Предъявление административного правонарушения сотрудниками полиции из за алкогольного опьянения

Постановление Верховного Суда РФ от 10 апреля 2019 г. N 5-АД19-14 Суд отменил вынесенные ранее судебные акты нижестоящих инстанций по делу о невыполнении водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и прекратил производство по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности

Предъявление административного правонарушения сотрудниками полиции из за алкогольного опьянения

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б.,

рассмотрев жалобу с дополнениями Пахомова А.А. и его защитника Харченковой М.С. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 416 района Арбат г. Москвы от 30 ноября 2017 года, решение судьи Пресненского районного суда г.

 Москвы от 22 марта 2018 года и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 21 декабря 2018 года, вынесенные в отношении Пахомова Александра Александровича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 416 района Арбат г. Москвы от 30 ноября 2017 года, оставленным без изменения решением судьи Пресненского районного суда г.

 Москвы от 22 марта 2018 года (с учетом определения об исправлении описки от 23 марта 2018 года) и постановлением заместителя председателя Московского городского суда от 21 декабря 2018 года, Пахомов А.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 7 месяцев.

В жалобе и дополнениях к ней, поданных в Верховный Суд Российской Федерации, Пахомов А.А. и его защитник Харченкова М.С. просят отменить вынесенные по делу судебные акты, приводя доводы об их незаконности, производство по делу прекратить.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Пахомова А.А.

к административной ответственности) невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно пункту 2.3.

2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее – Правила дорожного движения), водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Основанием для привлечения Пахомова А.А. мировым судьей к ответственности на основании части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужили выводы о том, что он 09 мая 2017 года в 09 часов 20 минут по адресу: г. Москва, ул.

 Новый Арбат, д. 21 управлял транспортным средством, с признаками опьянения, в нарушение требований пункта 2.3.

2 Правил дорожного движения не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

С таким решением судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 24.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно статье 26.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежит наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также его виновность в совершении административного правонарушения.

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является водитель транспортного средства.

В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения водителем признается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством.

При определении субъекта административного правонарушения, предусмотренного главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, следует учитывать, что водителем является лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях”).

Требования к водителю транспортного средства о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения установлены статьей 27.

12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях во взаимосвязи с положениями Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475.

При этом обязательным условием правильной квалификации действий (бездействий) лица по части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является установление законности требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения необходимо учитывать, что управление транспортным средством представляет собой целенаправленное воздействие на него физического лица (лиц), в результате которого транспортное средство приводится в движение (вне зависимости от запуска двигателя).

При составлении сотрудниками полиции процессуальных документов, а также в ходе производства по данному делу Пахомов А.А. последовательно утверждал о том, что в момент предъявления сотрудниками полиции требования о прохождении медицинского освидетельствования транспортным средством он не управлял, следовательно, водителем не являлся.

При рассмотрении дела мировым судьей Пахомов А.А. и его защитник указывали на то, что требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения являлось незаконным, поскольку водителем транспортного средства Пахомов А.А. не являлся. В момент, относящийся к указанным событиям, Пахомов А.А. автомобилем не управлял.

В подтверждение указанных доводов Пахомовым А.А. был представлен парковочный билет, согласно которому транспортное средство, государственный регистрационный знак … 08 мая 2017 года в 22:46:15 было размещено на платной городской парковке. Согласно парковочному билету транспортное средство платную парковку не покидало (л.д. 55).

09 мая 2017 года в 07 часов 55 минут Пахомовым А.А. в компании “Wheely” была заказана услуга трезвый водитель.

Согласно ответу генерального директора ООО “Вили” Чиркунова А.О., 09 мая 2017 года посредством мобильного приложения “Wheely” был оформлен заказ на выполнение услуги по тарифу “Трезвый водитель”. Водитель Л. прибыл на место исполнения заказа по адресу: г. Москва, ул. Новый Арбат, д. 21 в 07 часов 59 минут (л.д. 56).

Л. допрошенный в качестве свидетеля, пояснил, что работал водителем в ООО “Вили”, где 09 мая 2017 года получил заказ услуги трезвый водитель с ул. Новый Арбат д. 21, указав, что не видел, чтобы Пахомов А.А. двигался на автомобиле по парковке (л.д. 62-63).

Допрошенный в судебном заседании понятой И. пояснил, что не видел, управлял ли Пахомов А.А. транспортным средством или нет (л.д. 84).

Второй понятой Б. ни мировым судьей, ни судьей районного суда допрошен не был.

Вместе с тем, выводы в судебных актах об управлении Пахомовым А.А. транспортным средством 09 мая 2017 года вступают в противоречие с показаниями свидетелей Л. и И. которые указали, что не видели факт управления Пахомовым А.А. транспортным средством.

Мотивы, по которым достоверными относительно обстоятельств вмененного административного правонарушения признаны одни доказательства и отвергнуты другие, в обжалуемых актах по делу об административном правонарушении фактически не приведены, возникшие противоречия не устранены.

В связи с вышеизложенным в данном случае нельзя сделать однозначный вывод о законности требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования Пахомовым А.А. именно как лицом, управляющим транспортным средством.

Поскольку частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за невыполнение требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения именно водителем транспортного средства, то квалификация действий Пахомова А.А. по указанной норме является неправомерной.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.

17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 416 района Арбат г. Москвы от 30 ноября 2017 года, решение судьи Пресненского районного суда г.

 Москвы от 22 марта 2018 года и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 21 декабря 2018 года, вынесенные в отношении Пахомова Александра Александровича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

С учетом того, что на момент рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации жалобы Пахомова А.А. срок давности привлечения его к административной ответственности, установленный частью 1 статьи 4.

5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, истек, производство по данному делу об административном правонарушении в силу положений пункта 4 части 2 статьи 30.17 и пункта 6 части 1 статьи 24.

5 названного Кодекса подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

жалобу с дополнениями Пахомова А.А. и его защитника Харченковой М.С. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 416 района Арбат г. Москвы от 30 ноября 2017 года, решение судьи Пресненского районного суда г.

 Москвы от 22 марта 2018 года и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 21 декабря 2018 года, вынесенные в отношении Пахомова Александра Александровича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда Российской Федерации С.Б. Никифоров

ВС РФ отменил наказание за отказ гражданина от требования сотрудника ГИБДД пройти медосвидетельствование на состояние опьянения.

Не доказано, что гражданин управлял автомобилем в момент предъявления требования. Выводы предыдущих инстанций об обратном противоречат показаниям свидетелей. Те утверждают, что не видели, как гражданин вел автомобиль.

Мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты, в обжалуемых актах не указаны, противоречия не устранены. Однозначный вывод о том, что требование о прохождении медосвидетельствования было законным, сделать нельзя.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72135656/

Памятка сотрудникам вневедомственной охраны

Предъявление административного правонарушения сотрудниками полиции из за алкогольного опьянения

Участие сотрудников ОВО в «пресечении» административных правонарушений по 20 главе КоАП РФ исходя из правильного прочтения и толкования соответствующих статей Кодекса и других НПА в части их касающихся, а также имеющихся у них на данный момент полномочий.

Черным шрифтом выделены слова, которые являются ключевыми и дают представление о правовом смысле используемых процессуальных действий приведенной статьи

Полномочия сотрудников исходя из ст. 9 ФЗ 226

3) пресекать преступления, административные правонарушения и противоправные действия;

Вместе с этим п.5 полномочий указывает нам на то, что сотрудники Гвардии должны осуществлять производство по делам об административных правонарушениях в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях;

Поэтому в области административного законодательства мы руководствуемся именно КоАП РФ

Пресечение – что подразумевает под собой обозначенный термин

В целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять следующие меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении:

Меры обеспечения у нас указаны в статье 27.1 КоАП РФ

Статья 27.1. Меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении

1) доставление;

2) административное задержание;

3) личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице;

4) изъятие вещей и документов;

5) отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида;

5.1) освидетельствование на состояние алкогольного опьянения;

6) медицинское освидетельствование на состояние опьянения;

7) задержание транспортного средства;

8) арест товаров, транспортных средств и иных вещей;

9) привод;

10) временный запрет деятельности;

12) помещение иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации в форме принудительного выдворения за пределы Российской Федерации, в специальные учреждения, предусмотренные Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации”.

2. Вред, причиненный незаконным применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Итак, можно сделать вывод, что термин «пресечение» подразумевает под собой в обязательном порядке применение какой-либо меры обеспечения перечисленных в ст.27.1 КоАП РФ.

Исходя из этого нужно понимать, что «пресечение» правонарушения невозможно осуществить без применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении должностным лицом, уполномоченного и наделенного правом их применения, также под мерами административного пресечения, следует понимать регулируемые нормами административного права юридические средства и способы принудительного воздействия, имеющие целью незамедлительное прекращение реально и открыто существующей противоправной ситуации на месте ее обнаружения путем прямого вмешательства субъекта административной власти, наделенного специальными полномочиями, в деятельность правонарушителя, а также применяемые в целях создания возможности для последующего привлечения нарушителя к юридической ответственности.

Сотрудники Росгвардии могут применить к правонарушителям указанной категории лишь одну меру – требование прекратить противоправное поведение, потому, как только она лишена свойства материального воздействия, применить все остальные меры мы в данном случае не в праве.

Потому как указанная ниже статья нам прямо говорит об этом

Статья 1.6. Обеспечение законности при применении мер административного принуждения в связи с административным правонарушением

1. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

2. Применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанных органа или должностного лица в соответствии с законом.

3. При применении мер административного принуждения не допускаются решения и действия (бездействие), унижающие человеческое достоинство.

P.S. Из данной статьи следует, что меры обеспечения административного производства в той степени в которой они необходимы, могут применять, лишь уполномоченные на то законом должностные лица. Применительно, например, к статье 20.21 КоАП РФ сотрудники ОВО Росгвардии применять указанные в ст. 27.1 меры не уполномочены.

Итак, вернемся к мерам обеспечения которые мы указали выше в ст.27.1

Статья 27.2. Доставление

2) военнослужащими и сотрудниками федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, должностные лица ведомственной охраны федеральных органов исполнительной власти и организаций, военизированных и сторожевых подразделений организации, подведомственной федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, при выявлении административных правонарушений, связанных с причинением ущерба охраняемым ими объекту или вещам либо с посягательством на такие объекты или вещи, а равно с проникновением в охраняемую ими зону, – в служебное помещение органа внутренних дел (полиции), служебное помещение охраны или в служебное помещение подразделения воинской части либо органа управления войск национальной гвардии Российской Федерации;

P.S. Данная статья прямо указывает на единственную категорию правонарушителей и те обстоятельства, при которых сотрудник Росгвардии вправе применить к нарушителю меру обеспечения административного производства называемой доставлением, доставлять правонарушителей совершивших иные правонарушения нам ЗАПРЕЩЕНО.

Статья 27.12.1. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения

1. Лица, совершившие административные правонарушения (за исключением лиц, указанных в частях 1 и 1.1 статьи 27.12 настоящего Кодекса), в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, подлежат направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

2. Направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лиц, указанных в части 1 настоящей статьи, производится в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии со статьей 28.3 настоящего Кодекса.

Статья 28.3 КоАП РФ

Источник: https://www.prof-police.ru/pamyatki/2418-pamyatka-sotrudnikam-vnevedomstvennoj-okhrany.html

Всегда ли прав сотрудник милиции, предъявляя к водителю требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения? (Вопросы практики)

Предъявление административного правонарушения сотрудниками полиции из за алкогольного опьянения

(Семенов С. Н., Петров М. Г.)

(«Административное право и процесс», 2007, N 2)

ВСЕГДА ЛИ ПРАВ СОТРУДНИК МИЛИЦИИ,

ПРЕДЪЯВЛЯЯ К ВОДИТЕЛЮ ТРЕБОВАНИЕ О ПРОХОЖДЕНИИ МЕДИЦИНСКОГО

ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ НА СОСТОЯНИЕ ОПЬЯНЕНИЯ?

(ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ)

С. Н. СЕМЕНОВ, М. Г. ПЕТРОВ

Семенов С. Н., председатель Амурского областного суда.

Петров М. Г., помощник председателя Амурского областного суда.

В наши дни для многих вождение транспортного средства — это не только привычный, ставший естественным способ передвижения, но и профессия, деятельность, направленная на извлечение прибыли, а иногда и просто источник существования.

Закон устанавливает довольно ощутимые меры ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами как за вождение автомобиля лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения (а также за передачу управления автомобилем лицу, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения), так и за невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Сказанное свидетельствует о том, что названные выше правонарушения по степени их общественной опасности ставятся государством в один ряд.

Вместе с этим положения статьи 12.26 КоАП РФ в отличие от законодательной формулировки частей 1 и 2 статьи 12.8 КоАП РФ не столь однозначны.

Так, диспозиции частей 1 и 2 статьи 12.8 КоАП РФ достаточно четко определяют обстоятельства, подлежащие установлению при рассмотрении соответствующих дел об административных правонарушениях. В частности, признание лица виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

8 КоАП РФ, возможно лишь при наличии доказательств, подтверждающих тот факт, что это лицо управляло транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Соответственно при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.

8 КоАП РФ, наряду с фактом управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, подлежит установлению и то, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, сознательно передало управление транспортным средством указанному водителю.

Состояние алкогольного опьянения — формулировка достаточно определенная.

Установление такого физиологического состояния — при условии соответствия процедуры медицинского освидетельствования на состояние опьянения и оформленного по его результатам акта требованиям Правил медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов (утверждены Постановлением Правительства РФ от 26 декабря 2002 года N 930) — производится мировыми судьями без каких-либо серьезных осложнений.

В диспозиции же статьи 12.26 КоАП РФ законодателем используются не совсем конкретные, на наш взгляд, понятия: «невыполнение требования о прохождении медицинского освидетельствования», «прохождение медицинского освидетельствования», «законное требование сотрудника милиции».

О несовершенстве диспозиции статьи 12.26 КоАП РФ мы уже вели речь в одной из публикаций. (Семенов С. Н., Петров М. Г. Диспозиция статьи 12.26 КоАП РФ нуждается в уточнении // Мировой судья. 2006. N 4.)

Вернуться к этой теме нас побудили многочисленные обращения и телефонные звонки с просьбами более подробно изложить нашу точку зрения по данному вопросу.

Остановимся в этой связи на примере конкретного дела.

31 мая 2006 года постановлением мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку Г. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП, и подвергнута административному наказанию в виде лишения права управления транспортным средством на срок один год шесть месяцев.

Как следует из постановления, 26 мая 2006 года в 16 часов 15 минут в с. Новопетровка Благовещенского района Амурской области Г., управляя автомобилем с признаками алкогольного опьянения, не выполнила законное требование сотрудников милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Решением судьи Благовещенского районного суда Амурской области от 3 июля 2006 года постановление мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку от 31 мая 2006 года по делу об административном правонарушении в отношении Г. оставлено без изменения, а ее жалоба — без удовлетворения.

При рассмотрении жалобы Г., поданной на имя председателя Амурского областного суда, установлено следующее.

26 мая 2006 года Г. на автомобиле следовала с ребенком из г. Благовещенска Амурской области в п. Гонжа Магдагачинского района Амурской области для прохождения санаторного лечения.

В районе села Новопетровка Благовещенского района Амурской области (данный населенный пункт находится на расстоянии около 60 километров от г. Благовещенска) Г. была остановлена сотрудниками милиции, и ей предложено было пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Основанием для предъявления подобного требования, как следует из протокола о направлении Г. для прохождения медицинского освидетельствования, явился запах алкоголя, исходивший изо рта Г.

Согласно имеющемуся в деле рапорту одного из сотрудников ГИБДД Г.

вела себя в общении с представителями правоохранительных органов не вполне адекватно (в частности, утверждала, что названные лица — бандиты), от нее исходил запах спиртосодержащей жидкости.

Протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, составленный в отношении Г. 26 мая 2006 года, содержит ее объяснение, из которого следует, что она не находилась в состоянии опьянения; согласна пройти экспертизу в ближайшем населенном пункте по пути следования.

Между тем Г. была отстранена от управления транспортным средством и вынуждена вернуться в г. Благовещенск (ее автомобилем управлял сотрудник ГИБДД), где автомобиль поместили на арестплощадку.

В 19 часов 23 минуты 26 мая 2006 года Г. самостоятельно прошла в Амурском областном наркологическом диспансере медицинское освидетельствование на состояние опьянения с проведением химического исследования принадлежащей Г. биологической среды.

Согласно акту судебно-химического исследования N 3750 от 29 мая 2006 года этиловый спирт в биологической среде, принадлежащей Г., не обнаружен.

Постановлением председателя Амурского областного суда от 14 сентября 2006 года постановление мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку от 31 мая 2006 года и решение судьи Благовещенского районного суда Амурской области от 3 июля 2006 года по делу об административном правонарушении в отношении Г. отменены, административное дело передано на новое судебное рассмотрение мировому судье.

Основаниями к отмене состоявшихся по делу судебных решений явилось то, что ни мировой судья, ни судья, рассматривавший жалобу Г. на постановление мирового судьи в порядке ст. 30.6 КоАП РФ, не установили, в чем именно выразилось невыполнение Г.

требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также не дали оценку тому, было ли требование о прохождении медицинского освидетельствования, предъявленное сотрудниками ГИБДД к Г., законным.

Действительно, в протоколе об административном правонарушении Г. указала о своем согласии пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения в ближайшем населенном пункте по пути следования — что вполне разумно, учитывая значительную отдаленность (около 60 км) места задержания ее автомобиля сотрудниками ГИБДД от областного центра.

Таким образом, Г. отказывалась возвращаться в г. Благовещенск, куда ей было предложено проехать для прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При этом она изъявила желание пройти такое освидетельствование в любом из населенных пунктов по пути ее следования.

В чем же в такой ситуации выражается невыполнение требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения? Обязан ли водитель проходить освидетельствование именно в том месте, которое укажет сотрудник ГИБДД?

Таким образом, в рассматриваемом нами случае возникает вопрос о правомерности требования сотрудников ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования именно в г. Благовещенске.

Да и вообще, законно ли в данном случае требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения?

Исходя из имеющегося в деле рапорта одного из сотрудников ГИБДД, о котором шла речь выше, очевидно, что между Г. и сотрудниками ГИБДД имела место некая конфликтная ситуация. Не продолжением ли конфликта стало требование о прохождении медицинского освидетельствования?

В любом случае, требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения не может быть предъявлено сотрудниками ГИБДД произвольно, по своему личному, ничем не обусловленному усмотрению.

Такое требование может быть предъявлено только в том случае, если установлены критерии, дающие достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии алкогольного опьянения (утверждены Приказом Министерства здравоохранения РФ от 14 июля 2003 года N 308).

Такими критериями являются: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; выраженное дрожание пальцев рук; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке; наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, определяемое техническими средствами индикации, зарегистрированными и разрешенными для использования в медицинских целях и рекомендованными для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Считаем, вопрос о наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находился в состоянии алкогольного опьянения и подлежал направлению на медицинское освидетельствование, должен быть проверен судом в каждом конкретном случае с учетом имеющихся в деле доказательств.

В рассматриваемом нами случае судья Благовещенского районного суда, рассматривавший жалобу Г. на постановление мирового судьи, пришел к выводу о том, что Г. находилась за рулем с признаками алкогольного опьянения — запахом алкоголя изо рта, что подтверждается показаниями сотрудников ГИБДД Б. и М.

, оснований не доверять которым у Суда не имелось. Акт судебно-химического исследования N 3750 от 29 мая 2006 года признан Судом доказательством, не относящимся к рассматриваемому административному правонарушению, поскольку Г.

не вменялось управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Такие выводы Суда не могут быть признаны обоснованными.

В соответствии со ст. 26.

2 КоАП РФ доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Объективно акт судебно-химического исследования N 3750 от 29 мая 2006 года, согласно которому этиловый спирт в биологической среде, представленной Г.

при ее медицинском освидетельствовании на состояние опьянения в 19 часов 23 минуты 26 мая 2006 года, не обнаружен, противоречит показаниям свидетелей Б. и М.

о том, что в действительности имелись достаточные основания полагать, что Г. управляла автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Иных доказательств, помимо показаний сотрудников ГИБДД Б. и М., свидетельствующих о том, что от Г. исходил запах алкоголя либо имелись иные признаки алкогольного опьянения, в материалах дела не содержится.

При таких обстоятельствах, по нашему мнению, Суду надлежало дать оценку представленным доказательствам и решить вопрос о правомерности предъявленного к Г. требования со стороны сотрудников ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

13 октября 2006 года при новом судебном разбирательстве производство по делу об административном правонарушении в отношении Г. мировым судьей прекращено.

Обратим внимание и на разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», которые подтверждают правильность позиции, изложенной в постановлении председателя Амурского областного суда от 14 сентября 2006 года по делу об административном правонарушении в отношении Г.

Так, Верховный Суд РФ обратил внимание на необходимость проверки наличия законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (пункт 8 названного Постановления Пленума), по существу, тем самым признав недопустимым формальный подход к применению положений статьи 12.26 КоАП РФ.

При этом отмечено, что представление в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии алкогольного опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции.

Вместе с этим такой акт в каждом конкретном случае должен получить оценку суда, в частности, необходимо учитывать временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования по инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т. п.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 даны ответы и на ряд иных вопросов, возникающих на практике в связи с применением судами главы 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (на необходимость выработки таких разъяснений мы обращали внимание в одной из публикаций (Семенов С. Н., Петров М. Г. Диспозиция статьи 12.26 КоАП РФ нуждается в уточнении // Мировой судья. 2006. N 4)), что, безусловно, должно оказать позитивное влияние на качество принимаемых судами решений.

——————————————————————

Источник: http://www.center-bereg.ru/f1654.html

Вс объяснил, когда выпившего водителя не надо отправлять на освидетельствование

Предъявление административного правонарушения сотрудниками полиции из за алкогольного опьянения

Верховный суд (ВС) РФ вступился за водителя, лишенного права управлять транспортом за отказ пройти медицинское освидетельствование. Житель Новосибирска переставил на парковке машину и ушёл по своим делам, а в это время в автомобиль врезалась другая машина.

Отсутствие автолюбителя за рулём в момент ДТП, а также значительный временной промежуток между аварией и приездом на место сотрудников ГИБДД не помешали последним обязать водителя пройти «экспертизу на трезвость».

Новосибирские суды также не стали принимать во внимание, что между аварией и отправкой водителя на медосвидетельствование прошло более часа, да и за рулём в момент столкновения тот не находился. Верховный суд РФ объяснил, почему судьи были не правы и когда водителя на медосвидетельствование отправлять незачем. 

Суть дела 

Из материалов дела следует, что на территории производственной базы Красный Яр произошло ДТП: водитель «УАЗ Патриота» врезался в припаркованный «Ситроен».

В легковом автомобиле в момент аварии никого не было, но сотрудники ГИБДД просмотрели запись с видеокамер, вычислили человека, который последним управлял «Ситроеном», и так как от этого мужчины исходил запах алкоголя, обязали его пройти медицинское освидетельствование.

Водитель от процедуры отказался, пояснив, что он находился за рулем более двух часов назад, а в момент аварии его за рулём не было, следовательно, участником ДТП он не является. По словам водителя, он лишь переставил машину на стоянке по просьбе своей знакомой.

Несмотря на то, что на записи отчетливо видно, что в момент столкновения в «Ситроене» никого не было – и это подтвердили и инспекторы ГИБДД, и ряд свидетелей – а также материалы дела установили, что между моментом аварии и прибытием на место сотрудников автоинспекции прошло более двух часов мировой суд Кировского района Новосибирска посчитал автолюбителя виновным по статье 12.26 КоАП РФ и лишил его на 1,5 года права управлять транспортом, а также оштрафовал на 30 тысяч рублей.

Вышестоящие инстанции – Кировский районный и Новосибирский областной суды никаких противоречий в этом решении не нашли.

Верховный суд РФ с такой трактовкой событий не согласился. 

Кто является водителем 

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений, напоминает ВС РФ. 

Он также ссылается на статье 26.1 КоАП, согласно которой в судебном процессе выяснению, в числе иных обстоятельств, подлежит наличие самого события правонарушения, кто его совершил, а также виновность этого человека.

Субъектом административного правонарушения об отказе проходить медосвидетельствование является водитель транспортного средства, а в силу пункта 1.2 Правил дорожного движения водителем признается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, указывает высшая инстанция. 

«При определении субъекта административного правонарушения, следует учитывать, что водителем является лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще (пункт 1 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года No 18)», – отмечает ВС.

При этом обязательным условием правильной квалификации действий лица по части 1 статьи 12.26 КоАП является установление законности требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, напоминает суд. 

При составлении сотрудниками полиции процессуальных документов, а также в ходе производства по данному делу автолюбитель последовательно утверждал о том, что в момент предъявления сотрудниками полиции требования о прохождении медицинского освидетельствования транспортным средством он не управлял, следовательно, водителем не являлся.

При рассмотрении дела мировым судьей водитель и его защитник указывали на то, что требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения являлось незаконным, поскольку в момент дорожно-транспортного происшествия и после него он автомобилем не управлял.

Собственница «Ситроен» также в суде подтвердила, что водителем является она, а привлекаемый к ответственности лишь переставил ее автомобиль на парковке. ДТП произошло через 40 минут после перестановки машины, а ГИБДД приехала на место, когда с момента аварии прошло более часа.

Сотрудники Госавтоинспекции и другие свидетели подтверждали в суде, что события развивались именно так и материалы дела зафиксировали именно эти факты. 

Таким образом, при рассмотрении дела было установлено, что с момента управления заявителем транспортным средством до предъявления требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования прошел значительный промежуток времени, в момент, относящийся к событию административного правонарушения, он не являлся водителем транспортного средства, констатировал ВС. 

В связи с вышеизложенным нельзя сделать однозначный вывод о том, что требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования предъявлено автору жалобы именно как к лицу, управляющему транспортным средством.

Поскольку частью 1 статьи 12.26 КоАП предусмотрена ответственность за невыполнение требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения именно водителем транспортного средства, то квалификация действий заявителя по указанной норме является неправомерной.

В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 КоАП лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, напоминает высшая инстанция. 

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи Кировского района Новосибирска и последующие решения вышестоящих инстанций подлежат отмене, решил ВС РФ. А так как к моменту поступления дела в Верховный суд РФ срок давности по нему истёк, то высшая инстанция прекратила преследование водителя. 

Алиса Фокс 

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20181217/292672491.html

Остановили на дороге: действия водителя и полицейского

Предъявление административного правонарушения сотрудниками полиции из за алкогольного опьянения

BNews.kz расспросил экспертов. 

Что обязан и не обязан делать полицейский при остановке водителя, рассказал BNews.kz начальник штаба спецбатальона дорожно-патрульной полиции, управления административной полиции, департамента полиции г. Нур-Султан, капитан полиции Нурлан Капаров.

Согласно статье 52-й закона о дорожном движении «Основание и порядок остановки транспортных средств».

Основаниями по остановке транспортных средств по требованию сотрудника органов внутренних дел, являются:

  1. нарушение водителем транспортного средства требований настоящего закона или правил дорожного движения, в том числе зафиксированные сертифицированным специальным техническим средством и прибором нарушения правил дорожного движения.
  2. работа по розыску угнанных, похищенных транспортных средств, а также транспортных средств водители которых скрылись с места ДТП, иных преступлений, связанных с использованием транспортных средств.
  3. необходимость предоставления транспортного средства, в случаях, предусмотренных п.7, п.3 ст.54 настоящего закона.
  4. проверка у водителя документов, предусмотренных подпунктом 1 пункта 3 ст.54 настоящего закона на стационарных постах полиции, а также при проведении оперативно-профилактических мероприятий.
  5. проверка документов на перевозимый груз на постах полиции и контрольно-пропускных пунктах, в период проведения специальных мероприятий, допускается остановка транспортных средств вне постов, с целью проверки документов на перевозимый груз.
  6. выполнение решений уполномоченных на то госорганов или должностных лиц об ограничении или запрещения движения транспорта.
  7. необходимость опроса водителя или пассажира (-ов) об обстоятельствах совершения ДТП, административного правонарушения, преступлений очевидцами, которых они являются.
  8. Регулирование дорожного движения

    Остановка транспортного средства по требованию сотрудников органов внутренних дел по основаниям, непредусмотренных вышеуказанными пунктами – запрещается.

В случае остановки транспортного средства сотрудник органов внутренних дел обязан последовательно совершить следующие действия:

  1. незамедлительно подойти к транспортному средству
  2. представиться и по требованию водителя предъявить служебное удостоверение для ознакомления и установления фамилии и должности
  3. разъяснить причину остановки транспортного средства
  4. в случае, если нарушения водителя транспортного средства правил дорожного движения зафиксировано сертифицированным спецтехническими средствами и приборами, предъявите водителю соответствующие материалы для ознакомления.

При наличии основания остановки транспортного средства и после выполнения сотрудником ОВД всех действий, водитель обязан выполнить законные требования сотрудника.

Примечание: в настоящее статье под специальными мероприятиями понимаются: оперативно- профилактические, оперативно-розыскные, охранные мероприятия и антитеррористические операции, проводимые правоохранительными и специальными госорганами.

«Если водитель явно нарушил ПДД, сотрудник ОВД обязан отреагировать, даже если затор. При остановке, он обязан увести транспортное средство, так, чтобы она не мешало движения транспорта, не создавала помех для других транспортных средств», — отметил  Капаров.

«Полицейские включают видеорегистратор с момента заступления на службу и полностью он выключается после окончания службы. Каждое включение всё фиксируется через командира взвода и дежурного части» – резюмировал Капаров.

Какие действия обязан или не обязан совершать водитель тогда, когда его останавливает  полицейский. Об этом BNews.kz рассказал директор юридической фирмы Suleiman&Partners Станислав Лопатин.

По словам Лопатина, существует только 8 вышеуказанных оснований для остановки транспортного средства.

В случае, если водитель остановлен не по указанным основаниям или с их нарушением, водитель имеет право написать жалобу на сотрудника полиции. Имеет право также сообщить, о том, что сотрудник полиции действует неправомерно и на него будет подана жалоба.

После остановки водитель имеет право требовать от сотрудника полиции:

  1. незамедлительно подойти к транспортному средству;
  2. представиться и предъявить служебное удостоверение;
  3. разъяснить причину остановки транспортного средства;
  4. предъявить материалы фиксации нарушений правил дорожного движения, если водитель остановлен из-за нарушения.

Также водитель имеет право проводить фото- и видеосъемку действий сотрудников полиции.

После остановки водитель обязан:

  • не покидать транспортное средство без разрешения сотрудника полиции;
  • не покидать транспортное средство без принятия мер, исключающих самопроизвольное движение транспортного средства;

передать для проверки сотруднику полиции:

  • водительское удостоверение;
  • документ, удостоверяющий личность;
  • СРТС («техпаспорт»);
  • путевой лист, доверенность на управление машиной;
  • пройти по требованию сотрудника полиции освидетельствование на состояние опьянения;
  • предоставить транспортное средство:
  • медицинским работникам, следующим в попутном направлении для оказания медицинской помощи;
  • медицинским работникам, сотрудникам органов внутренних дел и органов национальной безопасности для транспортировки граждан, нуждающихся в срочной медицинской помощи, в лечебные учреждения, а также при проведении антитеррористических операций;
  • сотрудникам органов внутренних дел для транспортировки транспортных средств, поврежденных при дорожно-транспортных происшествиях, проезда к месту стихийного бедствия.

После остановки машины водителю запрещено употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества.

При составлении протокола об административном правонарушении водитель имеет право:

  • требовать сообщить за какое нарушение он привлекается и по какой статье;
  • требовать предоставить адвоката за счет государства при рассмотрении дела;
  • требовать рассмотрения дела судом, а не сотрудниками полиции;
  • требовать рассмотреть дело по месту его жительства, а не месту совершения правонарушения;
  • требовать вручения копии протокола и материалов, приложенных к нему (например, фото-, видеозаписей);
  • при несогласии с действиями сотрудника полиции, указать об этом при подписании протокола.

При досмотре транспортного средства:

  • требовать составить протокол досмотра транспортного средства.
  • требовать участия в досмотре двух понятых, а когда нет реальной возможности привлечения понятых (труднодоступная местность и нет связи) вести видеосъемку всего процесса досмотра и сделать об этом пометку в протоколе.
  • при несогласии с действиями сотрудника полиции, указать об этом при подписании протокола досмотра.
  • требовать вручения копии протокола и материалов, приложенных к нему (например, фото-, видеозаписей);

Водитель не обязан:

  • останавливаться по требованию сотрудника полиции не в форменной одежде или если подаваемые им сигналы об остановке не понятны или их исполнение создает аварийную обстановку;
  • без составления протокола досмотра и привлечения понятых предъявлять аптечку, огнетушитель, аварийный знак, номера двигателя и кузова.
  • искать, где именно находится номер двигателя или кузова, очищать его от грязи.

При нарушении сотрудниками полиции прав водителя (например, при отказе составлять протокол, предоставлять понятых, давать разъяснения, предъявлять удостоверение) можно позвонить по телефонам доверия МВД — 1402 или Антикоррупционной службы — 1424 и сообщить о фактах нарушения.

Источник: https://baigenews.kz/lite/news/o_deistviyah_voditelya_pri_ostanovke_ego_politseiskimi/

Юриста совет
Добавить комментарий