Правомочна ли была передача дела о халатности врача скорой помощи участковому?

Ни лечить, ни выписать

Правомочна ли была передача дела о халатности врача скорой помощи участковому?

Кировский районный суд Астрахани после повторного рассмотрения дела вынес приговор врачу Астраханской психиатрической больницы Ольге Андроновой. В феврале 2016 года она приняла решение о госпитализации женщины, доставленной на скорой помощи и находившейся в крайне возбужденном состоянии.

В 2017 году госпожу Андронову признали виновной в незаконной госпитализации пациентки, но апелляционная инстанция направила дело на новое рассмотрение. В итоге квалификация действий врача была изменена на «халатность». Ранее по той же статье в Астрахани был осужден другой врач-психиатр Александр Шишлов.

Он признан виновным в том, что освободил от принудительной госпитализации пациента, который позже убил ребенка.

На этой неделе Кировский районный суд Астрахани признал врача-психиатра ГБУ «Областная клиническая психиатрическая больница» Ольгу Андронову виновной в преступной халатности, выразившейся в том, что по ее распоряжению пациентку в течение ночи насильно удерживали в медицинском учреждении без имеющихся на то оснований (ст. 293 ч. 1 УК РФ).

В ночь с 19 на 20 февраля 2016 года, когда в стационарном отделении больницы дежурила Ольга Андронова, в медучреждение на скорой помощи была доставлена пожилая пациентка. «Неотложку» вызвали ее дочери, которые заявили, что женщина ведет себя неадекватно, агрессивно, угрожает убийством внукам.

В сопроводительных документах, составленных психиатром скорой помощи, значился синдромальный диагноз «аффективно-бредовый синдром». После часовой беседы с пациенткой дежурный врач поставила ей предварительный диагноз «параноидная шизофрения, аффективно-бредовый синдром» и оставила ее на лечении. Никаких медикаментов пациентка не получала и за ночь успокоилась.

Утром комиссия врачей осмотрела женщину и пришла к выводу, что она здорова, и ее выписали из ­больницы.

Через некоторое время женщина написала на дежурного врача заявление в правоохранительные органы, и в феврале 2017 года в отношении Ольги Андроновой было возбуждено уголовное дело по ст. 128 ч. 2 УК РФ («незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях»).

В декабре 2017 года Кировский районный суд Астрахани приговорил врача к двум годам лишения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью на два года, гособвинение просило назначить врачу-психиатру четыре года колонии общего режима.

Госпожа Андронова смогла обжаловать приговор, и в марте 2018 года Астраханский областной суд направил дело на дорасследование.

В мае этого года материалы в отношении Ольги Андроновой снова поступили в Кировский районный суд Астрахани в новой квалификации. Ей было предъявлено обвинение в преступной халатности. Следствие посчитало, что врач не убедилась в том, что доставленная на скорой помощи пациентка здорова, и поместила ее на стационарное ­лечение.

В итоге 6 ноября судья Екатерина Сокольская признала Ольгу Андронову виновной. Ей назначено наказание в виде 100 часов исправительных работ с запретом на работу в медицине в течение двух лет. Кроме того, было удовлетворено требование потерпевшей о взыскании в ее пользу 500 тыс. руб. морального вреда.

Поскольку срок давности привлечения к уголовной ответственности по статье «халатность» истек (составляет два года), госпожа Андронова была освобождена от наказания, однако должна возместить моральный ущерб.

После повторной передачи дела в суд Ольга Андронова уволилась из больницы в Астрахани, переехала в Москву и продолжает работать в ­медицине.

Отметим, в той же больнице работал психиатр Александр Шишлов, признанный виновным в халатности за то, что выписал пациента. Врач в июне этого года был приговорен к двум годам колонии-поселения по статье «халатность, повлекшая смерть человека» (ч. 2 ст. 293 УК РФ). Как писал “Ъ”, в 2011 году житель Астраханской области Михаил Елинский был признан виновным в убийстве продавщицы.

Судебная экспертиза признала Елинского невменяемым, и суд направил его на принудительное лечение в Волгоградскую психиатрическую больницу. Через пять лет мужчину перевели в психиатрическую больницу Астрахани, одним из его врачей был Александр Шишлов.

Через год наблюдений клинико-экспертная комиссия больницы приняла решение перевести пациента на амбулаторное лечение, под наблюдение родственников. Мужчина покинул стационар 5 июля 2017 года, а 19 сентября напал с ножом на свою племянницу, ранил ее, затем убил ее полуторагодовалую дочь — нанес 25 ударов ножом.

После этого он вышел с холодным оружием на улицу, где его увидели прохожие и вызвали полицию. Прибывшим на место силовикам не удалось задержать агрессивного мужчину, и полицейские открыли огонь на поражение.

В отношении врача-психиатра, принимавшего решение о выписке пациента на амбулаторное лечение, было возбуждено уголовное дело.

На процессе Александр Шишлов утверждал, что во время нахождения в клинике у Елинского не было острых проявлений болезни, он вел себя спокойно, его посещали родственники.

Кроме того, врач настаивал на том, что решение о направлении больного на амбулаторное лечение он принимал не единолично, а в составе комиссии, в которую также входили заведующий отделением, заместитель главного врача и главврач больницы. Затем решение комиссии утверждал суд.

Однако следствие посчитало, что именно господин Шишлов «выступил в составе комиссии с инициативой об изменении принудительного лечения пациенту». Следователи посчитали, что врач достоверно знал об отсутствии положительной динамики психического состояния у ­пациента.

Ольга Андронова не намерена сдаваться и планирует обжаловать и новый приговор. «Если Александр Шишлов пострадал за то, что выпустил пациента, после чего пострадал ребенок, я наоборот пыталась оградить детей от опасности.

У меня на руках было два заявления от родственников пациентки, в которых были перечислены пятеро детей, которые могут пострадать от действий поступившей в приемное отделение женщины. Если бы я ее не поместила на стационар, я бы все равно ее не отпустила — передала бы ее полиции. Но у меня не было сомнений, что она психически нездорова»,— говорит госпожа Андронова.

По ее словам, астраханские врачи после таких случаев опасаются работать в приемных отделениях. «Никто не хочет единолично принимать решения, за которые потом можно пострадать»,— отмечает она.

Председатель астраханского отделения профсоюза медработников «Действие» Ксения Литвинова говорит, что медицинское сообщество было «в шоке» от приговора Ольги Андроновой. «Две совершенно разных ситуации: Александр Шишлов выпустил пациента, а Ольга Андронова госпитализировала, но они привлечены по одной и той же статье. Врачи уже боятся работать.

Они опасаются выписывать пациентов, потому что считают, что могут сесть, как Шишлов. Пациенты боятся, что их перестанут выписывать. С другой стороны, после случая с Андроновой они будут бояться госпитализировать пациентов. И это будет происходить не только в Астрахани»,— отмечает госпожа Литвинова.

По ее словам, местные медики собираются выходить на митинг, чтобы выразить протест против судебных процессов в отношении врачей.

Сергей Петунин

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4150754

Следственный комитет возбудил серию уголовных дел об убийственных врачебных ошибках

Правомочна ли была передача дела о халатности врача скорой помощи участковому?

На днях в роддоме N 2 Волгограда женщина скончалась от обильного кровотечения. Трагедия произошла после непрофессионально проведенной операции.

На врача, виновного в гибели пациента, Следственный комитет при прокуратуре РФ завел уголовное дело сразу по двум статьям – халатность и причинение смерти по неосторожности.

Нарушение клятвы Гиппократа может обернуться для хирурга лишением свободы от 3 до 5 лет.

В России официальную статистику убийственных врачебных ошибок никто не ведет. По подсчетам же общественной организации “Лига защиты пациентов”, халтура и просчеты медиков уносят каждый год жизни 50 тысяч человек. Вряд ли врачи с такой страшной цифрой согласятся.

Но сами медики признают, что каждый третий диагноз – ошибочный. Об этом было заявлено еще два года назад на первом национальном конгрессе терапевтов.

Доктора объясняют такую пугающую статистику нехваткой кадров, порожденную скудной зарплатой, и перегруженностью медперсонала.

Нельзя лишить медиков права на ошибку, но в следственных делах речь идет о врачах, чьи смертельные просчеты объясняются небрежностью, равнодушием, халтурной работой.

Врачебный приговор

При проведении экстренного кесарева сечения у 22-летней роженицы врачи забыли в животе пациентки операционную салфетку. Началось воспаление. Спасти жизнь женщине удалось лишь удалив жизненно важный орган. Она осталась инвалидом. И вряд ли потерянное здоровье компенсирует возбужденное Следственным комитетом дело по статье “Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности”.

Смертельно не повезло пациенту, который в праздничные дни попал в первую городскую больницу города Первоуральска. Несмотря на его жалобы на сильные боли в ноге, медработники отказались принимать неотложные меры лечения. Праздновали. У больного началась гангрена, и он умер. Против “праздничной” бригады врачей расследуется дело по статье “Неоказание помощи больному, повлекшее смерть”.

В Екатеринбурге врачи “скорой” отказали в госпитализации молодой девушке, у которой начался необъяснимый жар.

Друзья заболевшей студентки вызвали другую “скорую”, но и в больнице пациентке никакой экстренной помощи не оказали, мол, подождет до утра. За ночь у девушки развился сепсис, и на следующий день она умерла.

Ее родных и близких вряд ли утешит тот факт, что суд приговорил врача “скорой помощи” к 1 году условно, а заведующую приемным покоем – к году лишения свободы в колонии-поселении.

В начале этого года в дмитровской горбольнице во время банальной операции умер наш коллега – журналист журнала “Финанс” Кирилл Айзин. Причина – неправильно дали наркоз во время операции. Анестезиолог быстро уволился и устроился на работу в частную клинику.

Жуткий случай произошел в Центральном военном санатории города-курорта Пятигорска: там 17 отдыхающим по ошибке сделали клизмы с раствором перекиси водорода. Все они получили ожоги слизистой. Халатность врачей в погонах расследует военная прокуратура.

В Следственном комитете корреспонденту “РГ” рассказали, что дела о врачебных ошибках – редкое явление в российском судопроизводстве. Следователи объясняют это, прежде всего, несовершенством уголовного законодательства, не позволяющего адекватно квалифицировать действия врачей.

Даже самого понятия “врачебная ошибка” в Уголовном кодексе нет. Кроме того, высокая корпоративность в среде врачей зачастую становится непреодолимым препятствием на пути следствия.

А кто проводит судебную медицинскую экспертизу? Судебные врачи, некоторые из которых все из-за той же корпоративности готовы защитить честь “белых халатов”.

А судья – не врач, он не в состоянии разобраться даже в простых методах лечения. Складывается парадоксальная ситуация: даже если неумышленная оплошность врача очевидна, доказать ее в суде практически невозможно.

Так, в Таганроге следователями за последнее время зарегистрировано 29 сообщений граждан о трагедиях, к которым привело несвоевременное оказание медицинской помощи. И только одно дело врача, по вине которого умер пациент, дошло до суда: он получил два года условно.

Не особо тяжкая смерть

Квалифицировать последствия непрофессиональных действий медиков крайне сложно. Даже если эти последствия и фатальны. Слишком тонкая грань пролегает между ошибкой врача, который пытался спасти жизнь пациента, и обычной халатностью.

Об этом случае в Амурском областном суде до сих пор говорят как об особо сложном. Тяжба Альбины Л. с первой городской больницей Благовещенска длится с 1999 года.

Во время родов по вине врача она получила серьезные травмы. Против доктора собирались возбуждать уголовное дело. Медики с претензиями не согласились.

Представители больницы настаивали: врач действовал законно, спасая жизнь матери и ребенка.

Суд первой инстанции в иске пострадавшей отказал, признав правоту медиков. Ни сама Альбина, ни родственники с таким решением не согласились. Этим случаем занимались областной суд и судебная коллегия по гражданским делам. А свидетели-медсестры уверяют: врач тогда был попросту пьян. Истина до сих пор не установлена.

Даже если вина доказана, по нашему законодательству эти преступления не относятся к категории тяжких или особо тяжких. Максимум, чем оборачивается халатность медикам, – три-четыре года лишения свободы или денежный штраф. И то теоретически. Если посмотреть судебную практику, мало кого сажают. В большинстве случаев дают условный срок.

Есть еще один аспект, о котором с тревогой говорят сами врачи. Ужесточение наказания, считают они, может привести к тому, что врач начнет бояться лечить пациента, отфутболивать его к другим специалистам.

Снимать с себя всякую ответственность за его здоровье. Понять опасения медиков можно. Вспомним хотя бы историю известных сегодня на весь мир врачей Федорова и Елизарова.

Сколько им пришлось пробивать преград, в том числе ведомственных и судебных, чтобы доказать правильность своих методов лечения больных.

– Возможность доказать вину врача в ненадлежащем оказании медицинской помощи пациентам существует, однако она упирается в ряд системных затруднений, – считает председатель межрегиональной правозащитной ассоциации Павел Чиков. – Основной вопрос в таких делах лежит в плоскости оценки соответствия действий медика его должностным обязанностям. Поэтому все подобного рода уголовные дела основаны на выводах судмедэкспертизы.

С пациентом расплатится доктор

Современное российское медицинское право предусматривает два вида ответственности за врачебные ошибки: уголовную и гражданскую. В Уголовном кодексе прописан десяток таких статей, в том числе “причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей”.

Согласно же Гражданскому кодексу вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. А если причинен вред моральный, то врач обязан выплатить денежную компенсацию.

Так, например, произошло с врачом-косметологом Геленой Рымаренко, осужденной за причинение вреда известной телеведущей Оксане Пушкиной.

Тверской суд Москвы приговорил врача к трем годам условно и обязал ее выплатить Пушкиной 570 тысяч рублей за материальный вред и 100 тысяч за моральный.

https://www.youtube.com/watch?v=tfDQIKDOahk

В Следственном комитете с тревогой отмечают увеличение уголовных дел о халатности медиков. Сейчас в судах идет около десяти таких громких процессов. На днях Тушинский суд Москвы приговорил к двум годам условно главного врача частной клиники. Он признан виновным в смерти пациента по неосторожности.

Досье “РГ”

По данным центра “Независимая медико-юридическая экспертиза”, первое место по профессиональным ошибкам у стоматологов. Гибель или увечье роженицы или новорожденного в родильном доме – на втором месте среди поводов для обращения в суд.

Третье место занимают хирурги всех специальностей. Меньше всего ошибок, по которым потом судятся, совершают терапевты. По статистике Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от врачебных ошибок умирает больше людей, чем погибает в ДТП.

Источник: https://rg.ru/2008/11/06/oshibka.html

СПб ГБУЗ

Правомочна ли была передача дела о халатности врача скорой помощи участковому?

Добрый день! Вопрос по медперсоналу в школе №583. Необходимо обращаться к администрации школы или к администрации поликлиники? Ребенок себя плохо почувствовал (слабость, головокружение, головная боль), обратился за помощью в медкабинет, в ответ услышал: \”Как вы мне надоели!\”.

Думаю, это явно не то, что нужно слышать ребенку обратившимся за помощью. В добавок сотрудник медкабинета СПРАШИВАЕТ У РЕБЕНКА вызывать ей скорую или нет.

Считаю крайне не приемлемым задавать ребенку такие вопросы, так как в вопросах состояния здоровья ребенок не компетентен в силу отсутствия у него медицинского образования в отличии от сотрудников медкабинета. Ребенка отправили со словами, что видимых причин для вызова скорой нет, звони маме и решай с ней.

Я не медик, я не вижу ребенка и не могу оценить его состояние, как я могу что-то решить. Ребенка с уроков забрали и обратились к дежурному педиатру в поликлинике, тот диагностировал ОРВИ и о.фарингит. Прошу обратить внимание, с целью недопущения подобных ситуаций в будущем. Спасибо!

Добрый день! В медицинском кабинете школы №583 работают врач – педиатр Варлыго Залина Магамедовна, медицинская сестра Барымова Людмила Васильевна. С медицинскими работниками проведена беседа по факту обращения. По всем вопросам Вы можете обращаться к заведующей детским поликлиническим отделением № 75 Вяловой Татьяне Валентиновне, телефон 244-65-28.

Почему врачей на неотложке заменяют фельдшерами? Мы скандалов не хотим, но нам что – обратиться в Альянс врачей за освещением в медиасфере?

Добрый день, уважаемые коллеги! Приглашаем Вас на прием к главному врачу для разъяснений. Телефон для записи на личный прием 244-48-77.

Отвратительное и хамское отношение к пациентам врача-травматолога Поликарпова Д.В. Прошу обучить вашего сотрудника этике и деонтологии

Добрый день! Врач-травматолог Поликарпов Д.В. в нашем учреждении не работает.

Какой участок Оптиков 47к1?

Адрес: СПб, ул. Оптиков, д. 47, корпус 1, относится к офису врачей общей практики, расположенному по адресу: СПб, пр. Богатырский, д. 58, корп. 4. Прием пациентов данного адреса осуществляет врач общей практики Плаксий Надежда Николаевна. Режим работы можно уточнить по телефону регистратуры: 308-39-05.

Здравствуйте! Подскажите я сдавала карту на оформление в сад , через сколько она будет готова ! Нужна очень срочно!!!

Добрый день! Вам необходимо обратиться к заведующей детским поликлиническим отделением, где оформляли карту.

Добрый день! Подскажите, пожалуйста, к какому участку относится адрес: ул. Савушкина, д. 115, корпус 4 ? К какому терапевту записываться? Взрослое отделение.

Добрый день! Дом № 115 корпус 4 по улице Савушкина относится к терапевтическому отделению № 1, врач-терапевт участковый Медведко Сергей Александрович.

С сожалением хочу довести до Вашего сведения следующее. Сегодня я сдавала в 117 каб. кровь у Евстигнеевой Елены. Между нами состоялся следующий диалог: Дайте мне, пожалуйста, новую спиртовую салфетку. Эта грязная (салфетка испачкалась после первичной обработки кожи перед забором крови).

После негативной и через-чур эмоциональной реакции Елены я снова спрашиваю: Я же имею право попросить новую салфетку? Ответ: ИДИ ОТСЮДА СО СВОИМИ ПРАВАМИ. Это твоя салфетка. Другой нет. Признаюсь, такое хамство меня, мягко говоря, удивило. Я не прошу применять к Елене дисциплинарное взыскание. Я прошу Вас разъяснить Елене нормы общения с пациентами поликлиники.

Меня зовут (ФИО и номер телефона скрыты в рамках политики безопасности обработки персональных данных)

Добрый день! По всем вопросам оказания Вам медицинской помощи Вы можете обращаться к заведующей поликлиникой № 114 Соловаровой Аурике Андреевне, тел. 244-49-28.

Хочу высказать слова благодарности врачу-неврологу Емельяновой Татьяне Александровне! Моя супруга с 3 месячным сыном обратилась к указанному специалисту в плановом порядке. Татьяна Александровна внимательно осмотрела ребенка, все понятно и спокойно объяснила. Большое спасибо за добросовестный труд!

Спасибо Вам огромное за высокую оценку труда медицинского работника нашей поликлиники. Всего Вам хорошего. Главный врач С.В. Анисимова

У меня диформация сердечного клапана. Когда мне плохо – я авызываю врача омсп. Последние два раза ко мне приезжают ыельдшера, которые ничего толкового сказать и посоветовать не могут.

А то и наорут как белобрысая короткостриженная. С её слов врачей на неотложке вообще не омтплось, так как вы, начальники, их планомерно замещаете фнльдшерами.

Светлана Викторовна, правда ли это и, если нет, как мне вызывать на дом именно врачей, а не белобрысых фельдшеров?

Для принятия управленческих решений по оказанию Вам скорой или неотложной медицинской помощи сообщите, пожалуйста, Ваши контактные данные ( Ф.И.О, адрес проживания и телефон).

Могу ли написать положительный отзыв здесь?

Да, можете оставить отзыв.

Отвратительная поликлиника!!!! Самая худшая в приморском районе!!! Запись на месяц-полтора вперёд. Приходишь,в регистратуре приходится сидеть час по этим талонам. Никто ничего не говорит.

Приходишь к врачу его нет! Приходиться ждать по пол часа!!! Записывалась на 15:00 ,в итоге врач пришла в 15:10 и ещё ходила в туалет,в регистратуру,вместо того что б меня принять!!!! Ещё всякие #яжматери влезают без очереди. Ужас какой то!!!!!!!!!!

Уточните, пожалуйста, о каком поликлиническом отделении (по какому адресу) идет речь? Со списком поликлинических отделений Вы можете ознакомиться в разделе “КОНТАКТЫ”

Добрый день! Посещаем СПб ГБУЗ \”Городская поликлиника №114\” Детское поликлиническое отделение №75, 19 участок.

Ребёнку семь месяцев, рождена была при помощи вакуум-экстракции, в два месяца поставлен диагноз рецедивирующий атопический дерматит, в дополнение сегодня у ребёнка появились боли в левой ножке при передвижение на четвереньках, пока этот вопрос решается.

Первые две прививки делали «Пентаксим» в поликлинике бесплатно, есть справка от аллерголога, что на фоне того, что есть пищевая непереносимость, фотодерматит в анамнезе, нам рекомендовано продолжить вакцинацию комбинированными бесклеточными вакцинами «Пентаксим».

Однако, педиатор 19 го участка, сказала, что третью прививку бесплатно будут делать только АКДС. Подскажите, пожалуйста, можем ли мы претендовать на третью прививку рекомендованную врачом аллергологом? Спасибо. Контакты для связи (ФИО и контактные данные скрыты в рамках политики безопасности обработки персональных данных )

Ольга Викторовна! По всем вопросам оказания медицинской помощи Вашему ребенку Вы можете обращаться к заведующей детским поликлиническим отделением № 75 Вяловой Татьяне Валентиновне, тел. 244-65-28.

До сих пор не могу понять, почему я, врач ОСМП, должен работать с незакрытыми машинами, делать в полтора раза больше вызовов, а в это время заведующий должен спать в своём кабинете, получая те деньги, которые я ему зарабатываю? Как так то, Светлана Викторовна?

Уважаемый коллега! Неоднократно приглашаю Вас на личный прием в удобное время.

Здравствуйте! Хочу пройти вакцинацию от клещевого энцефалита (для путешествий, без направления с работы). Подскажите, делают ли это в Вашей поликлинике (по ОМС или на платной основе)? Каким препаратом, какая схема и когда лучше начинать вакцинацию? Через сколько нужна ревакцинация? Заранее спасибо!

Администрация СПб ГБУЗ “Городская поликлиника № 114” приняла к сведению Ваше обращение. В ближайшее время мы подготовим и разместим ответ.

как узнать, какой у меня участок?

Воспользуйтесь информацией, размещенной на нашем сайте. Или позвоните в регистратуру поликлиники, где Вы наблюдаетесь.

Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, возможно ли в вашей поликлинике получить консультацию логопеда по поводу постановки звуков для взрослого? Или во взрослых отделениях логопеды работают только с теми, кто перенес инсульт? Спасибо!

Добрый день! Врач-логопед в поликлинических отделениях СПб ГБУЗ “Городская поликлиника №114” работает в штате мультидисциплинарной бригады и ведет только реабилитацию пациентов, перенесших инсульт.

Жалоба на Коноплеву Т.В. по №121. Неоднократно выписывала неверно оформленные рецепты вследствие чего пациенту (онкология 4й стадии) приходилось повторно приходить и переоформлять.

И ладно, когда они платные, но объехать весь город в поисках бесплатного, найти его и узнать, что \”врач\” даже не знает по какому коду лекарство отпускается, а по какому нет. Требую провести инструкцию с данным врачом по поводу оформления рецептов! А еще лучше проверку ее проф.

способностей. Если такое еще раз повторится, я с рецептом пойду уже в комитет, пусть там разбираются.

По вопросу неверно оформленных рецептов врачом-терапевтом участковым Коноплевой Т.В., просим Вас сообщить Ваши контактные данные для разбора обращения секретарю ПО №121 по тел. 342-57-22.

По какой причине здесь не отображаются вопросы и пожелания, написанные мной ранее??? Публикуете выборочно по какому принципу? Прийдется идти лично к главному врачу и писать официальную жалобу на Врача, халатно относящемуся к своим обязанностям. Для чего же вообще здесь сделана эта рубрика «Вопрос-ответ», если писать бессмысленно, всё равно не опубликуете на всеобще обозрение и не ответите.

Добрый день! Если Вы не получили ответ на свой вопрос, повторите его, пожалуйста, еще раз. Мы стараемся отвечать на все обращения.

Здравствуйте! К какому участку относится адрес Савушкина 143 корп 1? Спасибо

Источник: http://p114.ru/voprosotvet/

Доктор не помог: как халатность врачей губит жизни их же коллег

Правомочна ли была передача дела о халатности врача скорой помощи участковому?

В Твери, не дождавшись помощи, от инфаркта умерла врач-педиатр. Спасти женщину не смогли ни сотрудники «скорой», ни коллеги по больнице, где она проработала 19 лет. Наказать виновных за халатность теперь пытается ее дочь, но юристы сомневаются в успехе. Почему в экстренной ситуации люди остаются один на один со своей бедой, разбирались «Известия».

Меня нет

Нина Александровна Азизова — детский врач ЛФК. Более 19 лет она проработала в Тверской городской клинической больнице №6. Вечером 30 октября женщина почувствовал себя плохо и позвонила старшей дочери Алене.

«Она сказала, что ей плохо, кружится голова, боли в сердце. Я вызвала такси, поехала к ней домой. Оттуда уже вызвала скорую помощь.

Приехала бригада, врачи сняли ЭКГ и приняли решение везти маму в больницу», — вспоминает Алена в беседе с «Известиями».

Казалось бы, здесь можно надеяться на быструю и квалифицированную помощь. Но всё вышло наоборот. Ждать врачей в приемном отделении Алене с матерью пришлось 40 минут.

Когда к больной наконец пришел терапевт, то стало ясно, что нужно вызвать дежурного кардиолога.

«Спустя примерно 20 минут терапевт вернулась без него, сообщив, что кардиолог отказался идти в приемное отделение, посоветовав сделать рентген», — пишет Азизова в своем заявлении в прокуратуру (текст заявления есть в распоряжении редакции. — Прим. ред.).

Чтобы не терять времени, девушка сама пошла за специалистом.

Автор цитаты

«В коридоре меня встретила медсестра, спросила цель визита и направилась в кабинет кардиолога. Я осталась в коридоре, но дверь была открыта, и я услышала их разговор. Кардиолог просил медсестру сообщить мне, что его нет», — описывает ситуацию Алена.

Тогда она сама подошла к врачу и потребовала оказать помощь ее матери. Осмотр специалист провел, но никаких проблем не обнаружил. «Сообщил, что не видит проблем со здоровьем, за исключением уровня лейкоцитов, и ему нужны рентгеновские снимки грудной клетки.

Посоветовал сделать их на утро. На мой вопрос, что с ней, он в грубой форме ответил: «Я не знаю, что с ней». Я просила о госпитализации, на что он ответил отказом.

Я попросила дать назначение лекарств, на что он также ответил отказом, и сказал ехать домой, после чего удалился», — говорится в заявлении.

Доехать до дома Азизовы не успели. Нине Александровне снова стало плохо, и она попросила заехать в сердечно-сосудистый центр, который находился рядом с больницей. Там невролог назначила компьютерную томографию, которая, как сообщила врач, показала, что инсульта нет.

Женщину снова отправили домой, но состояние продолжало ухудшаться. Нина Александровна не смогла подняться по лестнице и по дороге в квартиру потеряла сознание.

Автор цитаты

«Я вызвала вторую «скорую», говорила и в 112, и бригаде, чтобы они были с носилками, потому что мама не дойдет. Пришли две женщины, врач и медсестра, такое ужасное отношение, — рассказывает корреспонденту «Известий» Алена Азизова.

— Мы с папой вдвоем поднимали маму, сотрудники нам просто предложили звонить в соседние квартиры, чтобы вышли мужчины помочь отнести маму наверх. Не в машину «скорой», а наверх, домой! Врач отказалась смотреть маму на лестнице, реанимацию она тоже не вызвала. А я в таком состоянии была…

За 24 года первый раз «скорую» вызвала. Тогда даже не подумала о реанимации, хотя она и была нужна».

Вся помощь этой бригады, по словам Алены, ограничилась проведенным ЭКГ и десятью таблетками глицина. Нину Александровну, как отмечает Алена, вынудили подписать отказ от госпитализации, а наутро посоветовали обратиться к участковому терапевту. Но до этого момента женщина уже не дожила.

«В 5:30 я услышала громкий крик мамы. Я вскочила с кровати, прибежала в комнату и увидела, что папа сидит на полу и у него на коленях мама. Два раза она теряла сознание, после чего я вызвала «скорую».

Пока мы ждали «скорую», маму переложили на диван. Она очень сильно хрипела, пульс был слабым, у рта появилась пена. По верхней части бедра пошли багровые пятна», — вспоминает Азизова.

Новая бригада помочь уже не смогла.

Автор цитаты

«Весь мамин коллектив в шоке. У меня огромные претензии ко второй бригаде скорой помощи.

Я звонила в справочную службу скорой помощи, мне сказали, что информацию о врачах только органам предоставляют, — делится с изданием девушка.

— Я пошла в прокуратуру своего района, там заявление отказались принять, сказали: «Прокуратура не занимается уголовными делами. Можете написать заявление после того, как вам откажут в заведении уголовного дела».

«Известия» направили запрос в местную прокуратуру, но к моменту выхода публикации комментарии сотрудники не предоставили. По словам адвоката Азизовой, уголовное дело против врачей больницы не возбуждено.

Что за инцидент?

Случаи гибели пациента по вине медперсонала были в Твери и ранее. В сентябре 2019 года, предположительно, из-за нарушений в действиях врачей «скорой» умер пятилетний ребенок.

Родственники обратились к депутату Конаковского района с просьбой разобраться в истории и найти виновных.

Как стало известно корреспонденту «Известий», фельдшерской бригаде поступил вызов — функциональные нарушения дыхания у ребенка пяти с половиной лет. Насыщенность крови кислородом оказалась сильно ниже нормы.

Собеседник «Известий», попросивший не раскрывать имени, отметил, что в таком случае по стандартам оказания медицинской помощи сотрудники обязаны были дать пациенту кислород. Вместо этого была вызвана еще одна бригада, педиатрическая. Но и ее сотрудники недооценили состояние ребенка. Сделав укол дексаметазона, врачи ушли в машину, велев родителям собирать ребенка и ехать с ними в больницу.

Автор цитаты

«Они сделали инъекцию гормона, но состояние не отследили. А вдруг аллергия, а вдруг непереносимость, как будет развиваться состояние ребенка? При такой ситуации (насыщенности гемоглобина кислородом. — Прим. ред.) — чуть двинь пациента, и он перестанет дышать», — объясняет собеседник «Известий».

Так и вышло. Одевая ребенка, родители поняли, что проблемы с дыханием усилились. По дороге в больницу, как полагает собеседник издания, были допущены ошибки в медицинской эвакуации. «Скорее всего, ребенок не был интубирован. Это дало бы возможность ему начать дышать, подключить к ЭВЛ.

В больнице он был уже практически полумертвым. Бригада не предупредила, чтобы их сразу встретил реаниматолог. Семью просто оставили в приемном отделении, — объясняет «Известиям» источник.

— Когда ребенка подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, мозг уже умер, в сознание ребенок больше не пришел».

Полагать, что правила эвакуации действительно были нарушены, позволяет внутренняя переписка врачей и координаторов местной службы скорой помощи, которая оказалась в распоряжении «Известий».

Несмотря на это, единственное последствие для врачей в этой истории — увольнение педиатра «по собственному желанию». Начальник единого диспетчерского центра и исполняющая обязанности главного врача службы скорой медицинской помощи, которые должны были контролировать ситуацию, наказания не понесли.

Цена ошибки

Медицинский юрист Андрей Бендер полагает, что привлечь медицинский персонал к уголовной ответственности не получится и в случае с Ниной Азизовой. «Вряд ли найдут лицо, которому предъявить обвинение.

На каком этапе был сердечный приступ? После первого, после второго вызова? Так как пациент умер — запросят первичную медицинскую документацию, и тут два варианта: или она будет соответствовать действительности, или это будет какая-то другая история, которая соответствует не реальности, а нормам, — объясняет специалист.

— Серьезные нарушения в действиях врачей не докажут, если девушка не вела видеозапись хождения по больнице, как приехала «скорая», как она оказывала или не оказывалась помощь».

Скорее всего, полагает юрист, речь пойдет о нарушении порядка оказания медицинской помощи, за что родственники погибшей смогут выдвинуть требование компенсации в гражданском судопроизводстве. В отношении врачей правосудие максимум ограничится выговором.

Основания для таких выводов у специалистов действительно есть. Даже в случаях, когда врачебная ошибка очевидна и доказана, а дело возбуждено, всё может ограничиться штрафом.

В четверг, 21 ноября, стало известно, что из-за халатности коллег умер еще один врач, на этот раз в Нижнем Тагиле. Кардиологу Андрею Карасееву назначили несложную операцию по удалению нагноения на ноге. Провели ее в больнице, где Карасеев работал 36 лет.

Всё прошло успешно, мужчина уже лежал в палате под капельницей, к нему пришла жена. Неожиданно Карасееву стало нехорошо. «Я в первые минуты не обратила внимания на капельницу, Андрей меня предупреждал: не пугайся, буду под капельницей, должны поставить физраствор, так положено, — вспоминает женщина.

— Спросил меня, который час, а потом сразу: «Оля, а что мне капают? Что-то мне нехорошо». После этих слов всё и началось. За секунды он стал меняться в лице. Я поняла, что всё дело в этой капельнице. Выскочила в коридор, закричала: «Помогите!» Подбежала медсестра.

Я кричу: «Что вы ему капаете?» Она назвала препарат. Я закричала: «Вытаскивайте капельницу!».

Оказалось, Андрею Карасееву дали антибиотик цефуроксим, который ему противопоказан из-за аллергической реакции. Об этом написано в его медицинской карте. Помочь мужчине уже не смогли, он умер в своей же больнице от анафилактического шока.

Было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Врач признал вину.

Суд, отталкиваясь от того, что у обвиняемого хорошие характеристики и не было судимостей, назначил за преступление средней тяжести штраф в размере 25 тыс. рублей.

Кроме того, сотрудникам были объявлены выговоры за «недостаточную организацию работы отделения» и «недостаточный сбор анамнеза». С врачами-хирургами было велено провести «занятия по качественному заполнению истории болезни».

И всё это, несмотря на то что статья, по которой судили врача, подразумевает уголовную ответственность. Здесь, как объясняет Андрей Бендер, начинает работать негласное правило, по которому реальные сроки врачи получают только в случае, если доказан умысел.

Автор цитаты

«Были конференции Минздрава, Следственного комитета, пришли к такому решению. Это делается, чтобы вывести врачей из-под удара. Раньше такие дела не рассматривались громко и публично, сейчас — они все в новостной повестке.

Видно, что таких врачебных ошибок много. Если за каждую начнут давать уголовный срок, то, как и пишут врачи в своих петициях, они просто не выйдут на работу, потому что будут бояться лечить пациентов.

Думаю, всё это делается, чтобы не лишиться врачебного корпуса», — объясняет юрист.

О ситуации с медицинскими службами регионов «Известия» неоднократно писали ранее. Учитывая современные условия труда, есть все основания полагать, что ужесточение закона приведет к тому, что последние грамотные специалисты или вовсе покинут государственную медицину, или уйдут в частные клиники.

Тем не менее, как уверяют юристы, шансы наказать виновных все-таки есть и в нынешней системе правосудия. Главное, найти адвоката и запастись терпением. «В случае с кардиологом из Нижнего Тагила я бы рекомендовал родственникам подать апелляцию. У них были бы все шансы добиться прекращения для врача профессиональной деятельности», — полагает Андрей Бендер.

Сложнее всего в этом случае — найти в себе силы.

Источник: https://iz.ru/945918/mariia-rubnikovich/doktor-ne-pomog-kak-khalatnost-vrachei-gubit-zhizni-ikh-zhe-kolleg

Юриста совет
Добавить комментарий