Постановлением суда дело возвращается прокурору, что будет дальше?

Возврат уголовного дела прокурору судебная практика – Юридические советы

Постановлением суда дело возвращается прокурору, что будет дальше?

В некоторых случаях, в соответствии со статьей 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ, уголовное дело возвращается прокурору, курирующему его.

Важно знать об особенностях этой процедуры, если вы столкнулись с неприятными процессами судопроизводства и расследования.

В этой статье мы рассмотрим основания и порядок возвращения судом уголовного дела прокурору.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.  

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону

+7 (499) 703-52-27

Это быстро и бесплатно!

Краткое содержание ст. 237 УПК РФ

В первой части этой статьи говорится о том, что судья по заявлению одной из сторон или по собственному желанию возвращает дело прокурору для того, чтобы удалить возможные препятствия для рассмотрения его в суде в следующих случаях:

  • акт с обвинением составлен с нарушениями норм УПК РФ, что делает невозможным вынесение по нему приговора суда;
  • копия этого документа не была вручена самому гражданину, в отношении которого он был вынесен, за исключением случаев, когда суд признает решение правомерным согласно ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК РФ;
  • необходимо составить акт с обвинением вместе с постановлением об использовании меры принуждения медицинского характера;
  • есть основания по ст. 153 этого же кодекса для объединения дел, за исключением ситуаций по ст. 239.2;
  • во время ознакомления гражданина с материалами ему не объяснили его права по ч. 5 ст. 217 УПК РФ;
  • имеются обстоятельства, позволяющие заключить, что произошедшее преступление квалифицируется как более серьезное, чем предполагалось ранее.

В ч. 1.1 указано, что при наличии факторов, перечисленных в ст. 226.2 и ч. 4 ст. 226.9, судья возвращает дело прокурору для передачи его по подследственности и осуществления дознания в общем порядке.

Согласно ч. 1.2, постановление о возвращении уголовного дела прокурору составляется в связи с ходатайством одной из сторон и отправляется ему для устранения возникших проблем, если:

  • после того как процесс был инициирован, выяснилось, что последствия поступка возможного преступника оказались куда серьезнее, чем были вначале, поэтому требуется переквалифицировать само правонарушение на более тяжелое;
  • есть факторы, которые позволяют думать о том, что преступление квалифицируется как более тяжкое, чем это было определено сначала.

По ч. 1.3, если возвращение дела на дополнительное расследование прокурором имело место по основаниям, указанным в п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, то судья обязан указать причины своего решения.

Части 2, 4 и 5 уже утратили свою силу, поэтому мы их не затрагиваем здесь. В ч. 3 говорится о том, что при возвращении дела прокурору судья сам решает проблему с определением подследственному лицу меры пресечения, а также с продлением времени заключения в тюрьму с учетом сроков, указанных в ст. 109 УПК РФ.

На каких основаниях дело может быть возвращено прокурору

Есть определенные основания для возвращения уголовного дела прокурору. К ним относятся:

  • акт с обвинением был составлен с нарушениями норм УПК РФ;
  • самому гражданину не предъявили его копию;
  • есть необходимость оформления такого документа вместе с постановлением об использовании меры принуждения медицинского характера;
  • есть факторы, позволяющие объединить два дела;
  • во время ознакомления с материалами гражданину не были объяснены его права;
  • существуют основания для переквалификации правонарушения на более серьезное.

Поводами для начала этого процесса являются:

  • ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ одной из сторон;
  • собственная инициатива судьи.

Какие сроки установлены законом

Согласно ст. 221 УПК РФ, гражданину предоставляется 10 дней с момента получения дела для рассмотрения. Это указано в ч. 1 этой статьи. Если дело очень сложное и требует, соответственно, больше времени, то период увеличивается до 30 суток при определении, вынесенном вышестоящим прокурором.

Примечание. Эти периоды установлены законодательством РФ, поэтому в случае их превышения можно смело обжаловать действия должностного лица.

Ходатайство на стадии судебного разбирательства

Возвращение дела прокурору на стадии судебного разбирательства – довольно сложная процедура, так как для этого существует специально введенное предварительное слушание, которое и позволяет решить все проблемы до того, как дело переходит в суд.

Источник: https://lawsymphony.com/vozvrat-ugolovnogo-dela-prokuroru-sudebnaya-praktika/

Возврат уголовного дела на доследование из суда – Юридические подборки

Постановлением суда дело возвращается прокурору, что будет дальше?

  • 1 Прокурор отправил дело на доследование следователю
  • 2 Возвращение уголовного дела прокурору — основания и порядок по статье 237 УПК РФ
  • 3 Причины отправления дела на доследование
  • 4 Возвращение уголовных дел прокурору: основания, образец ходатайства, 237 УПК РФ
  • 5 Возврат дела участковому на доследование
  • 6 Возврат уголовного дела из суда на доследование упк

К нарушениям, допускаемым в части односторонности и неполноты предварительного следствия относится не проверка возможных версий относительно совершенного преступления, фактических данных и не полное или неправильное определение обстоятельств, которые подлежат доказыванию.

В связи с чем, следует согласиться с Кругликовым А. А., что односторонне или неполно проведенным признается следствие, которое оставило невыясненным такие обстоятельства, установление которых может иметь существенное значение при рассмотрении дела в суде и постановлении приговора [3].

Так, по уголовному делу в отношении К. следователем не было рассмотрено ходатайство К. о необходимости допроса свидетелей, которые могли бы подтвердить его невиновность.

Исходя из чего следует, что версия обвиняемого о его невиновности органами предварительного следствия не проверялась и не опровергалась.

Возвращение уголовного дела на «доследование»

Не следует забывать, что преступление должно быть раскрыто не только быстро, но и полностью, а если в ходе расследования нарушены требования о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела, такой результат не наступает. Осуществление прокурором полномочий по возвращению уголовных дел для дополнительного расследования не должно и не может искусственно сдерживаться ведомственными интересами.

Так, сложилось мнение, что если прокурор возвращает уголовные дела для дополнительного расследования, то это фактически означает подготовку оснований для внесения представления. Безусловно, и такое понимание института возвращения прокурором уголовных дел для дополнительного расследования (как метода воспитания следственных работников) имеет некоторое значение.

УПК РФ; – производство предварительного следствия без защитника, когда его участие является обязательным; – производство предварительного следствия без законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого или с иным нарушением права указанных лиц пользоваться помощью законного представителя; – неразъяснение прав потерпевшему, обвиняемому (подозреваемому) и другим участникам уголовного процесса; – применение мер уголовно-процессуального принуждения с нарушением требований УПК РФ; – нарушение права обвиняемого, потерпевшего и иных участников уголовного процесса пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика; – незаконное ограничение иных прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика и других участников процесса; – нарушение презумпции невиновности и т. д. [4].

Статья 232 упк рф: возвращение дела для дополнительного расследования

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность следователя обжаловать решения прокурора.

Однако закон не содержит прямого указания на возможность обжалования решения прокурора о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, приостановив его исполнение.

Неверно было бы полагать, что следователя необходимо наделить правом не согласиться с решением прокурора о направлении дела для дополнительного расследования, направить свои возражения вышестоящему прокурору, приостановив производство дополнительного следствия, поскольку следователь — лицо процессуально самостоятельное. Действительно, следователь наделен законом возможностью приостановить исполнение некоторых указаний прокурора согласно ч. 3 ст. 38 УПК. Но не в целом решения о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.

Доследование, возвращение дела прокурору, ст. 237 упк

Внимание Порядок контроля за исполнением указаний по уголовным делам, возвращенным для дополнительного расследования, не должен, очевидно, отличаться от обычных форм и методов надзора прокурора за расследованием уголовных дел.

Что касается особенностей, то в данном случае это более строгий контроль за сроками исполнения указаний прокурора, так как указанное обстоятельство напрямую связано со сроками расследования уголовного дела.

Важно Можно рекомендовать лицу, осуществляющему дополнительное расследование, составить план выполнения указаний прокурора. Надзирающий прокурор, а также начальник следственного отдела должны установить контроль над выполнением плана. Как справедливо отмечает М.

Токарева: «Своевременная дача письменных указаний по уголовному делу еще не означает, что выявленная прокурором ошибка или нарушение по делу будут исправлены.

Правовед.RU 204 юриста сейчас на сайте

  1. Категории
  2. Уголовное право

Добрый вечер. Подскажите пожалуйста: в конце июля 2014 года было заведено три уголовных дела по трем эпизодам ст. 159 ч. 3 УК. Сегодня позвонил следователь и попросил подъехать завтра тк дело отправлено на доследование. Вопросов два: Первое дело отправлено на доследование в другое отделение полиции.

И второе причины отправки на доследование и обязан присутствовать адвокат? И если да, то имею ли я право сказать следователю, чтобы вызывал того же который был на первом допросе или мне будет предоставлен новый дежурный адвокат? Виктория Дымова Сотрудник поддержки Правовед.

ru Похожие вопросы уже рассматривались, попробуйте посмотреть здесь:

По указанным основаниям данное уголовное дело было направлено на дополнительное расследование [7]. По уголовному делу в отношении З. следователем были неверно установлены мотив, цель и иные обстоятельства совершения преступления.

В соответствии, с чем прокурором было принято решение о направлении уголовного дела на дораследование и устранение выявленных нарушений закона [7].

Следующим типичной ошибкой, которая влечет возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования выступает существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

По уголовному делу в отношении З. следователем было нарушены права обвиняемого на защиту, в связи, с чем прокурором было принято решение об отправление уголовного дела на дораследование [7].

Другим типичным недостатком, влекущим возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования являются ошибки, связанные с неправильной квалификацией и другими нарушениями уголовного закона.

В свою очередь, к числу иных нарушений УПК РФ, которые допускаются при составлении обвинительного заключения, относят нарушения, которые не касаются существа обвинения, но создают препятствия для рассмотрения уголовного дела судом.

К ним можно отнести: отсутствие сведений об обстоятельствах, смягчающих и отягчающих наказание; нарушения, допущенные при составлении списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, и др.

Иными словами, срок предварительного следствия всегда равен тому промежутку времени, за который было закончено предварительное следствие, а не двум месяцам, а потому не может идти речи и о каком-либо остатке срока предварительного следствия.

Именно по этой причине закон в ч. 6 ст. 162 УПК установил новый срок для уголовных дел, возвращенных для производства дополнительного следствия, предоставляя право прокурору самому определять его продолжительность в пределах одного месяца.

Таким образом, ст. 162 содержит положение о двух независимых друг от друга сроках предварительного следствия — первоначальном и дополнительном. Важнейшей особенностью дополнительного расследования является то, что объем и характер процессуальных действий определяется здесь не только лицом, осуществляющим расследование, но и прокурором.

Он обязан дать указания об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Источник: http://aval48.ru/prokuror-otpravil-delo-na-dosledovanie-sledovatelyu/

Возвращение уголовного дела прокурору — основания и порядок по статье 237 УПК РФ

В некоторых случаях, в соответствии со статьей 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ, уголовное дело возвращается прокурору, курирующему его.

Источник: https://sudinformation.com/vozvrat-ugolovnogo-dela-na-dosledovanie-iz-suda/

Расстрел Майдана: как за полгода до приговора дело разваливают для обмена с Путиным

Постановлением суда дело возвращается прокурору, что будет дальше?

“Почему до сих пор никто не наказан за убийства на Майдане?” – один из самых популярных вопросов в обществе.

Поскольку за 6 лет, прошедших с момента расстрела людей на Институтской, очевидных сдвигов в этом деле не видно.

Зато всем известно, что большинство бойцов спецподразделения “Беркут” бежали или на оккупированный полуостров Крым, или в Россию. Люди, которые могли отдавать им приказы, также перебрались в РФ.

Казалось бы, судить уже и некого. Но 4-й год Святошинский райсуд рассматривает дело 5 бывших экс-беркутовцев, которых обвиняют в убийстве людей на Институтской.

И он почти на финишной прямой – осталось допросить нескольких свидетелей, самих обвиняемых и провести дебаты. После которых будет приговор. По оценкам участников суда, на все это нужно примерно полгода.

То есть уже в середине лета 2020-го мы могли бы получить решение в наиболее важном судебном деле Майдана. Однако этого может и не произойти. Из-за обмена пленными.

Утро 20 февраля 2014-го стало поворотным моментом для современной украинской истории. После двух дней противостояния с силовиками в правительственном квартале протестующих вытесняют на Майдан Незалежности. Активисты, выступающие против режима Виктора Януковича, теряют контроль над улицами Институтской и Грушевского. Их выбивают с Европейской площади.

Во время “антитеррористической операции” пытаются зачистить и сам Майдан, но в результате сгорает Дом профсоюзов. Протестующие отбиваются. Жгут автомобильные шины. Ветошь. Дерево. В общем все, что может гореть. Огонь и дым дают им хотя бы какую-то защиту от силовиков. Митингующие предупреждают друг друга о снайперах, которые якобы работают со стороны силовиков.

Время от времени раздаются выстрелы из огнестрельного оружия.

Примерно в 5:30 20 февраля активизируется стрельба с обеих сторон. Смертельные ранения получают боец ​​внутренних войск и служащий черниговского “Беркута”. Чуть позже,  в 3:00 – в 8:53 – силовики начнут отступление с Майдана. За ними вверх пойдут протестующие. Два водомета пытаются остановить движение толпы, но тщетно. Силовики начинают стрелять из огнестрельного оружия.

Фото “Лівого берега”

Примерно в 8:58 смертельное ранение свинцовой картечью получает Александр Балюк – он становится первым погибшим из почти 50 митингующих. Несмотря на стрельбу, люди продолжают двигаться по Институтской вверх.

В это же время возле Октябрьского дворца появляется “черная рота” “Беркута” – спецназовцы в черной форме с желтым скотчем на рукавах.

Они ведут огонь по протестующим, пока с Майдана отступают Внутренние войска (ВВ).

Уже в 9:12 “черные” занимают верхнюю террасу и площадь перед Октябрьским. Стрелять не прекращают. Гибнут еще 10 митингующих. Вместе с ними убиты еще два силовика – старший сержант Николай Симисюк и лейтенант патрульно-постовой службы Сергей Михайлович.

“Срочно нужен медик! В Дом профсоюзов! Нужны “скорые” и реанимация на Майдан! Кто нас слышит и следит! На Институтскую – медик!” – кричат ​​со сцены Майдана.

Тем временем бойцы ВВ продолжают отступать. За ними следует и “черная рота”. Погибают еще 9 протестующих. Среди них и самый молодой – 17-летний Назар Войтович. Силовики, между тем, уходят за бетонную баррикаду на углу улиц Институтской и Ольгинской. Стрельба продолжается.

С 9:28 до 9:29 силовики убивают еще семерых протестующих. Несмотря на это, майдановцы продолжают двигаться вверх по Институтской. Из оружия у них  только палки. Они прикрываются деревянными и металлическими щитами, остатками жестяных заборов.

Пытаются спасти раненых и вынести убитых, которые лежат под открытым небом.

С 9:30 до 11:28 убивают еще 19 человек. Большинство – на небольшом клочке земли, между несколькими деревьями напротив гостиницы “Украина”. Последним убитым 20 февраля станет киевлянин Владимир Мельничук – свою пулю он получает у входа в Октябрьский дворец, на закате, в 16:45. Еще несколько протестующих от полученных ран умрут позже.

Уже в 22:00 в Верховной Раде собираются 239 народных депутатов, которые голосуют за вывод силовиков из Киева. На следующий день из Украины сбежит Виктор Янукович.

Суд на 4 года

Сергей Зинченко. Павел Аброськин. Сергей Тамтура. Олег Янишевский. Александр Маринченко. Это имена бывших спецназовцев, которых прокуратура обвиняет в причастности к массовым расстрелам в центре Киева. Первыми задержанными из этой пятерки стали Зинченко и Аброськин. Они попадают в следственный изолятор на время расследования в 2014-м вместе со своим командиром – Дмитрием Садовником.

Впрочем, уже осенью Печерский районный суд изменяет последнему меру пресечения и отправляет Садовника под домашний арест. А уже через несколько дней он исчезает. Его объявляют в розыск.

Впоследствии Печерский суд заявляет, что не может сформировать коллегию судей для рассмотрения дела по существу. Поэтому его судьбу должен решить Апелляционный суд Киева.

И весной 2015 года он направляет одно из важнейших дел Майдана в Святошинский районный суд.

Председательствующим в деле становится Сергей Дячук. Там же формируют суд присяжных и зачитывают обвинительный акт – документ, в котором следствие излагает суть обвинений: Зинченко и Аброськина подозревали в убийстве 39 митингующих. Бывшие беркутовцы показаний в суде не дают, только заявляют о своей невиновности.

Начинаются первые допросы потерпевших. Свои показания дают родственники убитых на Институтской. Они описывают, как и почему их родные поехали на Майдан, когда в последний раз выходили на связь. Тяжелее всего им даются рассказы о гибели своих близких и о поиске фото и видео, которые помогали выяснить, как и где это произошло. Эти же записи просматривают на проекторе в зале суда.

Адвокаты экс-беркутовцев заявляют: записи не доказывают вины их подзащитных. Ведь невозможно понять, кто именно стреляет (лицо силовиков закрыты балаклавами).

Впоследствии пострадавшие и их адвокаты приносят видео, на котором якобы зафиксировано передвижение Аброськина: человек на записи движется вдоль Октябрьского дворца и время от времени делает выстрелы в сторону протестующих.

Якобы узнать бывшего беркутовца удалось благодаря балаклаве, которая не до конца закрывала лицо – было видно не только глаза, но и нос. Это видео приобщили к материалам дела.

Так же, как и видеосинхронизации от волонтеров из группы “Талионис”: активисты собирали все возможные видеозаписи расстрелов на Институтской, где были зафиксированы убийства протестующих. Группировали и синхронизировали их по астрономическому времени. Поэтому эти видео позволили не только установить места ранений и смертей людей, но и время, когда это произошло.

Пока в Святошинском суде начинались заседания, в Харькове задержали трех экс-беркутовцев, которым также выдвинули подозрения в убийстве протестующих на Институтской. Этими силовиками были Тамтура, Янишевский и Маринченко.

В целом же следствие утверждает, что к расстрелам на Институтской причастны 26 бойцов “черной роты”: пять из них пока что на скамье подсудимых, двое – убиты 20 февраля 2014-го, еще 18 – бежали в Россию или на оккупированный полуостров Крым.

По информации следствия, часть из них получила российское гражданство, часть – вид на жительство в РФ.

Поскольку правоохранители задержали новых подозреваемых, по ним начали отдельное расследование. Которое зимой 2016-го объединили с тем, которое уже рассматривал судья Дячук. Весь процесс пришлось начинать с самого начала. То есть с зачитывания обвинительных актов.

Правда, теперь обвинения были куда более серьезные: речь шла об убийстве 48 митингующих, ранении еще 80-ти. Также появилось обвинение в терроризме – в действиях силовиков следователи увидели попытку запугать протестующих. Ожидаемо, бывшие силовики заявили о своей невиновности.

А показания согласились дать лишь под конец судебного процесса.

Собственно, за более 3 года заседаний по делу о расстрелах на Институтской произошло несколько важных вещей. Первая – прокурорам, адвокатам и потерпевшим удалось вместе установить время и места гибели 48 протестующих.

Пока шли судебные заседания, следователи нашли оружие, из которого стреляли силовики 20 февраля – его пытались утопить в одном из прудов Голосеевского района Киева.

Это позволило провести дополнительную баллистическую экспертизу, которая показала, что из автоматов, закрепленных за частью обвиняемых, действительно стреляли 20 февраля и, возможно, убили нескольких человек.

Правда, эти данные противоречили предыдущим экспертизам. Чтобы устранить все неточности с предыдущей баллистикой, суд назначил еще одну. Это произошло летом 2016-го. Длилась она до осени 2019-го.

И только недавно в суде начали зачитывать результаты этого исследования. В этом же суде успели допросить бывшего президента Виктора Януковича.

Который, ожидаемо, не слишком хорошо помнил события 20 февраля.

Источник: https://bykvu.com/ru/mysli/rozstril-maidanu-iak-za-pivroku-do-vyroku-spravu-rozvaliuiut-dlia-obminu-z-putinym/

Возвращение уголовных дел прокурору (А.Бекталиева, судья суда № 2 г. Актобе)

Постановлением суда дело возвращается прокурору, что будет дальше?

Возвращение уголовных дел прокурору

А. Бекталиева,

судья суда № 2 г. Актобе

С января 2015 г. по действующему уголовно-процессуальному законодательству уголовные дела не направляются судом для дополнительного расследования. В то же время предусмотрена возможность направления в соответствующих случаях дела прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона.

Следует иметь в виду, что не любые нарушения уголовно-процессуального закона могут служить основанием для направления дела прокурору, а только те, которые препятствуют назначению главного судебного разбирательства. Уголовное дело возвращается судом прокурору только в случаях установления нарушений, которые не могут быть восполнены судом и должны быть устранены прокурором.

В соответствии со ст.

323 УПК РК суд направляет (возвращает) дело прокурору при установлении существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства на предварительном слушании и их установления в главном судебном разбирательстве по делам ускоренного досудебного производства или с заключением процессуального соглашения.

Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, препятствующими назначению главного судебного разбирательства, признаются такие нарушения, которые лишают суд возможности организовать и подготовить назначение главного судебного разбирательства, а также определить его пределы.

Основаниями для возращения дела прокурору с предварительного слушания являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона:

– отсутствие в обвинительном акте сведений о фамилии, имени и отчестве обвиняемого;

– отсутствие данных о личности каждого из обвиняемых, пункта, части и статей УК, по которым они привлечены к уголовной ответственности, в обвинительном акте либо в постановлении о предании суду;

– отсутствие постановления о предании суду;

– невозможность из существа обвинения установить пределы обвинения;

– отсутствие юридической формулировки обвинения, содержащей квалификацию деяния;

– прокурор не выразил согласие с обвинительным актом и протоколом ускоренного досудебного производства;

– материалы дела исполнены способом, исключающим возможность их полного прочтения, и другие недостатки, которые не могут быть устранены судом;

– обвинительное заключение не подписано следователем или не утверждено прокурором;

– в случае установления неподсудности суду дела в связи с изменением прокурором обвинения, данное дело подлежит возврату прокурору для пересоставления им обвинительного акта и направления по подсудности;

– нарушены правила подследственности;

– досудебное производство было проведено следователем, в отношении которого имелись основания для отвода.

Составление нового обвинительного акта не является основанием для направления дела прокурору. В таких случаях суд принимает меры для отложения судебного разбирательства в целях обеспечения права стороны защиты на ознакомление с дополнительными материалами дела, для чего предоставляет время до семи суток для подготовки к защите по новому обвинению.

Дело может быть возращено прокурору как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе суда.

Ходатайство вправе заявить подсудимый, его защитник и законный представитель, государственный обвинитель, потерпевший и его представитель, гражданский истец и гражданский ответчик, их представители.

Вопрос о направлении дела прокурору может быть разрешен на предварительном слушании при установлении существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, препятствующих назначению главного судебного разбирательства, а также их установлении в главном судебном разбирательстве.

По делам ускоренного досудебного производства или с заключенным процессуальным соглашением суд, установив в главном судебном разбирательстве существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, также возвращает дело прокурору.

При нарушении оснований ч. 6 ст. 190 УПК РК ускоренное досудебное расследование не применяется:

– в отношении совокупности уголовных правонарушений, когда хотя бы одно из них является особо тяжким;

– в отношении лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство;

– в отношении лиц, обладающих привилегиями и иммунитетом от уголовного преследования;

– в случае непризнания своей вины хотя бы одним из соучастников уголовного преследования;

– по уголовным правонарушениям, совершенным несовершеннолетним или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществить свое право на защиту.

В случаях, указанных в ст. 623 УПК РК, в ходе предварительного слушания дела в порядке ст. 321 УПК суд возвращает дело прокурору, если отсутствуют основания для применения согласительного производства, с предоставлением возможности составления нового соглашения, если суд не согласен с квалификацией преступления, размером гражданского иска, видом и (или) размером наказания.

При несогласии судьи с новым процессуальным соглашением о признании вины суд выносит постановление об отказе в рассмотрении дела в согласительном производстве и направляет дело прокурору для осуществления по нему производства в общем порядке.

Суд может возвратить прокурору уголовное дело согласно ст.

626 УПК РК по итогам рассмотрения процессуального соглашения в согласительном производстве, в случаях, если отсутствуют основания для применения согласительного производства, для заключения нового процессуального соглашения, если суд не согласился с квалификацией преступления, размером гражданского иска либо видом или размером наказания, указанным в процессуальном соглашении, суд выносит постановление об отказе рассмотрения дела в порядке согласительного производства и о возвращении уголовного дела прокурору, если у судьи возникли сомнения в виновности подсудимого.

Возвращение дела прокурору оформляется постановлением, в котором указывается основание возврата дела прокурору.

Следует учитывать, что при направлении дела прокурору как по результатам предварительного слушания, так и ГСР, недопустимо предрешать вопросы о доказанности обвинения, давать оценку доказательствам и указывать о применении конкретного уголовного закона.

При возврате дела прокурору необходимо решить вопрос об оставлении, изменении, отмене либо продлении меры пресечения в отношении обвиняемого.

В то же время в соответствии с ч. 3 ст. 324 УПК при приостановлении производства по делу по основанию, предусмотренному п. 1) ч. 1 ст. 45 УПК, когда обвиняемый скрылся от суда либо место его пребывания не установлено по другим причинам, дело возвращается прокурору, за исключением случаев, указанных в ч. 2 ст.

335 УПК, когда подсудимый, обвиняемый в совершении уголовного проступка либо преступления небольшой и средней тяжести ходатайствует о рассмотрении дела в его отсутствие; когда подсудимый находится вне пределов РК и уклоняется от явки в суд; в случае отказа подсудимого, содержащего под стражей, явиться и присутствовать в судебном заседании.

В соответствии с ч. 6 ст. 529 УПК, рассмотрев дело об уголовном проступке, судья, как указано в п. 3), при установлении признаков преступления направляет дело соответствующему прокурору для решения вопроса о проведении досудебного расследования.

Источник: https://www.zakon.kz/4795430-vozvrashhenie-ugolovnykh-del-prokuroru.html

Мосгорсуд отменил обвинительный приговор и вернул дело прокурору из-за нарушений следствия и первой инстанции

Постановлением суда дело возвращается прокурору, что будет дальше?

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила обвинительный приговор в отношении Алексея Чернова, признанного виновным мошенничестве, и возвратила дело прокурору Кунцевской межрайонной прокуратуры г. Москвы.

Свое решение апелляция обосновала тем, что не смогла проверить соблюдение принципа территориальной подсудности, так как следователь в нарушение п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ не указал место совершения преступления.

Кроме того, Мосгорсуд указал, что суд первой инстанции при описании преступного деяния, признанного доказанным, вышел за пределы предъявленного обвинения, чем нарушил право подсудимого на защиту.

Алексей Чернов являлся и.о. директора ГУП г. Москвы дирекции единого заказчика Можайского района, учредителем и собственником имущества которого является Департамент городского имущества г. Москвы.

Как следует из приговора (имеется у «АГ»), в 2011 г. он обратился к Ф. с просьбой найти юрлицо, которое выполнит обязательства по оказанию услуг – предоставит в аренду транспортные средства для нужд ДЕЗа. Позже Алексей Чернов попросил Ф.

подыскать компанию, которая по договору будет взыскивать задолженность по жилищно-коммунальным услугам с физлиц.

Спустя некоторое время дирекция заключила договор подряда с ООО «Дайлер» на аренду транспортного средства и с ООО «Прайд» – на взыскание задолженности с физлиц.

В последующем в отношении Чернова было возбуждено уголовное дело по двум преступлениям, предусмотренным ч. 4 ст. 159 УК РФ.

По мнению следствия, заключив договоры с этими организациями, он решил похитить имущество дирекции в группе лиц по предварительному сговору (при этом соучастники не были установлены), с использованием служебного положения и в особо крупном размере, так как в обеих компаниях отсутствовал штат сотрудников для исполнения обязательств по договорам. Следствие посчитало, что действиями Алексея Чернова у Департамента было похищено более 53 млн руб.

Показания свидетелей стороны обвинения

Адвокат АП г. Москвы Сафарбий Малкандуев рассказал «АГ», что позиция стороны обвинения полностью базировалась в первую очередь на свидетельских показаниях Ф.

Согласно тексту приговора, в суде Ф., в частности, прямо указывал, что Чернов просил его предоставить несколько организаций для заключения договоров с ДЕЗом, с тем чтобы в последующем выводить через них деньги.

По его словам, обвиняемый затем приобрел организации, с которыми были заключены договоры, и принял меры к смене их руководителей. При этом Ф.

указал, что, так как общества не оказывали каких-либо услуг и не имели в штате сотрудников, он «стал полагать, что характеры сделок носят фиктивный характер».

Помимо этого, Ф. заявил, что во время предварительного расследования Чернов обращался к нему с просьбой дать показания в его пользу, отрицать факт знакомства, а также найти руководителей обществ, чтобы они указали на реальность выполнения работ.

Другие свидетели обвинения также высказались о своих подозрениях о фиктивности заключенных договоров. Так, свидетель К.

отметила, что вела бухгалтерскую и налоговую документацию обеих компаний, на счета которых от дирекции поступали деньги.

При этом на электронную почту приходило письмо с реквизитами организаций и сумм, куда их следовало направлять, чем она и занималась. К. считала, что обе фирмы фиктивные, поскольку не имели фактического адреса и штата сотрудников.

Бухгалтер ДЕЗа Р. в своих показаниях указала, что с сотрудниками «Дайлер» и «Прайм» не общалась, а вся документация проходила через Чернова. После того, как он сменил место работы, платежи производились только после проставления им визы. Она также отметила, что усомнилась в фактическом выполнении указанного в договорах объема услуг, так как их стоимость была завышенной.

Кроме того, в качестве доказательства вины подсудимого сторона обвинения представила, в частности, договоры с компаниями и акты выполненных работ.

Сам Алексей Чернов в судебном заседании настаивал на том, что услуги по договорам реально оказывались, просто соответствующие документы не были оформлены надлежащим образом.

Позиция стороны защиты

В суде защитник Чернова Сафарбий Малкандуев обращал внимание на то, что по смыслу уголовно-правового законодательства обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество может состоять в сознательном сообщении (представлении) заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Адвокат пояснил, что в рассматриваемый период Чернов являлся директором ДЕЗа на основании распоряжения Главы управы Можайского района г.

Москвы, следовательно, якобы похищенное имущество, находилось в его правомерном владении.

Подсудимый же в силу должностного положения осуществлял полномочия по распоряжению чужим имуществом, то есть никому не сообщал и не представлял ложных сведений, направленных на введение владельца имущества в заблуждение.

Защита подчеркивала, что реальный размер ущерба установлен не был, так как сумма инкриминируемого Алексею Чернову в обвинительном заключении не соответствует суммам, вытекающим из актов о выполненной работе и платежных поручений, приобщенных к материалам уголовного дела.

Свидетель стороны защиты Т. в своих показаниях отметил, что никогда не слышал об ООО «Прайд» и ООО «Дайлер», однако указал, что в связи с большим объемом работ по неплательщикам ДЕЗ привлекал сторонние организации. Некоторые же свидетели указали, что знали о существовании таких компаний и видели арендованный транспорт.

Стоит отметить, что до возбуждения уголовного дела ФНС провела в ДЕЗе выездную налоговую проверку, результаты которой планировалось оспорить. Представителем был назначен руководитель направления судебной практики АКГ «Уральский союз» Дмитрий Ширяев.

Его Сафарбий Малкандуев попросил выступить в порядке ст. 49 УПК РФ в качестве защитника наряду с адвокатом. Как пояснил «АГ» адвокат, Дмитрий Ширяев был привлечен для работы с доказательствами, вытекающими из результатов выездной налоговой проверки.

Рассмотрев материалы дела и заслушав доводы сторон, Савеловский районный суд г. Москвы указал, что свидетели со стороны защиты – родственники и знакомые подсудимого, а потому заинтересованы в благоприятном исходе дела.

Кроме того, они не были очевидцами рассматриваемых обстоятельств. Также суд отметил, что представитель дирекции подтвердил размер причиненного материального вреда в указанных суммах.

В результате суд признал Алексея Чернова виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет и штрафа в размере 1 млн руб.

Обжалование приговора

Сафарбий Малкандуев подал апелляционную жалобу (имеется в распоряжении «АГ»), в которой указал, что суд первой инстанции не выяснил, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны преступлений, выполнял каждый из соучастников.

При этом суд не придал какого-либо существенного значения показаниям ряда свидетелей, согласно которым они сами осуществляли платежи, переводы, транзитные операции по счетам и обналичивание денежных средств и, соответственно, не могли не знать о сомнительном характере деятельности организации ООО «Дайлер» и ООО «Прайд».

Также он отмечал, что суд ошибочно вменил его подзащитному совершение преступления в период времени, в который, согласно материалам дела, Чернов уже был освобожден от должности, а значит, не мог давать каких-либо указаний бухгалтерам ДЕЗа о переводе денежных средств, собственноручно подписывать якобы фиктивные документы, а также не имел возможности и оснований давать поручения иным сотрудникам дирекции либо иным образом использовать свое служебное положение.

Также защитник сослался на абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48, согласно которому если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, то по смыслу положений п. 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст. 128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества.

Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

«Однако ни органом предварительного расследования, ни судом в нарушение норм действующего законодательства не установлен адрес местонахождения  ОАО “Банк Москвы”, где был открыт расчетный счет, принадлежащий дирекции, и с которого осуществлялось перечисление (изъятие) безналичных денежных средств на расчетные счета организаций, следовательно, судом не установлено место якобы совершенного преступления, что также влечет за собой нарушение конституционных прав подсудимого на справедливое судебное разбирательство», – отмечается в жалобе.

Кроме того, защитник отметил, что суд не принял во внимание тот факт, что У., работник ООО «Прайд», на основании доверенности от ДЕЗа осуществлял работу по взысканию задолженности за жилищно-коммунальные услуги. При этом к материалам уголовного дела были приобщены оригиналы 246 исковых заявлений, на которых имелись штампы судов об их принятии.

Апелляционную жалобу подал и сам Алексей Чернов.

В ней он, помимо прочего, отметил, что денежные средства принадлежали именно дирекции единого заказчика – самостоятельному юридическому лицу, однако потерпевшим признано иное юридическое лицо – Департамент городского имущества г. Москвы.

Он также указал, что вмененное ему деяние относится к преступлению, совершенному в сфере предпринимательской деятельности, в связи с чем попросил переквалифицировать его на ч. 7 ст. 159 УК РФ.

В апелляционной жалобе Дмитрий Ширяев отметил, что факт оказания услуг по предоставлению автомобилей с водителями ДЕЗу подтвердили допрошенные в судебном заседании свидетели со стороны защиты, при этом некоторые из них вспоминали и фамилию водителя.

«При этом суд первой инстанции необоснованно положил в основу приговора показания свидетелей, которые не являлись очевидцами осуществлявшихся операций, так как не посещали ГУП “ДЕЗ Можайского района” и не были знакомы со спецификой работы по взысканию задолженности», – указал он в жалобе.

Дмитрий Ширяев также добавил, что ДЕЗ не являлся единственным заказчиком у ООО «Прайд» и ООО «Дайлер», а отношения этих компаний с контрагентами возникли ранее, чем с дирекцией, и закончились позже. Он добавил, что данный факт подтверждается выписками банков по счетам этих организаций.

Апелляция согласилась с частью доводов защиты

В Московском городском суде Сафарбий Малкандуев, Алексей Чернов и Дмитрий Ширяев доводы жалоб поддержали. Представитель потерпевшего и прокурор полагали, что оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.

Согласно апелляционному определению (имеется в распоряжении «АГ») судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда указала, что следствием фактически не установлено место совершения преступления.

Апелляция согласилась с доводом адвоката о том, что если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, то такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Кроме того, суд указал, что согласно предъявленному Чернову обвинению, изложенному в обвинительном заключении, предметом преступления явились безналичные деньги, принадлежащие дирекции, которые были похищены с ее расчетного счета, открытого в ОАО «Банк Москвы».

Однако в обвинительном заключении не указано место нахождения данного банка, что также оставлено без внимания судом первой инстанции.

Данное нарушение признано существенным, повлиявшим на вынесение законного и обоснованного решения, лишающим апелляционную инстанцию возможности проверить соблюдение судом принципа территориальной подсудности уголовного дела.

Апелляция также согласилась, что суд первой инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения. В обвинительном заключении указано, что Чернов с 2011 г. по 2015 г.

собственноручно подписал изготовленные неустановленным способом неустановленными соучастниками акты о выполнении якобы ООО «Дайлер» услуг по договорам. Тогда как первая инстанция указала, что Чернов обеспечил подписание части актов выполненных работ от 31 декабря 2013 г.

По мнению апелляции, суд, таким образом, нарушил право на защиту Чернова, что повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Таким образом, Мосгорсуд вынес определение об отмене приговора Савеловского районного суда г. Москвы и вернул уголовное дело прокурору для устранения препятствий для рассмотрения его судом.

Беспроигрышное основание отмены приговора

В комментарии «АГ» Сафарбий Малкандуев отметил, что ни прокуратура, ни суд первой инстанции не устранили нарушение, выразившееся в неустановлении момента окончания преступления.

«Это поверхностное отношение указанных лиц к существу рассматриваемых ими дел и нежелание вникать в предмет и нюансы изучаемых дел, нежелание принимать объективные решения, вытекающие из сложившейся вертикали судебных инстанций.

у поправят, как говорится», – прокомментировал он.

Говоря об апелляционном определении, адвокат отметил, что если бы Мосгорсуд принял во внимание все изложенные в его жалобе доводы, то у него не было бы иных вариантов, кроме как оправдать Алексея Чернова. «Но это очень редкое явление для нашего правосудия, к сожалению.

Суд пошел по пути наименьшего сопротивления, но не реагировать на допущенные нарушения не мог», – указал Сафарбий Малкандуев. Адвокат добавил, что в данный момент дело находится в Кунцевском МРСО СУ СК РФ по г. Москве на стадии ознакомления с материалами уголовного дела.

Дмитрий Ширяев считает, что апелляционная инстанция выбрала для отмены самое беспроигрышное основание – неправильное определение места окончания вменявшегося подсудимому хищения. «Этот довод со ссылкой на Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 48 от 30 ноября 2017 г. приводился по делу и адвокатом Сафарбием Малкандуевым, причем еще в первой инстанции», – отметил защитник.

https://www.youtube.com/watch?v=Mr5K_opVRVo

Он также указал, что вопрос объема обвинения и неправомерного вменения подсудимому ряда эпизодов тоже привлек внимание апелляционной инстанции, так как и в Савеловском районном суде защита неоднократно ссылалась на расчетную необоснованность обвинительного заключения и операции, не имевшие отношения к Алексею Чернову.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/mosgorsud-otmenil-obvinitelnyy-prigovor-i-vernul-delo-prokuroru-iz-za-narusheniy-sledstviya-i-pervoy-instantsii/

Юриста совет
Добавить комментарий