Переход к рассмотрению гражданского дела, по правилам производства в суде первой инстанции

Содержание
  1. Гражданское дело в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе истца Г.Д. на решение Левашинского районного суда РД
  2. Возможность суда апелляционной инстанции действовать в качестве суда первой инстанции
  3. – все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)

Гражданское дело в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе истца Г.Д. на решение Левашинского районного суда РД

Переход к рассмотрению гражданского дела, по правилам производства в суде первой инстанции

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

20 июня 2017 г.                                                                                  по делу № 33-2062/2017

Судья А.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе председательствующего И.Д.,

судей А.В., Э.З.

при секретаре Э.Р.,

рассмотрела гражданское дело в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе истца Г.Д. на решение Левашинского районного суда РД от 9 февраля 2017 года, которым постановлено:

«В удовлетворении иска Г. Д.

 к администрации MP «Левашинский район» РД об установлении факта постановки 22 января 1991 года исполкомом Левашинского районного совета народных депутатов его с семьей на учет для получения жилья, признании отказа в принятии его с семьей на учет для получения единовременной социальной выплаты, единовременной субсидии для приобретения или строительства помещения и обязании администрации МР «Левашинский район» РД принять его с семьей на учет для получения единовременной социальной выплаты, единовременной субсидии для приобретения или строительства жилого помещения с 22 января 1991 года отказать».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан А.В., объяснения истца Г.Д., просившего исковые требования удовлетворить, представителя МВД по Республике Дагестан  М.М., просившего в удовлетворении иска отказать, судебная коллегия,

установила:

 Г. Д.

обратился в суд с иском к администрации MP «Левашинский район» Республики Дагестан об установлении факта постановки 22 января 1991 года исполкомом Левашинского районного совета народных депутатов его с семьей на учет для получения жилья, признании отказа в принятии его с семьей на учет для получения единовременной социальной выплаты, единовременной субсидии для приобретения или строительства помещения и обязании администрации MP «Левашинский район» Республики Дагестан принять его с семьей на учет для получения единовременной социальной выплаты, единовременной субсидии для приобретения или строительства жилого помещения с 22 января 1991 года.

Требования мотивированы нижеследующим.

Г.Д. родился  года в сел. Леваши Левашинского района Республики Дагестан, здесь же вырос, создал семью, и с семьей проживает.

После срочной службы в армии в 1985 году поступил на работу в органы внутренних дел и прослужил до 2013 года, уволен приказом МВД по Республике Дагестан № л/с от 18 сентября 2013 года в звании майора полиции с должности оперуполномоченного МО ЭБ и ПК (дислокация с.Леваши») УЭБ и ПК МВД по Республике Дагестан по ст.82 ч.

1 п.2 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», является участником боевых действий и ветераном труда. С тех пор и по настоящее время он не имеет своего жилого дома.

В 1991 году он обратился в партийную, профсоюзную организации и руководству Левашинского РОВД о выделении ему квартиры и по их ходатайству был поставлен на учет на получение квартиры (жилья) исполкомом Левашинского райсовета народных депутатов.

В период постановки на учет на получение жилья квартиры у него была семья в составе трех человек: он, жена – М.З. М.,  рождения, и сын – Г. Г.,  года рождения, который является инвалидом 1 группы. После этого родились и имеются другие члены семьи: дочь – З. Г.

,  рождения, которая является инвалидом 3 группы; сын – М.Г. ,  года рождения. В настоящее время вместе с ним проживают еще невестка З. М.,  рождения, которая является инвалидом 3 группы и внучки:  А.Г.   рождения, которая является инвалидом; Х. Г.,  года рождения.

Он обратился в Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Республики Дагестан с заявлением о включении в список на получение жилищного сертификата, но при этом от него потребовали постановление (решение) местного органа о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилье.

В связи с этим он обратился в администрацию MP «Левашинский район» Республики Дагестан, где получил ответ, что он с января 1991 года состоит на очереди на получение квартиры, но жильем не обеспечен.

В книге учета на выделение квартиры он зарегистрирован в 1991 году за №, но решение (постановление) о принятии на учет в архиве муниципального образования не сохранилось.

В отделе внутренних дел по Левашинскому району сведения и документы об обращениях сотрудников и о постановке их на учет на получение жилья, квартиры, а также решения не сохранились.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе истец Магомедов Г.Д. просит отменить решение и принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований. Считает решение суда незаконным и необоснованным.

Источник: https://05.xn--b1aew.xn--p1ai/document/12523447

Возможность суда апелляционной инстанции действовать в качестве суда первой инстанции

Переход к рассмотрению гражданского дела, по правилам производства в суде первой инстанции

В соответствии с ч. 5 ст. 330 ГПК при наличии безусловных оснований для отмены решения, предусмотренных в ч. 4 ст. 330 ГПК, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных для апелляционного суда.

О переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции выносится определение. В нем указываются действия, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроки их совершения.

Таким образом, это определение является аналогом определения суда первой инстанции о подготовке дела к судебному разбирательству.

Таким образом, апелляционное производство разделяется на две части: до вынесения этого определения и после.

Выше уже было отмечено, что законодатель ввел в ГПК положения, ранее уже существовавшие в АПК, которые, соответственно, уже применялись, и практика их действия была оценена.

Разделение судебного заседания апелляционного суда на две части, одна из которых заканчивается выявлением оснований отмены решения суда первой инстанции, после чего во второй части происходит рассмотрение дела по правилам суда первой инстанции с вынесением решения по существу, не может считаться восстановлением прав заинтересованных лиц и устранением судебной ошибки. По каким бы правилам ни рассматривала дело апелляционная инстанция, но это уже вторая инстанция и она вынесет постановление именно второй инстанции, которое сразу же вступает в законную силу. Возможности первой инстанции для лица, не принимавшего участия в деле, будут утрачены, возможности обжалования будут ограничены. Аналогичное ущемление в правах имеет место и улица, привлеченного к участию в деле, но не принимавшего участия в разбирательстве по причине ненадлежащего извещения.

Возможности ограничены и для лиц, участвовавших в деле, в том случае если основаниями для отмены выступили: незаконный состав суда, нарушение правил о языке, отсутствие подписи судьи или принятие решения судьей, который не рассматривал дело, отсутствие протокола судебного заседания или нарушение тайны совещания судей.

Эти нарушения не свидетельствуют о том, что кто-то из лиц, имеющих заинтересованность в деле, в нем не участвовал.

Тем не менее и в этом случае указанные лица лишаются суда первой инстанции, поскольку нарушение норм процессуального права было грубым, в силу чего проведенное судом первой инстанции разбирательство становится ничтожным и никакой суд апелляционной инстанции уже не заменит полноценного суда первой инстанции.

Например, судом нарушены правила о языке и ответчику, не владеющему языком судопроизводства, не были предоставлены услуги переводчика.

Принятие судом апелляционной инстанции на себя полномочий суда первой инстанции означает, что постановление апелляционной инстанции для такого ответчика будет первым судебным актом, смысл и содержание которых ему ясны.

Если бы это было решение суда первой инстанции, то он в случае несогласия мог бы подать апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение, а в дальнейшем – кассационную, надзорную жалобу. Если же суд апелляционной инстанции рассматривает и разрешает дело по существу после отмены решения по безусловным основаниям, то его постановление вступает в силу немедленно и у заинтересованных лиц остаются возможности обжаловать вступившее в законную силу решение. В данном случае можно говорить не только о “лишении суда первой инстанции”, но и о “лишении суда второй инстанции” (поскольку эти возможности реализовать невозможно).

Характерной особенностью безусловных оснований для отмены решения является то, что они влекут отмену независимо от доводов жалобы, независимо от правильности выводов суда по существу дела.

Такие жесткие последствия определены законом с целью побуждения судей строго следовать требованиям гражданской процессуальной формы, принципам гражданского судопроизводства.

Основные принципы судопроизводства (равенство перед законом и судом, гласность, состязательность и равноправие сторон, осуществление правосудия только судом) закреплены непосредственно в Конституции (ст. 19, 118, 120–123).

Поэтому к их нарушению государство относится нетерпимо, признавая их существенными в любом случае. Решение суда не может считаться актом правосудия, выполняющим цели гражданского судопроизводства, если вынесено при нарушении основных принципов судопроизводства. Именно поэтому основания отмены получили название “безусловных”.

Если при нарушении норм процессуального права суд апелляционной инстанции отменяет решение суда первой инстанции и выносит новое решение, то тем самым он подменяет собой деятельность суда первой инстанции.

При наличии безусловных оснований для отмены, после выявления которых апелляционный суд взял на себя функции суда первой инстанции, справедливо ставить вопрос о нарушении правил подсудности гражданских дел, а значит, требований ч.

1 ст. 47 Конституции.

Невозможно предоставить лицам, не принимавшим участия в деле, о правах и обязанностях которых суд принял решение, только лишь право обжалования.

Не подкрепленное правом суда апелляционной инстанции возвращать дело на новое рассмотрение, такое полномочие не обеспечивает защиты прав лица, не привлеченного к участию в деле. Он лишается суда первой инстанции и права обжаловать решение до его вступления в законную силу.

Нарушается принцип процессуального равноправия (ст. 123 Конституции), поскольку у этого лица объем прав и возможностей существенно меньше, чем улиц, участвовавших в первой инстанции и последующих инстанциях[1].

Все сказанное относится и к лицам, привлеченным к участию в деле, но не извещенным о времени и месте рассмотрения дела в суде первой инстанции. По этой же причине нет смысла привлекать третьих лиц без самостоятельных требований непосредственно в суд апелляционной инстанции.

Суды апелляционной инстанции – единственные из контролирующих судов – лишены такого полномочия, как направление дела на новое рассмотрение.

В соответствии с сущностью апелляционного производства необходимо установить общее правило, в соответствии с которым полномочия направлять дело на новое рассмотрение у апелляционной инстанции быть не должно.

В качестве исключения из этого правила необходимо предусмотреть право направлять дело на новое рассмотрение в случаях, когда решение отменяется в связи с нарушением норм процессуального права, перечисленных в ч. 4 ст. 330 ГПК (безусловные основания для отмены решения).

Только такой подход обеспечит лицам, как участвовавшим, так и не участвовавшим в деле, весь объем их процессуальных прав и возможностей.

Источник: https://studme.org/75299/pravo/vozmozhnost_suda_apellyatsionnoy_instantsii_deystvovat_kachestve_suda_pervoy_instantsii

– все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)

Переход к рассмотрению гражданского дела, по правилам производства в суде первой инстанции
sh: 1: –format=html: not found

ДОКУМЕНТЫ СУДА

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА

Верховного Суда Республики Крым

по результатам изучения судебной практики

по уголовным делам о преступлениях

в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

в 2018 году, в январе-мае 2019 года

Во исполнение поручения Верховного Суда Российской Федерации № 7-ВС-3550/19 от 29 мая 2019 года проведен анализ судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предусмотренных статьями 159-1593, 1595, 1596, 160, 165, 1701, 171, 1711, 1713-1723, 1731-1741, 176-178, 180, 181, 183, 185-1854, 190-1994, 2001-2003, 201, 210 УК РФ, рассмотренным в 2018 году и январе-мае 2019 года, в ходе которого изучены уголовные дела соответствующей категории, соответствующие судебные решения, в том числе решения вышестоящих инстанций, справки районных судов республики, в том числе по результатам изучения соответствующей практики рассмотрения дел анализируемой категории мировыми судьями республики.

В период с января 2018 года по 31 мая 2019 года судами республики (в том числе мировыми судьями) всего рассмотрено 30 уголовных дел анализируемой категории в отношении 34 лиц, из которых:

– осуждено 22 лица:

– прекращено дел в отношении 11 лиц, в отношении 4 из которых по реабилитирующим основаниям судами апелляционной и кассационной инстанций, в отношении остальных по основаниям, предусмотренным ст. 75 (1 лицо), 762 (5 лиц), 78 (1 лицо) УК РФ.

В отношении 1 лица уголовное дело возвращено прокурору судом апелляционной инстанции после отмены приговора.

Из анализируемой категории дел на рассмотрении судов находились дела о преступлениях, предусмотренных: ч.1 ст. 159; ч. 3 ст. 159; ч. 4 ст. 159; ч.1 ст. 160; ч.3 ст. 160; ч. 4 ст. 160; ч. 1 ст. 171; п.

«а,б» ч. 2 ст. 172; п. «б» ч. 2 ст. 171; ч. 6 ст. 1711; п. «б» ч. 2 ст. 1713; ст. 1714; п. «а» ч. 4 ст. 1741; ст. 1744; ст. 177; ч. 1 ст. 180; ч. 1 ст. 1992 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По одному уголовному дело 2 лица совершили преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 1711 УК РФ, в группе по предварительному сговору, по другому делу 2 лица совершили преступление, предусмотренное п.п. «а», «б» ч.2 ст. 172 УК РФ, организованной группой.

Судебная практика

Результаты изучения судебной практики рассмотрения дел соответствующей категории показали, что в заданном периоде проблемы у судов возникли лишь при квалификации деяний, предусмотренных ст. 1741 УК РФ. В целом же проблем правоприменения, касающихся уголовно-правовой квалификации, у судей республики не возникало.

При рассмотрении дел указанной категории, кроме Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, законодательства в области гражданского, банковского, налогового и иных отраслей права, судьи республики также используют разъяснения, изложенные в постановлениях Пленума Верховного Суда республики Крым от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

При этом вопросов, связанных с применением разъяснений (касающихся уголовно-правовой квалификации), содержащихся в вышеперечисленных постановления Пленума, у судей не возникло.

Как уже отмечалось, вопросы возникли лишь при применении разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 г.

№ 32 “О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем”, во взаимосвязи с положениями ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г.

№ 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», в той части указанных нормативных документов, которые разъясняли – что необходимо понимать под легализацией денежных средств и иного имущества, полученных в результате преступления.

При этом по данному вопросу на сегодняшний день судьи республики трудностей не испытывают, поскольку тщательно изучена и проанализирована соответствующая судебная практика, проведены занятия с судьями (случаи описаны в пункте 1 справки).

По вопросам программы

1.

В ходе изучения судебной практики рассмотрения судами республики уголовных о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, установлен случай изменения (государственным обвинителем в судебном заседании) первоначального обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в сфере предпринимательской деятельности, в связи с неправильной квалификацией органами предварительного расследования по признаку субъекта преступления.

Так, уголовное дело по обвинению Аксенова поступило в Бахчисарайский районный суд РК с квалификацией его деяний по двум эпизодам части 3 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Источник: http://vs.krm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=47

Юриста совет
Добавить комментарий