка в 14 лет не может осознавать всю ответственность материнства, саму ее сущность. В данный момент у ученых разные взгляды на 16-летний возраст ответственности за детоубийство. Так, по мнению Л.И.

Глухаревой, это оправдано, поскольку, во-первых, законодатель исходил из возможности несовершеннолетнего лица лишь на определенной стадии возраста правильно оценить сущность такого преступления как детоубийство, во-вторых, приняты во внимание физиологические особенности развития женского организма и реальные возможности женщины к деторождению с определенного возраста[4]. Напротив, Е.О. Маляева полагает, что 16-летний возраст ответственности за детоубийство не совсем оправдан, ибо в условиях современности подростковая беременность в РФ резко молодеет и увеличивается[5]. По данным статистики, около 10% девочек-подростков начинают половую жизнь в возрасте до 14 лет. Каждый год в стране фиксируются 4-4,5 тысяч рожениц, не достигших 15 лет, 9 тысяч — 16-летних мам, а более 30-ти тысяч – 17-летних. По данным Федеральной службы российской статистики, около 40 тысяч россиянок впервые стали матерями в 15 лет. Еще 1,8 млн. несовершеннолетних матерей родили ребенка в период от 15 до 18 лет[6]. А к ответственности эти совсем молодые в социальном и физиологическом плане женщины по ст. 106 УК РФ не привлекаются, хотя их реальное физическое и психическое развитие в общем уровне существенно изменилось на несколько лет вперёд[7].

Если мы обратимся к зарубежному законодательству, то можно заметить, что там существует много вариантов возрастной границы ответственности за данное преступление.

Например, в Израиле наступает ответственность с 12 лет, а во Франции с 13 лет[8]. Исходя из всего этого, полагаем, что субъектом преступления по ст. 106 УК РФ может признаваться мать новорожденного, достигшая возраста 14 лет.

Следующей проблемой является квалификация убийства новорожденного его матерью совместно с соучастниками. Вопрос квалификации такого деяния в соисполнительстве является спорным. В соответствии с ч. 2 ст.

34 УК РФ соисполнители отвечают по статье Особенной части УК РФ за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК РФ. В этом случае это невозможно, потому что субъект преступления в статье 106 УК РФ специальный. То – есть, им должна быть только женщина, родившая ребенка.

Следовательно, соисполнитель деяния несет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии».

Если соисполнителем (или другим соучастником) данного преступления являются лица, достигшие 14-летнего, но не достигшие 16-летнего возраста, то они будут отвечать за квалифицированный вид убийства и понесут более строгую ответственность, чем исполнитель убийства новорожденного – мать.

Таким образом нарушается закрепленный в ст. 6 УК РФ принцип справедливости, который гласит о том, что наказание, которое применяется к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности совершаемого преступления. Полагаем, что в данных случаях и на соучастников должна распространяться ответственность, предусмотренная основным квалифицированным составом.

Важной является проблема разграничения убийства, предусмотренного п. «а» ч. 2 статьей 105 УК РФ от статьи 106 УК РФ. При квалификации убийства матерью 2-х или более новорожденных детей может возникнуть сложная ситуация, т.к. в диспозиции ст.

106 УК РФ нет такого квалифицирующего признака как «убийство матерью 2-х и более новорожденных». Так, в Удмуртии Г. осуждена за совершение убийства двух своих новорожденных детей. Она, желая скрыть факт родов, положила детей в полиэтиленовые пакеты и перевязала их.

Дождавшись, когда дети задохнулись, она отнесла трупы новорожденных к себе в комнату, где они впоследствии были обнаружены. Действия подсудимой были квалифицированы по ст. 106 УК РФ[9].

В данных случаях также происходит нарушение провозглашённого уголовным законом принципа справедливости, так как виновная осознанно посягает на жизнь не одного, а двух человек и тяжесть причиняемых последствий удваивается.

Полагаем, что законодательную конструкцию ст. 106 УК РФ необходимо дополнить ч. 2 с указанием в ней более строгой уголовной ответственности за то же деяние, совершенное в отношении двух и более новорожденных Предлагаемые изменения оснований квалификации убийства новорожденных окажут существенное положительное влияние на состояние правоприменительной практики их пресечения.

Список литературы

  1. Статистика новорожденных. Аналитика. Новостной портал VAWILON. .URL: https://vawilon.ru/statistika-novorozhdennyh/
  2. В Вологде следователи СК России разыскивают мать новорожденной девочки, тело которой обнаружено на городской свалке. Новостной портал БЕЗФОРМАТА. Вологда . 17.12.2018.URL: http://vologda.bezformata.com/listnews/raziskivayut-mat-novorozhdennoj-devochki/72262796/
  3. Гайнуллина С.А.. Матвеева А.А. Проблемы квалификации детоубийства. Портал: Научный форум. . URL: https://nauchforum.ru/studconf/gum/xiv/4026
  4. Глухарёва Л.И. Уголовная ответственность за детоубийство. Учебное пособие. URL: http://lawlibrary.ru/izdanie45714.html
  5. Маляева Е.О. Концептуальные конструирования закона об ответственности за преступления против жизни. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Нижний Новгород. 2003. С. 184-189.
  6. Несовершеннолетние (маленькие) мамы в России. Аналитический портал DROPLAK.RU. Статистика. Люди и общество. URL : http://droplak.ru/?p=4560.
  7. Ануфриева О. Что изменилось в несовершеннолетних детях по сравнению с их сверстниками ХХ века? URL: https://www.maam.ru/detskijsad/yese-na-temu-chto-izmenilos-v-sovremenyh-detjah-po-sravneniyu-s-ih-sverstnikami-h-veka-380310.html.
  8. Камарницкий А.В. Современное законодательство об уголовной ответственности и наказании несовершеннолетних в России и зарубежных государствах URL: https://superinf.ru/view_helpstud.php?id=895.
  9. 22-летняя жительница Удмуртии убила своих новорожденных детей. ИА REGNUM.Новости. 19.01.2009. URL: https://regnum.ru/news/1112303.html.

Источник: http://novaum.ru/public/p1383

«мама, сейчас будешь принимать у меня роды! Что надо делать, я знаю… Из школьного учебника»

Умертвление ребёнка несовершеннолетней матерью

Чтобы скрыть позор несовершеннолетней дочери, забеременевшей от своего отчима, женщина на протяжении восьми(!) часов пыталась разными способами умертвить внука

В Конотопскую центральную районную больницу ученицу 11-го класса Таню Захарову (имена участников этой истории изменены) доставили в тяжелом состоянии: у нее открылось маточное кровотечение.

Заподозрив подпольный аборт, медики сообщили в милицию. Однако правоохранители были готовы к такому повороту событий, ведь молва о беременности Тани по селу гуляла давно.

Участковый и врач сельской амбулатории пытались поговорить с матерью девушки, но та их обрывала: наговоры это все.

Как потом выяснилось, 40-летняя Ольга Васильевна действительно не знала о беременности дочери. И уж тем более не могла подумать, что она сожительствует с отчимом!

Новорожденный ухитрялся выплевывать воду, которую заливали ему в ротик

Подробности этого преступления шокировали даже опытных правоохранителей. По словам начальника отделения милиции поселка, где прои-зошла история, майора милиции Владимира Кичи, более ужасающего случая он не припоминает за тридцать лет своей службы.

– Когда из больницы поступил сигнал, мы поехали к родителям Тани — выяснять, что же с ней произошло, — рассказывает Владимир Семенович.  — Мать девушки вначале отмалчивалась, но потом во всем призналась.

Когда у дочери начались схватки, с женщиной случилась истерика. Она ведь даже не подозревала, что Таня беременна! Ребенок появился на свет, и дочь попросила мать избавиться от него.

Мол, он «нагулян»: узнают в селе — сраму не оберешься.

Молодая мать сама выбрала способ смерти для новорожденного сына: «Налей ему воды в рот — он захлебнется!» Ольга стала заливать младенцу в ротик воду, однако кроха ухитрялся выплевывать жидкость! Ребенок оказался на удивление живучим. Его пытались убить разными способами на протяжении восьми(!) часов.

Чего только с ним не делали, неоднократно заливали в рот воду, душили поясом от халата, закрывали ротик, чтобы не дышал! А он все равно оставался жив! Женщины растерялись. Они не знали, что дальше делать. Тут вернулся с работы отчим Тани и решил судьбу малыша.

Посоветовал одновременно закрыть руками носик и ротик младенца — тогда он точно задохнется! Ольга так и сделала, но первая попытка была неудачной. Женщина на две минуты полностью перекрыла малютке дыхание, а когда отпустила руки, он продолжал дышать, хотя и посинел.

Еще раз зажала личико — дышит! В последний раз бабушка душила внука десять минут — ребенок наконец затих. Крошечное тельце положили в пакет и вынесли в чулан.

Ольга Васильевна не стала допытываться у дочери, кто отец ребенка. Однако этот вопрос возник у милиции.

– 46-летний отчим Тани сразу сознался, что около года жил с падчерицей, — продолжает Владимир Кича.  — Уточнил, что «то самое» случалось у них по согласию. Когда законная супруга уезжала навещать больную мать, они даже спали вместе.

Добиться показаний от Тани оказалось непросто. Девушка упорно твердила, что забеременела от незнакомого парня, изнасиловавшего ее семь месяцев назад. Потом, конечно, призналась, что ребенок от отчима.

Но сколько сил нам это стоило! Ума не приложу, почему она так долго его покрывала. Неужели и вправду любила?

Ответ на этот вопрос мне хотелось услышать из уст самой девушки. В Конотопской транспортной прокуратуре, которой поручено расследование этого случая, сообщили, что Таня находится дома.

Она хоть и под следствием, но школу нужно закончить! Мать и отчим девушки содержатся в СИЗО. Всем троим предъявлено обвинение в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах.

Наказание за это преступление предусматривает лишение свободы от десяти до пятнадцати лет или пожизненное заключение.

В поселок добирались разбитыми дорогами. А в населенном пункте продвигаться на легковой машине было вообще невозможно. Пришлось идти пешком.

Узкие улицы, размытые весенними водами, ладные дома со ставенками… Трудно представить, что в таком тихом и внешне благополучном месте произошло столь страшное злодеяние. Но вот и дом, где все случилось — деревянная хата за высоким забором.

Заслышав чужаков, к забору бросились четверо собак. На их лай вышла хорошенькая девчушка с косой, окрашенной в темно-бордовый цвет.

– Не бойтесь — собаки не тронут! — пригласила Таня в дом, отгоняя псов палкой.  — Они теперь — все мое хозяйство. Раньше еще куры были, но пока я обследовалась в психиатрической лечебнице, все вымерли.

Кроме собак, на попечении Тани осталась ослепшая бабушка — мать отчима. Старушка грелась в комнате возле печки. Чтобы не беспокоить ее, мы устроились на кухне.

Беседовали шепотом — единственную в доме комнату и кухоньку разделяет только шторка… Об отношениях с отчимом Таня рассказывала спокойно и откровенно. Настолько откровенно, что я поразилась.

Глядя в открытое красивое лицо девушки, не могла поверить услышанному.

– Я не знала отцовской любви, — жалуется Таня.  — Мой родной отец сильно пил и часто колотил нас с мамой. Из-за его запоев я не могла готовить дома уроки: не до этого было. Потом мама развелась с отцом, и мы переехали жить в село к папке (так Таня называет своего отчима, Анатолия Викторовича.  — Авт. ).

У меня сразу улучшились оценки в школе! Это благодаря папке — помогал с уроками! Он вообще очень хорошо ко мне относился: приносил конфеты, играл со мной, ласкал. Совсем не пил, а своих детей у него не было. Я сама стала называть его «папкой», и было очень приятно, когда он звал меня «доцей». Отчим работал шофером в Конотопе, но всегда, даже если очень уставал, уделял мне внимание.

Мама никогда столько времени для меня не находила, хотя и нигде не работала.

https://www.youtube.com/watch?v=MCZMoUb__Lc

По словам Тани, около года назад отчим признался ей: «Нравишься ты мне, девка!» Сказал, что падчерица из ребенка неожиданно превратилась в красивую женщину, и это его волнует. Девушка подумала немного и… ответила взаимностью.

– Конечно, диковато было сразу… Непривычно как-то с папкой, — описывает свои чувства девушка.  — Но других поклонников у меня не было. Знаете, кроме папки, на меня вообще никто внимания не обращал.

Почувствовав в животе странные шевеления, Таня поняла: беременна! Сказала отчиму, и тот отвез падчерицу-любовницу к знакомому гинекологу. Врач констатировал пятый месяц беременности и предупредил, что для аборта срок слишком поздний.

– Я очень расстроилась, ведь надеялась, что можно еще что-то исправить, — вздыхает Таня.

 — Родить ребенка в школе — позор! Представила, как будут на меня смотреть, что станут за спиной говорить… Я до сих пор не знаю, как получилось, что не заподозрила у себя беременность.

Ну ничего не чувствовала, понимаете? Ничего! На обратном пути спросила папку: «Что делать?» «Рожать!  — ответил.  — Будем все вместе воспитывать». Но маме мы ничего говорить не стали — побоялись.

– Как тебе удавалось скрывать беременность, что даже мама ничего не заметила?

– Я ведь раньше полненькой была, так что живота вообще видно не было! Это когда расследование началось, похудела сильно от нервов. Но живот я все равно прятала: носила свободные свитера и широкие брюки. В школе тоже не замечали.

У нас с октября в классах холодина жуткая, все в курточках на уроках сидят (следствие проверило: об «интересном положении» ученицы в школе действительно не догадывались.  — Авт. ). Правда, что-то заподозрила наш сельский врач.

Вызвала однажды к себе и давай расспрашивать: не тошнит ли по утрам, когда месячные были? Я соврала, что недавно закончились, и она меня отпустила.

Врач амбулатории — медик со стажем, поэтому сразу обратила внимание на появившуюся на Танином лице специфическую пигментацию. Своими подозрениями доктор поделилась с участковым милиционером.

Тот навестил мать Тани, но женщина и слушать не хотела: «Моя дочь не может быть беременна! Не смейте наговаривать на ребенка!» Пришедшей вслед за участковым медичке Ольга Васильевна вообще не открыла дверь.

Уверенная в непорочности своей дочери, женщина не замечала, как та за ее спиной перемигивается с отчимом, как любовники с затаенной радостью провожают ее присматривать за больной матерью, живущей в соседней области. Когда Ольга Васильевна уезжала, Таня забиралась в еще не остывшую родительскую постель и чувствовала себя там полноправной хозяйкой…

«По ночам я представляю, как растила бы своего сыночка, и плачу»

– По подсчетам врача, к которому возил меня папка, рожать я должна была еще не скоро, — рассказывает девушка.  — Но однажды ночью почувствовала резкую боль в животе. Утром, когда папка уехал на работу, отошли воды. Но я не испугалась, спокойно сказала маме: «Ты только не бойся… Сейчас будешь принимать у меня роды».

Мама в слезы, в крик: «От кого? Когда?!» Я на ходу сочинила историю, что на дне рождения подруги меня изнасиловал какой-то парень. С тех пор я его не видела и ничего о нем не знаю. Мама поверила. Хотела бежать за соседками, в больницу, чтобы помогли принимать роды, но я удержала: «Никого не надо. Я все сама знаю: читала в школьном учебнике».

Объяснила, что будет лучше, если о случившемся никто не узнает. Мама со мной согласилась.

Ольга Васильевна постелила на полу простыню, уложила на нее Таню и приняла младенца. «Мама, отмеряй двадцать сантиметров от пупка ребенка, перережь в этом месте пуповину и перевяжи ее ниткой», — командовала Таня. Женщина дрожащими руками подняла внука: «Дочка, посмотри, какой он славный!» Но новоиспеченная мамаша даже головы не повернула: «Не хочу видеть этого ребенка! Ненавижу его!»

Как утверждает Таня, после этих слов она впала в беспамятство. Из показаний Ольги Васильевны видно, что дочка приказала матери убить малыша и давала распоряжения, как лучше это сделать. Однако девушка говорит, что ничего не помнит. Подобное случается с женщинами, пережившими во время родов сильное эмоциональное потрясение.

Многие роженицы, пребывая в шоковом состоянии, отказываются от своих детей, а иные даже убивают их. Переживала ли что-то подобное Таня в момент совершения преступления, предстоит выяснить психологической экспертизе. Если так, это станет обстоятельством, смягчающим ее вину. В этом случае ей грозит лишь до пяти лет лишения свободы.

Мне Таня призналась, что время от времени приходила в себя. Слышала, как вернулся отчим. Увидев ребенка, папаша стал нервно курить у печки.

– Я ждала, что папка скажет: «Малышу нужно сохранить жизнь!» — девушка закусывает губы и несколько минут молчит.  — Надеялась, что обрадуется сыну.

Но он даже в комнату ко мне не зашел! Потом мама сказала, что все кончено. Папка закопал ребенка в саду… Ночью у меня открылось кровотечение, я попросила отчима отвезти меня в больницу. В машине ехали молча.

Он старался не смотреть на меня, а у меня не было сил говорить ему что-либо.

Когда падчерица встретилась с отчимом в кабинете следователя, мужчина расплакался, стал просить у нее прощения. Понимает ли он, что поломал девчонке судьбу? Что за их любовь она будет расплачиваться всю жизнь?

– Я часто представляю, как растила бы своего сыночка, — тяжело вздыхает Таня.  — Купала бы его, пеленала, кормила грудью. Представляю, а потом всю ночь плачу. Утром собираюсь и иду в школу. Надо учиться — через два месяца начнутся выпускные экзамены. Сейчас понимаю, что смогла бы вырастить малыша. Если бы удалось вернуть тот день, я бы все сделала не так!

Однако ничего вернуть нельзя. К слову, рожденный Таней мальчик был необычным: на его правой ручке эксперты обнаружили шестой пальчик. Существует поверье, что шестипалый ребенок наделен сверхъестественными способностями.

В народе говорят, что такие дети либо от Бога, либо от дьявола. Так или иначе, но без мистики здесь не обошлось.

Даже опытные эксперты не могут объяснить, каким образом крохотному существу, семимесячному младенцу, удавалось так долго бороться за свою жизнь.

В мае Тане исполнится восемнадцать. Она знает, что после получения аттестата зрелости отправится в тюрьму. Однако боится другого, что не удастся объясниться с матерью, поговорить с ней по душам. Увы, в ближайшее время этого им не позволят. Обе женщины проходят по делу как соучастницы.

– В этой истории по-человечески больше всего жаль Ольгу Васильевну, — говорит следователь Конотопской транспортной прокуратуры Алексей Баулин.  — Женщина искренне раскаивается в содеянном, сожалеет, что не смогла убедить дочь сохранить ребенку жизнь.

Очень переживает, что Таня осталась без родительского присмотра. Все спрашивает, как она там одна? В начале расследования мать брала всю вину на себя, однако мы это пресекли. На днях сказала: «Мне все равно, что будет со мной.

Боюсь только за дочь, чтобы не обидели ее в тюрьме, не испортили… »

P. S. За помощь, оказанную при подготовке материала, «ФАКТЫ» благодарят конотопского транспортного прокурора Андрея Иванцова, начальника Конотопского горрайотдела Управления министерства внутренних дел Украины в Сумской области Олега Рыбалко, а также его помощника по взаимодействию с общественностью и СМИ Татьяну Кушнерову.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/45040-quot-mama-sejchas-budesh-prinimat-u-menya-rody-chto-nado-delat-ya-znayu-iz-shkolnogo-uchebnika-quot

Мать, бабушка и дедушка 5-летнего ребенка виновны в том, что заморили его голодом

Умертвление ребёнка несовершеннолетней матерью

В Новосибирске суд присяжных вынес обвинительный приговор по делу о преднамеренном убийстве 5-летнего мальчика его собственной матерью, бабушкой и дедом. Малолетнего Антона Киприянова морили голодом и держали на привязи, чтобы он только поменьше ел.

После смерти ребенка врачи обнаружили на его теле кровоподтеки, семь ребер были сломаны, а весил мальчик всего 7 килограммов… Последние полтора года жизни стали для Антона настоящим адом. Все это время его били, держали на привязи и морили голодом.

Детский организм выдержал столько, сколько мог выдержать – в январе 2004 года мальчик скончался от истощения. Все тело было в ссадинах и кровоподтеках, 7 ребер сломаны, выглядел 5-летний Антон на 3 года…

Выделить главное

В Новосибирске суд присяжных вынес обвинительный приговор по делу о преднамеренном убийстве 5-летнего мальчика его собственной матерью, бабушкой и дедом. Малолетнего Антона Киприянова морили голодом и держали на привязи, чтобы он только поменьше ел. После смерти ребенка врачи обнаружили на его теле кровоподтеки, семь ребер были сломаны, а весил мальчик всего 7 килограммов. Присяжные посчитали доказательства, собранные следователями, достаточными для признания вины подсудимых. Кроме того, никто из них, по мнению присяжных, не заслуживает снисхождения. В ближайшие дни судья Новосибирского областного суда Сергей Абрамов назначит по делу конкретные сроки заключения. Всем подсудимым грозит до 20 лет лишения свободы или пожизненное заключение.На скамье подсудимых трое – мать мальчика 22-летняя Юлия Киприянова, мама Юлии 42-летняя Елена Баранова и ее отчим Александр Баранов. Семья жила в поселке Чупино Искитимского района Новосибирской области. Помимо Антона в семье были еще дети – две малолетние сестры Юлии. Однако тяжелые испытания выпали только на долю мальчика. Последние полтора года жизни стали для Антона настоящим адом. Все это время его били, держали на привязи и морили голодом. Детский организм выдержал столько, сколько мог выдержать – в январе 2004 года мальчик скончался от истощения. Врачи, приехавшие на вызов, сразу увидели, что ребенок умер не своей смертью. Все тело было в ссадинах и кровоподтеках, 7 ребер сломаны, выглядел 5-летний Антон на 3 года. Эксперты установили, что причиной смерти стали крайнее истощение и побои.По факту смерти мальчика прокуратура возбудила уголовное дело. Следствие пыталось установить, кто именно придумал таким способом умертвить ребенка. В том, что Антона хотели именно убить, сомнений не было. Однако подозреваемые – и мать мальчика, и бабушка с дедушкой – все валили друг на друга.Юлия Киприянова сначала полностью отрицала свою вину. Она говорила, что “семья у них хоть и бедная, но никто не голодает”. Мальчик ел то, что ели все члены семьи. Потом Юлия заявила, что ребенок был абсолютно чужим именно для ее отчима – Александра Баранова, поэтому он избивал его и морил голодом. Александр привязывал Антона тросом к кровати. Сам Баранов утверждает, что он делал это по просьбе матери ребенка. Якобы Юлия хотела заморить сына голодом, “чтобы не тратить на него денег и чтобы еды хватало всем остальным”. Александр заявил, что Юлия постоянно следила за тем, чтобы ее ребенок не съел лишнего куска, и очень сильно его избивала, в частности била головой о пол. Показания Александра подтверждает и его жена Елена Баранова. По ее словам, “дочь почти не давала денег на сына и кормить мальчика приходилось им самим”.Впрочем, слово “кормить” здесь вряд ли подходит. Как установили следователи из показаний всех подозреваемых, Антон в основном питался кошачьими объедками из миски. Иногда ему удавалось урвать что-то посущественнее – картофелину или кусок хлеба. Иногда, когда приходили гости, мальчику перепадало что-нибудь вкусное – печенье или кусочек шоколада. Но обычно мать Антона очень жестко следила, чтобы мальчик не ел ничего лишнего. Ребенок пытался таскать украдкой еду со стола или из холодильника. Когда Юлия это замечала, она начинала бить сына. Собственно, чтобы он ел меньше и не таскал еду из холодильника, Антона и решили привязать к кровати.Ребенок постоянно находился на полу в углу возле кровати. Иногда в дом приходили соседи, они видели бедолагу, но почему-то никто не возмутился, не сообщил в милицию. Антон почти никогда не появлялся на улице. При жизни его так ни разу и не сфотографировали.В день смерти 27 января 2004 года Антона выставили на улицу в одной майке. Так мальчика наказали за то, что он слишком долго плакал. После этого ребенка опять посадили на привязь, и вскоре он умер.Семья даже не собиралась хоронить мальчика. Как говорит продавщица местного магазина, “мы сами всем селом собрали 600 рублей, договорились насчет машины и худо-бедно похоронили человека”. Крохотная могилка Антона Киприянова находится на местном кладбище. На ней нет ни имени, ни дат рождения и смерти, только наспех сделанный железный крест.Как говорят следователи, по всей видимости, всеми членами семьи было принято коллективное решение о том, что ребенок им не нужен и что он лишний. Просто так убить мальчика, конечно, было нельзя, за это ведь посадят. А тут вроде сам умер, кто там в деревне будет разбираться. Присяжные согласились с тем, как следствие квалифицировало это преступление. Все подсудимые виновны в умышленном убийстве, никто не заслуживает снисхождения – таков вердикт присяжных. На все вопросы председательствующего судьи – было ли в ходе процесса доказано, что Антона Киприянова намеренно привязывали к кровати, чтобы ограничить ему доступ к продуктам, а также совершал ли каждый из трех обвиняемых преступные действия в отношении Антона, виновен ли он в смерти мальчика – заседатели ответили “да”. Теперь судье Сергею Абрамову нужно будет определить для каждого из подсудимых конкретное наказание. Им инкриминируются достаточно серьезные обвинения: ст. 127 УК “Незаконное лишение человека свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в отношении заведомо несовершеннолетнего”, ст. 105 УК части в) и ж)”Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, совершенное группой лиц по предварительному сговору”. Кроме того, Александру Баранову инкриминируется ст. 112 УК “Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, вызвавшее длительное расстройство здоровья, совершенное с издевательством, мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии”.

Приговор, как ожидается, будет оглашен 4 августа. Подсудимым грозит до 20 лет лишения свободы либо пожизненный срок.

Источник: https://iz.ru/news/292649

Пожизненное для врачей: на чём построено дело Сушкевич

Умертвление ребёнка несовершеннолетней матерью

В России разворачивается общественная кампания в защиту врача из Калининграда Элины Сушкевич.

Её, как и главврача местного роддома Елену Белую, подозревают в преднамеренном убийстве новорождённого, что грозит пожизненным заключением.

Особое внимание вызывает дело именно этого врача, ведь в данном случае медик выглядит жертвой несостоятельности самого следствия, чья первая версия рассыпалась под весом фактов. Так ли это, пытался разобраться News.ru.

С события, которое стало основой для возбуждения дела, минуло уже восемь месяцев. 5 ноября в 4-й роддом Калининграда поступила женщина на 23-й неделе беременности, приехавшая из Узбекистана. На следующий день она родила ребёнка весом 680 граммов.

По версии следствия, главврач роддома Елена Белая, зная, что выживаемость таких детей низка, приказала тайно умертвить ребёнка, чтобы не тратить деньги на дорогостоящие реанимационные мероприятия, считая, что в этом случае смерть младенца испортит служебные показатели учреждения. Она якобы решила изобразить, что он родился мёртвым.

Утром в роддом приехала бригада перинатального центра, они хотели забрать малыша, но главврач не отдала его. Я пришла в роддом, мне сказали, что ребёнок недоношенный.

Говорили, что мальчик жив, он под аппаратом искусственной вентиляции лёгких. Я предложила купить и привезти любые лекарства. Врач сказала, что у них всё есть.

Вечером мне сообщили, что он уже мёртв, — рассказывала СМИ сестра роженицы.

Первоначально следствие утверждало, что Белая приказала не вводить ребёнку необходимый ему дорогостоящий препарат куросурф, улучшающий газообмен в альвеолах, дав такое указание своим подчинённым. Кроме того, она дала задание сфальсифицировать документы, представив дело так, как будто ребёнок умер ещё в утробе матери. Это её действие практически не оспаривает даже защита.

Через несколько дней Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий, повлёкшее тяжкие последствия», грозящей наказанием вплоть до 10 лет тюрьмы. Елена Белая была сначала взята под стражу, затем помещена под домашний арест.

Выступая в суде по избранию меры пресечения, следователь заявил, что в деле имеются показания некоей акушерки, которая на допросе рассказала, что Белая угрожала ей увольнением, если та не подделает документы.

По словам следователя, главврач якобы систематически оказывала давление на сотрудников, требуя не рассказывать о произошедшем. Ходатайства с просьбой оградить их от давления руководителя подали четверо работников роддома, проходящих свидетелями по делу.

Сама Елена Белая сказала в суде, что считает, будто подчинённые таким образом мстят ей за жёсткий стиль руководства

Стимул бороться за жизнь

Уже тогда дело вызвало пристальное общественное внимание и болезненную реакцию со стороны медицинского сообщества. В региональное следственное управление СК РФ с просьбой смягчить меру пресечения арестованной Елене Белой обратился губернатор Калининградской области Антон Алиханов.

Главный неонатолог Минздрава РФ по ЦФО Дмитрий Дегтярёв пояснял журналистам, что вероятность выхаживания ребёнка, рождённого с таким весом и на таком сроке, составляет примерно 50%, так что у главврача был стимул, напротив, побороться за его жизнь.

Впрочем, юрист Российского общества неонатологов Диана Мустафина-Бредихина почему-то называет совсем другую цифру выживаемости — 5–10%.

За время, прошедшее с момента возбуждения дела, расследование, казалось бы, забуксовало. Выяснилось, что препарат куросурф на самом деле ребёнку вводили и другими способами пытались его реанимировать, тем самым первоначальная версия следствия разваливалась. Однако на её месте появилась другая.

Теперь Следственный комитет полагает, что ребёнок был умерщвлён смертельной дозой сульфата магния, которую по требованию Елены Белой сделала анестезиолог-реаниматор Элина Сушкевич — она изначально прибыла в роддом из областного перинатального центра, чтобы забрать ребёнка. Напомним, главврач тогда увезти младенца не позволила: по её словам, состояние новорождённого не позволяло его транспортировать.

30 июня против Белой возбуждено новое уголовное дело по части 2 статьи 105 УК РФ «Организация убийства малолетнего».

Аналогичное подозрение было предъявлено и Элине Сушкевич, которая делала инъекцию раствора: её бесконтрольное применение к беременным и новорождённым запрещено, передозировка угнетает дыхательные функции, в то время как у недоношенного младенца и так не функционировали лёгкие.

Статья грозит пожизненным лишением свободы (правда в России к женщинам такая мера наказания не применяется) и к эксцессам, связанным с профессиональной деятельностью врачей, применяется крайне редко.

Обычно максимум, что вменяется медикам, это убийство по неосторожности. Расследование ведёт Главное следственное управление Следственного комитета.

Элина Сушкевич, вслед за главврачом роддома № 4, помещена под домашний арест.

https://www.youtube.com/watch?v=n-VlsrwEVOQ

СК в своём пресс-релизе от 30 июня настаивает, что «следствием не ставится самоцель привлечь к ответственности врача, но в данном случае причастность к гибели ребёнка подтверждается собранными доказательствами и результатами проведённых экспертиз».

Смерть — всегда плохая статистика

Тем не менее вопросы к новому делу появились сразу.

Так, непонятно, зачем Елене Белой для умышленного убийства привлекать анестезиолога из другого учреждения, который не находился от неё в служебной зависимости.

А кроме того, не было бы легче отдать ребёнка реанимационной бригаде перинатального центра, чтобы перекинуть на него риск подпортить показатели вероятной смертью недоношенного младенца?

Смерть — это всегда плохая статистика для больницы. Это очень невыгодно. Поскольку у нас они регистрируются как «дети», у нас же нет теперь такой регистрации как «плод», поэтому, ну, умер ли он до суток или на вторые сутки, с точки зрения статистики это не имеет значения, и там и там это идёт в зачёт.

Эксперт добавила, что наказания за такую смерть врачи, тем не менее, не несут. Неудачная реанимация обсуждается впоследствии на врачебных комиссиях для того, чтобы обобщить опыт.

Показатели смертности несомненно влияют на карьерные перспективы руководства роддомов, но не рядовых врачей, а Элина Сушкевич, напомним, не была подчинённой Елены Белой.

Элина Сушкевич/ontakte

Также многим показалось странным, что спустя более чем полгода Следственный комитет внезапно «передумал» по поводу причин смерти новорождённого.

И когда первая версия — по поводу неоказания реанимационной помощи — оказалась несостоятельной, выдвинул новую, которая автоматически не только резко отягчила обвинения, но и потребовала привлечения второго фигуранта.

По всей видимости, именно внешняя надуманность этого поворота в деле вызвала волну общественного возмущения. Так, более 154 тысяч человек подписали петицию с требованием объективно расследовать дело против Сушкевич.

Не располагая материалами следствия, мы находим обвинение, инкриминируемое врачу-неонатологу (анестезиологу-реаниматологу), абсурдным. Важно отметить, что убийство инкриминируется врачу, на счету которого сотни спасённых жизней недоношенных детей, в том числе десятки спасённых после предполагаемого события, — говорится в петиции.

Медицинское сообщество по всей России выразило солидарность с девушкой, принимая участие во флешмобе #ЯЭлинаСушкевич.

В Instagram насчитывается уже несколько тысяч публикаций, где коллективы медучреждений, в том числе из других стран, держат в руках таблички с именем врача.

6 июля в 12 регионах России медицинские работники и гражданские активисты вышли с пикетами против преследования Сушкевич.

«Врач и уголовное преследование — несовместимы»

Елена Кешищян в комментарии News.ru рассказала, что в некоторых случаях применение сульфата магния при реанимации недоношенных детей может быть оправданно. При этом решение об инъекции применяет врач, непосредственно следящий за состоянием ребёнка.

А объёмы — это другая тема. Потому что вопрос стоял об отёке мозга, а судя по тому, как умирал ребёнок, это был, конечно, отёк мозга — мозг не справлялся вообще и не регулировал ни дыхание, ни сердце, они пытались увеличить дозу для того, чтобы попытаться снять этот отёк,— говорит Кешищян.

Лидер профсоюза «Альянс врачей», который организовал кампанию в защиту Сушкевич, в разговоре с News.ru признала, что не торопится делать выводы о невиновности бывшего главного врача роддома.

Однако она считает невозможным судить с юридической точки зрения о действиях анестезиолога, которая работала с ребёнком, чья жизнь заведомо висела на волоске.

По отношению к Элине Сушкевич для Васильевой действует однозначная презумпция невиновности.

Элина Сушкевич — врач анестезиолог-реаниматолог из перинатального центра в Калининграде. Ее обвинили в убийстве недоношенного ребенка. Эта история взволновала медиков по всей России, в том числе и нижегородцев. Все они подписывают петицию в поддержку ко…https://t.co/Avg4FxeQvS pic..com/Uu5o2OdAZs

— Нижний Новгород (@Online_NN) 3 июля 2019 г.

Доктор, которая спасает жизни, не должна сидеть под домашним арестом ни в коем случае. И в принципе ни один врач, и тем более доктор, которая спасла столько жизней, — даже в Сети стали появляться мамочки и говорить, сколько она детей спасла, — не может желать зла маленькому ребёнку и пытаться его убить.

Статья об убийстве несовершеннолетнего просто неприменима.Доктор Элина Сушкевич — одна из самых востребованных специалистов, она одна из тех, кто перевозит детей и участвует в реанимации. Ну что же она там? Сына какой-то (указывает национальность. — Ред.

) она захотела убить? Что вообще за бред! В чём её мотивация?

Что касается действий Елены Белой, глава «Альянса врачей» пояснила, что считает подделку медицинских документов по её указанию не более чем административным правонарушением.

По её словам, акция солидарности с Элиной Сушкевич «сделана для того, чтобы в принципе показать, что врач и уголовное преследование — это вещи несовместимые вообще».

Васильева добавила, что в отличие от представителей правоохранительных органов, врачей некому защитить, кроме их самих.

Дело Белой и Сушкевич похоже на другое, прозванное журналистами «делом Ругина». В последних числах декабря 2015 года в одном из роддомов Калужской области родился недоношенный ребёнок весом 640 граммов. По версии следствия, младенца, которого ещё можно было спасти, специально оставили без всякой помощи.

Обвинения в убийстве и подстрекательстве к нему были предъявлены заместителю главного врача Калужской областной клинической больницы Александру Ругину и двум его подчинённым. В итоге замглавврача и ещё один подсудимый были оправданы. Условный срок получила лишь заведующая акушерским отделением больницы.

И это при том, что в распоряжении обвинения были материалы прослушки телефонных переговоров: сотрудники больницы в тот момент были объектами оперативных мероприятий со стороны антикоррупционного отдела полиции.

В расшифровке в том числе присутствуют такие слова Ругина: «Ну что я им мог посоветовать в таком случае в конце года-то? Сделать его мертворождённым».

Источник: https://news.ru/society/pozhiznennoe-dlya-vrachej-na-chem-postroeno-skandalnoe-delo-sushkevich/

Юриста совет
Добавить комментарий