Правильно ли квалифицировали преступление сотрудники полиции?

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие защиту сотрудников органов управления и иных участников управленческих отношений от общественно опасных посягательств

Правильно ли квалифицировали преступление сотрудники полиции?

Основным объектом преступления является управленческая деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Дополнительным объектом выступает жизнь сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих или их близких.

Потерпевшими от данного преступления могут быть сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие либо их близкие.

Однако потерпевшими от данного преступления могут быть не все сотрудники правоохранительных органов, а только те, кто охраняет общественный порядок или обеспечивает общественную безопасность.

Так, общественный порядок охраняют сотрудники полиции, несущие постовую или патрульную службу, поддерживающие порядок во время проведения демонстраций, митингов, зрелищ, спортивных соревнований, других массовых мероприятий, предотвращающие или пресекающие правонарушения и т.д. Согласно Федеральному закону от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» к деятельности по охране общественного порядка относятся выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Если имеет место посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов, осуществляющего иную деятельность, то его следует квалифицировать но иным нормам УК РФ. Статья 317 УК РФ содержит специальную норму по отношению к составу, предусматривающему ответственность за убийство лица или его близких в связи с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Потерпевшими от преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, помимо сотрудников правоохранительных органов могут быть военнослужащие, осуществляющие деятельность по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности.

Военнослужащие — это лица, которые проходят военную службу в Вооруженных Силах РФ или иных войсках.

Функции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности возлагаются прежде всего на военнослужащих внутренних войск МВД России.

Понятие близких потерпевшему лиц дано в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

К ним, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Объективная сторона представляет собой посягательство на жизнь. Оно охватывает два вида общественно опасных действий: убийство и покушение на убийство. В силу этого оконченное преступление будет иметь место как в случае наступления смерти (оконченного убийства) сотрудника правоохранительного органа, так и в случае покушения на его жизнь.

Субъективная сторона характеризуется умышленной виной и специальной целью (воспрепятствование деятельности по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности) или специальным мотивом (месть за такую деятельность).

Рассматриваемое преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Как правило, имеет место прямой умысел, виновный стремится лишить потерпевшего жизни. Реже встречается косвенный умысел в отношении смерти. Например, когда применяется насилие по соответствующему мотиву, но при этом отсутствует желание причинить смерть.

Умыслом виновного должно охватываться то, что он посягает на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего или близкого им человека.

Пример

Г. признан виновным в том числе и в посягательстве на жизнь работника милиции, пытавшегося пресечь его противоправные действия.

В своей надзорной жалобе осужденный Г. просит изменить судебные решения в части осуждения его по ст. 317 УК РФ.

Свои доводы осужденный обосновывает тем, что судья в постановлении и суд в приговоре не привели данных, свидетельствующих о том, что потерпевший X. в 3 часа ночи, находясь в квартире Д., выполнял служебные обязанности, связанные с охраной общественного порядка, в связи с чем неправильно квалифицировал его (Г.) действия по ст. 317 УК РФ.

Однако Президиум Верховного Суда РФ не согласился с доводами, изложенными в жалобе. Было установлено, что Г. в ответ на законные требования X., зная, что тот является работником милиции, с целью его умышленного убийства нанес со значительной силой удар ножом в область живота, пытался нанести еще удары, однако потерпевший оказал активное сопротивление.

При таких обстоятельствах, по мнению Президиума, суд правильно квалифицировал действия Г. в отношении X. по ст. 317 УК РФ как посягательство на жизнь работника милиции в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка1.

Если виновный при достаточных к тому основаниях считает, что причиняет смерть лицу, которое хотя и пресекает правонарушение, но не является сотрудником правоохранительного органа, содеянное следует квалифицировать но п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство в связи с выполнением общественного долга.

Посягательство на жизнь в виде покушения на убийство может быть совершено только с прямым конкретизированным умыслом.

Пример

Президиум Верховного Суда РФ отметил, что, обосновывая квалификацию действий Т. по ст. 317 УК РФ, суд не привел достаточных доводов о наличии у виновного прямого умысла на убийство.

При таких обстоятельствах действия Т. в отношении В. охватываются диспозицией ч. 1 ст. 318 УК РФ как угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей[1] [2].

Цель воспрепятствования деятельности по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности предполагает стремление виновного либо пресечь деятельность, которую уже осуществляет потерпевший, либо не допустить такую деятельность в будущем.

Месть за указанную деятельность, как правило, связана с конкретными действиями потерпевшего.

Посягательство на жизнь по мотиву мести может быть совершено в том числе и в отношении бывших сотрудников правоохранительных органов, которые на момент совершения убийства уже не осуществляют деятельность по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности. При этом важно установить, что посягательство на жизнь совершено по мотиву мести за прошлую деятельность.

Содеянное, по-видимому, следует квалифицировать по ст.

317 УК РФ и в том случае, когда имеет место посягательство на жизнь в связи с принадлежностью потерпевшего к числу сотрудников правоохранительного органа, а не только в связи с конкретными действиями потерпевшего.

Например, убийство сотрудника полиции общественной безопасности в связи с его принадлежностью к лицам, осуществляющим функции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, надлежит оценивать по ст. 317 УК РФ.

Если посягательство на жизнь не связано с охраной потерпевшим общественного порядка или обеспечением им общественной безопасности, то содеянное не может квалифицироваться по ст. 317 УК РФ.

Пример

Приговором установлено, что мотивом действий Е. являлась не месть за законную деятельность по охране общественного порядка, а обида за замечания Б., воспринятые им как оскорбление. Действующее законодательство предусматривает квалификацию действий виновных лиц по направленности их умысла, по их субъективной стороне.

При таких данных действия Е. подлежат переквалификации со ст. 317 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство Б. на почве возникших личных неприязненных отношений[3].

Для квалификации содеянного по ст. 317 УК РФ не требуется, чтобы потерпевший в момент посягательства на его жизнь обязательно находился при исполнении соответствующих обязанностей.

Наступление уголовной ответственности уголовной закон увязывает с наличием связи между деятельностью по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности и посягательством на жизнь.

Последнее должно быть обусловлено соответствующей деятельностью.

При квалификации посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа по ст. 317 УК РФ необходимо, чтобы общественно опасное деяние было совершено в связи с осуществлением правомерной деятельности. Посягательство на жизнь, обусловленное неправомерными действиями потерпевшего, не может квалифицироваться по ст. 317 УК РФ, поскольку отсутствует объект уголовно-правовой охраны.

Пример

Квалифицируя действия Г. по ст. 317 УК РФ, суд исходил из того, что деятельность сотрудника отделения вневедомственной охраны Т. по задержанию и доставлению Г. в районный отдел внутренних дел (РОВД) за совершение им административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, была законной.

Между тем в соответствии со ст. 20.21 КоАП РФ административная ответственность за появление в общественных местах в состоянии опьянения наступает лишь в том случае, если это состояние оскорбляло человеческое достоинство и общественную нравственность.

Кроме того, милиции в соответствии со ст. 11 действовавшего в то время Закона РФ от 18.04.

1991 № 1026-1 «О милиции» было предоставлено право доставлять в медицинские учреждения либо в дежурные части органов внутренних дел и содержать в них до вытрезвления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, либо могущих причинить вред окружающим или себе.

Такие обстоятельства по настоящему делу нс установлены.

Из протокола об административном правонарушении следует, что Г. находился в пьяном виде, имел неопрятный вид, шаткую походку, невнятную речь, изо рта исходил устойчивый запах спиртного. О том, что Г. своим видом оскорблял человеческое достоинство или общественную нравственность, в протоколе не указано.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что Г., хотя и находился в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, однако своим видом не оскорблял человеческое достоинство и общественную нравственность, а потому в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 20.21 КоАП РФ.

Кроме того, он не утратил способность передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, нс представлял опасности ни для себя, ни для окружающих, в связи с чем оснований для его задержания и доставления в РОВД сотрудники отделения вневедомственной охраны Т. и Б. не имели.

При таких обстоятельствах вывод суда о законности действий Т. по задержанию Г. нельзя признать обоснованным.

Принимая во внимание эти данные, действия Г., направленные на убийство Т., подлежат квалификации по закону, предусматривающему ответственность за преступление против личности — по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку[4].

Субъект преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, общий — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лицо, достигшее 14-летнего возраста, но не достигшее 16 лет, будет отвечать по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Источник: https://studme.org/237281/pravo/prestupleniya_posyagayuschie_obschestvennye_otnosheniya_obespechivayuschie_zaschitu_sotrudnikov_organov_upravleniya

Сроки рассмотрения заявления в полицию

Правильно ли квалифицировали преступление сотрудники полиции?

Заявление в полицию можно найти в открытом доступе. Так же можно прийти в территориальное подразделение полиции и рассказать о совершенном преступлении. В случае если сделать это затруднительно, то нужно составить заявление письменно.

Что такое заявление в полицию?

Заявление в полицию – повод для возбуждения уголовного дела. Обычно именно за этим обращаются в полицию. Основная функция избежать посягательств и защитить граждан.

Обращение в полицию необходимо составить, если преступление имело место. Лучше составлять заявление незамедлительно. При первой же возможности нужно разыскать обидчика и доказать его вину.

Обращение может быть подано в письменной или в устной форме. Сотрудник полиции оформляет протокол.

Заявитель должен ознакомиться с материалами и поставить подпись.

В каких случаях нужно писать заявку?

Если произошло преступление, необходимо обратиться в органы как можно скорее. Чем быстрее это будет сделано, тем больше шансов найти виновного по горячим следам. В случае если требуется оперативная помощь, то нужно набрать с мобильного 112. Необходимо назвать ФИО и сказать где вы находитесь. К месту происшествия приедут сотрудники полиции.

Так же вспомнить внешность правонарушителя. Если есть свидетели, то лучше попросить их дождаться прибытия сотрудника полиции. После того как полиция приедет нужно дать свои данные, данные свидетелей и приметы нарушителя.

Если преступление давнее и срочное реагирование не требуется, то нужно заявить о преступлении устно, по почте, факсом или письменно. Необходимо обратиться в дежурную часть любого территориального органа МВД. При этом место совершение преступления не имеет значения. Заявление должно быть зарегистрировано сотрудником полиции. Об уведомлении выдадут талон.

Так же можно обратиться в ближайший участковый пункт. На сайте МВД существует сервис, который определяет отдел полиции и участкового.

Сотрудник должен составить протокол в случае принятия устного заявления. Работник поможет в написании или продиктует, что писать. В случае если некоторые детали не понятны, нужно переспросить работника.

После составления протокола материалы документа перечитать.

Как правильно написать?

При принятии решения заявление нужно составлять, основываясь на ряде рекомендаций:

  • Обращение должно быть составлено на имя первого руководителя отделения полиции;
  • Необходимо узнать должность, фамилию, имя и звание руководителя;
  • В водной части нужно указать информацию о заявителе;
  • Требуется вписать адрес проживания, контактный телефон;
  • Описательную часть в обязательном порядке нужно составлять, включая следующую информацию: сведения о времени, месте, обстоятельствах. Необходимо изложить последовательное изложение действий, включить перечень похищенного имущества и прочее.
  • Резолютивная часть указывает на главную суть требований, например поймать преступников, привлечь к ответственности.

Для квалификации преступления имеют значение следующие детали:

  • Количество лиц совершивших преступление;
  • Степень тяжести причиненных повреждений;
  • Размер ущерба;
  • Субъективное восприятие;
  • Наличие или отсутствие у преступников оружия.

В требование нужно указать все нюансы.

О преступлении нужно заявить участковому или в отделении полиции.

Пример обращения

Образец жалобы нужно отправить в полицию. Шаблон и бланк можно найти по поисковому запросу в интернете. Законодательство претерпевает изменения, поэтому необходимо убедиться в правильности ссылок.

Не нужно устанавливать квалификацию преступления, указывать статью. Сотрудник полиции сам квалифицирует преступление.

Каких рекомендаций нужно придерживаться?

  • В случае если обращение подается письменно нужно принести бланк в двух экземплярах.
  • Убедится, что обращение зарегистрировано.
  • Сотрудник должен выдать талон-уведомление с регистрационным номером.
  • По объективным причинам талон могут не выдать. У сотрудника нужно получить регистрационный номер обращения.

Заявление может быть заполнено от руки или напечатано любым иным способом. Заявление нужно написать на имя руководителя отдела. Так же следует указать должность и наименование органа правопорядка. Посередине листа указать наименование документа – заявление. Описать противоправное деяние, обстоятельства, классифицировать инцидент.

После того как вся информация собрана собственноручно поставить подпись и дату. Все имеющиеся доказательства прикрепить в числе аудио, фото и видеосъемки.

Подача заявление реализуется в дежурной части. Так же можно вызвать сотрудника на место происшествия. Потребуется осмотр, опрос очевидцев для подтверждения факта преступного деяния.

Рекомендуется отправить заявление почтовым отправлением или подавать документ при обращении к участковому. Заявитель должен оставить персональные данные для получения ответа и обратной связи.

Какой срок подачи?

Заявление можно отправить не только в бумажной форме, но и в электронной. Ответ придет на адрес указанного посетителя, обычно в бумажном виде.

В электронной форме отправить можно не только заявление, но и подтверждающие документы.

Самый минимальный срок подачи – два года, однако со временем доказать причинно-следственную часть очень непросто.

Если нет первичных медицинских документов, то с возбуждением уголовного дела возникнут проблемы.

Оперативный дежурный должен принять меры неотложного реагирования после подачи заявления. По каждому сообщению проводится проверка. Ее срок – 3 дня с регистрации заявления. Срок может быть продлен до десяти дней.

Какие принимаются решения?

  • Отказ;
  • Возбуждение уголовного дела;
  • Передача в орган другой компетенции.

По заявлению должна проводиться проверка и дальнейшее принятие решение.

Сколько по времени рассматривается обращение граждан?

Решение по заявлению обычно принимается в течение трех дней с момента его поступления в органы. Срок будет продлен на десять суток. В некоторых случаях пролонгация возможна до тридцати дней. По истечению времени может быть вынесено постановление об отказе или возбуждено уголовное дело.

При несогласии решения можно обжаловать.

Для получения возможности контролировать срокнужно получить талон-уведомление. Заявление необходимо подать в подразделение полиции. Подавать нужно в орган по месту совершения преступления.

Заявление могут принять в любом отделе, однако для направления материалов дела нужно определенное время.

Срок рассмотрения начинается заново после поступления заявления в новый орган. Сотрудник должен принимать все поступающие заявления. Отказ в приеме заявления недопустим. На практике такое почти не случается.

Если сотрудник не принимает заявление нужно написать заявление об отказе принимать обращение. Для подачи нужно обратиться в прокуратуру с жалобой. В обращении нужно изложить обстоятельства отказа. Санкции к сотрудникам полиции будут применены вплоть до уголовной ответственности.

Какие могут быть причины задержки проверки?

Следователь имеет право провести расследование по совершенному преступлению. Обычно трех дней не хватает для вынесения решения. При этом в этот срок входит время подачи заявления. Период может быть продлен до десяти дней.

В качестве причин пролонгации:

  • Проведение допросов;
  • Получение результатов экспертиз;
  • Сбор обстоятельств произошедшего.

В случае если виновного опросить не получается, нет данных об экспертизе, то срок рассмотрения может быть увеличен до месяца.

Согласно законодательству по заявлению должно быть вынесено одно из решений:

  • Одобрить возбуждение уголовного дела;
  • Передать дело в суд;
  • Отказать в возбуждении.

Что делать если задерживают?

По истечении месяца решение должно быть принято, однако возможно принятия не окончательного решения. Материал проверки должен быть возвращен исполнителю. Проводится дополнительное расследование.

В случае если дело задерживается, то гражданин имеет право запросить подтверждение. Гражданин может сам обратиться с жалобой в прокуратуру.

Полиция должна обязательно документально подтверждать решения, которые вынесены на законных основаниях. Прокуратура имеет право проверить работу отделения и работников.

Если никакого ответа не приходит нужно обратиться в прокуратуру. В жалобе указать данные обеих сторон, а так же проверить почтовый адрес, по которому органы должны отправить отчет.

В тексте нужно описать саму суть нарушения, а так же требования в связи с произошедшим.

Для того чтобы справедливость восстановилась нужно составить заявление в соответствующие органы. Компетенция полиции – установить и найти злоумышленника.

Прокуратура устанавливает вину нарушителя, а суд определяет меру пресечения. Полиция занимается первичным сбором улик, доказательств. Возбуждается уголовное дело.

В случае если преступник неизвестен, то дело передается в прокуратуру.

Не нашли ответ на свой вопрос в статье или есть дополнительный вопрос? Задайте его юристуна сайте и получите развернутую консультацию уже через 15 минут

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vzapase_expert/sroki-rassmotreniia-zaiavleniia-v-policiiu-5cdc2dd4864fdf00b371b1b5

Порядок действий полиции и врачей по предотвращению преступлений, совершаемых лицами с психическими расстройствами, предлагается усовершенствовать

Правильно ли квалифицировали преступление сотрудники полиции?

Недавние события в Нижнем Новгороде (дело об убийстве отцом шести детей и их беременной матери) и Санкт-Петербурге (дело о “пенсионерке-потрошительнице”, подозреваемой в 10 жестоких убийствах, включая убийство своей знакомой) вызвали широкий общественный резонанс. А поскольку в обоих случаях подозреваемые состояли на учете в психоневрологических диспансерах, стал острым вопрос об усовершенствовании взаимодействия между полицией и медицинскими работниками с целью предотвращения преступлений, совершаемых душевнобольными.

На сегодняшний день на внебольничном или так называемом диспансерном лечении находятся 3,78 млн человек с психическими расстройствами. Такие данные озвучил главный научный сотрудник ФГБУ “Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.

Сербского Минздрава России”, профессор Вячеслав Котов в ходе организованного ОП РФ 22 сентября круглого стола. Почти половина таких пациентов (1,634 млн больных) наблюдаются в диспансере независимо от их желания – причем около 3% из них представляют собой общественную опасность.

“То есть в абсолютных цифрах это около 50 тыс. человек по всей стране”, – уточняет Котов. Одновременно с этим стационарно в психиатрических больницах находятся почти 18 тыс. человек, совершивших преступление и направленных судом на принудительное лечение.

Вместе с тем остается немалый процент невыявленных душевнобольных, которые также могут представлять общественную опасность. 

Об ограничении прав пациента в связи с психическим расстройством узнайте в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ 

“Мы беседовали с сотрудниками правоохранительных органов, с участковыми уполномоченными и не услышали, что они понимают алгоритм своих действий при работе с душевнобольными лицами, которые могут представлять общественную опасность. Каждый из них выдавал какую-то свою версию.

Участковый, получивший коллективное обращение граждан о том, что они считают своего соседа или живущего неподалеку гражданина социально опасным, в настоящий момент не понимает, что ему делать”, – рассказывает председатель Комиссии ОП РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Антон Цветков. К слову, в рамках расследования дела о “нижегородском маньяке” уголовные дела по обвинению в халатности были заведены и на участковых, так как многочисленные жалобы супруги преступника на угрозы с его стороны были оставлены полицейскими без внимания.

В связи с этим одной из основных задач сегодня является налаживание механизма взаимодействия между врачами-психиатрами и полицейскими.

“Результат, к которому мы хотели бы прийти, – это создание совместными усилиями методических рекомендаций, которые четко определили бы весь алгоритм действий сотрудников полиции при установлении социальной опасности психически нездорового человека”, – уточняет Антон Цветков. Он добавил, что в указанных целях также может быть издана наглядная брошюра для сотрудников ОВД.

Стоит отметить, что основные положения по взаимодействию между ведомствами уже определены (Инструкция об организации взаимодействия органов здравоохранения и органов внутренних дел Российской Федерации по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами; далее – Инструкция). Документ, в частности, регламентирует:

  • обязанность психоневрологических диспансеров ежегодно до 20 января предоставлять сотрудникам ОВД список лиц, находящихся на активном диспансерном наблюдении и на амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра, а также немедленно уведомлять о вновь принятых на лечение лицах (абз. 2 п. 2.1.1 Инструкции);
  • проведение занятий с личным составом соответствующих подразделений ОВД по вопросам осуществления принудительной госпитализации лиц с психическими расстройствами и предупреждения с их стороны антиобщественного поведения (п. 4.1 приказа Минздрава и МВД России от 30 апреля 1997 г. № 133/269) и т. д.

Однако, как выяснилось, на практике он не применяется ни представителями правоохранительных органов, ни медицинскими работниками.

“С юридической точки зрения Инструкция – очень полезный документ.

Да, он морально устарел, но если на базе уже существующей инструкции создать методические рекомендации и кратко указать практические действия, которыми должны руководствоваться сотрудники полиции, то, на мой взгляд, от этого будет большая профилактическая польза”, – убеждена адвокат, глава Первого Русского Правозащитного Центра Оксана Михалкина.

Пока не ясно, каким именно образом можно достоверно определить, насколько опасен для общества тот или иной психически нездоровый человек. А применение сотрудником полиции мер в отношении такого человека без достаточных для этого оснований может быть квалифицировано как превышение служебных полномочий (ст. 286 УК РФ).

“Даже не всем психиатрам ясно, что представляет из себя лицо, несущее опасность для себя или для третьих лиц.

Сотрудники правоохранительных органов и участковые тем более не могут понять, что это такое”, – поясняет член рабочей группы Общественной палаты по содействию реформам правосудия, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО Элина Сидоренко.

Четкие методические рекомендации, по мнению экспертов, помогут решить эту проблему, наладив систему взаимодействия между органами, оказывающими психиатрическую помощь, и правоохранительными органами как в части установления общественной опасности лица, так и при определении комплекса мер по предотвращению преступлений.

При этом эксперты видят два возможных пути – доработка уже действующей Инструкции и создание нового документа.

Антон Цветков убежден, что главное – не терять время, и поскольку в настоящий момент утвержденная ведомствами Инструкция считается действующей, то ее и надо применять, не останавливая работу по внесению в нее изменений и/или созданию актуальных методических рекомендаций.

Именно на это общественники и обещают направить свои усилия, создав рабочую группу, в состав которой войдут представители правоохранительных органов и медицинские работники. В свою очередь директор Департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава России Олег Салагай выразил готовность ведомства содействовать работе над документом.

Источник: http://www.garant.ru/news/652812/

«МВД и ФСБ нам говорят: не усложняйте жизнь»

Правильно ли квалифицировали преступление сотрудники полиции?

В апреле Комитет ООН против пыток призвал Россию вывести пытки в отдельный состав должностного преступления — в шестой уже раз. Формально сегодня в УК РФ присутствует общеуголовная статья 117 — «Истязание».

Однако формулировка этой статьи такова, что она предполагает равные гражданско-правовые роли преступника и жертвы. Ну, например, истязать-пытать может муж жену.

При этом данная статья практически не применяется к лицам при исполнении, использующим пытку в своей повседневной практике, а применяется другая, связанная с превышением должностных полномочий.

Асмик Новикова, руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт», который занимается помощью жертвам пыток, рассказала «Новой» о «размытой и всеядной» 286-й статье, о том, почему необходимо судить людей в погонах именно за пытки, а не за «превышение», и почему невозможно бороться с беспределом в колониях, вооружившись лишь 286-й статьей.

— Ася, а что изменится, если пытки выделят в отдельное преступление?

— Выделив в отдельную статью пытки именно как должностное преступление, мы будем иметь государственную статистику по такого рода деяниям. Сейчас такой статистики нет. А есть статистика по превышению должностных полномочий.

Но что такое «превышение должностных полномочий»? Это ситуация, когда, например, сотрудник полиции или любого другого государственного ведомства подписывает акт выполненных работ до того, как эти работы выполнены. Это чистая 286-я статья.

По этой же статье привлекают за избиение задержанных, за необоснованное использование наручников. И понять, какое именно преступление стоит за конкретным обвинением по 286 статье, сегодня невозможно.

Вот вы посмотрите статистику судебного департамента. И увидите: по ст. 286 ч. 3 (превышение полномочий с применением насилия. — Ред.) осуждено, допустим, 300 человек. За что осуждено конкретно? Что они сделали? Вы этого понять не сможете.

Все оценки, которые мы строим, мы строим на основании тех дел, которые мы ведем и которые ведут наши коллеги — другие правозащитные организации, оказывающие правовую помощь людям, пережившим пытки.

А государственная статистика лишена даже минимальной конкретики. Если пытки при исполнении будут криминализированы, то мы получим более или менее адекватную количественную картину того, что в стране происходит.

Это первое.

Второе. Имея официальную статистику, власти смогут заниматься мониторингом. Приличные власти, которые хотят решить проблему пыток.

Они смогут также анализировать причины или, допустим, обстоятельства применения пыток, смогут придумывать и принимать необходимые меры. Предупреждение пыток требует понимания, почему и как все это происходит.

В целом в основе какой-либо государственной политики по предотвращению пыток должны все-таки лежать адекватные данные. У нас же все запрятано в эту статью, размытую и всеядную 286-ю.

Третье. Если пытку криминализировать, то у нас будет возможность более точно квалифицировать деяние. То есть мы сможем учитывать групповой характер этого преступления, мы сможем добавить какие-то другие квалифицирующие признаки. Например, пытка с особой жестокостью.

Сейчас, если сотрудник полиции или тюремщик пытал кого-то с применением жестокого насилия, и человек сильно покалечен, то должностному лицу вменяют 286-ю статью, а также какую-нибудь 111-ю — причинение тяжкого вреда здоровью. Получается, ему собирают ответственность из разных норм.

И когда мы смотрим статистику судебного департамента, мы вообще не можем понять, сколько у нас было пыток именно с применением жестокого насилия. Этой информации вообще нет. А если ее нет, то, получается, и проблемы-то нет.

Асмик Новикова. Фото из личного архива

— А не проще было бы ввести в 286-ю статью оговорку о превышении должностных полномочий с применением физической силы именно в отношении подследственного или заключенного, например?

— Логика нормы «превышение должностных полномочий» предполагает, что есть некое полномочие, которое позволяет совершать те или иные действия. Полномочие есть, и сотрудники его превысили. Но посмотрим на дело Макарова (нашумевшие «воспитательные мероприятия» пыточного характера в ярославской ИК-1 с участием 18 сотрудников колонии — Ред.).

У сотрудников колонии нет полномочий с помощью насилия воспитывать заключенного. Понятно, что 286-я статья в данном случае используется просто потому, что другой нет.

При этом Верховный Суд разъяснил, что под превышением можно понимать еще и случаи, когда были совершены действия, которые в принципе недопустимо совершать. Но в нашем случае «действия, которые недопустимо совершать» — это пытка. А превышение должностных полномочий — это все же ситуация, когда есть полномочие, и оно превышено.

ФСБ и МВД выступают против выделения «пыток» в качестве отдельного должностного преступления. Почему?

— Они как раз объясняют таким образом, что действующих норм Уголовного кодекса вполне достаточно для того, чтобы эффективным образом преследовать за пытки. Дескать, зачем городить новые уголовно-правовые конструкции, давайте использовать то, что у нас есть, и не будем усложнять жизнь, не будем загромождать наше право. Но на наши аргументы они никак не отвечают.

— И все же, несмотря на отсутствие отдельной статьи силовые ведомства, кажется, как-то обеспокоены выявленными случаями пыток? Вот ФСИН распорядилась, чтобы в каждом учреждении ведомства появился сотрудник «по правам человека». Они даже извинились перед Макаровым. Что таким образом хочет продемонстрировать ФСИН?

— Я далека от мысли, что ФСИН прямо поддерживает пытки. Они хотят порядка и соблюдения дисциплины. Конечно же, они знают, что такие вещи — пытки — существуют.

Но любому опытному специалисту, в том числе и во ФСИН, понятно: чтобы искоренить пытку как метод — новой формальной должности уполномоченного недостаточно.

Во-первых, не очень понятно, чем эта должность обеспечена, какими полномочиями.

Понимаете, если это будет даже очень серьезный чиновник внутри ФСИН, все равно его работу невозможно будет воспринимать как эффективное средство превенции пыток и защиты от пыток. Просто потому, что это будет человек или должность внутри ФСИН. То есть они могут создавать такого рода институции, мы только можем поприветствовать их стремление на практике обеспечивать права заключенных.

Но контроль, который может работать на улучшение работы тюремной системы, — это должен быть именно внешний контроль.

И необязательно гражданский (хотя без него как раз ничего не получится). Но это может быть и эффективный прокурорский контроль, который в нынешних условиях признать эффективным никак не получается.

Вот мы приводили статистику за 2016 год по случаям водворения заключенных в ШИЗО (штрафной изолятор), помещение камерного типа и т.п. Водворение в ШИЗО как мера применяется в качестве наказания за нарушения, которые допустил заключенный.

Администрация колонии может наказать его, допустим, пятью сутками в штрафном изоляторе. Прокуратура в порядке надзора должна следить за законностью назначения штрафного изолятора, по сути, карцера.

Из 150 000 таких водворений в 2016 году прокуратура признала незаконным только 56! Но такого не может быть, это просто безумная пропорция цифр. Это неэффективный контроль.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/05/17/80556-mvd-i-fsb-nam-govoryat-ne-budem-uslozhnyat-zhizn

Преступления против ЛГБТ: почему в Украине не судят за гомофобию

Правильно ли квалифицировали преступление сотрудники полиции?

Жанна Безпятчук BBC News Украина

Копірайт зображення Getty Images Image caption Разорванный символ ЛГБТ-сообщества. Праворадикальные активисты порвали его во время КиевПрайда, 18 июня 2017 года

В зале Днепровского суда Киева в стеклянном боксе – трое парней. Среди присутствующих по другую сторону процесса – двое их сверстников. До 29 марта 2017 года их ничего не объединяло. И вряд ли их судьбы могли бы когда-то пересечься.

Однако их случайная встреча в столичном Гидропарке изменила кардинально жизни одних и заставила других бороться за свои права, часто плывя против течения.

29 марта два парня гуляли в парке, где часто собираются киевские гомосексуалы. У них было свидание.

Вели они себя так, как обычно это бывает на свиданиях. С определенного момента трое молодых парней начали их преследовать.

В конце концов, они на них напали и избили, выкрикивая матерные слова и оскорбления за их сексуальную ориентацию. При этом забрали ценные вещи: часы, мобильные, кольцо, золотую цепочку.

Вот последствия избиения для одного из пострадавших: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ссадины, перелом передней стенки верхнечелюстной пазухи, перелом медиальной стенки правой глазницы.

Другой парень потерял сознание. Их били палкой по спинам. А еще в голову, грудь, по лицу.

Не понравилось, что целовались

Позже полиция задержит всех трех нападавших. 15 января этого года, после более полуторагодовалого процесса, троих парней (имена потерпевших и осужденных BBC News Украина не раскрывает. – Ред.) осудили по ч. 2 ст. 187 УК Украины.

Их признали виновными в разбое, совершенном по предварительному сговору группой лиц. Двоих из них приговорили к восьми годам лишения свободы из десяти возможных с конфискацией имущества, одного – к семи.

Суд также удовлетворил гражданские иски потерпевших о материальном и моральном ущербе. И каждый из их обидчиков должен еще выплатить по 20 тысяч грн возмещения.

Один из осужденных при задержании пояснил, что они шли и увидели, как двое молодых людей целуются, им это не понравилось. Поэтому подошли и избили их. Впоследствии, уже в суде, пострадавшие от этих показаний откажутся. Возможно, говоря о своей “нелюбви к геям” именно при задержании, они рассчитывали на солидарность со стороны полицейских.

Как BBC News Украина сообщили в прокуратуре Киева, Нацполиция проводила служебное расследование относительно неподобающего поведения своих сотрудников при составлении протоколов по этому делу.

По словам пострадавших, силовики позволили себе оскорблять их именно потому, что они геи.

Впрочем, проверка не выявила таких нарушений.

Копірайт зображення Getty Images Image caption На этом фото видно, как полиция охраняет участников КиевПрайда, однако в Украине полицейские иногда сами демонстрируют гомофобию

Гомофобный мотив в действиях нападавших перешел в корыстный – завладеть имуществом.

Так можно объяснить логику обвинения. Их преступление квалифицировали именно как разбой, а не преступление по мотивам нетерпимости, определенном в статье 161 УК Украины.

Там оно имеет весьма длинное название “нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам”.

Эта не слишком четко и грамотно прописанная статья, говорят специалисты, сегодня является единственной нормой, на которую в Украине могут сослаться те, кто пострадал от преступлений по мотивам нетерпимости к ЛГБТ.

Если это нарушение сопровождается насилием, оскорблениями и угрозами, то злоумышленника могут лишить свободы на срок от двух до пяти лет.

Все “за”, но прогресса нет

Когда речь идет о нападениях именно на представителей ЛГБТ-сообщества, эта статья – теория. А практика такова, что в Украине де-факто сложно привлечь к ответственности за такое преступление, как ненависть к гомосексуалам. Это отмечают правозащитники и это подтверждают конкретные уголовные производства. Описанное дело – это классический пример.

В 2018 году правозащитный ЛГБТ-центр “Наш мир” задокументировал 246 случаев, когда в Украине совершались действия на почве гомофобии/трансфобии и был использован язык вражды. Среди этого количества 103 случая – преступления ненависти против ЛГБТ, совершенные в 2018 году.

Активисты зафиксировали 51 случай имущественных преступлений против представителей ЛГБТ (вымогательство, шантаж, разбой, грабеж), когда жертв, вероятно, выбирали именно потому, что они геи или лесбиянки.

Но если задать вопрос: а где конкретные дела, процессы, приговоры, огласка? Их нет в Украине с нынешней правовой культурой, законодательством и подходами прокуратуры и судов.

Адвокат одного из осужденных Александр Руденко признает, что фактические обстоятельства дела указывают, что преступление его подзащитный совершил по мотивам гомофобии. Если бы его действительно осудили за 161 статье, то парень получил бы значительно меньший срок.

“Я был бы не против, если бы в украинском законодательстве было прямое указание на применение статьи 161 Но практика ее применения не известна. И потерпевшие дали показания, что нападение на них совершили из-за их сексуальной ориентации, и сами подзащитные это показывали. То есть мотивом нападения не было завладение имуществом”, – сказал в комментарии BBC News Украина Александр Руденко.

Адвокат потерпевших Татьяна Бордунис на протяжении судебного процесса постоянно задавала вопрос о гомофобии. Благодаря этим стараниям гомофобный мотив был упомянут по крайней мере в мотивировочной части приговора.

“У нас есть жизненная, а есть правовая справедливость. Гомофобный мотив не прошел, так как в материалах уголовного дела не было достаточно доказательств.

У суда не было оснований не верить показаниям потерпевших, но свидетелей избиения не было, кроме подсудимых. А они в суде возражали против такого мотива.

Если бы это было в людном месте, то другие это видели, слышали бы, как ребят обзывали”, – объясняет Татьяна Бордунис.

Она готовит апелляцию, в которой попытается доказать гомофобный мотив по крайней мере у одного из осужденных, того, у кого не обнаружили вещей потерпевшего. Сторона защиты также планирует обжаловать решение суда первой инстанции.

Копірайт зображення GENYA SAVILOV Image caption До сих пор преступления по мотивам нетерпимости по признаку сексуальной ориентации в Украине расследуются как хулиганство, разбой и т.д.

“Ты что здесь – самый умный?”

В украинской прокуратуре пока не нашлось реформаторов, которые решились бы по-новому квалифицировать дела о преступлениях ненависти против ЛГБТ.

“Каждый помощник прокурора думает, что если он пойдет к прокурору с 161 статьей, то ему скажут: “Такого никогда не было, чтобы кто-то ее применил, ты что здесь – самый умный?”

“Только на основе слов потерпевших невозможно направить обвинительный акт в суд и даже сообщить о подозрении фигурантам этого дела.

Для этого должны быть веские доказательства, хотя бы свидетели, которые могли бы это подтвердить не только во время досудебного расследования, но и в суде”, – объясняет позицию процессуальных руководителей пресс-секретарь Киевской городской прокуратуры Надежда Максимец.

Там убеждены, что если не квалифицировать такие дела как разбой, хулиганство, в зависимости от обстоятельств, и сослаться лишь на статью 161, то это значит погубить дело. Вину подозреваемых тогда не докажут.

Правозащитники же настаивают, нужно начать называть вещи своими именами.

“Для пострадавших не так важно было, семь, восемь или девять лет лишения свободы получат обвиняемые. Для нас важно, чтобы преступление было правильно квалифицировано.

Главное, чтобы общество получило сигнал, что такие преступления неприемлемы в демократическом государстве”, – рассказывает Александр Зинченков, эксперт центра “Наш мир”.

Он помогал пострадавшим ребятам на всех этапах рассмотрения дела.

Сейчас правозащитник занимается другим подобным делом. 6 сентября на Крещатике группа молодых людей напала на парня-гомосексуала. Его трижды ударили ножом в грудь. В отличие от безлюдного пляжа в Гидропарке, Крещатик – место, где непременно должно найтись немало свидетелей.

“Адвокаты опасаются, что прокуратура все равно не пропустит 161 статью. То есть, даже если Нацполиция открыла 161 статью, то камнем преткновения будет прокуратура. Это, по сути, государство в государстве, на которое никто не может повлиять”, – признает Александр Зинченков. Следователь Нацполиции применяет статью 161 в этом деле. То есть сейчас мяч действительно на стороне прокуратуры.

Все задействованные в таких делах стороны соглашаются, что украинское законодательство в части противодействия преступлениям по мотивам нетерпимости в отношении сексуальной ориентации нужно менять.

Это предусмотрено в Национальной стратегии в области прав человека до 2020 года. Там прямо говорится о криминализации таких преступлений.

Кстати, кроме сексуальной ориентации, указывается еще один признак – “транссексуальность”.

Криминализация означает, что эти признаки должны добавить к нынешним трем: национальность, расовую принадлежность и религиозные убеждения – как являющиеся отягчающими обстоятельствами, по которым запрещена любая дискриминация. Среди ответственных за выполнение: МВД, Минюст, Минздрав, Минсоцполитики, омбудсмен и парламентский комитет по правам человека. Дедлайн – 2020.

Законом нельзя заставить уважать другого, нельзя силой изменить чьи-то взгляды или чувства. Но можно начать называть вещи своими именами и наказывать за суть совершенного преступления, а не просто сажать людей за решетку.

Одна из адвокатов осужденных при рассмотрении дела говорила о том, что на парня повлияло украинское ТВ. Мол, телевидение насаживает негативный образ геев. Как следствие, избить их – это “геройский поступок”.

А на самом деле это – преступление, которое разрушает судьбы людей.

Следите за нашими новостями в и Telegram

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/features-russian-47121841

Юриста совет
Добавить комментарий