Переход прав к поручителю, исполнившему обязательство

5. Последствия исполнения поручителем обязательства из договора

Переход прав к поручителю,  исполнившему обязательство

В соответствии с п. 1 ст. 365 ГК к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Подобный переход прав кредитора к поручителю относится законодателем к случаям перехода прав на основании закона вследствие наступления указанных в нем обстоятельств: исполнения обязательства должника его поручителем, не являющимся должником по этому обязательству (ст. 387 ГК).

Тем самым законодатель исключил правоотношение, возникающее между должником и поручителем, исполнившим обязательство должника, из числа регрессных. Дело в том, что согласно абз. 2 п. 1 ст. 382 ГК правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. В п. 1 ст.

365 ГК законодатель использовал известную со времен римского права юридическую конструкцию – платеж со вступлением в права кредитора, который зачастую именуют личной суброгацией . ——————————–

Подробнее см.: Годеме Е. Указ. соч. С. 471 – 473.

Суть личной суброгации состоит в том, что лицо, произведшее платеж за должника, приобретает право требования, принадлежавшее его кредитору, и права, обеспечивающие это требование . ——————————–

Разъясняя причины применения законодателем подобной конструкции, Р.

Саватье писал: “Для того чтобы поощрять платеж, закон предоставляет или разрешает предоставлять лицу, уплатив ему долг, все права, которыми обладал кредитор по обязательству” (Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 382).
В результате совершения платежа за должника поручитель по прямому указанию закона (п. 1 ст.

365 ГК) получает не только право требования к должнику, но также и обеспечительное (акцессорное) право залога. Именно этим обстоятельством объясняется отказ современного законодателя отнести обязательство, возникающее между поручителем и должником, к числу регрессных .

Регрессное обязательство является новым, самостоятельным обязательством, хотя и возникает из факта исполнения лицом обязательства вместо третьего лица.

Между тем обязательство, которое имеется между поручителем, исполнившим основное обязательство, и должником, представляет собой прежнее основное обязательство, несмотря на изменение характера и объема требований поручителя, приобретшего статус кредитора.

——————————–

Несмотря на это, в современной литературе иногда обосновываются взгляды, относящие обязательство между должником и поручителем, исполнившим основное обязательство за должника, к регрессным (см., например: Белов В.А. Указ. соч. С. 60 – 65).

Характер кредиторских требований изменяется, поскольку обязательство поручителя перед кредитором есть форма ответственности поручителя на случай неисполнения должником обеспечиваемого обязательства.

Следовательно, по общему правилу требование поручителя, исполнившего обеспечиваемое обязательство, к должнику проявляется как требование о возмещении убытков, понесенных поручителем вследствие исполнения основного обязательства за должника.

При этом объем кредиторских требований изменяется, поскольку, во-первых, права, принадлежавшие кредитору, переходят к поручителю в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора; во-вторых, закон предоставляет поручителю право требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Переход прав кредитора к поручителю, исполнившему обеспечиваемое обязательство, как частный случай перехода прав кредитора к другому лицу подчиняется ст. 384 ГК, согласно которой, если иное не предусмотрено законом или договором, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства. Поэтому если должник помимо поручительства обеспечивал свое обязательство задатком, сумма задатка естественным образом будет зачтена в сумму платежа, осуществленного поручителем, а поручитель вследствие этого станет кредитором, чьи права обеспечены задатком. Если обязательство должника обеспечивалось еще и другим договором поручительства, то обязательства из него сохраняются лишь с тем изменением, что право требования по нему переходит к новому кредитору-поручителю, исполнившему обязательство за должника. Требование по уплате неустойки переходит к поручителю вместе с основным требованием, ибо неустойка является элементом обеспечиваемого обязательства. Поэтому кредитор, если иное не предусмотрено договором, обязан специально передать поручителю только обеспечительные права, возникшие в результате использования тех способов обеспечения исполнения обязательств, которые не имеют акцессорного характера.

Источник: https://jurisprudence.club/pravo-grajdanskoe/posledstviya-ispolneniya-poruchitelem.html

Переход права требования к поручителю

Переход прав к поручителю,  исполнившему обязательство

автор статьи
Адвокат Пантюшов Олег Викторович

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Поручители остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. В соответствии с п. 1 ст. 382 и ст.

387 ГК РФ, основанием для перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона является исполнение обязательства должника его поручителем.

В соответствии с пунктом 1 статьи 365 и абзацем четвертым статьи 387 ГК РФ к поручителю, исполнившему свое обязательство перед кредитором (в том числе в ходе исполнительного производства), переходят права, принадлежащие кредитору по обеспеченному обязательству. По смыслу пункта 1 статьи 365 ГК РФ к поручителю переходят принадлежащие кредитору права, связанные с обеспечительными мерами.

Согласно п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.

2012 N 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством”, если несколько поручительств были даны по различным договорам поручительства раздельно друг от друга, то исполнение, произведенное одним из поручителей, влечет за собой переход к нему всех прав, принадлежавших кредитору (статья 387 ГК РФ), в том числе и обеспечивающих обязательство требований к каждому из других поручителей о солидарном с должником исполнении обеспеченного обязательства.

В силу п. 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Исходя из смысла указанной правовой нормы, поручитель вправе в регрессном порядке требовать от должника, обязательство которого он исполнил, вернуть денежную сумму, уплаченную им первоначальному кредитору.

Как следует из п. 1 ст.

365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

По смыслу данной нормы к поручителю переходят принадлежащие кредитору права залогодержателя как при залоге, установленном третьим лицом в обеспечение исполнения обязательств должника, так и при залоге, установленном должником по собственным обязательствам. При этом иные последствия исполнения поручителем обязательств перед кредитором могут быть предусмотрены соглашением кредитора и поручителя (в частности, переход требования без одновременного перехода прав по обеспечительным сделкам).

Если несколько поручительств были даны по различным договорам поручительства раздельно друг от друга, то исполнение, произведенное одним из поручителей, влечет за собой переход к нему всех прав, принадлежавших кредитору (ст.

387 ГК РФ), в том числе и обеспечивающих обязательство требований к каждому из других поручителей о солидарном с должником исполнении обеспеченного обязательства. Иное может быть предусмотрено соглашением между поручителями.

Согласно статье 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

Из анализа перечисленных норм следует, что основанием возникновения обязательства поручителя отвечать перед кредитором за исполнение обязательств третьим лицом (должником) является договор, заключаемый между поручителем и кредитором по обеспечиваемому обязательству (а не договор между должником и поручителем).

Вследствие исполнения поручительства происходит не только замена кредитора, но и возникает новое обязательство с самостоятельными требованиями: уплаченная сумма перелагается на основного должника, по вине которого и был произведен платеж.

Источник: https://www.law-corporation.ru/publikacii/perehod-prava-trebovaniya-k-poruchitelyu/

Гражданское право России

Переход прав к поручителю,  исполнившему обязательство

В настоящее время перемена лиц в обязательстве может приобретать различные правовые формы и осуществляться по инициативе всех сторон в обязательствах.

Классификации перемены этих лиц могут быть различными, а именно: может быть собственно замена лиц в обязательстве в виде цессии или уступки долга; в форме купли-продажи или дарения прав; в форме наследования прав и обязанностей физических лиц; в форме реорганизации юридических лиц и др.

Важнейшей правовой формой перемены лиц является правопреемство, которое подразделяется на универсальное и сингулярное.

Мы будем рассматривать второе правопреемство, которое должно учитываться сегодня в двусторонних обязательствах, особенно в договорах, где каждая сторона является и кредитором, и должником одновременно.

При перемене стороны в договоре возникают вопросы и уступки прав, и перевода долга.

Институт перемены лиц в обязательстве тесно связан с институтами исполнения обязательств, договоров, прекращения обязательств и др.

Основной правовой формой перемены лиц в обязательстве является переход прав кредитора к другому лицу, который называется также уступкой требования. Согласно ч. 1 п. 1 ст.

382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства.

В специальном законодательстве и литературе по гражданскому праву такие отношения еще называются цессией.

Основаниями перемены лиц в обязательстве могут быть закон и договор. Так.

в силу закона уступка прав происходит: при универсальном правопреемстве в правах кредитора; по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законодательством; в результате исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по данному обязательству; при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая; в других случаях, предусмотренных законом (ст. 387 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 313 ГК РФ к третьему лицу, имеющему права пользования и иные права на имущество должника, переходят права кредитора по обязательству, которое третье лицо исполнило за должника. В этом случае к поручителю, исполнившему основное обязательство перед кредитором, переходят права кредитора (ст. 365 ГК РФ).

Кроме того, к такому поручителю переходят права и по акцессорному обязательству, принадлежавшие кредитору как залогодержателю. Суброгация является формой уступки требований по договорам страхования. Она схожа с правом на регрессное требование.

Но, в отличие от последнего, суброгация может быть отменена на будущее по договору, тогда как отказ от права на регрессное требование ничтожен.

Кроме того, при регрессе передаются все права, а при суброгации страховщик получает только право на компенсацию выплаченного им страхового возмещения.

Уступка требований в современном гражданском законодательстве допустима всегда, если нет правовых оснований ее ограничения. В то же время ограничения определяются не только законодательством или договором, но и принципами права, существом соответствующих обязательств и правоотношений, законными интересами их субъектов и третьих лиц.

В некоторых случаях искусственное ограничение права на уступку требования специально запрещается законодательством. Так, в соответствии с п. 3 ст.

993 ГК РФ независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом о недопустимости уступки комиссионером своих требований комитенту, такая уступка должна быть осуществлена комиссионером по требованию комитента в случае неисполнения своих обязательств третьим лицом. Перемена лиц здесь может иметь место на любом этапе исполнения обязательств.

Согласно ст.

384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законодательством или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали в момент перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательств, а также другие связанные с требованием права, включая и право на неуплаченные проценты.

Закон предписывает, что при уступке требования акцессорные обязательства следуют судьбе основного обязательства.

Что касается возможности уступки требования на часть (долю) в обязательстве, то на практике сложилось положительное решение на этот счет. Такая уступка допускается. Например, при залоге уступка требований допускается тому лицу, которому передано и основное обязательство (ч. 2 ст.

355 ГК РФ). При залоге в форме ипотеки уступка требования по акцессорному обязательству означает и уступку требования по основному обязательству (ч. 3 ст. 355 ГК РФ).

Тем самым при ипотеке законодательство придает акцессорному обязательству функции основания признания основного обязательства.

https://www.youtube.com/watch?v=m6iVfdfnhEI

С другой стороны, как отмечается в литературе по гражданскому праву, акцессорные обязательства не передаются, если не передаются основные обязательства1Гражданское право России. Общая часть: Краткий курс / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юристъ, 2001. С. 661..

Нельзя считать акцессорным обязательством право на неустойку, которое возникает у кредитора при неисполнении обязательства должником (п. 2 ст. 396 ГК РФ). В данном случае право на неустойку как обеспечительное обязательство превратилось в основное обязательство.

Уступка требований не допускается, когда требования связаны с личностью кредитора, имеющую существенную значимость для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ); когда соответствующие требования имеют личную значимость для самого кредитора (ст.

383 ГК РФ), неотчуждаемые права; когда соответствующие требования имеют публично-правовую значимость или касаются заслуживающих внимания интересов третьих лиц (например, нельзя произвести передачу сервитута согласно п. 2 ст.

275 ГК РФ); когда такая уступка требований запрещена законодательством или договором между первоначальным кредитором и должником (п. 1 ст.

388 ГК РФ); договором между первоначальным кредитором и должником может быть предусмотрено ограничение права на уступку кредитором своего требования другим лицам; когда уступка требования повлечет иное существенное ущемление прав должника; когда это противоречит существу прав (п. 2 ст. 572 ГК РФ); закон устанавливает, что права одаряемого на обещанный дар могут перейти только к его наследникам, если это предусмотрено договором дарения (п. 1 ст. 581 ГК РФ); и др.

Субъектами данных правоотношений, как правило, могут быть любые лица в гражданском обороте. Инициатором перемены лиц может быть как кредитор, так и должник. Из числа физических лиц здесь могут быть, в частности, и недееспособные, поскольку сделки от их имени совершают уполномоченные лица и с соблюдением установленного порядка их совершения.

В отношении юридических лиц запреты на уступку прав могут касаться только государства и иных публичных образований. Кроме того, как уже сказано, государство не вправе отказаться от своих прав.

В специальных нормах права могут быть и иные ограничения. Так, в соответствии со ст. 589 ГК РФ по договору постоянной ренты уступка требований может производиться только гражданам и некоммерческим юридическим лицам.

В число субъектов рассматриваемых правоотношений могут входить прежде всего лицо, уступающее свое право, и лицо, принимающее такое право. Данные лица именуются соответственно первоначальным кредитором (или цедентом) и новым кредитором (или цессионарием).

В тех случаях, когда для уступки прав требуется согласие должника, в силу его заинтересованности в личности кредитора, существа обязательства и др., субъектом таких правоотношений является и должник. В данном случае правоотношение будет носить трехсторонний характер.

Объектами указанных правоотношений могут быть права и имущество, а также некоторые нематериальные блага, имеющие имущественную (денежную) оценку, например, право на фирменное наименование, на товарный знак и др.

В связи с признанием имущественных и исключительных прав объектами гражданских прав согласно ст. 128 ГК РФ, основания для передачи таких прав в рамках института цессии значительно расширяются.

Однако нельзя уступить права на объекты, запрещенные в гражданском обороте.

правоотношений, охватывающих уступку требования, включает в себя следующие права и обязанности. Так.

новый кредитор: имеет все права и несет все обязанности, которые могут возникнуть из договора об уступке требования с первоначальным кредитором, включая права и обязанности по существенным, обычным и случайным условиям; имеет все права и несет все обязанности перед должником в рамках полученного требования; обязан своевременно уведомить должника о переводе на него прав под угрозой, что должник вправе, не имея уведомления, исполнить обязательство первоначальному кредитору, что будет считаться надлежащим исполнением (п. 3 ст. 382 ГК РФ); имеет право на получение документов и сведений, необходимых для удостоверения и осуществления требований к должнику (п. 2 ст. 385 ГК РФ); имеет право требовать с первоначального кредитора возмещения убытков при недействительности переданного ему требования (ст. 390 ГК РФ). Первоначальный кредитор также имеет все права и обязанности, вытекающие из его договора с новым кредитором об уступке требования.

Должник: несет все обязанности и имеет все права в отношениях с новым кредитором, которые имелись в отношениях с первоначальным кредитором; имеет право не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к кредитору (п. 1 ст.

385 ГК РФ); вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ); может не исполнять обязательства новому должнику при наличии заслуживающих внимания обстоятельств, вытекающих из личности нового кредитора (п. 2 ст.

388 ГК РФ); может не исполнять первоначальному кредитору обязанности, права по которым уступлены новому кредитору.

Следовательно, договор, закон и иные обстоятельства, ставшие основанием уступки требования, порождают следующую совокупность правовых последствий: перемена кредитора прекращает определенное обязательство данного кредитора должнику; возникает новое правоотношение между должником и новым кредитором (обязательство); сохраняет силу договор об уступке требования между первоначальным и новым кредитором до надлежащего исполнения сторонами своих обязательств, вытекающих из договора.

Форма договора об уступке требования должна соответствовать форме того договора, требования по которому уступаются. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простои письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в той же простой письменной или нотариальной форме.

Уступка требований по сделке, требующей государственной регистрации, должна совершаться с той же государственной регистрацией, если законом не установлено иное.

Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента (передаточной надписи) на этой ценной бумаге (ст. 389 ГК РФ).

договора об уступке требования включает в себя в качестве существенного условие о предмете данного договора. Обычными могут быть условия договорного права, включая диспозитивные нормы об условиях купли-продажи и дарения.

Предмет цессии определяется в соответствии с общими нормами о предмете гражданского права. Должны быть перечислены передаваемые права и количественные характеристики требований, вытекающих из них.

В договоре об уступке требования должно быть указано основание первоначального кредитора.

Особенности уступки требования (цессии) в сравнении с иными распространенными правовыми формами передачи прав состоят в следующем. В частности, имеются особенности передачи прав по ценным бумагам.

Нормы о договоре об уступке требования применяются при передаче прав по именным ценным бумагам; передача прав по предъявительской бумаге производится путем фактической передачи такой бумаги новому кредитору без соблюдения каких бы то ни было формальностей; передача прав по ордерной ценной бумаге производится в форме индоссамента (перепоручительства).

Уступка требования может подразделяться на активную и пассивную. Активная цессия — это изложенная уступка прав в силу соглашения между кредиторами. Пассивной может считаться такая цессия, когда кредитор заключает договор с новым должником о принятии им на себя обязательств первоначального должника.

Источник: https://isfic.info/civile/rasva68.htm

5. Последствия исполнения поручителем обязательства из договора поручительства

Переход прав к поручителю,  исполнившему обязательство

письменного уведомления, обязательства кредитору, оно признается исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК).

Поэтому если должник, не получивший письменного уведомления, предоставит кредитору исполнение помимо исполненного поручителем, то поручитель вправе требовать возврата от кредитора неосновательно полученного по правилам об обязательствах из неосновательного обогащения.

Должник, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительст вом, обязан немедленно известить об этом поручителя.

В противном случае поручитель, не получивший уведомления и исполнивший обязательство, вправе взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник в свою очередь может взыскать с кредитора неосновательно полученное (ст. 366 ГК).

При отказе поручителя от исполнения обязательства из поручительства кредитор может добиться его принудительного исполнения в судебном порядке.

Кредитор может удовлетворить свои требования к поручителю путем списания денежных средств со счета поручителя в безакцептном порядке, если такая возможность предоставлена кредитору условиями договора поручительства и условиями договора между поручителем и банком (п. 2 ст. 854 ГК).

Всоответствии с п. 1 ст. 365 ГК к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Подобный переход прав кредитора к поручителю относится законодателем к случаям перехода прав на основании закона вследствие наступления указанных в нем обстоятельств: исполнения «обязательства должника» его поручителем, не являющимся должником по этому обязательству (ст. 387 ГК).

Тем самым законодатель исключил правоотношение, возникающее между должником и поручителем, исполнившим обязательство должника, из числа регрессных. Дело в том, что согласно абз. 2 п. 1 ст.

382 ГК правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. В п. 1 ст.

365 ГК законодатель использовал известную со времен римского права юридическую конструкцию — платеж со вступлением в права кредитора, который зачастую именуют

личной суброгацией1.

Суть личной суброгации состоит в том, что лицо, произведшее платеж за должника, приобретает право требования, принадлежавшее его кредитору, и права, обеспечивающие это требование2.

В результате совершения платежа за должника поручитель по прямому указанию закона (п. 1 ст. 365 ГК) получает не только право требования к должнику, но также и обеспечительное (акцессорное) право залога. Именно этим обстоятельством объясняется отказ современного законодателя отнести обязательство, возникающее между поручителем и должником, к числу регрессных3.

Регрессное обязательство является новым, самостоятельным обязательством, хотя и возникает из факта исполнения лицом обязательства вместо третьего лица.

Между тем обязательство, которое имеется между поручителем, исполнившим основное обязательство, и должником, представляет собой прежнее основное обязательство, несмотря на изменение характера и объема требований поручителя, приобретшего статус кредитора.

Характер кредиторских требований изменяется, поскольку обязательство поручителя перед кредитором есть форма ответственности поручителя на случай неисполнения должником обеспечиваемого обязательства.

Следовательно, по общему правилу требование поручителя, исполнившего обеспечиваемое обязательство, к должнику проявляется как требование о возмещении убытков, понесенных поручителем вследствие исполнения основного обязательства за должника.

При этом объем кредиторских требований изменяется, поскольку, во первых, права, принадлежавшие кредитору, переходят к поручителю в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора; во вторых, закон предоставляет поручителю право требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Переход прав кредитора к поручителю, исполнившему обеспечиваемое обязательство, как частный случай перехода прав кредитора к другому лицу подчиняется ст.

384 ГК, согласно которой, если иное не предусмотрено законом или договором, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства.

Поэтому если должник помимо поручительства обеспечивал свое обязательство задатком, сумма задатка естественным образом будет зачтена в сумму

Источник: https://studfile.net/preview/6702114/page:15/

О переходе прав к поручителю, исполнившему обязательство

Переход прав к поручителю,  исполнившему обязательство

Рассматриваются два подхода к определению объема обратного требования поручителя (отно шений обратного расчета) – суброгационного и регрессного. Принимая во внимание невозможность одновременного существования данных подходов, обосновывается позиция в пользу модели право преемстве в отношениях. Ключевые слова: поручительство; обратное требование поручителя; регресс; суброгация.

В силу п. 1 ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству. Подпунктом 3 п. 1 ст. 387 ГК РФ также предусмотрено, что права кредитора по обязательству переходят вследствие исполнения обязательства пору чителем, хотя в законе и не указано, кто является правопреемником, ответ на этот вопрос бо лее чем очевиден – поручитель.

Бесспорно, юридическая техника формулирования нормы ст. 365 ГК РФ несовершенна, поскольку поручитель не является содолжником в обеспеченном обязательстве 1 , он в силу п. 1 ст.

361 ГК РФ обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства, а значит, он не может исполнить то обя зательство, по которому к нему перейдут права кредитора.

Несмотря на внешнюю простоту и понятность приведенных норм, до сих пор не утихают споры относительно последствий ис полнения обязательства поручителем.

В литературе и судебной практике обосновываются две крайние позиции, условно называемые прокредиторской и продолжниковской, в основе которых лежит понимание объема обратного требования поручителя, исполнившего обяза тельство перед кредитором.

В рамках продолжниковского подхода (регрессной концепции обратного требования) поручитель, исполнивший обязательство, вправе требовать с должни ка только сумму, фактически им исполненную и, максимум, проценты за пользование чужи ми денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ. В совместном Постановлении от 08.10.

1998 г. № 13/14 (п.

18) пленумы высших судебных инстанций придерживались именно такого мнения, указывая, что после удовлетворения поручителем требования кредитора ос новное обязательство считается полностью или частично исполненным, поручитель не впра ве требовать от должника уплаты процентов, определенных условиями обеспечиваемого обязательства с момента погашения требования кредитора 2 .

Данное разъяснение не отмене но до сих пор, естественно, применяется судами при разрешении споров между поручителя ми и должниками. Высший арбитражный суд, в 2012 г.

изменил ранее высказанную позицию в пользу суброгационного подхода (прокредиторская концепция) защищая права поручителя, что сви детельствует об универсальной природе его правопреемства и о переходе всех прав кредито ра (в ситуации классического банковского кредитования это будет означать, что к поручите лю перейдут права банка, например, связанные с начислением процентов за пользование кредитом, неустойкой за несвоевременное исполнение обеспеченного обязательства на сум му, фактически исполненную поручителем) 3 . В пункте 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 г. № 42 разъяснено, что положения ГК РФ о регрессных требованиях не под лежат применению к отношениям между поручителем, исполнившим свое обязательство пе ред кредитором, и должником. По мнению Р.С. Бевзенко, основание такого перехода права требования определено Пленумом ВАС РФ как суброгация 4 . От того, какую из обозначенных позиций применять, зависит решение ряда практиче ских вопросов, а именно: определение природы процентов по обратному требованию пору чителя, возможность исполнившего обязательство поручителя предъявить требование к дру гим поручителям, начало течения сроков исковой давности по обратному требованию пору чителя и некоторые другие 5 . Регрессная модель проще и понятнее, т.к. порядок начисления процентов исходя из размера ключевой ставки Банка России на сумму фактически исполненного поручителем обязательства не требует произведения сложных расчетов, присущих для тех же банковских процентов, неустоек и т.д. Однако существование одновременно двух подходов недопустимо в аспекте правовой определенности. В силу п. 1 ст. 395 ГК РФ правила о начислении процен тов за неисполнение денежного обязательства применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Соответственно, если признать правопреемство в правах кредитора законным последствием исполнения обязательства поручителем, а основным со глашением между должником и кредитором, предусмотрена форма ответственности иная, нежели законная неустойка, применяться должны лишь договорные формы ответственности.

На текущий момент практика в арбитражных судах сформировалась в поддержку позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в Постановлении № 42 от 12.07.2012 г., в судах общей юрис дикции абсолютное преимущество суды отдают регрессному подходу. Е. С. Трезубов обоснованно отмечает, что суброгационный подход обратного требова ния обеспечивает более высокие стандарты защиты прав поручителя, т.

к. он, исполнив пе ред основным кредитором обязательство, не будет ограничен константой, а вправе будет требовать всего, на что мог бы претендовать последний. Суброгационный подход является верным, поскольку поручитель исполняет свое собственное обязательство, а не обязатель ство должника, в связи с чем обеспеченное обязательство не может прекратиться надлежащим исполнением.

Такой прокредиторский подход также полностью основан на законе и стимулирует должника к исполнению основного обязательства должным образом, что отве чает правовой природе института обеспечения, направленного на укрепление основного обя зательства, «придание ему большей верности и твердости».

В свете упомянутой неопределенности судебной практики до формирования единооб разного подхода в регулировании и правоприменении стороны правоотношений в сфере по ручительства могут определить объем обратного требования на договорной основе. В каче стве такой конструкции допустимо использование договора о предоставлении поручитель ства.

Согласно п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 г. № 42 договор о выдаче поручительства имеет регулятивное значение для отношений «поручитель – должник», уста навливает объем обратного требования поручителя к должнику, поскольку в силу п. 3 ст. 365 ГК РФ в случае исполнения обязательства поручителем порядок их расчета может быть предусмотрен в договоре .

https://www.youtube.com/watch?v=9LijGYYqhXk

Соглашение о предоставлении (выдаче) поручительства может заключаться между должником и поручителем с целью регулирования отношений обратного расчета, дабы исключить риск нежелательной квалификации такого требования исполнивше го обязательства поручителя как регрессного 8 .

Т. М. Латыпов

обязательства, поручитель

Источник: http://www.finexg.ru/o-perexode-prav-k-poruchitelyu-ispolnivshemu-obyazatelstvo/

Всу о праве обратного требования к должнику вследствие частичного погашения кредита поручителем

Переход прав к поручителю,  исполнившему обязательство

Поручительство является одним из способов обеспечения обязательств, в том числе в сфере банковско-кредитных отношений.

На первый взгляд кажется, что институт поручительства в достаточной мере изучен и что гражданское законодательство содержит конкретные нормы, регулирующие вопросы поручительства, перехода права кредитора к поручителю вследствие погашения задолженности по кредитному договору и т. п.

Теоретически все ясно и понятно. В то же время, несмотря на определенность норм, касающихся поручительства, суды допускают неоднозначное их толкование.

Возникают вопросы: с какого момента поручитель приобретает права кредитора в этом обязательстве и право требования возмещения уплаченных поручителем средств; порождает ли частичное выполнение поручителем обязательств по кредитному договору переход к нему прав кредитора по этому договору.

Ответы на указанные вопросы дал ВСУ в постановлении по делу № 6-466цс15.

Обстоятельства дела

Истица обратилась в суд с иском к Физлицу 1 о взыскании денежных средств в порядке регресса, обосновав свои требования тем, что между коммерческим банком и Физлицом 1 был заключен кредитный договор, срок действия которого определен до 2023 года; в обеспечение выполнения обязательств заемщиком по указанному кредитному договору между тем же банком и истицей заключен договор ипотеки, согласно условиям которого истица предоставила в ипотеку банку принадлежащую ей на праве собственности квартиру; также между банком и истицей был заключен договор поручительства, по условиям которого она обязалась перед банком отвечать в полном объеме за своевременное и полное выполнение обязательств Физлицом 1 по кредитному договору. Истица как поручитель частично погасила задолженность по кредитному договору, в связи с чем просила суд взыскать денежные средства с Физлица 1 в порядке регресса.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал; апелляционный суд своим решением, оставленным без изменений постановлением суда кассационной инстанции,  решение суда первой инстанции отменил и постановил взыскать с Физлица 1 денежные средства, уплаченные истицей в счет погашения кредита.

Позиция ВСУ

Принимая решение об удовлетворении заявления Физлица 1 о пересмотре решений судов апелляционной и кассационной инстанций, ВСУ исходил из таких соображений.

ВСУ указал, что в соответствии с ч. 1 статьи 554 ГКУ в случае нарушения должником обязательства, обеспеченного поручительством, должник и поручитель отвечают перед кредитором как солидарные должники, если договором поручительства не предусмотрена дополнительная (субсидиарная) ответственность поручителя.

В рассматриваемом деле договором поручительства предусмотрено, что Физлицо 1 и истица являются солидарными должниками, следовательно, несут солидарную ответственность перед кредитором за надлежащее исполнение кредитного договора.

Как было установлено судами, обязательства по кредитному договору в полном объеме ни должником, ни поручителем не выполнены, поскольку поручителем (истицей) задолженность погашена частично.

Согласно положениям ч. 1, 2 статьи 556 ГКУ к поручителю, исполнившему обязательство, обеспеченное поручительством, переходят все права кредитора в этом обязательстве, в том числе и те, которые обеспечивали его выполнение, а кредитор после выполнения поручителем обязательства, обеспеченного поручительством, должен вручить ему документы, подтверждающие эту обязанность должника.

Анализируя указанные положения статьи 556 ГКУ, ВСУ пришел к выводу, что последствия, предусмотренные упомянутой нормой, наступают только в случае полного выполнения поручителем обеспеченного поручительством кредитного обязательства.

  Этот вывод ВСУ согласуется с положением пункта 3 ч. 1 статьи 512 ГКУ, предусматривающим подобный способ замены кредитора в обязательстве вследствие выполнения обязанности должника поручителем или залогодателем (имущественным поручителем).

ВСУ отметил, что частичное выполнение поручителем обязательств по кредитному договору не порождает переход к нему прав кредитора по этому договору.

Таким образом, суды апелляционной и кассационной инстанций, не обратив внимания  на то, что обязательство по кредитному договору не было выполнено в полном объеме, неправильно применили норму статьи 556 ГКУ.

Как видим, последствия, предусмотренные статьей 556 ГКУ и условиями договора поручительства, в виде перехода всех прав кредитора к поручителю не наступили, поэтому у истицы как поручителя не возникло право на предъявление обратного требования к должнику (Физлицо 1).

В постановлении по делу № 6-466цс15 ВСУ разъяснил, что частичное выполнение поручителем обязательств по кредитному договору не порождает переход к нему прав кредитора по этому договору, соответственно, у истицы как поручителя не возникло право на предъявление обратного требования к должнику; уплаченные истицей денежные средства не являются средствами, которые могут быть взысканы на основании требований ст. 556 ГКУ.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA008486

Юриста совет
Добавить комментарий