Отказ от показаний по делу изнасилования

Содержание
  1. Изнасилование (ч.2 ст. 131 УК РФ). Послевкусие от одного уголовного дела
  2. Посмотрела приговор — и долго терла глаза, просила меня ущипнуть
  3. Жертва группового изнасилования отказалась от своих показаний
  4. Изнасилования не было? Как разваливается дело дознавательницы
  5. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2005 г. N 74-Г05-15 Суд отменил решение квалификационной коллегии судей, поскольку при рассмотрении представления ККС незаконно осуществила функции органов предварительного следствия и суда, признав заявителя виновным в совершении преступления, к которому он не причастен, при этом незаконно указала на недействительность постановления следователя прокуратуры об отказе в отношении него в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления
  6. В мьянме трехлетняя жертва изнасилования дала показания в суде

Изнасилование (ч.2 ст. 131 УК РФ). Послевкусие от одного уголовного дела

Отказ от показаний по делу изнасилования

Nil admirari (Ничему не удивляться).

Эта история началась около восьми лет назад. Обратились ко мне родственники молодого парня, на тот момент находившегося в розыске за совершение группового изнасилования. Все данные этого молодого человека у полиции уже были, но самого его пока не поймали.

Со слов данного парня, назовем его Игорь, ситуация выглядела так: ранним летним утром он в компании троих таких же молодых парней гулял по городу. Встретилась им одинокая подвыпившая девушка.

Товарищи Игоря, посчитав, что это «жрица любви» возвращается с «работы», решили получить свой кусочек «радости». Эти трое его товарищей накинулись на девушку, избили ее и затащили в ближайшие кусты.

С ней были совершены половые акты, а затем девушку отпустили.

Сам Игорь не принимал участия ни в нападении на девушку, ни в ее изнасиловании. Вообще, никаких действий, способствовавших совершению данного преступления, он не совершал. При этом Игорь не горел желанием сдаваться в полицию, но понимал, что раз ищут конкретно его, то, скорее всего, найдут.

Мной была дана юридическая оценка этой ситуации и действиям Игоря. Предполагая его поимку, я объяснил Игорю тактику его поведения на следствии. С Игорем и его родственниками возникла договоренность, что при его задержании, я буду осуществлять защиту этого парня по уголовному делу. Без меня, разумеется, никаких показаний не давать и сразу сообщить мне о задержании.

Через несколько дней Игорь был задержан полицией, и его родственники меня об этом сразу уведомили. Поэтому у меня появилась так редко выпадающая нам возможность начать проводить защиту по уголовному делу с первых следственных действий.

Игоря представили потерпевшей на опознание. Я проследил, чтобы опознание проводилось объективно, без всяких хитрых штучек. Девушка Игоря не опознала. Далее был допрос Игоря в качестве свидетеля, где он дал уже проработанные нами показания.

Потом была очная ставка между Игорем и потерпевшей, в ходе которой девушка пояснила, что Игорь был вместе с парнями, напавшими на нее, но сам никаких противоправных действий не совершал и не способствовал насильникам в их преступном деянии.

Ну, вот вроде и все. Все понятно. Потерпевшая полностью подтвердила показания Игоря, сняв в отношении него все подозрения. Игорь был отпущен домой, получив по данному делу статус свидетеля.

Потерпевшая по этому делу была очень подробно и профессионально допрошена следователем. Она показывала, что нападавших было трое. Они ее избили, затащили в кусты. Двое совершили с ней половые акты, а третий помогал ее держать. Приметы все парней были подробно описаны и действия каждого были четко обозначены.

Какое-то время я был в курсе событий по этому уголовному делу. Двое парней, которые со слов потерпевшей совершили с ней половые акты, были установлены, задержаны и осуждены. Третий, который помогал держать, установлен не был. В отношении него дело было выделено в отдельное производство и приостановлено.

Прошло шесть лет

Через шесть лет после описанных событий ко мне снова обращаются родственники Игоря. Рассказывают, что Игорь осужден по данному делу и уже отбывает наказание в местах лишения свободы. Просят адвокатской помощи в кассационном обжаловании приговора.

Не понимаю! Как осужден? Не может такого быть! Почему не обратились ранее ко мне?! Все доказательства в деле свидетельствовали о полной непричастности Игоря к данному преступлению. Никакой суд не сможет вынести обвинительный приговор при данных доказательствах!

Поднимаю в суде материалы уголовного дела и приступаю к тщательному изучению. Честно говоря, волосы дыбом встали от увиденных мной проделок работавших по делу «специалистов». Просто, тихий ужас! Итак, по порядку.

После моего участия в защите Игоря по данному делу прошло четыре года. Он отслужил в армии, женился. У него родился ребенок. Вдруг, как снег на голову, на работу к Игорю приезжают мент  сотрудники полиции и везут  к себе в отдел.

Не знаю, какими конфетами они его там кормили, но получили от Игоря показания, данные им в качестве подозреваемого, что, оказывается, это он помогал тащить потерпевшую в кусты и там помогал держать во время изнасилования.

Разумеется, показания были записаны в присутствии дежурного адвоката.

Далее, снова допрашивается потерпевшая, которая спустя четыре года и после чуть ли не десятка уже данных ей показаний, что Игорь участия в изнасиловании не принимал, показывает, что «вспомнила» — это именно Игорь был тем третьим, который тащил ее в кусты и там помогал держать.

А в довершении к этому, допрашивают в качестве свидетеля одного из уже осужденных насильников, который «правдиво» подтверждает новые показания потерпевшей, что именно Игорь тащил ее в кусты и там помогал держать.

Вот как резко вдруг поменялась картина. Странным и непонятным мне образом ни Игорь, который не был взят под стражу, ни его родственники не вспоминают про меня, а нанимают для его защиты аж двух адвокатов — таких здоровых, солидных дяденек.

Дяденьки адвокаты, судя по имеющимся в деле действиям, которые они сделали, а еще больше, судя по действиям, которые они и не подумали сделать, напомнили мне двух «специалистов» из известного мультфильма, там эти персонажи назывались «двое из ларца».

Так вот, «двое из ларца» поддерживают позицию полного признания Игорем своей вины. Предлагают его родственникам заплатить потерпевшей круглую сумму денег в возмещение «морального ущерба» и стараются ничем не «сердить» следственные и судебные органы. В общем, ребята «честно» работают на получение условного наказания.

По этому  уголовному делу, восставшему из пепла, достаточно было нанести один грамотный удар на стадии предварительного следствия, и дело рухнуло бы под тяжестью своего абсурда. Но, увы, нанести этот удар было некому. А сам обвиняемый был очень далек от знания принципов оценки доказательств в нашем уголовном производстве.

Продолжая изучать это дело, я обнаружил одну справку, которая, как мне кажется, объясняет такой крутой разворот уголовного дела. Справка касалась четвертого парня, который ранее не был установлен. Так вот, данные его наконец установили. И оказалось, что он уже стал… сотрудником правоохранительных органов.

Этого парня не посчитали нужным допросить, его не предоставили потерпевшей на опознание ни в живом виде, ни в виде фотографии.

А зачем? А ну, как опознает! Причем описание потерпевшей третьего нападавшего в многочисленных предыдущих допросах вообще не соответствует физическим данным Игоря ни по росту, ни по телосложению (данные третьего нападавшего по показаниям потерпевшей: рост 170 см, худощавого телосложения; данные Игоря: рост 180 см, телосложение плотное), зато очень даже подходит под данные вновь испеченного «сотрудника».

«Двое из ларца» закрыли глаза на эти обстоятельства, впрочем как и на все остальное, демонстрируя полную лояльность следствию. Греясь в лучах адвокатской любви, следствие осознало, что бояться то ему оказывается  нечего, и дело легко отправилось в суд.

Адвокаты хотели, чтобы дело было рассмотрено в особом порядке, но Игорь на момент вменяемого ему деяния был несовершеннолетним, так что пришлось суду работать по делу в общем порядке.

Позицию полной лояльности суду и обвинению «двое из ларца» соблюдали безукоризненно. В судебном заседании оглашались только тщательно выбранные материалы, нужные обвинению. Вся же опасная для обвинения информация обходилась десятой дорогой. Адвокатов в процессе как будто бы и не было.

Когда суд стал допрашивать потерпевшую, произошел казус. Потерпевшая заявила, что Игорь в кусты ее не тащил, а тащил ее как раз тот парень, уже осужденный, который дал против Игоря показания. И еще она указала, что сильно сомневается, что именно Игорь помогал ее удерживать в кустах. Эти показания оказались отражены в протоколе судебного заседания.

Однако обвинение быстро заткнуло потерпевшей рот, огласив ее последние показания, данные на предварительном следствии (не первоначальные же оглашать), при полном молчании защиты.

Итак, из нескольких томов первоначально собранных доказательств и однозначно свидетельствующих о полной невиновности Игоря, в судебном заседании не было оглашено ничего. Зато слепленное из абсурда обвинение, аккуратно протертое синим прокурорским рукавом, засверкало во всей красе.

Суд, разумеется, признал Игоря виновным по ч.2 ст. 131 УК РФ в совершении группового изнасилования но, учитывая смягчающие обстоятельства, применил к нему условную меру наказания. «Двое из ларца», слив защиту по делу, получили таки то, что хотели.

Да только, вот незадача. Отбывая свое условное наказание Игорь два раза попался пьяным за рулем автомашины, был признан виновным по ст. 264.1 УК РФ и приговором суда условный срок по ст. 131 УК РФ был заменен ему на реальный. И поехал Игорь в места лишения свободы отбывать наказание за преступление, которого не совершал.

Я пытался в кассации отменить приговор по изнасилованию и провести новое рассмотрение дела в суде первой инстанции (как бы я там развернулся!).

Но кассационные инстанции с моими доводами, которые я наскреб по сусекам, соглашаться не спешили.

А все значимые и весомые обстоятельства, которые могли сломать этот приговор, не были оглашены в судебном заседании, а это значит, что  их не существует для последующих судебных инстанций. За что отдельное «спасибо» «двоим из ларца».

Получается, что невиновного отправили в места лишения свободы, а реально виновный остался работать в правоохранительных органах. Ну, и кто от этого выиграл?

Читатель может подумать, что все «специалисты» в погонах и в мантиях, причастные к осуждению Игоря по ст. 131 УК РФ, дураки и ничего не понимают в своем деле. Но я так полагаю, что они не глупее нас. На этих местах дураков не держат.

Значит, они прекрасно понимают абсурдность и несправедливость своих действий, но «дело» свое продолжают делать. Этот ржавый механизм называется — система. А когда к этой системе добавляются «двое из ларца», то система способна легко проглотить и правого и виноватого, не разбирая.

Источник: https://pravorub.ru/articles/84962.html

Посмотрела приговор — и долго терла глаза, просила меня ущипнуть

Отказ от показаний по делу изнасилования

Веронику осудили за ложный донос об изнасиловании — а вместе с ней осуждены и те, кого она оговорила

У меня на руках семь приговоров: шестеро мужчин изнасиловали одну женщину. Седьмой приговор — жертве изнасилования: за ложный донос.

Всё происходило в одном суде. Это Мещанский суд г. Москвы. Приговор якобы жертве изнасилования вынесен 27 сентября 2011 года (судья Тришкин А.В., прокурор Ефимов С.А.

, имя подсудимой оглашать не буду, назову девушку Вероникой). Жертвы ложного доноса тем не менее получили длительные сроки за изнасилование, причем уже после признания доноса ложным.

Хотя и доноса никакого, судя по всему, не было.

Подробности рассказываю с согласия тех, кто решился на огласку.

Ранней весной пришла к нам в «Русь Сидящую» Таисия Андреевна Хохлова. Ее сына Диму обвинили в изнасиловании Вероники (в составе группы).

Я отнеслась к делу довольно вяло: то, что мать переживает, понятно, однако при таких обстоятельствах, да с приговором якобы жертве за ложный донос, никакого решения, кроме оправдательного, быть не может. Недели через две я встретила Таисию Андреевну в Бутырке, когда и сама зашла туда по факультативным делам.

Удивилась: сначала решила, что Таисия, как и я, влипла в тюрьму и уже носит передачи всем подряд. Каково же было мое потрясение, когда Таисия показала мне приговор Диме — 7 лет. 11 апреля 2012 года Мещанский районный суд г. Москвы (судья Новиков К.В.

) признал Хохлова Дмитрия Викторовича виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Долго терла глаза и просила меня ущипнуть. Потом мы встречались, вместе смотрели документы, и вот какая картина маслом нарисовалась. Документы можно посмотреть в судебной базе — иначе вы мне просто не поверите.

Дима Хохлов (28 лет на момент ареста) работал на почте, подрабатывал в ресторане поваром, был женат на хорошей девочке Ане, растил сына Даниила, полностью содержал семью. Все вместе жили у Таисии, и жили дружно.

Семья очень большая: у Таисии есть еще двое детей и многочисленные сестры, и это важно для истории. 9 ноября 2010 года ночью в дом Таисии пришли следователи и прямо с постели взяли Диму под стражу, хотя в документах написали, что забрали с места преступления.

Диму обвинили в соучастии в групповом изнасиловании Вероники в квартире одного из соучастников.

Веронику, продавщицу, в доме знали. Накануне Вероника (судя по всему, по пьяни) потеряла где-то телефон и паспорт, распереживалась, и Дима, добрая душа, привел Веронику ночевать в дом своей семьи, где к тому же гостили его родные тетки.

Вероника проспалась и пошла искать телефон, сделав одну роковую ошибку: написала в милицию заявление о пропаже. Но и то была бы не беда: заявление принял местный участковый Алексей Анатольевич Мыколенко, душа-человек: все бумаги о пропаже телефона он оформил и отправил в отделение.

Всё было тихо, мирно, по-домашнему — о чем он потом долго и безуспешно рассказывал в суде.

На следующий день Диму задержали уже за изнасилование в составе группы, и 10 ноября 2010 года судья Мещанского суда Максимова Е.А. с участием прокурора Малышевой Е.А. и старшего следователя СО по Мещанскому району СУ СК Овчарук В.В. санкционировала его арест.

При этом в постановлении суда на первой же странице было сказано: «Потерпевшая и представитель потерпевшей просили ходатайство старшего следователя оставить без удовлетворения, так как потерпевшая оговорила Хохлова Д.В. в совершении вышеуказанных преступлений. Хохлов Д.В.

в отношении нее этих преступлений не совершал». То же самое Вероника твердила каждый раз, когда суд продлевал арест Димы Хохлова: 29 декабря 2010-го, 4 февраля 2011-го, 5 апреля 2011-го, и продлевал арест уже судья Новиков К.В.

Вероника проявила гражданскую сознательность и писала во всевозможные инстанции о невиновности Димы, включая депутатов Хинштейна и Драпеко. Она писала, что изначально оговорила Диму под давлением следователя Овчарука, о чем горько сожалеет, и о том, что тот Овчарук и его начальник Зорин А.Н.

каждый раз встречали ее на пороге суда с целью физически не пустить ее в здание и заставить отказаться от показаний в суде. Никаких ответов она, разумеется, не получила.

Веронику осудили за ложный донос об изнасиловании, однако осуждены и как бы насильники. Один из них — диагностированный психически больной человек, другие — приезжие люди, не имеющие сил и средств бороться. Никаких свидетельств их вины в совершении преступления нет.

Я спросила Таисию: кто из них виноват? Она посмотрела на меня с укором: «Никто, конечно. Конец года ведь был, следователи спешно план закрывали по раскрытию. А тут сразу семеро беззащитных: ложный донос, насилие и кража телефона. Они думали, что никто не будет бороться».

Таисия бросила работу бухгалтера, посвятила себя изучению УК и УПК, а семья живет за счет сестер и младших детей. Жена Димы с ним развелась, но Таисия говорит о ней тепло: уверена, что развестись ее кто-то заставил.

Дима в тюрьме сильно заболел, у меня есть справка из Бутырки: хронический гастрит, псориаз, гепатит С. Кассация по этому делу назначена в Мосгорсуде на 20 июня. И я вовсе не считаю эту статью давлением на суд. Зато считаю судью Новикова К.В. очень плохим человеком.

А следователь Овчарук на всякий случай уже уволился.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2012/06/06/50064-posmotrela-prigovor-151-i-dolgo-terla-glaza-prosila-menya-uschipnut

Жертва группового изнасилования отказалась от своих показаний

Отказ от показаний по делу изнасилования

Жертва группового изнасилования отказалась от своих показаний

05.10.2018

«Просто все были в алкогольном опьянении, кому-то хотелось чего-то нового, и никто бы об этом никогда не узнал», – объяснила молодая женщина.

Суд доказал факт изнасилования

В феврале нынешнего года троих актюбинцев посадили за групповое изнасилование и насильственные действия сексуального характера в колонию средней безопасности. Тогда суд выяснил, что утром 28 августа Н. позвонил своей знакомой и пригласил её в гости. Женщина приехала к нему в 11 микрорайон через два часа. По приезду к Н. она обнаружила у него малознакомого ей А.

Через время туда же приехал и совершенно не знакомый ей З. Разведённый хозяин квартиры предложил своей подруге поехать с ними на речку. После он обещал отвезти её домой. Подруга согласилась. По дороге они купили пиво и водку. Примерно в 15 часов один из приятелей друга предложил женщине интим.

Когда она отказалась, он её избил, оттащил к машине, положил на капот и совершил задуманное. К нему присоединился второй знакомый друга. Что касается самого друга, то тот не отзывался на просьбы женщины отпустить её. Он снимал происходящее на сотовый телефон. После женщину избивали и глумились над ней. Несчастной разбили нос, а потом выбросили часть одежды в речку.

Когда один из рьяных любителей поиздеваться отвлёкся на несколько минут, женщина схватила оставшиеся на берегу трусы с майкой и пустилась бежать. Один из её мучителей бросил ей вслед кирпич, но не попал. Жертва добежала до садового коллектива, где увидела трёх женщин. Она рассказала им обо всём. Они дали ей обувь, трико и вызвали полицию.

Через несколько часов 28-летняя мать второклассника уже давала показания следователю.

Все было полюбовно

Однако не прошло и месяца, как женщина изменила свои показания. Теперь она утверждала, что её старый приятель не участвовал в сексуальных утехах. А на интим с двумя мужчинами одновременно она пошла… добровольно. Настаивала она на новой версии и в суде.

– Суд оценил её показания критически, поскольку они были опровергнуты совокупностью исследованных в суде доказательств, – выступила в пятницу в горсуде №2 гос-обвинитель. – Суд посчитал правдивыми и достоверными её первичные показания, данные во время расследования. В результате всех троих мужчин посадили, им назначили от 6 до 8 лет лишения свободы.

Приговор уже вступил в законную силу, без изменений оставил его Верховный суд. Тем временем молодая женщина забрасывает письмами прокуратуру, КНБ и ДВД, пытаясь убедить правоохранительные органы, что добровольно пошла на сексуальные утехи, а претензии у неё есть только к одному из троих мужчин, который её избил.

В пятницу, 28 сентября, она отправила по этому вопросу видеообращение председателю Верховного суда Жакипу Асанову. А также выступила перед журналистами.

«Я не хочу, чтобы они сидели!»

– Да, всё было добровольно, – сказала журналистам молодая женщина. – Просто все были в алкогольном опьянении, кому-то хотелось чего-то нового… Никто бы об этом никогда не узнал… – Может быть, вам угрожают близкие осужденных, упрашивают изменить показания их жёны, матери?- Нет. Я так решила сама. Если бы было изнасилование, я понимаю, они бы за дело сидели, а так был только факт избиения. Я не хочу, чтобы они сидели! – Кто писал заявление в полицию?- Я писала его собственноручно, но под диктовку. Я была пьяна, полицейские на меня давили. Узнав о том, что у меня есть ребёнок, угрожали тем, что лишат меня родительских прав, если я не подпишу то, что им нужно. Вы знаете, никогда бы до меня не дошло, что такое называется групповым сношением. Написать заявление с чисто полицейским термином сама я бы не догадалась. Об уголовной ответственности меня не предупреждали. Очные ставки фактически не проводились. В отделе полиции мне в прямом смысле рисовали синяки картриджем от принтера. Мои правдивые показания согласуются с видеозаписью, сделанной моим приятелем на телефон. На ней видно, что, во-первых, никакого насилия, понуждения или угроз со стороны мужчин не было. Половое сношение происходит по обоюдному согласию. Во-вторых, на видеозаписи на мне нет каких-либо ссадин, кровоподтёков или гематом. Телесные повреждение у меня появились после, когда я поссорилась с одним из троих мужчин.

Женщине грозит до 10 лет колонии

Ещё в сентябре прошлого года следователь возбудила на потерпевшую от изнасилования уголовное дело по статье «Дача заведомо ложных показаний по уголовному делу о тяжком преступлении». Дело на неё возбудили за отказ от первоначальных показаний.

Пока приговор в отношении троих подозреваемых в изнасиловании не вступил в законную силу, дело о даче ложных показаний лежало без движения. 28 сентября началось его рассмотрение в суде. Безработной матери несовершеннолетнего ребёнка грозит от пяти до десяти лет лишения свободы.

Если суд её оправдает, то на пересмотр приговора по вновь открывшимся обстоятельствам могут надеяться и трое осуждённых за изнасилование.

Татьяна ТОКАРЬ
aktobetimes@list.ru

Источник: http://aktobetimes.kz/kodeks/6805-zhertva-gruppovogo-iznasilovaniya-otkazalas-ot-svoih-pokazaniy.html

Изнасилования не было? Как разваливается дело дознавательницы

Отказ от показаний по делу изнасилования

Все трое экс-полицейских, подозреваемых в изнасиловании дознавательницы из Уфы, вышли на свободу. Верховный суд Башкирии изменил им меру пресечения на домашний арест. В течение почти полугода обвиняемые содержались в СИЗО.

Первым из-под стражи освободился 34-летний Павел Яромчук. Суд учел информацию о наличии у него тяжелого заболевания. О нем стало известно еще в феврале 2019 года, когда адвокат экс-силовика Наиль Багаутдинов передал в суд справки, свидетельствующие о том, что у его подзащитного диагностирована опухоль мозга.

Юрист напомнил, что 26 декабря в ходе судебного процесса у Яромчука случился первый приступ. «Из зала суда его госпитализировали на «скорой» в 18-ю больницу. Там он прошел обследование, ему сделали компьютерную томографию головного мозга», — пояснил адвокат. Он отметил, что тогда у Яромчука выявили доброкачественное образование, которое нужно было оперировать или лечить амбулаторно.

Багаутдинов также подчеркивал, что опухоль может увеличиться на фоне повышенного давления. В связи с этим суд в конце апреля перевел Яромчука из СИЗО под домашний арест.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Тем не менее спустя несколько дней агентства «Интерфакс» и ТАСС, ссылаясь на источники, сообщили, что против 34-летнего экс-полицейского было возбуждено новое уголовное дело — по статье 294 УК РФ «О воспрепятствовании правосудию». Собеседники СМИ отмечали, что обвиняемый якобы предоставил в суд фейковые медицинские документы. Официального подтверждения этой информации нет.

В башкирском Следственном комитете в свою очередь сообщили, что уголовное дело об изнасиловании 23-летней дознавательницы будет передано в суд в конце месяца.

Ранее адвокат 51-летнего фигуранта дела Эдуарда Матвеева впервые поделился результатами генетической экспертизы. Он заявил, что на теле потерпевшей не были обнаружены следы ДНК его подзащитного.

«Объективно я могу сказать — нам не страшно даже, если бы что-то было. Учитывая, что они были в совместной компании, вместе проводили время и могли остаться какие-то частицы. Я это вполне допускал. Но даже этого нет. Несмотря на то, что потерпевшая строит страшные сцены ее насилия – ни одного следа на ее одежде нет и на его тоже»,  — заявил юрист Аслям Халиков 29 апреля.

Тогда же он сообщил, что в суде была зарегистрирована жалоба от дознавательницы — она потребовала не выпускать из-под стражи подозреваемых в преступлении. «У нее, конечно, есть свой интерес. Ведь за дачу ложных показаний ее впоследствии могут привлечь к ответственности», — заключил адвокат.

Отметим, что еще в январе адвокат одного из подозреваемых заявил газете «МК», что на одежде потерпевшей не было обнаружено мужских биологических следов.

Вместо этого на джинсовой рубашке, в которой девушка была в день происшествия, выявили следы эпителия четырех женщин, подчеркнул юрист.

«Чтобы еще раз удостовериться, что это были за женщины, специалисты повторно взяли пробы у подруги потерпевшей, свидетельницы, которая присутствовала на вечеринке, и матери дознавательницы. Скорее всего, их следы и были на одежде.

Из этого можно сделать вывод — по вещам экспертиза давно готова, пробы у всех этих дам ранее брали, зачем повторно все это устраивать? От нас что-то скрывают? Или тянут время? Если на одежде нет следов обвиняемых, тогда зачем их держать под стражей?», — задавался вопросом адвокат.

Напомним, что о групповом изнасиловании дознавательницы в Уфе стало известно в конце октября прошлого года: тогда 23-летняя девушка сообщила в полицию, что трое ее коллег надругались над ней в здании миграционного отдела полиции по Уфимскому району Башкирии. После случившегося трое силовиков уволили и арестовали по уголовному делу, возбужденному по статьям УК РФ «Изнасилование» и «Насильственные действия сексуального характера».

Позже пресс-служба СУ СК РФ по Башкирии сообщила, что судебно-медицинская экспертиза выявила на теле потерпевшей характерные для жертв изнасилования травмы. Примечательно, что спустя несколько месяцев из полиции была уволена и сама дознавательница: выяснилось, что девушка распивала спиртное на рабочем месте.

Дела об изнасиловании, как правило, проходят без свидетелей, поэтому главным аргументом в них является медицинская экспертиза.

Об этом «Газете.Ru» сообщил партнер юридической компании BMS Law Firm Алексей Гавришев. «В данном случае медицинского заключения, свидетельствующего о наличии ДНК подсудимых на теле, нет. Более того, пострадавшей надо доказать, что она оказывала сопротивление.

Тем не менее, статистика по делам об изнасиловании говорит о том, что, как правило, по уже возбужденным делам обвинительного приговора не избежать.

В то же время можно отметить, что ответственность за эксгибиционизм, харассмент и другие виды сексуального насилия не регламентирована», — пояснил юрист.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/05/17/12362083.shtml

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2005 г. N 74-Г05-15 Суд отменил решение квалификационной коллегии судей, поскольку при рассмотрении представления ККС незаконно осуществила функции органов предварительного следствия и суда, признав заявителя виновным в совершении преступления, к которому он не причастен, при этом незаконно указала на недействительность постановления следователя прокуратуры об отказе в отношении него в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления

Отказ от показаний по делу изнасилования

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 16 ноября 2005 г. N 74-Г05-15

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 16 ноября 2005 г. гражданское дело по кассационной жалобе Квалификационной коллегии судей Республики Саха (Якутия) на решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 4 августа 2005 г. по заявлению Т. об отмене решения Квалификационной коллегии судей Республики Саха (Якутия) от 26 января 2005 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., объяснения Т., председателя ККС Республики Саха (Якутия) К., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Заключением Квалификационной коллегии судей Республики Саха (Якутия) от 23 июля 2003 г. Т., старший помощник прокурора города Якутска, был рекомендован к назначению на должность судьи Оленекского районного суда Республики Саха (Якутия).

Указом Президента Российской Федерации от 2 августа 2004 г. N 999 Т. назначен на 3-летний срок полномочий судьей Оленекского районного суда.

В период прохождения процедуры назначения кандидатуры Т. на должность судьи 7 июля 2004 г. гражданка С. обратилась в прокуратуру города Якутска с заявлением о том, что 7 июля 2004 г. в 4 часа утра в районе ГРЭС ее изнасиловал неизвестный мужчина.

9 июля 2004 г., находясь в прокуратуре, и увидев Т., С. указала на него как на лицо, изнасиловавшее ее. По фактам, указанным в заявлении С. об изнасиловании, 19 июля 2004 г.

прокуратурой было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 131 УК РФ (изнасилование).

Предварительное следствие по уголовному делу приостановлено в порядке, предусмотренном пунктом 1 части 1 статьи 208 УПК РФ (лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено).

19 сентября 2004 г. по материалам уголовного дела следователем прокуратуры вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Т. по основаниям, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

Постановлением Якутского городского суда от 10 июня 2005 г. жалоба на указанное постановление органа следствия, поданная адвокатом Б. в интересах потерпевшей С., оставлена без удовлетворения.

20 декабря 2004 г. Председатель Верховного суда Республики Саха (Якутия) Г. обратилась в ККС PC (Я) с представлением о досрочном прекращении полномочий судьи Т.

По представлению Председателя Верховного суда Республики Саха (Якутия) решением Квалификационной коллегии судей Республики Саха (Якутия) от 26 января 2005 г. прекращены полномочия судьи Оленекского районного суда Т. с 26 января 2005 г. по пункту 1 статьи 12-1 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” в связи с совершением дисциплинарного проступка.

Решение, принятое Квалификационной коллегией судей Республики Саха (Якутия), обжаловано Т. по существу в Верховный суд Республики Саха (Якутия) в 10-дневный срок после получения его копии.

В заявлении, ставя вопрос об отмене решения Квалификационной коллегии судей, Т.

указал, что при рассмотрении представления Председателя Верховного суда Республики Саха (Якутия) Квалификационная коллегия судей (ККС) незаконно осуществила функции органов предварительного следствия и суда, признав его виновным в совершении преступления – изнасиловании, к которому он не причастен.

При этом ККС незаконно указала на недействительность не отмененного в предусмотренном законом порядке постановления следователя прокуратуры Республики Саха (Якутия) об отказе в отношении него в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

В судебном заседании Т. свое заявление поддержал в полном объеме и суду пояснил, что он не причастен к событиям, на которые указывает гражданка С. в заявлении об изнасиловании 7 июля 2004 г. По данному факту в отношении него прокуратурой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Указанное постановление в предусмотренном законом порядке не отменено.

Заявитель считает, что мнение ККС о причастности его к совершению преступления и в связи с этим вывод о том, что он причинил ущерб престижу, репутации судьи и судебной власти в целом, и тем самым нарушил положения Кодекса чести судьи, следует признать необоснованными.

Представитель Квалификационной коллегии судей Республики Саха (Якутия) – председатель ККС К. жалобу не признал и пояснил, что решение ККС является законным и обоснованным.

Судейское сообщество при рассмотрении представления Председателя Верховного суда Республики Саха (Якутия) о досрочном прекращении полномочий судьи по материалам, представленным в коллегию, единогласно пришло к выводу, что Т. мог быть причастным к событиям, указанным в заявлении С. об изнасиловании.

Кроме того, Т.

, проходя процедуру назначения на должность судьи, скрыл случившееся от Судебного департамента и Верховного суда республики, что привело к принятию Указа Президента Российской Федерации о назначении судьей человека, на которого к тому времени имелось заявление о причастности его к уголовно наказуемому деянию. По мнению представителя ККС, данное обстоятельство причинило ущерб престижу, репутации судьи и судебной власти в целом.

Решением Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 4 августа 2005 года жалоба Т. удовлетворена.

В кассационной жалобе ККС Республики Саха (Якутия) поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Как видно из материалов дела и установлено судом, Т. Указом Президента Российской Федерации от 2 августа 2004 г. N 999 назначен на 3-летний срок полномочий судьей Оленекского районного суда.

7 июля 2004 г. гражданка С. – потерпевшая по уголовному делу об изнасиловании, указала на Т. как на лицо, совершив шее указанное преступление. 19 июля 2004 г.

прокуратурой было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 131 УК РФ (изнасилование).

Предварительное следствие по уголовному делу приостановлено в порядке, предусмотренном пунктом 1 части 1 статьи 208 УПК РФ (лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено).

19 сентября 2004 г. по материалам уголовного дела следователем прокуратуры вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Т. по основаниям, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

Постановлением Якутского городского суда от 10 июня 2005 г. жалоба на указанное постановление органа следствия, поданная адвокатом Б. в интересах потерпевшей С., оставлена без удовлетворения.

20 декабря 2004 г. Председатель Верховного суда Республики Саха (Якутия) Г. обратилась в ККС PC (Я) с представлением о прекращении полномочий судьи Т., ссылаясь на то, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Т. вынесено на основании фактов, которые опровергаются материалами уголовного дела.

Стабильные и уверенные показания С. о том, что в отношении нее совершил преступление именно Т., свидетельствуют о том, что он мог быть причастен к совершению преступления, предусмотренного частью 1 статьи 131 УК РФ. Факт указания потерпевшей на личность Т.

, как совершившего преступление, причинил ущерб, как престижу судьи, так и судебной власти в целом.

В решении ККС о прекращении полномочий судьи Т. указано, что после того, как С. указала на Т.

, как на лицо, совершившее изнасилование, последний не поставил об этом в известность Управление Судебного департамента и Верховный суд Республики Саха (Якутия), несмотря на то, что в это время решался вопрос о назначении его судьей, не предпринял никаких мер по установлению своей непричастности к совершению преступления, не обжаловал постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении его по статье 131 части 1 УК РФ за отсутствием состава преступления, не принял мер по защите чести и достоинства, тем самым причинил ущерб престижу, репутации судьи и судебной власти в целом, нарушил положение статьи 1 части 4 Кодекса чести судьи, действовавшей до 2 декабря 2004 года, которое требует от судьи заботиться о своей чести, избегать всего, что могло бы причинить ущерб его репутации.

ККС также исходила из того, что нельзя исключать причастность Т. к деянию, совершенному при обстоятельствах 7 июля 2005 г., указанных С. в заявлении об изнасиловании.

Суд правильно не согласился с такими выводами ККС, положенными в обоснование решения о прекращении полномочий судьи Т.

В соответствии со статьей 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Обвиняемый не должен доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Как обоснованно указал суд, ККС при вынесении обжалуемого решения не учла названных положений Конституции Российской Федерации, а также положений, предусмотренных подпунктом 8 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” о том, что полномочия судьи прекращаются на основании вступившего в законную силу обвинительного приговора суда в отношении судьи либо судебного решения о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Суд правильно исходил также из того, что в материалах дела отсутствуют данные и о прекращении в отношении Т. уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Уголовное дело в отношении Т. не возбуждалось. По уголовному делу, возбужденному по заявлению С. об изнасиловании, он не обладал статусом подозреваемого или обвиняемого. Был допрошен в качестве свидетеля.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Т. в установленном законом порядке не было отменено на момент принятия судом решения.

Сами по себе утверждения гражданина в адрес судьи о совершении им преступления, как правильно указал суд, не могут явиться основанием для прекращения полномочий судьи.

Обоснованно суд не согласился с оценкой ККС, как нарушение Т.

Кодекса чести судьи в том, что он не предпринял никаких мер по установлению своей непричастности к совершению преступления, не обжаловал постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении его по статье 131 части 1 УК РФ за отсутствием состава преступления, не принял мер по защите чести и достоинства, тем самым причинил ущерб престижу, репутации судьи и судебной власти в целом, нарушил положение статьи 1 части 4 Кодекса чести судьи, действовавшей до 2 декабря 2004 г., которое требует от судьи заботиться о своей чести, избегать всего, что могло бы причинить ущерб его репутации.

Возложение такой обязанности на судью, как правильно указал суд, не основано на каком-либо нормативном правовом акте. Более того, вывод ККС противоречит конституционному положению о том, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Кроме того, из рапорта Т. от 12 июля 2004 г. видно, что он обращался непосредственно к своему руководству – прокурору города Якутска, к прокурору Республики Саха (Якутия) с сообщением о подозрении его С.

в совершении преступления. Данное доказательство опровергает вывод ККС о том, что Т. не предпринял никаких мер по установлению своей непричастности к совершению преступления, к защите чести и достоинства.

Таким образом, оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, суд правильно признал жалобу Т. обоснованной и отменил обжалуемое заявителем решение Квалификационной коллегии судей Республики Саха (Якутия), как постановленное с нарушением закона.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Т. скрыл факт наличия в отношении него подозрений в совершении преступления, опровергается указанным выше рапортом заявителя на имя прокурора Республики Саха (Якутия) и прокурора г. Якутска.

С доводом кассационной жалобы о неправильном применении судом норм материального права согласиться нельзя по указанным в решении суда и настоящем определении основаниям.

Сами по себе сомнения ККС в законности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 19 сентября 2004 г. в отношении Т., не подтвержденные допускаемыми законом доказательствами, не могут служить основанием для прекращения полномочий судьи.

Не является доказательством совершения Т. дисциплинарного проступка и решение Якутского городского суда от 10 июня 2005 г., поскольку оно не содержит выводов о вине Т.

Допущенные, по утверждению ККС Республики Саха (Якутия), нарушения норм уголовно-процессуального законодательства органами прокуратуры при расследовании уголовного дела, также не могут быть поставлены в вину Т.

Довод кассационной жалобы о нарушении судом требований статей 150-153 и 195-198 ГПК РФ не основан на законе и опровергается материалами дела.

Также опровергается материалами дела и довод кассационной жалобы об отсутствии в нем протокола судебного заседания от 4 августа 2005 г.

Нарушений судом норм материального и процессуального права, которые бы привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и тех на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 4 августа 2005 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Квалификационной коллегии судей – без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1682722/

В мьянме трехлетняя жертва изнасилования дала показания в суде

Отказ от показаний по делу изнасилования
Правообладатель иллюстрации AFP Image caption По всей Мьянме прошли демонстрации, участники которых требовали справедливого расследования дела об изнасиловании

В Мьянме трехлетняя девочка дала показания по резонансному делу об изнасиловании, которое она пережила в мае (тогда ей было всего два года).

Девочка, которая в материалах дела фигурирует под псевдонимом Виктория, около двух часов в присутствии адвокатов рассказывала суду по видеосвязи о том, что с ней произошло.

В отличие от предыдущих слушаний, в зал заседаний не допустили представителей прессы и общественности, чтобы защитить личность пострадавшего ребенка.

Как сообщается, во время дачи показаний девочка опознала по фотографиям двух людей, которые ранее в деле не фигурировали.

Дело Виктории вызывает множество споров в Мьянме не только из-за маленького возраста предполагаемой жертвы, но также из-за вызывающей вопросы процедуры дачи показаний, которой ее решили подвергнуть.

В адрес властей и полиции звучат обвинения в некомпетентности. Многие считают, что настоящий преступник до сих пор находится на свободе, а полиция задержала не того человека.

По всей стране прошли акции протеста с требованием расследовать нападение на Викторию и наказать виновных. Участники демонстраций также требовали остановить тревожную тендунцию роста сексуальных преступлений в стране, особенно в отношении детей.

Что говорит полиция?

Утром 16 мая двухлетнюю девочку отвели в частный детский сад Wisdom Hill в столице Мьянмы Нейпьидо. Именно в детском саду, по словам ее родных и местной полиции, она и была изнасилована.

Первой травмы Виктории заметила ее мать, и ребенка отвезли в больницу. Обследование показало, что девочка подверглась сексуальному насилию.

Полиция утверждает, что не могла сразу допросить девочку из-за прописанного ей курса лекарств. Отец Виктории говорит, что полиция позже все же побеседовала с ребенком.

Как утверждали в полиции, виновного в преступлении удалось задержать по горячим следам.

30 мая был арестован 29-летний школьный водитель Аун Гьяй. Однако анализ ДНК оказался неопределенным, вскоре из-за недостатка улик его пришлось отпустить.

3 июля Аун Гьяй вновь был взят под стражу и сейчас находится под следствием, хотя сомнения в его виновности остаются.

Image caption На кадрах видеонаблюдения – предполагаемый насильник у здания детского сада

Какие еще есть версии?

Общественность, тем временем, сосредоточила внимание на двух других людях. По словам отца девочки, их смогли опознать на кадрах камеры видеонаблюдения, установленной возле детского сада.

Однако никаких других улик против этих людей (оба несовершеннолетние) не было до того момента, как девочка дала показания в суде. Она опознала их по фотографиям.

“Ей продемонстрировали шесть фотографий. Когда ей показали фото, на котором был Аун Гьяй, ребенок сказал, что не знает этого человека”, – заявил адвокат подсудимого Хин Мгзо.

По словам адвоката семьи Виктории Ивет Ну Аун, когда девочке показали фото двух несовершеннолетних, она сказала, что младший ударил ее в грудь, а старший – ущипнул за половые органы.

Администрация детского сада ранее заявляла, что изнасилование произошло не на территории заведения, то же самое говорили и воспитатели. Одна из них, Хнин Ну, также настаивала на том, что водитель не мог совершить это преступление.

“Это невозможно, воспитатели постоянно находились вместе с детьми”, – сказала женщина, которую следователи допрашивали в общей сложности девять раз.

Другая воспитательница сообщила, что в тот день не спускала с Виктории глаз.

Image caption Хнин Ну и другие воспитатели уверены, что преступление было совершено не в детском саду

Многие в Мьянме полагают, что Аун Гьяй был просто оговорен. Они ссылаются на кадры видеонаблюдения, на которых видно, как в момент нападения водитель приходит в детский сад и ждет возле приемной. Из видеозаписи следует, что у него просто не было времени и возможности совершить нападение.

Что говорят родители?

Отец Виктории рассказал Бирманской службе Би-би-си, что когда он впервые показал дочери кадры видеонаблюдения, сделанные возле детского сада, она безо всякой подсказки указала на человека, совершившего нападение. Вслед за этим арестовали водителя.

По словам отца Виктории, администрация детского сада не принесла никаких извинений семье и не предложила услуги психотерапевта пострадавшей девочке.

Что касается расследования, отец девочки прямо не критикует работу полиции, но при этом говорит, что некоторые записи камер наблюдения были утеряны, а расследование стоит на месте.

Он рассказал он Би-би-си, что последние два месяца стали настоящим кошмаром для семьи.

“Я хочу узнать правду и не успокоюсь, пока не узнаю ее, как бы долго это ни заняло, ведь это преступление против маленького невинного ребенка, – говорит он. – На мою дочь было совершено нападение, но она осталась жива и может говорить. Надеюсь, что к словам моей дочери отнесутся серьезно”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-49675293

Юриста совет
Добавить комментарий