О благотворительных фондах

Благотворительные фонды

О благотворительных фондах

НазваниеРуководствоОписаниеОборотКонтакты
КОРПОРАТИВНЫЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ФОНДЫ
1КБФ «УРАЛСИБ»Председатель Совета директоров Компании – Цветков Н.А.Основное направление  – помощь детям, попавшим в трудные жизненные ситуации.Утверждены 3 стратегических направления благотворительной деятельности:Федеральная программа “Здоровое поколение”, направленная на физическое, культурно-образовательное и духовно-нравственное развитие подрастающего поколения. Совместные программы с Детским Фондом “Виктория” в рамках Соглашения о стратегическом партнерстве. (Регионов присутствия Фонда – 45. Заключены Соглашения о партнерстве с органами власти 32 субъектов РФ.) Банк УРАЛСИБ перечисляет в Детский фонд “Виктория” из собственных средств 0,5% от ежемесячного оборота по оплате товаров и услуг, совершенных с картой MasterCard «Достойный дом детям!», а также – по Вашему поручению – ежеквартально перечисляет в Фонд 0,5% по вкладу «Достойный дом детям!».В рамках программы «Достойный дом детям!» за период с 1 сентября 2009 года по 31 декабря 2010 г. Банк «УРАЛСИБ» перечислил Детскому фонду «Виктория» 12 млн. 327 тыс. 017 рублей. В рамках программы было выпущено более 35 000 платежных карт MasterCard и открыто более 12 000  вкладов «Достойный дом детям!».
  • Корпоративное волонтерство.
Общая сумма расходов ФК «УРАЛСИБ» на реализациювнешних социально ориентированных программ составила 579,8 млн рублей. Доля расходов на благотворительность (538 млн рублей) составила 1,53% от нераспределенной прибыли ФК «УРАЛСИБ» за 2010 год (34 944 млн рублей).Россия, г.Москва, ул. Ефремова, 8, г. Москва, Россия, 119048.8 (495) 723-77-77
2КБФ «РЕНОВА»(ГК «РЕНОВА)Председатель Совета директоров Компании – Вексельберг В.Ф.Генеральный директор фонда – Башкирова О.В.Фонд создан в 2007 году. Цель – реализация проектов и программ в сферах:
  • науки и образования,
  • культуры и искусства,
  • развития институтов гражданского общества и местного самоуправления,
  • экологии и устойчивого развития.

БФ «Ренова» ведет деятельность по 4 программным направлениям:•Собственные программы фонда•Программа поддержки социальных инициатив•Программа «Добрые дела взамен сувениров»•Программа «Личная благотворительность сотрудников»

В 2008 году Фонд “РЕНОВА” оказал благотворительную поддержку более чем 20 проектам и инициативам различных организаций на общую сумму 68,6 млн. рублей.Россия, 115184, г.Москва,Малая Ордынка, дом 40 Единая справочная служба:Тел.: (495) 720 49 99Факс: (495) 720 49 98Эл.почта: renova@renova.ru
3КБФ «Лукойл»Президент компании Алекперов В.Ю.генеральный директор Фонда Бекетов И.А.  КБФ «Лукойл» помогает воспитанникам детских домов,ветеранам, пенсионерам, людям, подверженнымтяжким недугам, пострадавшим в результатестихийных бедствий, семьям погибших и раненыхвоеннослужащих, военным комиссариатам,войсковым частям, ветеранам Вооруженных сил РФ,ветеранам внутренних дел, беженцам.4 606,4  млн. руб.социальных инвестиций в 2010 г., включая спонсорскую поддержку в размере 188,2 млн.руб.101000, Москва, Сретенский бульвар, 11(495) 981 78 384 499 973 76 96ibeketov@lukoil.com
4КБФ «Система»(АФК «Система»)Председатель совета директоров, Председатель Фонда –  Евтушенков В.П.Фонд создан в 2003 году.Фонд  работает по 3 основным направлениям:

  • программа “Наука и образование”,
  • программа “Культура”,
  • программа “Социальное развитие”.

Стратегия социального инвестирования Фонда направлена на достижение реальных результатов:

  • улучшение социального климата,
  • развитие отечественной культуры,
  • укрепление национального самосознания.
1 860,93 млн. руб. социальных инвестиций в 2011 г.Бюджет в 2010г.: 97 623 483 рублей (Проект:«Помощь пострадавшим от пожаров Нижегородской области летом 2010 г.»адрес : 110000, г. Москва , ул . Моховая 13тел . (495) 730-71-88, факс / (495) 628-48-45matveev@sistema.ru
5КБФ “Милосердие»(ОАО «НЛМК»)Председатель совета директоров Компании – Лисин В.С.Деятельность Фонда осуществляется по 11 программам, охватывающим все стороны социальной поддержки населения. В их числе помощь:
  • муниципальным образовательным учреждениям,
  • региональным общественным,
  • религиозным организациям,
  • спортивным и творческим коллективам,
  • некоммерческим организациям.
В 2011 году на программы социального характера направлено около 1,3 млрд рублей. Из них порядка 640 млн рублей пошло на реализацию мероприятий, предусмотренных Коллективным договором, что более, чем на 7% выше показателя предыдущего года.398040, г. Липецк, пл. Металлургов, д.2факс: (4742) 441111e-mail: info@nlmk.ruПредставительство ОАО “НЛМК” в г. Москва115054, г. Москва, ул. Бахрушина, д. 18, стр. 1факс: (495) 9157904e-mail: info@nlmk.com
6КБФ им. И.А.Милютина(ОАО «Северсталь)Генеральный директор – Мордашов А.А.Фонд создан в 1999 году  с целью социальной защиты:
  • оказания помощи инвалидам,
  • больным,
  • сиротам,
  • детским домам и интернатам,
  • домам престарелых и больницам,
  • погорельцам и пострадавшим от стихийного бедствия.

Из поступивших в Фонд средств на эти цели ежегодно направляется около 1 млн. рублей.

НЕТ ИНФО162608, Россия, Вологодская область, Череповец, ул. Мира, 30Телефон: 53-09-00Факс: (8202) 53-09-15
7КБФ “Благо”(ОАО «Северсталь»)Генеральный директор- Мордашов А.А.Фонд создан в 1999 г. Фонд оказывает помощь свыше 21 тысячи ветеранов-металлургов, что составляет более ¼ пенсионеров города Череповца. Цель – оказание социальной поддержки и защиты граждан, включая:

  • улучшение материального положения малообеспеченных
  • социальную реабилитацию пенсионеров, инвалидов и иных лиц,

 С 2004 года реализуется совместная с Медсанчастью «Северсталь» программа «Пожилым – здоровую старость».

НЕТ ИНФО162608, Россия, Вологодская область, Череповец, ул. Мира, 30Телефон: 53-09-00Факс: (8202) 53-09-15
8КБФ «Металлург»Председатель совета директоров  Рашников В.Ф.Фон  осуществляет адресную социальную поддержку:

  • инвалидов,
  • ветеранов,
  • неработающих пенсионеров,
  • незащищенных слоев населения с использованием развитой сети объектов социального назначения.
Источники образования денежных и материальных средствМГБОФ «Металлург» в 2010 году:417,3 млн. руб.Поступление денежных средств от благотворителей в 2010 г.: 394,8млн. руб.Юр.Адрес:Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, ул.Кирова, 93Т:(3519) 24-40-09

Источник: http://rspp.ru/simplepage/487/

Потоки добра

О благотворительных фондах

В сентябре 2019 года Центр цифровой экспертизы Роскачества опубликовал рекомендации, которые помогут отличить настоящий благотворительный фонд от «фальшивки».

Эксперты отмечают рост благотворительной активности среди жителей России, ежегодно суммарно россияне перечисляют миллиарды рублей на благие цели, точную сумму назвать невозможно.

Как работают благотворительные НКО, откуда поступают деньги, как и на что фонды их тратят.

Противоречивые чувства

В ежегодном всемирном рейтинге благотворительной активности в 2018 году Россия заняла 110-е место, поднявшись на 14 позиций по сравнению с 2017 годом.

Шестерка лидеров в сфере благотворительности в 2018 году представлена Индонезией, Австралией, Новой Зеландией, США, Ирландией и Великобританией.

составляется фондом развития и поддержки благотворительности CAF (на основе исследований Центра Gallup, которые проводятся в 153 странах мира, в опросах участвует около 140 тыс. респондентов).

Согласно исследованиям, проведенным Сбербанком, клиенты этого банка в 2018 году перечислили на благотворительные цели 3,8 млрд руб. Большая часть пожертвований была направлена тяжелобольным детям и религиозным организациям.

Возрастающую вовлеченность россиян в благотворительные процессы исполнительный директор фонда поддержки и развития социальных программ «Социальный навигатор» Татьяна Задирако связывает не только с успешной работой самих фондов, но и с тем, «насколько стали разнообразны способы помощи, как расширилась линейка сервисов, через которые можно совершить пожертвование. Сегодня это мобильный телефон, банковская карта, интернет, мобильные платежные системы, клиентские программы по социально ориентированному маркетингу, когда, совершая практически любую финансовую операцию, даже делая покупку в магазине, человек может оказать помощь нуждающимся. Это легко и просто».

Читать далее

Наряду с очевидным ростом участия россиян в благотворительной деятельности эксперты CAF отмечают, что 44% опрошенных жителей страны не доверяют благотворительным организациям. «Причин недоверия к фондам несколько.

Это и шлейф “лихих” 90-х, когда конторы создавались для отмывания денег,— рассуждает директор благотворительного фонда “Нужна помощь” Анна Семенова.— Прошло время, законы сильно изменились. Теперь фонд, пожалуй, самый неудобный способ для отмывания денег. Но шлейф остался. А вникать в нюансы мало кто хочет.

В этом еще одна причина. Если болеет ребенок, надо дать денег, помочь его родителям — такой расклад понятен. Когда же речь идет о помощи бездомным или поддержке самих фондов, то тут должно быть огромное желание разобраться, вникнуть, а времени на это нет. Кроме того, мне кажется, дело еще и в общем уровне недоверия в стране.

Мы не доверяем нашим государственным органам — “все они хотят взяток”, не доверяем коммерческим компаниям — “они на нас наживаются”».

«Согласно “Барометру Эдельмана” и по данным последних исследований, у нас в стране люди мало доверяют институтам — государственным, социальным, общественным. И на этом фоне благотворительные фонды выглядят совсем неплохо»,— считает директор фонда поддержки и развития филантропии КАФ Мария Черток.

«Барометр Эдельмана» (Edelman Trust Barometer) — ежегодное исследование уровня доверия к различным социальным институтам, проводимое американской компанией Edelman в разных странах мира.

Как помогают

Для сбора пожертвований фонды используют собственные сайты и социальные сети; привлекают СМИ — телевидение, радио, интернет-издания, газеты; заключают договоры пожертвования с корпоративными донорами, юридическими лицами; проводят различные благотворительные мероприятия.

«Хотя благотворительность у нас пока еще преимущественно спонтанная, растет число людей, которые осознанно выбирают один-два фонда и переводят им пожертвования регулярно, следят за их работой,— отмечает Мария Черток.— Это касается не только фондов, специализирующихся на лечении детей, но и правозащитных, помогающих животным, заботящихся о стариках, поддерживающих хосписы.

Люди активно помогают НКО, а еще лет десять назад мало кто понимал, что такое хоспис и зачем он нужен».

открыть таблицу в новом окне

По данным «Русфонд.Навигатор».

Сегодня сделать пожертвование можно, отправив СМС с мобильного телефона, сделав перевод с банковской карты или из системы электронных платежей. Согласно исследованию фонда «Нужна помощь», 100 руб.— наиболее распространенная сумма частного пожертвования в нашей стране.

«Из стоимости СМС вычитается только стоимость НДС, которую в любом случае должны уплатить государству,— сообщается на сайте благотворительного фонда помощи тяжелобольным детям “Русфонд”.— Законопроекта, упраздняющего в данном случае уплату НДС,— нет». Из 75 руб., отправленных абонентами, в Русфонд будет перечислено: «Билайн» — 71,25 руб.

, «МегаФон» — 69,07 руб., МТС — 69,00 руб., «Мотив» — 57,17 руб., Tele2 — 69,75 руб., Yota — 69,07 руб.

По данным экспертов платежного сервиса CloudPayments, за последние пять лет доля регулярных онлайн-пожертвований в России выросла в 75 раз. Показатель рассчитывался относительно всего объема интернет-взносов в благотворительные организации. В январе 2019 года перечисления составили 25 млн руб., в январе 2018 года они были 14,5 млн руб., а в январе 2017 года — 3 млн руб.

«Мы стараемся держать уровень административных расходов на очень низком уровне,— подчеркивает директор благотворительного фонда “Подари жизнь” Екатерина Шергова.— По закону НКО имеет право до 20% от расходуемых за год средств направлять на административные расходы.

Внутренняя политика “Подари жизнь” не позволяет нам выходить за 10%, а в реальности мы тратим и того меньше. Поэтому размер комиссии с пожертвования для нас вопрос принципиально важный. С самого начала сборов через СМС мы приняли решение, что будем сотрудничать только с операторами, совокупная комиссия у которых не превышает 5%.

То же самое с компаниями, через которые мы подключаем возможности делать онлайн-платежи в наш фонд,— комиссия находится в пределах 3%. Комиссия за обработку пожертвований в нашу пользу через платежные терминалы составляет максимум 5%. Минимальная комиссия — это неизбежность, потому что провайдеры не могут работать в минус».

«В среднем в год мы платим больше 5 млн руб. комиссии различным платежным системам»,— признается директор благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анна Скоробогатова.

Фонды предлагают жертвователям разные варианты перевода благотворительных средств. В частности, они указывают, что Сбербанк работает с ними без комиссии. По мнению госпожи Скоробогатовой, «пониженные тарифы для перечислений пожертвований в пользу НКО установить могли бы все платежные системы».

Сумма пожертвований, которую перечислили в фонд, обычно отображается на сайте организации с указанием: от кого и на какие цели. Фонд не обязан публично предоставлять такую информацию, но многие публикуют. Если невозможно найти на сайте информацию, стоит обратиться в фонд, где ее предоставят.

На общих условиях

Александр Петросян, Коммерсантъ

Для физических лиц, сделавших пожертвование, сегодня существуют налоговые послабления. Физическое лицо, имеющее постоянное место работы, может получить налоговый вычет 13% от суммы пожертвования. Соответствующую справку можно получить в благотворительном фонде, куда были перечислены средства.

Благотворительная деятельность в России регулируется несколькими документами: федеральными законами «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», «О меценатской деятельности», «О некоммерческих организациях» и нормами Гражданского и Налогового кодексов.

«А вот налоговые льготы для коммерческих организаций, юридических лиц пока наша мечта,— констатирует исполнительный директор фонда “Социальный навигатор” Татьяна Задирако.— Действующее законодательство предписывает коммерческим организациям, которые занимаются благотворительностью, оказывать помощь только из средств чистой прибыли.

Организации не освобождены от уплаты налога на прибыль из тех сумм, которые были направлены на благотворительность. Согласно ст.

 252 НК РФ, не учитываются расходы “в виде стоимости безвозмездно переданного имущества (работ, услуг, имущественных прав) и расходов, связанных с такой передачей”, а также “целевые отчисления, сделанные налогоплательщиком на содержание некоммерческих организаций”.

«Министерство финансов РФ и местные региональные власти считают, что в данном случае налоговые послабления уменьшат поступления в бюджет. Что мне представляется излишним опасением, так как деньги будут поступать в регионы через иные каналы и с возможностью большей диверсификации в вопросах финансирования социальных программ», — отмечает Татьяна Задирако.

«Последние годы доля пожертвований от юридических лиц постепенно снижается (за пять лет упала с 50% до 20%). Но я не могу сказать, что мы стали меньше работать с бизнесом — меняются форматы.

Сейчас многие компании развивают корпоративные мотивационные программы для сотрудников и вовлекают их в волонтерство, в том числе интеллектуальное, а пожертвования на уставную деятельность фондов заменяют грантами на конкретные проекты,— рассказывает Анна Скоробогатова.

— Хочется закрепить законодательно понятие “безвозмездный краудфандинг” и внести изменения в Налоговый кодекс. Как и упрощенное проведение благотворительных аукционов и лотерей — по текущей версии закона “О лотереях” такие денежные поступления тоже считаются нашим доходом и облагаются налогами».

«Налоговые льготы на благотворительность для юридических лиц хорошо стимулировали бы развитие благотворительной деятельности»,— отмечает и Анна Семенова.

Сдержанные эмоции

«В благотворительности много строится на чувствах сопереживания и сострадания.

Но мы в том числе стремимся сделать так, чтобы решения помочь принимались не на эмоциях, а на четком понимании того, как пожертвование не только поможет конкретному ребенку, но и поменяет всю систему помощи в сфере детской онкологии,— рассуждает Екатерина Шергова.

— Чтобы в больницах было все отлажено и никому из детей не пришлось ждать, когда на него соберут деньги. Поэтому мы стараемся информировать людей о том, почему лучше жертвовать на проекты, а не на конкретных детей. Такая благотворительность помогает фонду планировать расходы, составлять бюджет, то есть помогать эффективно».

Читать далее

Административные расходы — это зарплата сотрудникам фонда, аренда и содержание офиса. Сведения о таких расходах должны указываться в отчетных документах организации.

На сайтах фондов в отчетах они чаще указаны весьма лаконично: «административно-хозяйственные», реже фонды расписывают их подробно. Благотворительный фонд, конечно, не занимается производством, но его вполне можно сравнить с заводом или конвейером, особенно крупный фонд.

Здесь работают разные специалисты: организаторы сбора денег, эксперты, менеджеры, бухгалтеры, волонтеры и другие.

«Эмоции в благотворительности — важная составляющая. Без них никуда. Как и в целом в жизни,— отмечает соучредитель фонда “Нужна помощь” Митя Алешковский.

— Но, как и в любой другой, в нашей сфере деятельности необходимо в первую очередь выстраивать процессы, анализировать метрики, следить за выполнением заранее определенных договоренностей, все делать профессионально. Ни в коем случае нельзя зависеть от эмоциональных порывов людей, какими бы сильными они ни были.

Поэтому благотворительность должна быть профессиональной и эффективной, но при этом каждому из нас очень важно оставаться человечным. Такой человеческий подход отличает наш благотворительный сектор».

Ксения Атамас

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4117844

Крупнейшие благотворительные фонды России: топ-10 | Открытый Университет

О благотворительных фондах

ОУ приводит список десяти крупнейших благотворительных фондов России, составленный на основе данных Русфонда, опубликованных в начале 2016 года.

Это самый крупный фандрайзинговый фонд в РФ. Сборы в 2014 году — 1 млрд 709 млн 445 214 рублей.

Фонд создан Издательским домом «Коммерсантъ» в 1996 году. Главный офис — в Москве, есть также ряд региональных представительств.

Метод работы — адресный журналистский фандрайзинг. задача — помощь тяжелобольным детям.

«Русфонд» регулярно публикует адресные просьбы о помощи на страницах газеты «Коммерсантъ» и на своем сайте, а также на информационных ресурсах партнерских СМИ. Экспертная группа фонда сообщает читателям о результатах использования их пожертвований. Девиз: «Помогаем помогать».

В 2014 году фонд собрал 1 млрд 253 млн 207 461 рублей.

Создан в 2006 году по инициативе Галины Чаликовой, которая стала его первым директором, при сотрудничестве волонтеров и врачей Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева (ФНКЦ ДГОИ). Учредителями фонда являются актрисы Дина Корзун и Чулпан Хаматова. Офис — в Москве.

Крупнейший из российских фондов, специализирующихся на онкологии. Среди направлений его деятельности — сбор средств на закупку лекарств и оборудования для специализированных клиник, помощь детям, которым не удалось получить квоту на высокотехнологичное лечение, организация работы волонтеров в больницах, развитие безвозмездного донорства крови, обеспечение доступа к обезболиванию и т. п.

Помимо прочего, фонд предоставляет амбулаторные квартиры детям, приехавшим на лечение в Москву из других регионов. В одной такой квартире живут обычно три или четыре мамы со своими детьми.

В 2014 году фонд собрал 471 млн 140 000 рублей.

Фонд создан в 2003 году по инициативе художественного руководителя и директора Мариинского театра Валерия Гергиева.

Привлекает средства как от компаний, так и от частных лиц.

Задачи фонда: поддержка творческих проектов и гастролей Мариинского театра, помощь, в том числе адресная, молодым артистам, музыкальным коллективам, талантливым российским исполнителям.

Фонд является основным организатором таких событий, как Музыкальный фестиваль «Звезды белых ночей» и Московский Пасхальный фестиваль. Офис — в Москве.

В 2014 году фонд привлек пожертвований на 458 млн 452 000 рублей, преимущественно в натурном виде — продуктами и товарами.

Фонд продовольствия «Русь» был основан в 2012 году как первый российский банк еды. Основатели фонда, в числе которых был бизнесмен Константин Лобода, адаптировали в России международную технологию кормления нуждающихся, благодаря чему фонд вошел в состав Всемирной ассоциации банков продовольствия. Офис — в Москве.

Фонд принимает в виде пожертвований продукцию российских производителей продовольствия и распределяет с помощью некоммерческих организаций, социальных служб и приходов Русской православной церкви.

Совместно с Православной службой помощи «Милосердие» (занимающей 10-е место в «Навигаторе» по объему сборов) при поддержке Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской православной церкви реализует проект «Народные обеды»: добровольцы собираются для фасовки полученных фондом продуктов в наборы, причем каждый набор – это единое блюдо, включающее в себя несколько ингредиентов с соблюдением нужных пропорций. Так, в 2015 году в 20 цехах было подготовлено 1 млн 653 800 бесплатных обедов для нуждающихся.

В 2014 году ЦСП получил 426 млн 677 000 рублей.

Корпоративный фонд создан в 2004 году Объединенной компанией «РУСАЛ» для управления ее социальной деятельностью.

Основная задача — развитие наиболее полезных социальных инициатив и повышение качества жизни людей в регионах присутствия компании. Главный офис ЦСП расположен в Красноярске.

К реализации своих проектов фонд активно привлекает региональных партнеров и местные сообщества. На сегодняшний день партнерами ЦСП являются более 500 организаций.

Фонд помогает образовательным учреждениям, благотворительным организациям, семьям в трудной жизненной ситуации, детям и взрослым с ограниченными возможностями, пожилым людям, сиротам и т. п.

В 2014 году привлек 408 млн 235 000 рублей.

Создан в 2006 году мусульманскими организациями при участии Управления президента РФ по внутренней политике. Офис — в Москве.

Цель — поддержка традиционных мусульманских религиозных организаций России и осуществляемых ими проектов.

Фонд финансирует содержание и ремонт культовых зданий, приобретение мебели и оргтехники, закупку учебной, религиозной, просветительской и научной литературы, а также продуктов для проведения религиозных праздников.

Реализует создание единых образовательных стандартов исламского религиозного образования в России, поддерживает исламские средства массовой информации. Учредил стипендии лучшим учащимся исламских учебных заведений.

В 2014 году фонд собрал 309 млн 146 000 рублей.

Создан в 2002 году, соучредителями выступили 13 врачей клиники трансплантации костного мозга СПбГМУ им. Павлова и нынешний исполнительный директор Павел Гринберг. Офис — в Санкт-Петербурге.

Специализируется на онкогематологии, целью создания было привлечение средств на поиск доноров костного мозга в международном регистре.

Фонд оказывает помощь медицинским учреждениям, занимающимся лечением онкологических больных, а также адресную помощь детям и взрослым, больным раком.

Однако, по словам исполнительного директора Павла Гринберга, фонд будет двигаться в сторону финансирования программ, а не помощи отдельным пациентам.

В 2014 году собрано 298 млн 315 146 рублей.

Благотворительная программа спасения тяжелобольных детей «Линия жизни» возникла в 2004 году, в 2008 году был зарегистрирован фонд. Офис — в Москве.

Цель фонда — снижение показателей детской смертности от тяжелых заболеваний, излечимых при современном уровне развития медицины. Он оказывает помощь в случае установления следующих диагнозов: врожденный порок сердца (ВПС), нарушение ритма сердца (аритмия), сосудистая патология головного мозга, краниостеноз, сколиоз, черепно-мозговая грыжа, а также эпилепсия.

Помимо адресной помощи пациентам фонд оказывает поддержку клиникам в приобретении необходимых для лечения инструментов и материалов.

Среди многочисленных благотворительных проектов фонда — известная акция «Чья-то жизнь — уже не мелочь!» Во время ее проведения в городах работают пункты приема, куда каждый желающий может принести и сдать монеты.

В 2014 году привлек 224 млн 750 000 рублей.

Фонд был создан в ноябре 2006 года прежде всего для поддержки Первого московского хосписа, но сейчас помогает более чем 20 региональным хосписам. Фонд назван в честь Веры Миллионщиковой, создателя и главного врача Первого московского хосписа.

Председатели попечительского совета — актрисы Ингеборга Дапкунайте и Татьяна Друбич.

Существует не только за счет пожертвований, но и первым в России создал целевой капитал (эндаумент) в области здравоохранения.

Основными задачами фонда, помимо поддержки хосписов, является помощь неизлечимо больным детям, развитие волонтерского движения, издательская деятельность, формирование общественного интереса к проблемам неизлечимо больных людей.

Девиз фонда: «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь».

Офис — в Москве.

В 2014 году собрано 199 млн 604 000 рублей.

Региональная общественная организация «Милосердие» — титульное юридическое лицо Православной службы помощи «Милосердие» (ассоциации православных юридических и физических лиц, совместно осуществляющих 25 социальных проектов в Москве).

Зарегистрирована в 2005 году. Офис — в Москве.

Девиз: «В этом мире есть любовь».

Православная служба помощи «Милосердие» собирает средства для проектов службы и на адресные просьбы о помощи.

Среди проектов службы «Милосердие» — Свято-Спиридоньевская богадельня, Свято-Димитриевский детский дом для девочек, Свято-Софийский детский дом для детей-инвалидов, Елизаветинский детский дом, Центр семейного устройства, Димитриевская общеобразовательная школа, в которой учатся воспитанники детских домов и дети из многодетных семей, Служба помощи бездомным, «Ангар спасения» для бездомных, Служба паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным, патронажная служба помощи больным на дому, проекты «Помощь детям-инвалидам в государственных домах-интернатах», «Помощь в психоневрологическом интернате», «Патронажный уход в больницах», Служба помощи больным БАС (боковым амиотрофическим склерозом), Кризисный центр «Дом для мамы», где помогают выйти из сложной ситуации беременным женщинам, оказавшимся на грани аборта, справочная телефонная служба «Милосердие», портал о благотворительности Милосердие.ру, Служба добровольцев, Группа работы с просителями, Детская выездная паллиативная служба, Респис для тяжелобольных детей, Центр реабилитации детей с ДЦП, Группа дневного пребывания для детей-инвалидов, Центр отдыха для семей с детьми-инвалидами, лагерь для многодетных семей «Воскресенское».

Фотография:
Зимний праздник благотворительного фонда Линия жизни, 2016 / Линия жизни / Vontakte

Источник: https://openuni.io/course/6-course-5/lesson/22/material/655/

Как благотворительные фонды управляют деньгами мелких жертвователей

О благотворительных фондах

А. Таранин

Граждане России активно занялись благотворительностью. Согласно исследованию фонда «CAF Россия», в 2015 г. 50% экономически активного населения России (44,5 млн человек) совершали денежные пожертвования благотворительным организациям, а в 2014 г. – 41% (33 млн человек). Растет и объем жертвований. Например, за первые девять месяцев 2015 г.

через сервис «Яндекс.Деньги» россияне перевели 372 млн руб. на счета благотворительных фондов, это в 2,5 раза больше, чем за аналогичный период 2014 г. В сфере благотворительности выделилась даже особая когорта фондов, которые работают преимущественно с деньгами мелких пожертвователей.

Всего, по данным Минюста, в стране сейчас насчитывается 1684 благотворительных института.

Фонд «Нужна помощь» (который привлекает деньги для других благотворительных организаций) собирает средства через интернет-портал «Такие дела». На сайте публикуются тексты на социальные темы. Рядом с каждым из них висит баннер, кликнув на который любой пользователь может перечислить деньги на благотворительность. Таким образом в 2014 г. проект собрал 30 млн руб.

, а в 2015 г. – почти в 2 раза больше, рассказывает Митя Алешковский, руководитель фонда «Нужна помощь». У фонда нет крупных спонсоров, говорит Алешковский, все средства прислали частные лица.

Число частных пожертвований выросло и у фонда «Галчонок», помогающего детям с поражениями нервной системы, – в 2,7 раза за год, рассказала Мария Аронова, финансовый директор фонда.

Работа с массовым жертвователем требует отлаженных бизнес-процессов, утверждают эксперты. «Ведомости» решили разобраться, как фонды контролируют эффективность вложения средств и отчитываются перед мелкими жертвователями за потраченные деньги.

Благотворительный фонд – многоступенчатый конвейер, говорят эксперты, на котором занято множество сотрудников разных специальностей: организаторов сбора денег (фандрайзеров), менеджеров, бухгалтеров, волонтеров и т. п.

У фонда есть устав, в котором записано, чем фонд занимается: помогает больным детям, животным, престарелым, неизлечимо больным людям и инвалидам и т. п.

И раз в год правление либо совет фонда (состав правления или совета определяют учредители фонда еще при создании), опираясь на устав фонда, составляет годовой план и решает, какую сумму предстоит собрать на проекты, рассказывает Павел Гамольский, директор Клуба бухгалтеров и аудиторов НКО. У фонда есть ограничения: он не может тратить больше 20% собранной суммы на операционную деятельность (зарплату сотрудникам, аренду помещения и т. д.). Затем начинается сбор денег от жертвователей.

Ключевую роль в сборе денег играют фандрайзеры, которые решают, какие акции нужно проводить для информирования жертвователей.

Как правило, жертвователь принимает решение перечислить деньги на счет фонда внезапно, когда видит объявление о сборе средств для нуждающихся в телевизионной или наружной рекламе, на сайте фонда либо в соцсети.

Обычно фонд заключает договоры с электронными платежными системами, такими как Cloud Payment, PayPal, Robokassa, «Яндекс.Деньги» и проч., отчисляя им по 2,1–4% с каждой транзакции. Также фонд договаривается с мобильными операторами.

Те предоставляют короткие номера, на которые жертвователи отправляют sms. Суммы списываются со счетов телефонов пользователей. Но комиссия составляет 6–7%, говорит Алешковский (несколько лет назад операторы взимали по 40% с транзакций).

Прежде чем начать тратить собранные средства, фонды проводят экспертизу заявок от получателей помощи. И это одна из самых сложных частей работы, говорят эксперты, потому что единой системы критериев отбора заявок не существует.

Например, когда в фонд «Нужна помощь» поступает заявка от другого фонда о получении финансовой помощи, менеджеры собирают информацию о деятельности фонда-просителя, изучают финансовую отчетность и результаты предыдущих проектов, рассказывает Алешковский.

«Часто хороший фонд делает плохой проект или наоборот», – говорит Алешковский. После этого менеджеры фонда «Нужна помощь» обращаются к внешним экспертам за независимой оценкой.

Согласно данным Центра исследований гражданского общества и НКО ВШЭ, только 39% российских фондов публикуют годовые отчеты о своей деятельности (данные на основе опроса 87 фондов из регионов России).

В фонде «Б.Э.Л.А.» Дети-бабочки» (оплачивает лечение детям, страдающим буллезным эпидермолизом) эксперты-врачи работают в штате. Они оценивают заявки от родителей, патронируют подопечных, а также обучают внешних медицинских специалистов. В фонде трудится врач-генетик, патронажная сестра, врач-дерматолог, рассказала представитель фонда «Б.Э.Л.А.» Полина Реутова.

В фонде «Подари жизнь» заявки на лечение детей проверяют внешние врачи-эксперты, рассказывала Екатерина Шергова, член правления фонда. По ее словам, сотрудники фонда не имеют полномочий рассматривать просьбы о помощи – этим занимаются онкологи и гематологи ведущих российских клиник за гонорары. Эксперты изучают истории болезни и медицинские документы.

Но в некрупных фондах (каковых большинство в регионах) часто бывает, что сотрудники фонда оказывают помощь под влиянием эмоциональных порывов, рассказывает Елена Альшанская, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». «Сотрудник X сказал, что человеку Y нужна помощь, и нуждающемуся помогли.

При этом фонд не использовал никакую экспертную оценку, которая бы подтвердила, что помощь человеку действительно необходима», – поясняет Альшанская. Она вспоминает, как один из фондов собирал средства на лечение детей, но не провел никакой экспертизы, а позже обнаружилось, что такое лечение можно получить по программе ОМС.

По словам исполнительного секретаря «Форума доноров» Натальи Каминарской, крупные московские фонды, как правило, качественно проводят проверку заявок.

Фонды обязаны ежегодно проходить аудит и отправлять в Минюст отчет о финансовой деятельности. А вот перед жертвователями отчитывается далеко не каждый. Часть публикует для них годовой или месячный отчет на сайте. Он содержит информацию о том, на что потрачены деньги, но без разбивки по конкретным жертвователям, рассказывает Татьяна Тульчинская, директор фонда «Здесь и сейчас».

Правда, по данным Центра исследований гражданского общества и некоммерческих организаций Высшей школы экономики, только у 61% фондов есть сайт. Большинство опрошенных «Ведомостями» фондов не предоставляют детальной информации по деньгам жертвователей. «За каждый небольшой платеж в размере 100–300 руб.

мы не отчитываемся, нет такой возможности», – сказала Елена Дубикова, исполнительный директор фонда «Живи». А вот фонд «Помоги ребенку.ру», по словам Ольги Павлыгиной, исполнительного директора фонда, публикует на сайте подробную отчетность как по приходу средств, так и по их расходованию. Отчеты по каждому жертвователю давать нетрудно, говорит Павлыгина, это дело настройки IT-системы.

Однако закон не обязывает фонды предоставлять публично такой вид отчетности, добавляет она.

«Если бизнес неэффективен, он умирает, с фондами происходит то же самое», – говорит Алексей Кузьмин, гендиректор компании «Процесс консалтинг».

Самые продвинутые фонды проводят добровольную оценку качества управления проектами, чтобы определить, способен ли фонд организационно, финансово и технически исполнить намеченные благотворительные программы.

Приглашенные консультанты-оценщики анализируют управленческую систему и дают рекомендации по ее улучшению. Но эти рекомендации обойдутся фонду недешево. По словам Кузьмина, стоимость оценки – 2–10% от бюджета фонда или программы.

Однако самый важный для жертвователя вопрос – могут ли фонды гарантировать, что деньги потрачены с пользой? Как выяснилось, фонды стараются, кто как может, тратить деньги рационально, но процедур контроля эффективности благотворительных проектов пока нет. Они только разрабатываются, говорит Тульчинская.

В России велико количество фондов, которые работают кустарно, констатирует она. Это не значит, что сотрудники недобросовестны, просто они заняты конкретными делами, добавляет эксперт: «Когда ты говоришь им про стандарты качества, они отвечают, что им бы дотянуть до конца месяца и найти деньги на зарплаты специалистам, а не графики в отчетах рисовать».

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2016/01/21/624855-blagotvoritelnie-fondi-upravlyayut

10 мифов о благотворительности

О благотворительных фондах

Адресная помощь привлекает тем, что вы можете выбирать, кому конкретно хотите помочь, и сразу увидеть результат: куда были направлены деньги и что из этого вышло. Именно так рассуждает большая часть населения России, которая решила помогать.

С адресной помощью у нас в стране всё достаточно неплохо. И это, несомненно, хорошо: люди не бросают друг друга в беде. Но с другой стороны, адресная помощь лишает сферу благотворительности возможности к системным изменениям.

То есть 200 рублей, направленные вами (и ещё тысячей таких же, как вы) на лечение ребёнка, позволят оплатить дорогостоящую процедуру в заграничной больнице. Но те же деньги, полученные фондом на реализацию программы, помогут привезти технологию лечения в Россию и помочь не одному ребенку, а тысяче. Это всё, конечно, условные цифры, но сам механизм работает так.

2. Любая помощь хороша

Когда представители благотворительности говорят, что любая помощь нужна, они имеют в виду, что не нужно отказываться от идеи помочь, если вы не можете сразу пожертвовать миллион долларов или построить приют для бездомных животных. Очень важно, чтобы каждый помогал в меру своих сил.

Другое дело, что эти силы нужно направить в верное русло. Притащить мешок игрушек в детский дом — это уже много лет как очень неактуальная помощь, если не вредительство.

Некоторые попытки «причинить добро» — деньгами ли, игрушками или волонтёрством — часто приводят к плачевным ситуациям.

Намного лучше узнать у фондов, какая помощь действительно нужна. Общение со стариками и детьми, личный пример, помощь с логистикой, регулярные пожертвования на уставную деятельность — чаще всего у фонда тысяча и одна актуальная задача и несколько долгосрочных системных проектов. Найти себе применение и принести настоящую пользу достаточно легко, нужно только спросить.

3. Благотворительные фонды должны использовать пожертвования только для подопечных

У благотворительных фондов также есть уставная деятельность, которая требует средств. В уставную деятельность фонда входит вся административная часть, без которой фонд просто закроется: аренда офиса, коммунальные платежи, заработная плата сотрудникам, офисная техника и так далее.

Если вы жертвуете только на целевые программы (а мы помним, что всем хочется, чтобы именно его деньги пошли обязательно на лечение нуждающегося), то средств на элементарные нужды фонда не остаётся. Скорее всего, НКО не сможет развиваться, будет пытаться выжить или скоро закроется.

НКО, или некоммерческая организация, — организация, не имеющая в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющая полученную прибыль между участниками.

«Википедия»

4. Если помогаешь, то делай это тихо

Есть такая установка у людей в нашей стране. Но она в корне неправильна. Говорите о том, что помогаете, вслух — и за вами потянутся другие. Когда люди видят, что кто-то из их окружения — с такими же интересами и уровнем дохода, с теми же ценностями — помогает, они охотнее попробуют сделать то же самое.

Не сомневайтесь в реакции окружающих, а подавайте пример, вдохновляйте друзей, знакомых и коллег делать добрые дела. Уверяем, в вас никто не бросит камень. А если с вашей подачи участвовать в благотворительности начнёт ещё хоть один человек, вы не зря прожили эту жизнь.

5. Единственная цель фондов — найти деньги на подопечного (операцию, передержку и так далее)

Это главная, но не единственная цель. Есть побочные цели и задачи, которые помогают найти жертвователей и волонтёров. Чтобы о фонде узнали, нужно разработать сайт, завести группы в социальных сетях, участвовать в благотворительных мероприятиях, печататься в СМИ. Для этого нужны профессиональные штатные или внештатные сотрудники. В этом фонды ничем не отличаются от бизнеса.

6. Сотрудники благотворительных фондов не должны получать зарплату

Согласно исследованию , проведённому фондом «Нужна помощь», порядка 88% пользователей русскоязычного сегмента интернета не готовы жертвовать деньги на зарплаты сотрудникам благотворительных организаций.

А теперь давайте подумаем. Сотрудники фондов выполняют важную работу? Эта работа лёгкая?

Сотрудники фондов выполняют такую же работу, как и все остальные, только чаще всего эта работа намного тяжелее эмоционально и редко имеет хоть какой-то нормированный график.

У этих людей есть семьи и ежемесячные траты, как и у остальных? Да, они тоже живут в квартирах, оплачивают счета, кормят семью.

А если в благотворительных фондах будут работать только люди, которые могут себе позволить заниматься этим «для души», то какой процент населения нашей страны сможет это делать? А сколько из этих людей захочет этим заниматься? И главный вопрос: сколько из этих людей действительно компетентны для этой работы?

7. Лучший способ помочь — перевести деньги

Закон об НКО разрешает сотрудникам фонда использовать до 20% пожертвований на административные расходы. Это значит, чем меньше фонд получает поступлений, тем меньше может потратить на собственные нужды. В том числе на найм постоянного или временного персонала, оплату логистики (что-то перевезти, что-то забрать) и услуг подрядчиков.

Поэтому иногда фондам больше, чем деньги, нужна помощь здесь и сейчас с решением конкретных задач. Выручают в такие моменты волонтёры. Многие фонды, которые наладили работу с волонтёрами, доверяют им огромную и важную часть работы и поэтому реализуют масштабные долгосрочные проекты. Некоторые фонды и мелкие некоммерческие организации выживают только благодаря помощи волонтёров.

8. Волонтёрство — это мытьё окон и покраска заборов

Волонтёры разные нужны, волонтёры разные важны. Традиционное волонтёрство — важная часть помощи фондам. Оно может принимать разные формы: автомобилисты часто помогают с доставкой негабаритных грузов, кто-то помогает с уборкой или мелким ремонтом, с облагораживанием зелёных зон и организацией мероприятий.

Однако этим волонтёрство не ограничивается. В некоторых фондах есть волонтёры, которые, не являясь сотрудниками, отвечают за часть внутренней работы. Постоянно. Например, за координацию всех волонтёров или отдельной программы, обработку входящих предложений от корпоративных жертвователей и доноров и так далее.

Менее распространена в нашей стране, но достаточно популярна за границей практика интеллектуального волонтёрства. Она пришла из юридической сферы, где работа pro bono в пользу незащищённых слоёв населения — норма для любого адвоката.

Сейчас посвятить несколько часов своего профессионального времени в пользу фонда может любой специалист, который хочет помогать своими навыками и экспертизой.

Поэтому, если вы не очень дружите с молотком и гвоздями, но при этом прекрасно справляетесь с вёрсткой сайта или пишете гениальные тексты, можете предложить фонду свои услуги безвозмездно — и эффект от этого будет гораздо выше, чем если бы вы мучились с десятым гнутым гвоздём подряд.

Для фонда такой вклад будет очень ценен, ведь с помощью нового сайта или хорошего текста он сможет собрать больше средств и привлечь больше ресурсов для реализации целевых программ.

Таким образом вы сэкономите фонду средства на привлечение специалиста вашего уровня, время на поиск профессионала, уменьшите риск столкновения фонда с неквалифицированным или недобросовестным подрядчиком, снимете головную боль с сотрудников НКО, которые смогут сосредоточиться на своих непосредственных задачах. И поможете привлечь средства на крупные проекты.

9. Волонтёрство — это безвозмездная, а значит, необязательная работа

Волонтёрство — дело добровольное, это правда. Но это значит лишь то, что вы добровольно пришли в фонд и предложили свою помощь, взяли на себя ответственность и пользуетесь доверием фонда. А не то, что вы можете в любой момент пропасть, так и не выполнив взятых на себя обязательств.

Нужно понимать, что сотрудники НКО на вас рассчитывают, тратят время и усилия для вашего обучения и погружения в задачу, а также очень стараются вас мотивировать и отблагодарить по мере возможности.

Если вы понимаете, что по какой-то причине не можете выполнить взятые на себя обязательства, пожалуйста, поведите себя так же, как вы бы повели себя с близкими, клиентами, любыми другими людьми не из НКО: найдите себе замену, оплатите выполнение задачи, выполните раньше, чем собирались.

Найдите способ довести работу до конца. Для вас это не основная работа, и наказывать вас, конечно, никто не будет. Но своей безответственностью вы накажете фонд, а ещё хуже — его подопечных.

Кому-то вовремя не привезут лекарства, у кого-то сорвётся праздник, кто-то не пройдёт очень нужный курс по социализации.

В бизнесе, если провалить задачу, останутся недовольными клиент и начальство. В благотворительности ставки ещё более высоки. Поэтому лучший совет для волонтёров — это быть честным человеком и держать слово.

10. Существенный вклад могут внести только крупные компании, моё участие никто и не заметит

Лучший вклад компании в благотворительность — это привлечение к процессу сотрудников. Ведь корпоративные пожертвования или волонтёрство чаще всего носят разовый, нерегулярный характер.

Хотя есть и замечательные исключения, когда компании развивают долгосрочные благотворительные программы совместно с фондами. Чаще всего это международные компании, которые выбирают крупные, известные фонды.

Это, безусловно, хорошая практика, которую нужно развивать.

Однако российский бизнес, особенно в регионах, склонен давать на благотворительность «лишние» деньги, когда они есть, и неизвестно, будут ли они ещё. Поэтому малоизвестные средние и маленькие фонды остаются без регулярной поддержки и не могут планировать свою деятельность хотя бы на несколько месяцев вперёд, не говоря уже о многолетних планах.

Во всем мире, и Россия не исключение, львиная доля (и самая надёжная часть) поступлений — это частные пожертвования. А самое главное — это регулярные пожертвования. Ваши 200 рублей в месяц позволяют фонду спланировать развитие программы или провести мероприятие.

А если вы лично можете подарить несколько часов в месяц своего профессионального времени, то это позволит сэкономить (например, не брать сотрудника в штат или отказаться от услуг платных фрилансеров) и направить средства на целевые программы фонда.

Источник: https://lifehacker.ru/10-mifov-o-blagotvoritelnosti/

Юриста совет
Добавить комментарий