Сколько могут убрать по апелляции при активном сотрудничестве и возмещении ущерба?

Вс объяснил, как судиться с ук и соседями из-за залива квартиры

Сколько могут убрать по апелляции при активном сотрудничестве и возмещении ущерба?

Верховный суд (ВС) РФ сделал важные разъяснения для пострадавших от залива квартир: отсутствие документов, подтверждающих характер и степень причинённого ущерба, и стоимость проведённых ремонтных работ не являются основанием для отказа во взыскании компенсации. Также истцы могут ошибиться с ответчиками по делу о потопе, суд не может отказывать в их требованиях из-за этой оплошности, а должен сам устранить все препятствия для восстановления справедливости, подчеркивает высшая инстанция.

Дело о потопе

Жительница Ставропольского края подала иск к соседям и управляющей компании о возмещении вреда, причиненного заливом квартиры.

Истица просила суд взыскать солидарно стоимость восстановительного ремонта, судебные расходы на оценку ущерба и производство судебной экспертизы, а также стоимость госпошлины. Общая сумма иска составила более 370 тысяч рублей.

Согласно материалам дела причиной инцидента стал срыв трубы на разводке горячего водоснабжения в квартире сверху. В результате была испорчена потолочная плитка в жилой комнате, на кухне и в коридоре, пол в коридоре и практически весь санузел. Управляющая компания на следующий день составила об этом акт.

Причинённый ущерб и составленный акт ответчики не отрицали и не опровергали, но в удовлетворении требований просили отказать.

Тем не менее Октябрьский суд Ставрополя иск удовлетворил и даже взыскал в пользу пострадавшей дополнительные расходы на проведение судебной строительно-технической экспертизы — чуть более 21,5 тысячи рублей.

Однако Ставропольский краевой суд это решение полностью отменил и вынес постановление об отклонении иска в полном объеме. Более того, апелляция взыскала расходы на экспертизу уже с истицы.

Пострадавшая от залива квартиры с таким решением не согласилась и дошла с жалобой до Верховного суда.

Кто виновен в заливе?

Районный суд, удовлетворяя требования истицы, исходил из того, что материальный ущерб жильцу причинен и соседями, и управляющей компанией, так как они вынесли обоюдное решение о внесении изменений в систему горячего водоснабжения.

«Имеется совокупность условий для возмещения вреда, причиненного в результате залива помещения, вина собственников квартиры, которые не должны были самовольно производить врезку в общедомовую трубу горячего водоснабжения, вина ответчика ООО «Жилищная управляющая компания № 4», работник которого бесконтрольно произвел указанные работы, не согласовав с собственниками помещений многоквартирного дома и управляющей компанией, а также невыполнение управляющей компанией обязанности по проведению проверки температурно-влажного режима подвальных помещений, контролю состояния технических коммуникаций своевременному устранению выявленных нарушений», — указала первая инстанция.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что солидарная ответственность наступить не может, так как участок инженерной системы горячего водоснабжения, врез в который привел к потопу, относится к общедомовому имуществу.

Следовательно, решил краевой суд, ответственность за такой прорыв несет управляющая компания, так как она некачественно исполняла обязанность по обеспечению технически исправного состояния общего имущества.

Доказательств же того, что жильцы квартиры сверху также несут ответственность за потоп суд не получил, указала апелляция.

Она также обратила внимание, что истица не представила в процесс доказательства, подтверждающие виды и стоимость ремонтных работ, расходы на материалы и оборудование, необходимые для устранения дефектов, возникших исключительно в результате затопления. То есть истцом не доказан размер причиненного в результате залива материального вреда, полагает краевой суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что при рассмотрении дела суд апелляционной инстанции допустил существенное нарушение норм материального и процессуального права.

Ответственность управляющей компании

Верховный суд в решении подробно проанализировал обязанности управляющей компании и понятия общего имущества в доме. Он цитирует подпункт 3 пункта 1 статьи 36 Жилищного кодекса РФ, согласно которому собственникам принадлежит общее имущество в многоквартирном доме, в том числе санитарно-техническое и иное оборудование.

В соответствии с пунктом 5 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением правительства от 13 августа 2006 года No 491, в состав общего имущества включаются внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учёта холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях, напоминает суд.

«Из приведённых правовых норм следует, что внутридомовые инженерные системы горячего и холодного водоснабжения до первого отключающего устройства, а также это устройство включаются в состав общего имущества многоквартирного дома», — указывает он.

Пункт 10 правил регламентирует, что общее имущество должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства (в том числе о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающем соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасность для жизни и здоровья граждан, сохранность имущества физических или юридических лиц, государственного, муниципального и иного имущества и др.

Управляющие организации отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества — гарантируется пунктом 42 правил.

Также в соответствии с пунктом 2.

1 статьи 161 Жилищного кодекса при непосредственном управлении домом ответственность перед собственниками за сохранность общего имущества и качественное выполнение работ несут лица, выполняющие услуги по содержанию и ремонту общего имущества, обеспечивающие холодное и горячее водоснабжение и осуществляющие водоотведение, электроснабжение, газоснабжение (в том числе поставки бытового газа в баллонах), отопление (теплоснабжение, в том числе поставки твердого топлива при наличии печного отопления), обращение с твердыми коммунальными отходами, напоминается в решении.

«Следовательно, обязанность по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома, включая внутридомовые инженерные системы холодного водоснабжения до первого отключающего устройства, возложена на управляющую организацию», — отмечает ВС.

Он напоминает, что в ходе процесса было установлено, что причиной залива квартиры истца явился срыв первого запорно-регулировочного крана на отводе разводки от стояка горячего водоснабжения в квартире.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора надлежало установить, относится ли участок инженерной системы горячего водоснабжения, прорыв которого послужил причиной залива квартиры, к общему имуществу многоквартирного дома и возлагается ли ответственность за такой прорыв на управляющую компанию, а также обстоятельства, связанные с возникновением причины залива — действия (бездействие) собственников квартиры сверху и управляющей компании по надлежащему содержанию и эксплуатации трубы горячего водоснабжения», — поясняет высшая инстанция.

Истец может ошибиться с ответчиком

ВС удивился позиции апелляции, отказавшей взыскать ущерб пострадавшей от залива квартиры из-за того, что истица настаивала на солидарной ответственности соседей и управляющей компании.

Краевой суд решил, что ответственность за прорыв несёт только управляющая компания, так как он произошёл на участке общего домового имущества. Но раз заявительница хотела получить компенсацию с обоих ответчиков, то суд решил ей в требованиях вовсе отказать. При этом апелляция сослалась на возможность реализации пострадавшей своего нарушенного права иными предусмотренными законом способами.

Между тем суд апелляционной инстанции не опроверг вывод суда первой инстанции о соответствии выбранного истцом способа защиты своего права и не обосновал в определении, каким именно иным способом соизмеримым нарушенному праву, возможно устранить допущенное ответчиком нарушение прав истца, указывает ВС.

Он отмечает, что «суд апелляционной инстанции не учел, что отсутствие солидарной ответственности не является основанием для освобождения от обязанности его возмещения лицом, причинившим вред, привлеченным к участию в деле в качестве ответчика».

Размер убытков

ВС РФ также не согласился с выводами об отсутствии оснований взыскивать жительнице ущерб из-за того, что не доказан размер причинённого материального вреда. Такая позиция не основана на законе, подчеркивает ВС.

Он ссылается на пункт 1 статьи 1064 ГК РФ, которым предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Кроме того, в силу части 2 статьи 56 ГПК именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

А согласно пункту 1 статьи 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

ВС также приводит разъяснения пленума от 23 июня 2015 года, в абзаце втором пункта 12 которого указано, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

«По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.

В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению», — подчеркивает высшая инстанция.

ВС отмечает, что в таких случаях обязанностью суда является выяснение действительных обстоятельств дела: установление факта залива и виновного в произошедшем инциденте, факта причинения вреда имуществу истца и его оценки в материальном выражении. Но суд апелляционной инстанции эту обязанность не выполнил.

«При этом обязанность по возмещению причинённого вреда и случаи, в которых возможно освобождение от такой обязанности, предусмотрены законом. Недоказанность размера причинённого ущерба к основаниям, позволяющим не возлагать гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда, действующим законодательством не отнесена», — поясняет ВС.

Он посчитал допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права существенными и непреодолимыми, в связи с чем отменил определение и отправил дело на новое рассмотрение.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20190121/293996388.html

Вс рф разъяснил порядок решения споров из-за затопленных квартир

Сколько могут убрать по апелляции при активном сотрудничестве и возмещении ущерба?

Полезное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда пересмотрела спор соседей из-за коммунальной аварии.

На первый взгляд ,ситуация банальная – сосед затопил квартиру соседки этажом ниже. Ремонт обошелся недешево. Договориться о компенсации не вышло.

Верховный суд РФ приравнял нападение с игрушечным пистолетом к разбою

Пришлось обращаться в суд. Пострадавшая соседка в районном суде рассказала, что виновники ее неприятностей – соседи этажом выше, провели в своей квартире незаконную перепланировку инженерных коммуникаций, результатом которой и стал залив ее квартиры.

Поэтому она просит суд обязать виновников ее проблем, компенсировать ей материальные затраты на ремонт и оплатить моральный ущерб.

Каково же было удивление нашей истицы, когда районный суд, выслушав ее доводы, ей в иске отказал. Суд сослался на такой аргумент – дама нарушила статью 56 Гражданского процессуального кодекса. То есть не представила доказательства размера причиненного ей ущерба.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению теми, кто этот вред причинил

А имеющиеся в распоряжении суда материалы дела не позволяют ему установить размер ущерба. Районный суд записал – “фактическое изложение в тексте иска таблицы видов работ с указанием их объема, стоимости и стоимости материалов, не является надлежащим доказательством причинения ущерба и его размера имуществу истца”.

Такие таблицы, по мнению суда, не соответствуют закону и не могут быть допустимым доказательством подтверждающим ущерб и его размер. Никаких других доказательств, по мнению райсуда, им истицей представлено не было.

Апелляция такое решение утвердила, полностью согласившись с подобными доводами. Пришлось даме идти дальше – до Верховного суда РФ. Там перечитав дело, изучив представленные в деле доказательства, заявили об ошибочности выводов коллег.

Верховный суд напомнил про постановление своего же пленума (от 19 декабря 2003 года N23). Назывался пленум – “О судебном решении”. Там было сказано, что решение суда является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, “которые подлежат применению к данному правоотношению”.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами.

Верховный суд заявил, что судебное решение считается обоснованным, если имеющиеся в деле факты, подтверждены исследованными судом доказательствами. По закону (ГПК ст. 56) суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, а какие – нет.

ВС защитил от наказания людей, которых контрабандисты используют втемную

А еще суд решает, какой стороне спора надо эти обстоятельства доказывать. Ну а потом выносит эти обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-то из них не ссылались.

По Гражданскому кодексу (ст.15) гражданин, чье право нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение в меньшем размере.

В другой статье того же Гражданского кодекса РФ (ст.1064) записано, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный юридическому лицу, подлежит возмещению в полном объеме. И возмещают его те, кто этот вред причинил. Размер же убытков, которые надо возместить, должен быть установлен “с разумной степенью достоверности”.

Верховный суд напомнил, что по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса, в удовлетворении требования о возмещении ущерба нельзя отказать только на том основании, что их точный размер нельзя установить.

В таком случае, размер подлежащих возмещению убытков “определяется судом, с учетом всех обстоятельств дела и исходя из принципов справедливости, соразмерности, ответственности допустившему нарушение”.

При таких обстоятельствах, сказал Верховный суд РФ, обязанностью суда, прописанной в действующем законодательстве является выяснение действительных обстоятельств дела.

Проще говоря, районному суду надо было установить факт залива и лица, виновного в заливе. Кроме того следовало установить факт причинения вреда имуществу истца, и его оценки в материальном выражении. Но районный суд почему то от этой прямой своей обязанности уклонился, – заметила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Специально для своих коллег Верховный суд подчеркнул следующее. Он сказал, что пострадавшая дама в обоснование своих материальных требований представила в районный суд акт жилищной организации с описанием обнаруженных на месте повреждений от залива.

По мнению высокой судебной инстанции, суд у нас наделен и “иными процессуальными возможностями”, которые позволяют ему установить размер убытков.

Но почему-то суд первой инстанции в нарушении действующего законодательства этими возможностями не воспользовался.

А еще Верховный суд РФ напомнил, что обязанность по возмещению вреда и случаи, когда от таких обязанностей можно избавиться, известны, и они предусмотрены законом. Недоказанность размера вреда к основаниям, позволяющим освобождать причинившего вред от такой ответственности, законом не отнесена.

Верховный суд назвал незаконные условия в брачных контрактах

Суд апелляции, который должен был, пересматривая дело, заметить эти ошибки коллег из районного суда и их исправить, почему-то это не сделал. Это нарушение норм права, сказал Верховный суд и они считаются существенными.

По мнению Верховного суда, допущенные судом апелляционной инстанцией , проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм права являются непреодолимыми.

Поэтому они могут быть исправлены только отменой апелляционного определения.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решила, что дело про залив соседями нижестоящей квартиры надо перерешать именно в апелляционной инстанции.

Если перевести сложные юридические термины, которыми пользовался Верховный суд на общепонятный язык, то получится следующая ситуация.

Получив иск от пострадавшей с ее расчетами затрат на ремонт, районный суд должен был решить – был залив или нет, проверить акт об этом от жилищной организации и если появились сомнения в цене ремонта и количестве пострадавших вещей, то назначить своим решением соответствующую экспертизу для подтверждения фактов, которые предоставила гражданка.

В итоге Верховный суд велел пересмотреть дело с учетом его замечаний.

Источник: https://rg.ru/2017/05/22/vs-rf-raziasnil-poriadok-resheniia-sporov-iz-za-zatoplennyh-kvartir.html

Юриста совет
Добавить комментарий