Плагиат известного бренда

Еще немного про скандалы с модными брендами

Плагиат известного бренда

пользователем сайта

Victoria’s Secret и очередной плагиат

Известный бренд нижнего белья Victoria’s Secret продолжает своё уверенное падение.

В одном из предыдущих постов я уже рассказывала как VS полностью скопировали дизайн у коллеги по цеху, не столь широко известной марки Fleur Du Mal.

Теперь же дизайнеры VS пошли ещё дальше и недавно представили «новую» модель белья, которая оказалась точной копией продукции известного бренда Agent Provocateur, выпущенной на рынок еще в прошлом году. 

Agent Provocateur / Victoria’s Secret

Разместив в своём официальном Инстаграме рекламу данной продукции Victoria’s Secret стали получать множество сообщений от возмущенных пользователей, обвиняющих бренд в плагиате: 

«Продолжайте копировать другие бренды и ваша репутация будет падать также как и ваши продажи.» 

Тем не менее, каких-либо действий со стороны VS не последовало. Скопированная модель белья до сих пор продаётся на официальном сайте бренда. 

Diorи индийский принт

Не удалось избежать скандала и такому именитому бренду как Dior. Большой резонанс вызвал один из номеров журнала Elle Индия, на обложке которого появилась актриса Сонам Капур в платье из круизной коллекции Dior.

Как выяснилось, принт, использованный для создания данного платья принадлежит вовсе не Dior, а небольшому индийскому бренду People Tree, дизайнеры которого создали данный рисунок еще 10 лет назад.

Принт People Tree / Dior

Одежда марки People Tree

Дизайнер Ориджит Сен запустил свой бренд People Tree в 1991 году вместе со своей женой. Его идея – сделать индийский текстиль более современным с помощью новых техник и традиционных методов. По заявлению дизайнера, он никогда не сотрудничал с Dior и не получал запросов на использование его собственного принта.

Эскиз и печать People Tree

Ориджит Сен не ограничился постами в соцсетях, а нанял юристов и заявил о нарушении авторских прав. За несколько месяцев обеим сторонам удалось прийти к соглашению. Условия сделки не разглашаются, но, известно, что благодаря компенсации от парижского бренда дизайнеры People Tree сделали для себя полностью оборудованную студию в Гоа.

Burberry и петля на шее

Когда креативный директор Burberry Рикардо Тиши представлял свою коллекцию на Неделе Моды в Лондоне он еще даже не мог представить, чем это для него обернется. Среди множества образов, представленных на подиуме, внимание общественности особенно привлек дизайн худи, у которой завязанные шнурки капюшона очень напоминали висельную петлю.

Модель Лиз Кеннеди, которая также была задействована в показе, обвинила Компанию в пропаганде суицида, разместив в своем Инстаграме возмущенный пост:

«Суицид не имеет отношения к моде. Это не гламурно и не в тренде. Рикардо Тиши и вся команда Burberry, я не могу понять, как вы позволили выйти на подиум с петлей на шее.

Как мог кто-то упустить это из виду и подумать, что это будет смотреться уместно, особенно в коллекции, посвященной молодым девушкам.

Не говоря уже о росте числа самоубийств по всему миру… Такой мощный и коммерчески успешный бренд как Burberry не должен был упускать из виду такое очевидное сходство!»

Пост Лиз Кеннеди спровоцировал множество негативных комментариев в адрес модного бренда. Снятие скандальной худи с продажи и извинения от руководства не заставили себя ждать.

Представители Burberry и сам Рикардо Тиши заявили, что искренне сожалеют о сложившейся ситуации.

И, хотя, по их заявлению, дизайн худи был вдохновлен исключительно морской темой, со стороны известного бренда было большой неосторожностью не продумать всю концепцию до конца.

Balenciaga и сумка преткновения

Одна из крупных американских компаний по продаже сувенирной продукции City Merchandise Inc. Подала в суд на известный модный дом Balenciaga. Поводом для иска стала сумка с изображением Нью-Йорка на розовом фоне стоимостью около $2000.

City Merchandise Inc. настаивает, что сумка luxury бренда практически не отличается от продукции компании, которую можно купить в сувенирном магазине в аэропорту Нью-Йорка всего за $20, то есть в 100 раз дешевле.

Balenciaga ответили, что в данном случае изображение известных достопримечательностей Нью-Йорка не может попадать под закон об авторском праве и все претензии являются необоснованными.

Тем не менее, известно, что сторонам удалось урегулировать конфликт вне суда и дело было прекращено. Условия соглашения остаются конфиденциальными, но интересным моментом является тот факт, что теперь City Merchandise Inc.

не могут подать иск против Balenciaga на тех же основаниях.

И в заключение, хочу представить вам еще одну сравнительную картинку. Блуждая по отечественным ювелирным сайтам в поисках какой-нибудь милой брошки, я увидела довольно знакомое изображение лягушки, которая весьма напоминала брошь от Cartier.

Подробнее про эту брошь я рассказывала в посте про аукцион Christie’s, где та самая брошь была продана за 81 250 швейцарских франков, что на сегодняшний день равно 5 200 000 рублям. Думаю, вряд ли представители Cartier догадываются о таком скромном плагиате их творчества, да и конкуренцию лягушки друг другу уж точно не составят, та, что справа выглядит так, как будто немножко болеет 🙂

На сегодня это все, спасибо за внимание!

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/moda/173762_eshce-nemnogo-pro-skandaly-s-modnymi-brendami

Чем отличается плагиат от заимствования?

Плагиат известного бренда

— Лёва, я близок к краю. Всё стоящее уже кем-то создано.
— Да ладно, Рома! Все воруют. Только ты честнее других — ты искренне сочиняешь чужое.

Роман Кромин, «Ландыш серебристый»

Как часто на протяжении дня мы встречаемся с вещами, о которых хочется сказать «я где-то это видел»? Может быть, эта новая песня, в которой мы каким-то чудом узнали хит 60-х или фильм, финал которого нам кажется явнее его начала.

Люди с неизощренным вкусом в искусстве могут и не заметить, что художественная выставка, на которую они притащились в среду вечером сразу после работы, откровенно скопирована у малоизвестного художника, который умер 30 лет назад в Гватемале и не додумался запатентовать ни одну свою работу.

Хоть в таких случаях факт плагиата остается нераскрытым, это не значит, что он автоматически стирается с лица Земли.

Каким-то образом, все эти похожие вещи просачиваются на книжные полки, большие экраны, в маленькие наушники и просторные галереи. Где эта комиссия по плагиату, которая должна защищать потребителя от надувательства. Разве что, потребитель сам не просит об этом.

Но как нащупать эту тонкую грань между заимствованием и откровенным плагиатом?

И все же, как отличить резкое обвинения в плагиате от смежных ему, вполне уместных понятий, как соавторство, заимствование или стилизация?

Думаю, следует начать сначала, а значит, с сухой терминологии. Как прилежные ученики, горящие желанием разобраться в вопросе более подробно, мы не можем пропустить скучную часть.

Википедия гласит: «Плагиат — умышленно совершаемое физическим лицом незаконное использование или распоряжение охраняемыми результатами чужого творческого труда, которое сопровождается доведением до других лиц ложных сведений о себе как о действительном авторе.

Плагиат может быть нарушением авторско-правового законодательства и патентного законодательства и в качестве таковых может повлечь за собой юридическую ответственность.

С другой стороны, плагиат возможен и в областях, на которые не распространяется действие каких-либо видов интеллектуальной собственности, например, в математике и других фундаментальных научных дисциплинах».

Большинство людей из постсоветского пространства впервые в жизни столкнулись с этим явлением на картонке, меряя джинсы c кричащей надписью D&G. Следом за ними в нашу жизнь вошли Abibas, Naik он же Mike и, конечно Gussi.

У плагиатора две музы: одну зовут Copy, другую — Paste.

Ашот Наданян

Каждая уважающая себя школьница 2006 года не могла себе позволить носить джинсы без ремня с огромной бляхой CHANEL. Выступая в защите, отмечу, что неистовая популярность пиратских копий (назовем их так) прижилась и пустила корни в нашей стране по двум причинам.

Первая — мы знать не знали, что такое эти ваши «Гуси», и как выглядит оригинал. Вторая — желание выглядеть, как Сара-Джессика Паркер и Дэвид Бекхем брало верх над материальной стороной вопроса. Мы повторяли себе: «дешево — не значит плохо». Если не учитывать синие ноги, после прогулки под дождем в новых джинсах, то все складывалось очень даже хорошо.

Но значит ли это, что мы нарушали закон, когда поддерживали мошенников, наживающихся на славном имени популярных брендов? На минуточку, плагиат — дело уголовно наказуемое.

Украинское законодательство защищает граждан от плагиата, подвергая нарушителей гражданской, административной и уголовной ответственности. Конечно же, все зависит от масштаба совершенного злодеяния.

При незначительном преступлении, можно отделаться легким испугом и штрафом в размере от десяти до двухсот необлагаемых минимумов доходов граждан.

Но, к примеру, за распространение и незаконное использование пиратских копий компьютерных программ можно заработать себе место на исправительных работах и конфискацию.

В нашей стране хоть и прописаны все меры защиты от пиратства и плагиата, но в действие они приводятся достаточно редко. Наверное, в отличие от западных стран, мы просто к этому не готовы.

Если крадешь у одного — это плагиат, если у многих — это исследование.

Артур Блох, «Законы Мёрфи»

О школьных и университетских рефератах, написанных с помощью легкого нажатия всем известных комбинаций Ctrl+C/ Ctrl+V, мы умолчим, как о чем-то, что мы делали, пока были молоды, глупы и, возможно, нам нужны были деньги (так же это работает?).

Нам, мелким злодеям, можно расслабиться, за прошлое нас навряд ли кто-то посадит, но в будущем стоит быть аккуратнее с тем, что мы потребляем. Хотя бы для чистоты совести.

Если плагиат — это плохо, то, как же заповеди большинства дизайнеров? Многие современные менторы как один твердят, что лучшая стратегия любого дизайнера – это посмотреть на то, что уже было сделано, и взять понравившуюся идею. Или плагиат распространяется только на готовый продукт, а никак не на идеи? Вот тут вступает в игру термин заимствование.

В отличие от наглого присвоения авторства, заимствование предполагает использование сырых, непродуманных идей других авторов в своей работе.

Тут нужен личный вклад, который был бы весомее изначальных наработок, которыми воспользовался автор. Именно благодаря заимствованию сформировались все знаменитые музыкальные стили, жанры кино и прочие течения в искусстве.

Штампованные романтические комедии с одинаковой структурой не что иное, как продукт заимствования.

Не стоит вешать ярлык «плагиат» на все, что кажется мало-мальски знакомым. К примеру, фанфики, написанные поклонниками на основе их любимой кинокартины или книги, сегодня стали полноценным жанром. Пародии, ремейки, экранизации и кроссоверы тоже вполне законны при соблюдении авторских прав.

Так в чем разница?

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Вот так делать можно:

Эдвард Бутибонн, «Сирены» (1883 год) и Анри Матисс «Танец» (1910 год). Анри Матисс взял идею и превратил ее в абсолютно другое произведение, и стилистически, и на уровне восприятия.

Вот так делать нельзя:

Французский фотограф Сириль Лаже (Cyril Lagel) и российский фотограф Егор Заика для конкурса The Best of Russia. Егор тоже взял идею у знаменитого французского фотографа. Но так же Егор прихватил и все остальное.

Мы знаем наших героев в лицо

Что касается промышленных масштабов, то такие компании, как Starbucks, McDonalds, Adidas, Apple и тд. чаще остальных становятся жертвами жестокого, ничем не прикрытого плагиата. Что самое интересное, прецеденты случаются не только на азиатских фабриках, но и среди не менее крупных корпораций.

Сложные отношения между Apple и Microsoft длятся уже более двух десятков лет. Приверженцы компаний по сей день спорят друг с другом о том, кто, что и у кого украл.

В книге о Стиве Джобсе (Steve Jobs) не раз упоминалась компания Microsoft: «Microsoft потратили много миллионов долларов на разработки и развитие собственных продуктов, но все они отчего-то выглядят как копии продуктов Apple.

Когда я хочу поднять себе настроение, то сразу вспоминаю этот факт.»

Vanilla Ice aka американский репер Роберт Мэттью Ван Винкль в 1990 году выпустил сингл Ice, Ice, Baby, который принес ему колоссальный успех.

Клип Vanilla Ice и лайф выступление Боуи и Queen. Как оказалось, основная часть композиции, а именно музыка, была «позаимствована», т.е. украдена у совместной песни группы Queen и Дэвида Боуи (David Bowie), которая вышла в начале 80-х. Разумеется, тягаться с гигантами Vanilla Ice не стал, поэтому ничего другого, как признать вину и выплатить кругленькую сумму ему не оставалось.

Студию Артемия Лебедева не раз обвиняли в плагиате, но самым запоминающимся стала работа над логотипом проекта Workplace Евгения Волка. Сходство с фирменным стилем детского кафе Moomah, разработанным нью-йоркским агентства Apartment One, нашли быстро.

Фирменный стиль детского кафе Moomah и логотип для проекта Workplace, разработанный Студией Артемия Лебедева. Артемий Лебедев принес свои извинения и уволил дизайнера, по чьей вине студию обвинили в плагиате.

Энди Уорхол (Andy Warhol) оставил в искусстве значимый и весьма заметный след. Он характерен, и только ленивый не содрал его идеи портретов знаменитых людей. Но в этот раз мы рассмотрим обратный пример. В начале этого года неповторимого Энди Уорхола обвинили в плагиате.

Селебрити-фотограф Линн Голдсмит высказала обвинения в плагиате в сторону Энди Уорхола. Казалось бы, что Энди уже ни в чем нельзя обвинить, но речь шла о работе художника 30-ти летней давности.

Фотограф заявила о нарушении ее авторских прав и использовании ее работы в качестве прототипа для портрета певца Принца.

Будем реалистами, Линн выбрала странное время для обвинения художника, которого давно нет в живых.

На бренд одежды Zara в 2016 году полились обвинения в открытом плагиате. Художница Тьюздей Бассен (Tuesday Bassen) из Лос-Анджелесе написала длинный и разоблачающий пост на своей страничке в Instagram. Она разместила рядом со своими авторскими идеями вещи из коллекции Zara, которые являются точными копиями работ художницы.

Хорошие художники копируют, великие — воруют

Сказал Пикассо, и эти слова мгновенно стали слоганом тех самых великих.

И в самом деле, зачем изобретать велосипед, если все давным-давно мечтают о машине на солнечных батареях?

Эта мысль, скорее всего, проскальзывала в голове у каждого человека, перед которым становилась задача создать что-то с нуля. Разумеется, музыкальные предпочтения великих композиторов читаются в его личных произведениях, но это же не означает, что он занимается плагиатом.

То ли от того, что количество неизобретённого и несказанного с каждым днем стремительно уменьшается, то ли от прогрессирующей человеческой лени, плагиат побывал во всех нишах, начиная от политики и заканчивая графическим дизайном.

Но, не смотря на такой широкий спектр распространения, нарушители не всегда признаются в грехах своих и говорят, что это не более, чем досадное недоразумение.

Конечно, если речь идет об одном-двух забытых упоминаниях в своей статье, то, возможно, — это действительно недоразумение, но если кто-то выдает картину Ивана Шишкина за свою — эта отмазка не сработает.

Теперь, когда точки над “i” расставлены, надеюсь, «плагиат» и «заимствование» теперь окончательно разделены в вашем сознании. Хорошо это или плохо, но в нашей жизни эти явления встречаются чаще, чем можем представить.

А как вы относитесь к плагиату?

Екатерина Паланчук

2017

Источник: https://sfg.ua/articles/what-is-the-difference-between-plagiarism-and-borrowing/

Плагиат в мире моды, разоблачения паблика Diet Prada / Школа Шопинга

Плагиат известного бренда

Когда через 20-30 лет историки моды будут описывать 2018 год, отдельная глава там точно будет отведена паблику Diet Prada. Инстаграм аккаунту, который вытащил «грязное белье» модной индустрии на всеобщее обозрение. 

Сейчас у страницы почти миллион подписчиков, включая Dior, Наоми Кэмбл, Эдвард Эннинфул (главный редактор британского Vogue) и Джиджи Хадид. И все они наблюдают за разоблачением плагиата в фэшн индустрии. 

Метод разоблачения, который выбрали Diet Prada, прост, как и всё гениальное. Они постят фотографии новых дизайнов (одежды, обложек журналов, и т.п.), а рядом размещают изображения с подозрительно похожими работами, которые были придуманы ДО.  

Подписчики ликуют и не могут удержаться от комментариев. А дизайнеры периодически попадают в оооочень затруднительное положение. Иногда они дают разъяснения, например, как это сделала Ким Кардашьян, когда Diet Prada сказали, что ее линия детской одежды похожа на Vetements и Comme des Garçons. Ким тогда писала, что проекты были данью уважения известным брендам, а вовсе не их копиями. 

ЧТО ТАКОЕ ПЛАГИАТ В МИРЕ МОДЫ

Так ли страшен чёрт, как его рисуют? На самом деле, как бы не хайповали Diet Prada на модных «разоблачениях», плагиат в сфере дизайна одежды – тема гораздо более многогранная. 

Что говорит о плагиате законодательство. Если грубо, то в большинстве стран закон сводится к тому, что «хочешь защититься, патентуй, но сперва попробуй доказать свою уникальность».

Стоит заменить цвет, ткань, детали, как новую вещь называть по закону плагиатом уже нельзя.

Все мы сейчас живём во времена так называемого постпродакшена. Ну согласитесь, ведь реально ВСЕ УЖЕ БЫЛО.

А одежда – это вообще вещь утилитарная, и если в вопрос углубиться посильнее, то станет понятно, что вариативность там… конечна. Придумать что-то принципиально новое действительно сложно. Информационное поле открыто для всех одинаково.

Дизайнеры ищут вдохновение в одних и тех же вещах и событиях. И это нормально. Так что даже если что-то и оказывается в сводках Diet Prada, до суда это почти никогда не доходит. Слишком сложно юридически это доказать, да и не нужно.

Грань между откровенным плагиатом и заимствованием, отсылками — очень тонкая материя.

И это касается не только моды, но и изобразительного искусства, музыки, фотографии, да и в целом всей современной массовой культуры. Во всех её областях художники постоянно переделывают что-то уже существующее, вдохновляясь и переосмысливая. И это тоже нормально!

Будем ли мы судить Коко Шанель за то, что она придумала тельняшку, вдохновившись моряками, а Dior за их любовь к кринолинам из XIX века, ну а Демну Гвасалию за его переосмысление моды 90-х? Даже звучит дико, правда? 

Интерпретации – часть нашей культуры. Так что и относиться к тому, что постят в DietPrada, нужно тоже с долей здорового скептицизма 🙂 

Сегодня Diet Prada стоит не только на страже плагиата. Ребята поднимают такие животрепещущие темы из мира моды, как отсутствие разнообразия моделей, терпимость и сексизм. 

До недавнего времени в модной индустрии со всеми их букетами цветов и рукописными благодарственными письмами, совершить такой шаг и показать всю грязь закулисья было просто немыслимо. 

Да, обычно мир моды у всех ассоциируется с «убийственной» любезностью. Собственно, именно поэтому аккаунт, который разоблачает модные дизайнерские подделки, стал так популярен в социальных сетях.

Популярность Diet Prada в принципе говорит о настроении в мире моды сейчас и говорит даже больше, чем любая новая модная тенденция.

Изначально Diet Prada была запущена анонимно, пока имена основателей – Тони Лю и Линдси Шайлер ­– не начали появляться в модных блогах в начале этого года. В итоге ребятам пришлось подтвердить свои личности. Оба —дизайнеры-фрилансеры, которые были частью молчаливого большинства, и работали на лейблы, о которых многие даже не слышали.

Тони и Линдси придумали свой аккаунт просто для развлечения. Теперь же у Diet Prada тысячи поклонников, которые называют себя “dieters”. А тех, кто оставляют лучшие комментарии – “star dieters”. 

Как это часто случается с интернет-сенсациями, у Diet Prada даже появился собственный мерч. Самыми популярными стали худи, с изображением вышеупомянутого громкого «разоблачения» Ким Кардашьян и Comme des Garçons.

Сегодня Diet Prada рассказывает не только о плагиате, а превращается в полноценное СМИ, которое моментально реагирует на любые неверные шаги дизайнеров.   

СТЕФАНО ГАББАНА 

Любимчик паблика —  это Стефано Габбана из Dolce & Gabbana. О нём Diet Prada пишут чаще всего. Они не специально, он сам виноват 🙂 

Ещё буквально пару недель назад весь модный мир обсуждал скандал в Китае, который разгорелся из-за господина Стефано.   

В сеть слили переписку, где он не стеснялся в расистских выражениях по поводу китайцев во время подготовки к грандиозному шоу в Шанхае. 

В итоге на Стефано обрушились тонны негатива, модели ушли прямо из примерочных, а шоу отменили в последний момент. 

Менеджмент Dolce & Gabbana опубликовал большой «пресс-релиз» с извинениями, мол, аккаунт взломали, это был не Стефано, он так и написал большими красными буквами NOT ME.

Никто, конечно, не поверил. 

Эта история была больше похожа на старую сказку, в которой мальчик кричал «Волки!». Это ведь не первая выходка Стефано в Instagram. Он тот ещё любитель унизительных комментариев. До китайцев доставалось ещё Кьяре Фарраньи и Селене Гомес. 

Стефано сталкивается с Diet Prada так часто и так яростно, что Лю и Шайлер решили, что это он стоит за созданием анонимного аккаунта в Instagram – Diet Ignorant – посвященного борьбе с Diet Prada. 

 Dolce & Gabbana отказываются от комментариев по этому поводу. 

GUCCI

Прошлым летом Gucci обвинили в копировании дизайна вещей портного Дэппера Дэна, а обвинение в плагиате пришло из Инстаграм- аккаунта олимпийской бегуньи Дианы Диксон, которая заявила, что носила оригинальный наряд Дэппера Дэна в 1988 году. 

Диана Диксон в жакете Dapper Dan, 1988                                                                Gucci

Gucci назвали копию «данью уважения», а затем было объявлено о начале официального партнерства. Gucci и Дэн Дэппер стали соавторами.

Gucci And Dapper Dan

РИЧАРД КУИНН

Diet Prada столкнулась с гневом многих известных британских дизайнеров, когда обвинили лондонского дизайнера Ричарда Куинна в создании вещей с отсылками на Balenciaga. Модные инсайдеры защищали Куинна, утверждая, что он исследовал эстетику, на которую он ссылался еще до Баленсиаги; Лю и Шайлер в свою очередь говорили, что они «стоят на стреме» и внимательно следят.

 

Balenciaga                                                                                                            Richard Quinn

Лично я не вижу здесь ничего криминального. Ну нельзя считать уникальным наличие в одном образе цветов и ботфортов чулок. Ну камон 🙂 

КАНЬЕ УЭСТ

Канье Уэст выложил в своём твиттер анатомический рисунок с мышцами ноги и подписью «Так в Yeezy начинается изучение основ. Я невероятно горжусь дизайнерской командой нашего бренда». Оказалось, что рисунок принадлежит Тони Спакману, дизайнеру Nike (2000-2009 год), и нарисовал он этот эскиз в 2005 году для коллекции «Living Apparel». 

BALMAIN

Этой осенью под раздачу попали Balmain, которых в плагиате обвинил дизайнер Тьерри Мюглер. В весенней коллекции Оливье Рустена было замечено аж 4 образа, похожих на творения Мюглера, созданные в период с 70-х по 90-е.

Рустен тогда от комментариев отказался. 

ГОША РУБЧИНСКИЙ

Любимец всех миллениалов тоже попал под раздачу. Правда дела гораздо серьёзнее, чем какой-то там плагиат. 

Гошу обвиняют в совращении несовершеннолетнего юноши. В Сети опубликовали переписку, где наш дизайнер просит 16-летнего парня прислать ему фото из ванной… Об этом юноша сам написал в Фейсбуке. 

Официальный ответ команды Гоши такой. «Фото запрашивались в рамках кастинга на показ, а переписка вырвана из контекста. Дело в том, что бренд на самом деле находит своих моделей на улице или в социальных сетях, так что в таких переписках нет ничего удивительного.» 

Выводы каждый делает сам 🙂 

Сегодня авторам блога Diet Prada живётся всё сложнее и сложнее.  В феврале Лю и Шайлер угрожали расправой, если они напишут что-то плохое про предстоящие модные показы.

Несмотря на это, Шайлер оптимистично смотрит в будущее и говорит, что «план, заключается в том, чтобы продолжать строить сообщество, которое объединилось, чтобы поддержать прозрачность в мире моды и сделать это сообщество конструктивной силой. 

Многие бренды заинтересованы в Diet Prada, потому что аккаунт имеет мощное влияние на общественное мнение, хотя порой и откровенно перегибает палку.

Нужен ли сегодня современному потребителю оригинальный дизайн? Едва ли! Чаще всего люди хотят покупать то, что сейчас в тренде. А современная мода – это на 90% бизнес и 10% творчество. 

Татьяна Тимофеева

Источник: https://www.shoppingschool.ru/articles/plagiat-v-mire-mody.html

Плагиат – ничего личного

Плагиат известного бренда

В эпоху тоталитарного советского режима детей учили на стихотворении В.В. Маяковского – «Что такое хорошо и что такое плохо».

В «святые девяностые» к нам пришла свобода, демократия и капитализм. Мораль и нравственность отошли на второй план. Понятия о том, что такое хорошо, заменила одна короткая, но очень емкая фраза:

Ничего личного – это просто бизнес.

Фразу приписывают Аль Капоне, который, между прочим, был еще мебельщиком.

Давайте сделаем небольшой анализ этого афоризма.

Если вы делаете кому-то гадости из личной неприязни, значит Вы – плохой парень, Доктор Зло, Дарт Вейдер и это — плохо.

Но если вы кого-то кинули, обманули или «развели» только с одной целью – больше заработать… Это уже совсем другое дело. Вы по-прежнему – «хороший парень». Просто делаете бизнес. Ничего личного.

Плагиат в мебели – это не просто составляющая бизнеса, а его главная «движущая сила»

«Нагло и беззастенчиво» копируют ВСЕ, от небольших мебельных компаний, до всемирно известных брендов. И никого не мучают стыд или угрызения совести.

Это просто бизнес…

Постараемся разобраться, почему в мебельном бизнесе не работает стихотворение Маяковского.

Почему копируют? Вернее, правильно будет поставить вопрос так:

Что копируют?

Копируют то, что хорошо продается. Копируют ПРОДАВАЕМЫЙ дизайн. Самые эксклюзивные решения от креативных дизайнеров совершенно бесполезны, если они – не продаются. Такой дизайн, как неуловимый Джо, которого никто не ловит…

На одной из презентаций мне удалось пообщаться с легендарным итальянским дизайнером Антонио Читтерио. Я спросил его, как он относится к плагиату. Не вообще, а лично, когда это касается его работ. Ответ мне понравился.

– В принципе – хорошо. Если мои идеи копируют, значит они действительно чего-то стоят. Чем больше копий – тем лучше идея. Правда ему (и Антонио показал на своего заказчика) это не очень нравится. Из-за плагиата он теряет деньги.

Для тех, кто еще не понял. Дизайн – это главная составляющая мебели, определяющая ее продажу.

Благодаря плагиату хороший дизайн распространяется по всему миру. И это, наверное, хорошо.

Теперь, когда, не без помощи знаменитого «мебельщика» Аль Капоне, мы поняли, что плагиат – это не так уж и плохо, перейдем к технической части вопроса: что копировать, у кого и как.

Когда мебельная компания разрабатывает и выпускает новую модель – это всегда риск. Определить заранее, будет ли новый дизайн продаваться, достаточно сложно. Приходится действовать методом проб и ошибок.

В данном вопросе отечественных мебельщиков можно разделить на 3 группы.

Пионеры. От начального смысла этого слова – первопроходец. Это компании, которые создают собственный авторский дизайн своими силами. К сожалению, «качество» и профессиональный уровень отечественных дизайнеров не всегда соответствует поставленным задачам. Пожалуй, фразу «не всегда» имеет смысл заменить одним словом – всегда.

«Комсомольцы» (продолжаем логическую цепочку с названиями). Данная категория мебельщиков – это реалисты. Они понимают уровень своих дизайнеров и не ставят перед ними невыполнимых задач. А предпочитают уже готовые решения от известных итальянских и немецких дизайнеров. Но и здесь – не все так просто. Важно, у кого копируешь, что и как.

Любой хороший дизайн можно легко испортить «улучшениями», которые любит добавлять от себя наш экономный мебельщик. Заменили шпон на ламинированную ДСП, кожу – на кожзам и удивляемся:

Почему не продается? Наверное, из-за плохого дизайна…

Но можно сделать один-в-один, и получить аналогичный результат – низкие продажи. Причина в том, что просто хороший дизайн – этого мало. Важно, на какого покупателя он рассчитан: менталитет, уровень достатка и т.п.

Например то, что нравится немцам и англичанам, у нас продаваться не будет… никогда. Разные понятия о прекрасном… на генетическом уровне.

Решения и дизайн от бренда уровня «The Best», перенесенные на бюджетную мебель, ожидает та же участь.

Выбирая дизайн для копирования необходимо учесть большое количество косвенных факторов: объем продаж первоисточника, ценовой сегмент, страны, в которых эта мебель продается, схему реализации продукции и т.д. и т.п.

Как вы уже догадались, такими мелочами наши мебельщики свой мозг не нагружают. А действуют привычным методом проб и ошибок.

В данном случае присутствуют риски (причины мы описали выше), но они уже меньше, чем в первой категории. Так как изначально присутствует качественный дизайн.

Очень часто мебельщики данной категории жалуются на… плагиат. Они обижаются, когда их копируют коллеги из третьей категории (см. ниже).

Мы вложили средства в «разработку» нового изделия, потратили деньги на рекламу, раскрутили новый дизайн… А теперь нашу модель «слизали» и продают на каждом углу…

Господа, ничего личного – это просто бизнес.

«Коммунисты». Мебельщики данной категории «университетов не заканчивали», по выставкам международным «не ездют», дизайном не интересуются. И работают «приземленно», без всяких там «умностей». Метод создания новой модели прост, как угол дома.

Сначала — увидели у одних конкурентов новую модель. Потом – увидели такую же модель у других. Сделали вывод – если продается у них, будет продаваться и у нас. И не обязательно делать свою модель дешевле. Покупатель видит одинаковый дизайн у разных производителей.

И покупает там, где с ним правильно поработали…

Выводы

Перед первой категорией мебельщиков хочется снять шляпу и пожелать им всяческих успехов. Однако, с точки зрения бизнеса, это путь тупиковый. На своем дизайне много не заработаешь…

Вторая категория «снимает сливки». Предлагая новый, уникальный (для нашего региона) дизайн его можно продавать дороже. У конкурентов еще нет ничего похожего… пока. Через полгода «сливки» заканчиваются. Конкуренты уже скопировали вашу модель и продают ее дешевле. Ничего страшного – у итальянских дизайнеров есть еще много интересных решений.

Главное здесь – выбрать дизайн правильно.

С третьей категорией – все ясно. Не хочешь работать головой, работай руками… Копируя модели конкурентов, ни о каких «сливках» говорить не приходится. Получается «обезжиренное молоко», в лучшем случае. Выходим на рынок с «новым» дизайном позже всех, продаем дешевле, зарабатываем меньше… меньше всех.

Как мы видим, плагиат, как и любой другой бизнес-процесс, требует профессионального подхода. Необходимо постоянно «держать руку на пульсе».

Знать ассортимент всех ведущих мебельных производителей, все решения в области дизайна. Отслеживать повторяемость решений у различных фабрик, количество копий одного дизайна.

Хорошо знать уже сложившиеся тренды и выявлять новые, еще только зарождающиеся…

Для этого посещения нескольких международных выставок будет явно недостаточно. Более того, делать выводы о трендах по выставке – это ошибка, иногда – роковая. Когда принимаете решение о том, что копировать.

Необходима системная работа – изучение ассортимента, анализ решений, анализ выставочных образцов в шоу-руме, ассортимент материалов, цветов, отделок для каждого дизайна и так далее.

Самое смешное заключается в том, что, если вы все это сделаете, вам уже не нужно будет ничего копировать. Вы почувствуете конкретный дизайн и увидите различные решения одной идеи.

И тогда вы сможете предложить собственный, действительно уникальный, качественный и, самое главное — продаваемый дизайн, а не бездумно копировать чужой…

Copyright © 2019. Копирование материалов разрешается только при указании работающей ссылки на данную статью или сайт http://www.fdforp.com

Источник: http://fdforp.com/business/sale/plagiat-nichego-lichnogo/

Плагиат брендов

Плагиат известного бренда

Плагиат брендов Чем сильнее бренд, тем уязвимее он для пиратов. Атаковать они могут с самой неожиданной стороны – на тех рынках, где компания никогда не работала. Историю с Инской птицефабрикой, выпустившей яйца под логотипом МТС, называют «забавной находкой» и «оригинальным маркетинговым ходом».

Однако специалисты по интеллектуальной собственности квалифицируют это иначе: «вирусная атака на брэнд» и «непрофильное паразитирование». Из-за подобных лазеек в российском законодательстве вирусной атаке может подвергнуться большинство компаний. Путь, выбранный Инской птицефабрикой, уже опробован самыми находчивыми плагиаторами.

Первую скандальную PR-кампанию, основанную на копировании известного брэнда в неожиданной торговой категории, провел петербургский предприниматель Андрей Солонин, выпустив пиво и тоник под брэндом Windows'99. Идея нового пива возникла у Солонина после внимательного чтения закона о торговых марках.

Оказалось, что брэнд, зарегистрированный только в одной товарной категории, можно свободно использовать в других. Бизнесмен заявил журналистам, что зарегистрировал свои права на напитки Windows'99 и даже послал бутылку нового продукта «совладельцу своего брэнда» – Биллу Гейтсу.

Впрочем, громкие заявления оказались рекламным трюком: в реальности дальше заявки в Роспатент дело не пошло, Солонин ограничился пробной партией и газетной шумихой. Однако его идея российским предпринимателям понравилась. Буря в стакане «Плагиат разрушает имидж копируемого брэнда и создает посторонние ассоциации,– считает управляющий партнер BrandLab Александр Еременко.

– И даже полученный PR-эффект этого не компенсирует: имидж создать труднее, чем осведомленность». Защищать имидж своего брэнда в суде пришлось компании «Балтика», которая подверглась вирусной атаке дважды. В 1999 году во Владикавказе ООО «Фирма „Балтика”» начала выпускать водку под брэндом «Балтика» с этикеткой, напоминающей этикетку известного пива.

Пивоваренная компания «Балтика» обратилась в арбитражный суд с иском о защите своего товарного знака, однако ей пришлось пройти несколько судов, в том числе и с дистрибутором, и с сетью «Копейка».

Из-за того что у пивоваров не оказалось регистрации в классе алкогольных напитков за исключением пива, одна из инстанций (арбитражный суд Северо-Кавказского округа) вынесла решение в пользу водки. В конце концов питерские пивовары дело выиграли благодаря тому, что водка и пиво были признаны однородными товарами.

Тем не менее в течение трех лет, пока шли судебные баталии, водка «Балтика» продавалась и пользовалась неплохим спросом, а имидж известного пива обрастал посторонними ассоциациями. Не успел закончиться процесс по водке, как появился новый вирус: подольская фабрика «Метатабак» выпустила сигареты «Балтика №3» и «Балтика №9».

На упаковке красовался слегка видоизмененный логотип «Балтики», а в ходе своей промоакции компания «Метатабак» даже предлагала купившим блок сигарет в подарок бутылку пива «Балтика» с соответствующим номером. Наученная горьким опытом «Балтика» среагировала мгновенно. Компания обратилась в суд и добилась ареста сигарет на складе у дистрибутора.

«Мы выиграли дело во всех инстанциях благодаря тому, что „Балтика” была зарегистрирована по классу 34 (табачные изделия), причем в четырех комбинациях названия и дизайна»,– комментирует адвокат «Балтики», глава юридической фирмы «Усков и партнеры» Вадим Усков.

Суд обязал «Метатабак» за свой счет разместить в прессе и на телевидении информацию о прекращении незаконного производства сигарет. Цена известности «Лучшая защита брэнда от копирования – регистрация во всех товарных классах»,– считает патентный поверенный компании Salans Денис Воеводин.

Пока этим способом пользуются в основном крупные компании: одна только госпошлина за регистрацию по всем 45 классам обходится более 00. Впрочем, у подобной регистрации есть и очевидный минус: если за три года владелец торговой марки не выпустил на рынок товар в соответствующей категории, регистрацию можно будет успешно оспорить в суде. Поэтому ее необходимо своевременно обновлять.

«Регистрация по 45 классам – глупость и нецивилизованная практика»,– уверен Вадим Усков. Его клиент «Балтика» уже воспользовалась другим способом защиты – признанием общеизвестности брэнда. Владелец общеизвестного брэнда может забыть о классах: его запрещено копировать во всех товарных категориях.

Чтобы Роспатент официально признал брэнд общеизвестным, владелец марки должен предоставить доказательства этой известности. Они могут включать историю товарного знака, географию его использования, объемы реализации, положение на рынке, затраты на рекламу, опросы потребителей, проведенные независимым исследовательским агентством.

Так, Роспатент считает общеизвестным брэнд, который знают 70–80% жителей 13 крупных городов России. В 2004 году все 19 претендующих на общеизвестность брэндов получили желанный статус; в прошлом году, правда, из 12 заявок Роспатент удовлетворил лишь девять.

На деле же строгость требований Роспатента скорее фикция: например, Ереванскому коньячному заводу удалось зарегистрировать как общеизвестные брэнды не только коньяк «Арарат», но и напитки «Васпуракан», «Наири», «Ахтамар», «Отборный» и «Двин», а НПФ «Тур-1» – крем для обуви «Эффектон».

Между тем гораздо более именитые компании не спешат обратиться в Роспатент: общеизвестных товарных марок у нас всего 57. «В России гораздо больше брэндов, которые можно признать общеизвестными, но их владельцы, к сожалению, не видят в этом необходимости, воспринимая это лишь как рекламный ход»,– комментирует управляющий партнер «Лабзин и партнеры» Максим Лабзин.

Большинство общеизвестных знаков зарегистрировали либо компании, поднаторевшие в вопросах интеллектуальной собственности, например, водки Smirnoff и «Смирновъ», война между которыми идет уже много лет, либо известные российские брэнды «Известия», «Газпром», ЛУКОЙЛ, КамАЗ, «Из рук в руки» и другие.

Из иностранных же производителей в списке Роспатента только четыре компании: Coca-Cola, Intel, Tiffany и Nestle, последняя пошла дальше других и зарегистрировала как общеизвестные все основные брэнды – Nestle, Nescafe и Maggi. Вполне возможно, подобная правовая сознательность основана на опыте.

Например, после того, как брэнд «Святой источник» набрал популярность, в интернете появились предложения купить право на использование этого товарного знака в классах 30 (кофе, чай, какао, мороженое), 35 (реклама, торговля) и 39 (транспортировка, упаковка и хранение товаров, организация путешествий). В 2003 году, когда «Святой источник» был куплен Nestle, на сайте brandmarket.

ru эти знаки предлагались по тыс. за класс. Там же, кстати, можно найти и ряд других более или менее известных брэндов: «Северное сияние», «Ворожея», «Золотое руно» и т. д. Остальные транснациональные компании, не сталкивавшиеся с российскими пиратами, пока не слишком заботятся об антивирусной защите своих брэндов.

«Процедура признания знака общеизвестным есть только в России и Китае,– поясняет Денис Воеводин.– В других странах мира в случае иска, поданного против пирата, судья прямо в ходе процесса решает, это общеизвестный знак или нет». Чужая рубашка Не все компании, успешно копирующие брэнды в других товарных категориях, предпочитают это афишировать.

«У меня достаточно клиентов, зарегистрировавших известный брэнд в другом классе: они не копируют этикетки, не допускают нарушения законов, и основным владельцам брэнда приходится мириться с их существованием»,– рассказывает патентный поверенный Сергей Зуйков, сделавший имя на захвате чужих товарных знаков.

Однако известный брэнд вовсе не гарантирует роста продаж: например, несколько компаний, зарегистрировавших в начале 1990-х брэнд Bentley как бытовую технику, одежду и ювелирные изделия, пошли ко дну сами, без всяких усилий со стороны британского концерна. «Копирование марки эффективно, когда товарные категории смежные, например, майонез и посуда»,– отмечает Сергей Зуйков.

Если пиратская продукция «ассоциируется у потребителей с правообладателем общеизвестного товарного знака и может ущемить его законные интересы» – это прямое нарушение закона об общеизвестных товарных марках. Иными словами, речь о ситуации, когда известный лейбл на неожиданном для правообладателя товаре заведомо вводит потребителя в заблуждение относительно его производителя.

Так, в свое время роликовые коньки Rolls-Royce покупатель ошибочно связывал с именем легендарного автопроизводителя, а значит, репутации последнего был нанесен ущерб. В то же время гостиница «Арарат Парк Хаятт» может выпускать журнал «Арарат»: Сергей Зуйков заверил издателя, что права владельца общеизвестного коньячного брэнда «Арарат» не будут нарушены.

Яйцо в квадрате «Инская птицефабрика надругалась над брэндом МТС,– считает Александр Еременко.– Очевидно, владельцы брэнда изобразили яйцо как начало, предполагая дальнейшее развитие логотипа; теперь у брэнда появилась ассоциация с сельским хозяйством, простотой и примитивностью». Однако как бы ни был велик ущерб брэнду, юристы сомневаются, что «Системе Телеком» удастся отстоять свои права в суде. В мае эта компания подала заявку на регистрацию товарного знака в 14 категориях, в том числе и по классу продуктов питания. Впрочем, до тех пор, пока регистрация не завершена, эксклюзивными правами на товарный знак компания не обладает. Сейчас наиболее перспективный путь – защита авторских прав на дизайн логотипа, принадлежащих «Системе Телеком»: «Эксперты оценят степень схожести изображения на продукции Инской птицефабрики с нашим товарным знаком, и если это изображение будет признано „сходным до степени смешения”, мы будем принимать меры по защите нашего товарного знака»,– комментирует Кирилл Андрейченко, заместитель генерального директора «Системы Телеком» по корпоративному управлению.

Хотя и здесь могут возникнуть проблемы: чтобы защитить дизайн авторским правом, нужно доказать его оригинальность. «На красный квадрат и текст, например, авторское право не может распространяться, на яйцо тоже. На красный квадрат с яйцом – большой вопрос»,– сомневается Максим Лабзин. Сложность задачи осознают в самой «Системе Телеком»: «Воспрепятствование использованию яйца в качестве товарного знака равносильно попытке добиться запрета продавать яйца в форме яиц»,– признает Кирилл Андрейченко. Возможно, благодаря «яичному делу» участники российского рынка поймут: чтобы защитить брэнды от вирусных атак, хорошо поработать должны не только патентные поверенные, но и рекламисты с дизайнерами.

КАРТА САЙТА | КАРТА МЕТРО | КАРТА МОСКВЫ | КАРТА РОССИИ | КАРТА МИРА

© Alti.ru

Источник: http://alti.ru/marketing/branding-3.html

Бренды-последователи или Как одеваться с подиумов, не переплачивая

Плагиат известного бренда

Можно ли одеваться с подиумов, не покупая при этом подделок? Наверное, можно, если отдавать всю зарплату за сумку мечты, и весь месяц питаться воздухом, – ответит большинство из нас. А что на счет брендов-последователей?

Сегодня речь пойдет не о подделках, которыми переполнен рынок, а, скорее, о продуктах, рожденных в союзе вдохновения и плагиата. Один из родителей вызывает неприятные ассоциации? Погодите с выводами.

Наверняка вы слышали о них, а многие, мы уверены, входят в число ваших любимчиков: Zara, Monki, Forever21, Bershka, TopShop, MANGO, Naf Naf, Stradivarius, Vera moda и другие бренды, замешанные в плагиате – герои нашей сегодняшней статьи.

Бренды-последователи открывают перед нами двери к высокой моде, и кто бы что ни говорил, воспользоваться этим шансом чертовски приятно!

Плагиат или новые возможности?

Если посмотреть на все это со стороны обычного потребителя (читайте: нас с вами), конечно, плагиатом это называть ну никак не получается.

Что плохого в том, чтобы вдохновляться идеями главных Домов моды, слегка интерпретируя их по-своему, и делая счастливыми гораздо больше покупательниц по всему миру? Другое дело китайские подделки с пластиковыми логотипами CHANEL и Prada, вот где действительно модный кошмар.

Увидев девушку в платье MANGO, напоминающем последнюю коллекцию Dolce&Gabbana, никому в голову не придет обвинять ее в покупке фейка. Но никуда не деться от неприятного осадка, который остается после прочтения новостей об очередном судебном иске.

Брендовые войны

Помните, как несколько лет назад Cavalli в очередной раз набросился на Michael Kors? По сути, вся империя Корса построена на воровстве идей, да простит нас король сумок. Тем не менее, даже понимая всю суть, мы не перестанем любить эти формы и линии, которые на распродаже можно достать за $130. Кавалли и не снилось!

Когда в подобный конфликт с брендом Tuesday Bassen с попал бренд Zara (и это был лишь один из многих конфликтов), юристы Zara придумали гениальный ответ истцу: “Отсутствие ярко выраженной индивидуальности дизайна продукции вашего клиента усложняет понимание того, как подавляющее большинство людей с разных концов света смогут провести параллель между нами и Tuesday Bassen”. Вы что-нибудь поняли? То-то же. А сайт Zara, между прочим, каждый месяц посещает почти 100 миллионов человек, и это не считая подписчиков в социальных сетях. Может ли Tuesday Bassen похвастаться такими показателями?

Свои претензии к Zara регулярно высказывает и Том Форд. Дизайнер обвинил магазин в плагиате и продаже подиумных луков за бесценок: “ Многие вещи, которые я создал, оказываются в магазинах Zara еще до того, как я успеваю отправить их в свой бутик!”

Обратная связь

В модной прессе все чаще появляются статьи о том, что и люксовые бренды не гнушаются воровством, копируя коллекции тех же, вышеперечисленных демократичных. Urban Outfitters попался на копипасте платьев Dolce & Gabbana и… нет, итальянцы не стали обращаться к масс-маркету, но зато появилось много других, желающих поживиться на идеях Urban-ов. Воруют все, важно лишь делать это красиво.

Разумеется, крупным маркам намного проще, и они постоянно пользуются своим привилегированным положением по отношению к маркам поменьше. Здесь плагиат попробуй еще докажи.

Под лейблом “Украдено”

Громким судебным разбирательством закончилось заимствование фирменного сочетания цветов бренда Gucci брендом Forever21.

фото: harpersbazaar.com.ua

Забыли, видимо, в Gucci, как сами неоднократно воровали у других. Взять хотя бы знаменитое ожерелье SEX Vivienne Westwood, которое они “перевыпустили”, спустя 14 лет после выхода оригинала.

Модель сумки Farabella из искусственной кожи от Stella McCartnеy стоит примерно $800 за мини-версию и до $2000 за большую модель. А вот похожая сумка BTotally от Steve Madden обойдётся вам примерно в $120. Чувствуете разницу?

А тут уже история повернулась иначе. Демократичный бренд Forever 21 обвинил Saint Laurent (!) в плагиате. Известный Дом моды скопировал принт, крой и продавал модель с ценой выше оригинальной в 150 раз. Каково?

Найдите 5 отличий (кроме цены). Снова с центре скандала Steve Madden, позарившийся на босоножки Balenciaga.

Обувную тему продолжает бренд H&M, выпустивший туфли, очень напоминающие модель Salvatore Ferragamo

Бренду Zara, пожалуй, предъявляли больше всего обвинений за всю историю. Уже более 40 художников-иллюстраторов заявляли о том, что бренд нагло копирует принты и пины, а самым громким был скандал с художницей из Лос-Анджелеса Tuesday Bassen. Девушка опубликовала в своём аккаунте Инстаграма такой вот пост.

Больше всего возмутил девушку ответ представителей Zara, которые как всегда написали что-то вроде: “Мы самый известный в мире бренд, а вы – лишь какой-то художник, о котором никто не знает”. Ничего нового.

фото: wtybatur.wordpress.com

А буквально пару дней назад стало известно, что в своей новой детской коллекции Zara не постеснялся использовать ироничный принт “Sample Not For Sale”, придуманный украинским брендом Ksenia Schnaider. Впервые эта фраза появилась в коллекции украинской марки для сезона весна-лето 2017.

Ещё немного плагиата от Mango

Таких примеров можно привести несколько сотен. В свое оправдание представители демократичных брендов лишь разводят руками: “Мы не претендуем на первенство в тенденциях, мы лишь удовлетворяем потребности наших покупателей”. А люксовые марки презрительно посматривают в сторону младших конкурентов, и всячески отрицают все обвинения.

Украдено или нет, от этого люди не станут меньше любить доступные бренды. Возможно и потому, что их коллекции являются как бы первичными для большинства. Ведь потребителей, которые отслеживают коллекции любимых магазинов намного больше, чем тех, кто следит за каждым показом на Неделях моды.

Покупать или…?

Иногда спасением ситуации становится выгодная для обеих сторон коллаборация. Вспомните хотя бы взрывные коллекции, ставшие результатом сотрудничества H&M Kenzo или Manolo Blahnik с Dr. Martens. Тут же вспоминается и самая громкая коллаборация 2017 года – совместная коллекция уличного бренда Supreme и Louis Vuitton.

Больше модного плагиата советуем посмотреть в Инстаграм. Анонимный аккаунт @diet_prada публикует коллажи оригинальных и украденных моделей от всех брендов. Здесь же модно найти и снимки селебритиз, ворующих друг у друга луки.

Покупать или не покупать – решать вам. А мы, пожалуй, ещё раз прогуляемся по Mango и Zara.

Источник: https://www.bunddler.com/ru/blog/post2648/details

Юриста совет
Добавить комментарий