Неуставные взаимоотношения

Неуставные отношения по-арабски

Неуставные взаимоотношения

Из воспоминаний военного переводчика

Во всех без исключения армиях мира отношения между военнослужащими выстраиваются не только в соответствии со статьями регламентирующих документов, то есть соответствующих уставов и наставлений, но и по рожденным самой жизнью обычаям, традициям и спонтанным правилам поведения, сложившимся за годы существования вооруженных сил в тех или иных государствах.

Не остались в стороне и армии стран Арабского Востока, в некоторых из которых мне довелось служить в начале 70‑х годов прошлого века в качестве военного переводчика, что называется, в самой войсковой гуще – в обычных подразделениях и частях сначала пехоты, а затем и войск ПВО. Речь идет о ВС Сирии и Ирака. Поделюсь некоторыми наблюдениями.

В формате «офицер–рядовой»

Солдатская масса в армиях не только Сирии и Ирака, но и большинства других арабских стран, в основе своей сформированная из крестьян‑феллахов и городской бедноты (тех же вчерашних крестьян), неграмотных либо плохо образованных и малокультурных, воспитана в жестком стиле чинопочитания и почти обожествления представителей офицерского корпуса, готовности даже не столько служить своей родине, сколько прислуживать господам в офицерской форме. Этому способствовала и скопированная арабами в пору колониализма у европейцев полуфеодальная практика приставления к каждому офицеру‑командиру или группе штабных офицеров денщиков (хаджибов), по существу – слуг, составлявших значительный процент солдатской массы. Офицеры, будучи сами выходцами не из самых привилегированных слоев общества, тем не менее относились к призывникам по преимуществу высокомерно и порой даже брезгливо – как к людям низшей касты.

Вспоминается инцидент в Сирии, свидетелем которому я был лично: импозантный, не скрывавший своих симпатий к цивилизованной Европе командир бригады в чине генерала прилюдно жестоко избил своего денщика, хотя формально уставами это было категорически запрещено! Вопли и слезы воспитуемого вынудили советских советников плотно закрыть дверь своего кабинета и затаиться: инструкциями и специальным распоряжением сверху нам было жестко рекомендовано не вмешиваться во внутренние отношения сирийских военнослужащих. Я все же не удержался и, выскочив из помещения, поинтересовался у наблюдавших сцену экзекуции сослуживцев командирского денщика их отношением к происходящему. К моему удивлению, они нисколько не осудили избиение своего коллеги и даже, наоборот, высказались в том плане, что тот заслужил наказания за не помню какой проступок вполне справедливо!

Или другой случай, имевший место уже в Ираке. Я был не только его свидетелем, но и частично его причиной.

Дело заключалось в следующем. В учебном центре ПВО Ирака – Таджи, расположенном недалеко от Багдада, большая группа советских специалистов и переводчиков занималась обучением иракских военнослужащих эксплуатации поставленных накануне в эту страну по тем временам еще не устаревших ЗРК С‑75 «Волга» (усовершенствованная «Двина»).

Чрезвычайная интенсивность обучения, как потом выяснилось, объяснялась планами недавно пришедшей к власти в Ираке группировки во главе с будущим диктатором Саддамом Хусейном ввязаться напрямую в военное противостояние с Израилем и, если созреют условия, нанести удар по традиционному региональному конкуренту – соседнему Ирану, для чего было необходимо резко усилить национальную ПВО.

Мне досталось сразу два участка для перевода: обучение под руководством советского специалиста личного состава технического дивизиона ЗРК нюансам устройства изделия, сборке зенитной ракеты в единое целое с последующей проверкой ее узлов и погрузкой на транспортно‑заряжающую машину (ТЗМ), а также обучение двух иракских унтер‑офицеров работе на автопогрузчике с целью извлечения боевой части (БЧ) из тары и ее укладкой на специальную тележку для состыковки с корпусом ракеты. Первый участок рассматривался в качестве основного и более трудоемкого, а следовательно, проблемного, поскольку, как считалось, на втором участке имевшие водительские права иракские унтеры должны были слету освоить нехитрые, хотя и ответственные обязанности. Но реально получилось наоборот: если на первой площадке набранные из различных родов войск толковые военнослужащие‑технари в званиях унтер‑офицеров быстро осваивали свои новые обязанности и демонстрировали неплохие (по оценкам советских советников) результаты обучения, то два унтера с водительскими правами, либо не желавшие работать по новой для них специальности, либо просто от природной лени, сговорившись, всячески тормозили процесс обучения, изыскивали для этого различные причины и поводы. В общей напряженной суматохе в ходе подготовки к учебным стрельбам оба курсанта (так называли обучаемых) постоянно отлынивали от работы, прятались где‑то, а будучи пойманными и приведенными на площадку для тренировок, тут же начинали жаловаться на якобы несовершенство советской техники. Частично они были правы, поскольку автомобильная техника для ЗРК была привезена в Ирак из Союза прямиком из Уральского военного округа, где хранилась под открытым небом и в некотором смысле потеряла товарный вид, имея потрескавшиеся резиновые шланги, плохо затянутые болты и т.п.

С другой стороны, все это можно было бы быстро устранить за счет изобилия запчастей на местных складах и при элементарном желании. Однако два иракских унтера этого желания явно не имели и постоянно на глазах других иракских военнослужащих, находили повод, чтобы побазарить – только бы не работать.

Замечания и даже угрозы в их адрес попросту игнорировались. И вот мое терпение лопнуло.

Поскольку с этими двумя по причине несложности предмета обучения мне, к тому времени уже лейтенанту, доверили заниматься самому, единолично, без помощи нашего специалиста, я и направился напрямую к командиру иракского дивизиона старшему лейтенанту Кязуму и высказал свои претензии в отношении двух лентяев.

Иракский офицер, не долго думая, обматерил обоих и тут же приказал им засучить рукава спецовок. Оба унтера, поняв, чем им это грозит, стали умолять простить их. Тут и до меня дошло, что именно иракский командир надумал предпринять. Я спохватился и стал просить Кязума пощадить унтеров.

Но старлей оборвал меня: «Сергей, тебя это не касается! » Он предложил «приговоренным» встать на колени и с оголенными локтями проползти полный круг по границам площадки. Мне оставалось лишь наблюдать, как за ползущими на локтях и что‑то жалобно причитающими унтерами вьется кровавый след на белом щебне.

Иракский командир через несколько минут посчитал результаты воспитания достигнутыми и приказал курсантам проследовать в санчасть. Уже на следующий день оба унтера с забинтованными локтями подобострастно ловили каждое слово переводимой мною инструкции, записывали необходимую информацию в блокноты, а через неделю на «отлично» сдали практические зачеты по владению вверенным им автопогрузчиком.

Примечательно, что при таких, казалось бы, действенных методах воспитания солдатской массы в арабских армиях существуют и аналоги наших гауптвахт, управляемых военной полицией. Само собой разумеется, обращение с так называемым переменным контингентом в этих учреждениях далеко не гуманное.

Я сам был свидетелем того, как наводящие ужас и ненавидимые сирийскими солдатами помидоры (как по красному цвету беретов называли военных полицейских) заставляли содержащихся на дивизионной гауптвахте рядовых военнослужащих окунаться в подернутый тонким слоем льда бассейн, якобы в воспитательных целях.

В формате «офицер–офицер»

Взаимоотношения в офицерской среде формально строились четко по уставу и внешне были лишены каких‑либо изъянов.

Во всяком случае, наши советники и специалисты поначалу с удовлетворением констатировали факт подчеркнуто уважительного обращения членов офицерского сообщества друг к другу, причем вне зависимости от должностей и званий.

Более того, советники неоднократно отмечали, что даже повышение голоса друг на друга, не говоря о нецензурной брани, в офицерской среде и сирийских, и иракских вооруженных сил было редким исключением.

Однако за внешним лоском в отношениях арабских офицеров порой скрывались и негативные факты: скорее искусственная, нежели искренняя доброжелательность, присутствие элементов лицемерия во внутреннем климате офицерской среды.

Безусловно, причин этому было много: устоявшиеся исторические традиции и неписаные правила общения в офицерском корпусе арабских ВС, во многом почерпнутые из европейских армий. Но были и свои особенности. В этой связи припоминается один показательный эпизод из службы в сирийской пехотной бригаде, дислоцированной на переднем крае противостояния с Израилем на Голанских высотах.

В рамках реализуемого плана боевой подготовки по рекомендации советских советников в одном из пехотных батальонов ночью была объявлена боевая тревога. Проверить выполнение предписанных требований готовности подразделения к бою комбриг в звании бригадного генерала попросил старшего советника полковника Владимира М.

, который, в свою очередь, приказал мне присоединиться к нему в ходе инспекции батальона. Наконец к полудню нам удалось добраться до позиций батальона, спрятать наш ГАЗ‑69 в небольшой оливковой роще и втроем с сирийским шофером по ходам сообщения пробраться на первую линию окопов.

К нашему удивлению, так и не вырытые (несмотря на неоднократные указания! ) в полный профиль окопы оказались к тому же пусты: ни солдат, ни офицеров. Но в индивидуальных ячейках на брустверах лежали, по сути, бесхозные автоматы, ручные пулеметы и гранатометы.

А до реального, не виртуального противника всего 200‑300 метров нейтралки! Ошеломленный старший советник бригады приказал мне и шоферу загрузить в газик несколько автоматов и пулеметов.

С этим грузом мы направились прямо в расположенный километрах в семи‑восьми от переднего края штаб бригады и без приглашения буквально ворвались в фундаментальное одноэтажное сооружение, где в периоды затишья на фронте обитал комбриг.

Удивленный нашим неожиданным вторжением генерал, выслушав возмущенный монолог старшего советника и предложение строго наказать комбата, нехотя изрек в том плане, что он непременно пожурит этого офицера, а теперь, мол, в связи с занятостью он не может нас более задерживать! Тут уже советник впал в ступор и, резко развернувшись, вышел из кабинета и приказал мне выгрузить стрелковое оружие прямо перед домом комбрига, а сам уединился в своем помещении в штабе. К вечеру, немного остыв, полковник Владимир (как его называли сирийцы) вызвал меня к себе, и мы вновь направились к комбригу. На сей раз генерал был радушен, предложил нам, как было заведено, кофе и сигареты. Главный советник бригады попросил разрешения вернуться к анализу случившегося и изложить свою точку зрения. По его словам, несмотря на то что арабо‑израильское противоборство приобрело позиционный характер, законы войны никто не отменял. Поэтому оставлять, по сути, оголенным целый фланг бригады первого эшелона, даже временно, является преступлением, а виновный, в данном конкретном случае – комбат, должен быть по крайней мере отстранен от командования подразделением, а справедливее всего – отдан под суд военного трибунала! Сирийский генерал усмехнулся и постарался доходчиво объяснить свое видение проблемы. Он согласился с тем, что этот комбат разгильдяй и что он будет обязательно наказан, но не так строго, как этого требует советник. И тут же витиевато намекнул на причину своего либерализма. Как мы уяснили, у данного комбата были определенные связи в руководстве вооруженных сил, поэтому якобы со дня на день его ждал резкий взлет по служебной иерархической лестнице. И где, мол, гарантия того, что этот сегодняшний разгильдяй завтра, будучи у кормила власти, не припомнит притеснений со стороны какого‑то комбрига? На этом в несостоявшейся дискуссии была поставлена точка.

По существу, можно было понять сирийского генерала, тем более зная о его собственном нелегком служебном пути, взлетах и падениях как результатах многочисленных в тот период государственных переворотов и частых смен военного руководства в стране. Хотя сирийцам еще повезло, поскольку в сравнении с тем же Ираком, да и некоторыми другими арабскими странами в этой стране смена власти проходила относительно мягко, без многочисленных жертв, прежде всего среди военных!

  • Наладившие хорошие прямые отношения Москва и Анкара диаметрально расходятся, поддерживая в сирийском и ливийском конфликтах, противоположные стороны.
  • Пропагандистские уши этой бессовестной лжи торчали настолько очевидно, что уже через несколько часов МВД призналось в ошибке и опубликовало новую, менее лживую цифру.
  • С каждым годом в стране появляется все больше граждан, которые фактически оказываются вне закона. Пока это около 5% от населения Израиля, но в дальнейшем тенденция будет только усиливаться.
  • В Русской православной церкви боятся, что в ходе строительных работ они утратят часть территории. И у них есть основания для такого беспокойства.
  • Роулинг выступает против культурного бойкота Израиля и жертвует много денег матерям-одиночкам. Но, несмотря на все это, у нее произошел конфликт с крошечной группой – борцами за права трансгендеров.
  • Репатрианты не должны ни перед кем оправдываться. Они граждане нашей страны. И мне глубоко наплевать, какие “исправленные” цифры представило Управление регистрации населения.
  • Переговоры по поводу торгового соглашения между израильтянами и китайцами ведутся уже несколько лет, но уже в следующем году в этом вопросе можно будет поставить точку.
  • В интервью он говорит о том, почему поддерживает премьер-министра, резко критикует Гидеона Саара и заявляет, что готов к должности главы правительства.
  • Трамп известен как опытный делец, готовый к хитроумным манипуляциям, громким заявлениям и провокациям на переговорах, в отношении еврейского государства он ведет себя крайне последовательно и однозначно.
  • Порка за алкоголь, вербовка на войну в Сирию – все это там обычное дело. Эксперты – о тюремной радикализации.
  • События Хануки знаменуют собой фронтальное столкновение Света с Тьмою. Свет Торы, исходящей с Сиона, был воспринят Тьмой эллинской мудрости, но не был ею опознан.

Источник: https://mnenia.zahav.ru/Articles/12421/neustavnie_otnosheniya_po_arabsky

Случаи неуставных отношений в российской армии в 2006–09 гг. Справка

Неуставные взаимоотношения

Ситуация усугубилась тем, что, возвращаясь с первого заседания суда, пострадавший новобранец попал в аварию. Санитарная машина, в которой он ехал, столкнулась с иномаркой, и Вадим пробил голову.
После лечения в госпитале Вадима Гусева собираются признать негодным к дальнейшей службе в армии.

5 июля 2009 года в мотострелковой бригаде, находящейся в городе Алейске (Алтайский край), произошла драка между дагестанскими и русскими военнослужащими.

В драке участвовало около 25 военнослужащих, телесные травмы, не представляющие вреда здоровью, получили шесть солдат, два дагестанца и четверо призванных из других регионов. После этого инцидента около 50 военнослужащих из Дагестана объявили голодовку, требуя перевода в другую часть.

Позже штаб Сибирского военного округа сообщил, что часть военнослужащих мотострелковой бригады переведена в другие воинские соединения.

По данным комиссии штаба СибВО, проводившей расследование по факту драки, причиной конфликта стали неуставные отношения со стороны военнослужащих, призванных из Дагестана, к одному из сослуживцев.

13 марта 2009 года было возбуждено уголовное дело в отношении одного из младших командиров воинской части мотострелкового полка в городе Бикине Хабаровского края, подозреваемого в неуставных отношениях.

Уголовное дело возбуждено по материалам проверки, проведенной прокуратурой Дальневосточного военного округа (ДВО).

Проверка началась в начале марта в связи поступившим заявлением от родителей трех солдат из Челябинской области, в котором говорится, что их детей якобы избивали в Бикинском гарнизоне Хабаровского края, где они проходят службу.

По итогам проверки потерпевшим признан один военнослужащий – Георгий Джанхотелия. Он по состоянию здоровья уволен с военной службы. Двое других военнослужащих переведены к другим местам службы.

18 июня 2008 года в войсковой части 3426, расположенной в Кировском районе Перми, покончил жизнь самоубийством солдат-срочник Александр Зуев.

По словам матери солдата, он регулярно подвергался издевательствам и избиениям в войсковой части в Нальчике, и, находясь в отпуске, обратился в военную прокуратуру Пермского гарнизона по фактам издевательств в той части. На время проверки он был определен в войсковую часть 3426.

В этой части Зуев также подвергался издевательствам, по прибытии в часть был сильно избит, не обеспечивался пищей в течение трех суток. Солдат регулярно сообщал об этом матери с помощью SMS, а она передавала эту информацию в военную прокуратуру.

Однако, эффективных мер для сохранения жизни военнослужащего принято не было. Более того, по словам его матери, сотрудник военной прокуратуры изъял у Зуева сотовый телефон, и мать не знала, что происходило с сыном в последние дни его жизни.

Следственный отдел военной прокуратуры Пермского гарнизона возбудил уголовное дело по факту самоубийства военнослужащего Александра Зуева.

5 марта 2008 года первокурсника Новосибирского высшего военного командного училища 17-летнего Радмира Сагитова, уроженца башкирского города Учалы, нашли с перерезанными венами в квартире одного из домов в новосибирском Академгородке.

Несмотря на помощь реаниматологов, курсант скончался от большой потери крови.

В мае 2009 года Военный суд Новосибирского гарнизона приговорил к наказанию от двух до пяти лет лишения свободы восьмерых обвиняемых по делу о доведении до самоубийства курсанта НВВКУ Радмира Сагитова.

15 августа 2007 года в отдельном батальоне аэродромно-технического обеспечения космодрома Плесецк командир роты капитан Виктор Баль и командир взвода прапорщик Вадим Калинин нанесли телесные повреждения двум военнослужащим, проходящим военную службу по призыву. Пострадавший Сергеей Синконен находившийся после избиения в коме, скончался 27 августа в военном госпитале космодрома Плесецк.

После проведения проверки министр обороны РФ Анатолий Сердюков принял решение об увольнении с военной службы временно исполнявшего в тот период обязанности начальника космодрома Плесецк генерал-майора Константина Чмарова. Суд приговорил Баля и Калинина к 11 и 14 годам исправительной колонии строгого режима и лишил их воинских званий и права занимать командные должности.

11 июня 2007 года на 784 километре перегона Цаплино-Боровиха в Алтайском крае военнослужащий воинской части №29551 Роман Недорезов бросился под поезд.

У органов предварительного следствия сразу появились основания полагать, что причиной этого происшествия стали неуставные отношения в части, где рядовой служил с начала мая этого года. Материалы по данному факту были переданы для разбирательства в военную прокуратуру.

За доведение солдата срочной службы Романа Недорезова до самоубийства к четырем годам колонии строгого режима и материальной компенсации приговорены рядовой и сержант ракетной дивизии в Алтайском крае, дислоцированной в поселке Сибирский.

В апреле 2007 года один из воспитанников Екатеринбургского суворовского училища бросил учебу из-за систематических побоев и издевательств со стороны сокурсников.

Подросток является сиротой, которого воспитывает бабушка. Почти три года он терпел издевательства, но после очередной экзекуции подросток не выдержал.

О неуставных отношениях стало известно; в отношении подозреваемого было возбуждено уголовное дело.

В конце 2006 года проходивший срочную службу в Ленинградской области рядовой Роман Рудаков был доставлен в военный госпиталь Петербурга, где ему сделали несколько операций.

В январе 2007 года солдата перевели в главный военный госпиталь имени Бурденко. У Рудакова выявили сложное наследственное заболевание крови.

Врачи сообщили, что ему необходимо сделать операцию по пересадке тонкого кишечника.

В отношении сослуживца Рудакова – Максима Ломонина прокуратура Ленинградского военного округа возбудила уголовное дело, обвинив его в том, что он дважды допустил насилие в отношении пострадавшего.

В марте 2007 года Сертоловский гарнизонный военный суд (Ленинградская область) признал Ломонина виновным в нарушении уставных взаимоотношений и приговорил его к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

13 февраля 2008 года Рудаков скончался.

13 декабря 2006 года за пределами военной части на Сахалине был обнружен повешенным на дереве 18-летний солдат-срочник Раиль Бикмухаметов. На теле и лице погибшего были обнаружены многочисленные травмы и кровоподтеки.  По факту гибели солдата военная прокуратура ДВО возбудила два уголовных дела по трем статьям.

Первое дело по статье  «Доведение до самоубийства» (ст. 110 УК РФ) было возбуждено 13 декабря по факту смерти солдата. Второе прокуратура возбудила на следующий день в отношении трех установленных старослужащих за «Превышение должностных полномочий с применением насилия» (ч.3. ст.

286 УК РФ) и «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношении подчиненности» (ст.335 УК РФ).

6 декабря 2006 года в Североморский госпиталь из воинской части N01480 города Печенги Мурманской области в состоянии комы попал 20-летний солдат-контрактник Александр Бельский.

Сослуживцы жестоко избили его ногами, после чего выстрелили ему в затылок из автомата. Нейрохирурги два месяца боролись за его жизнь.

По версии командования части, Александр Бельский сам пытался застрелиться.

2 февраля 2006 года стало известно, что прокуратура Хабаровского гарнизона расследует дело об издевательстве над солдатом из Саратовской области Евгением Кобловым. Сослуживец Евгения Коблова, обвиняемый в издевательствах над призывником, арестован.

Сержант Дмитрий Нагайцев признался, что избил Евгения Коблова за то, что он плохо исполнял служебные обязанности. Как выяснилось в ходе расследования, после издевательств сослуживцев в мае 2005 года, Евгений Коблов убежал из части и три недели провел в подвале жилого дома.

От холода и побоев у него отнялись ноги, он не мог покинуть свое убежище и ничего не ел 23 дня. Евгения случайно нашли слесари-сантехники. Он был настолько ослаблен, что не мог давать никаких показаний. Позже он назвал фамилии своих мучителей.

В госпитале Евгению Коблову ампутировали ноги – сначала ступни, а затем и голени на треть.

26 января 2006 года в одном из полков Алтайского края двое военнослужащих-призывников жестоко избили своего сослуживца – младшего сержанта Александра Семочкина. В результате избиения младший сержант Семочкин получил тяжелые травмы головы.

Чтобы спасти его жизнь, военные были вынуждены на вертолете доставить пострадавшего в 333-й окружной госпиталь, который находится в Новосибирске. По решению военного совета СибВО 9 февраля в Минобороны РФ было подано представление о понижении в должности командира полка и увольнении из армии командира роты.

Одному из сослуживцев Семочкина, участвовавшему в избиении, было предъявлено обвинение.

В январе 2006 года военная прокуратура Нижегородского гарнизона возбудила уголовное дело по ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства) по факту гибели солдата-срочника в одной из воинских частей внутренних войск, которая располагается в Московском районе Нижнего Новгорода.

Двадцатидвухлетний молодой человек, призванный на военную службу в мае 2005 года, был обнаружен повесившимся ночью 7 января. Военное начальство погибшего считает, что самоубийство было совершено на почве неустроенной семейной жизни: незадолго до самоубийства срочник встречался с отцом.

Статья Уголовного кодекса РФ, по которой возбуждено уголовное дело, предусматривает доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего.

На новогодние праздники 2006 года в Челябинском танковом училище группа пьяных старослужащих несколько дней избивала восьмерых молодых сослуживцев. Одному из пострадавших – рядовому Андрею Сычеву, над которым издевались более трех часов, – медикам пришлось ампутировать обе ноги, палец руки и ряд жизненно важных органов.

По событиям в Челябинском танковом училище военной прокуратурой было заведено 11 уголовных дел, по которым к уголовной ответственности привлекались 12 военнослужащих.

Трое из них, в том числе младший сержант Сивяков (по чьей вине, по данным следствия, были причинены травмы рядовому Сычеву) по ходатайству прокуратуры были  заключены под стражу.

Суд Челябинска приговорил сержанта Сивякова, которого обвиняют по делу Сычева в превышении должностных полномочий повлекших за собой тяжкие последствия, к 4 годам лишения свободы. От должности был отстранен командир батальона обеспечения Челябинского танкового училища.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости

Источник: https://ria.ru/20091118/194340552.html

Неуставные взаимоотношения между военнослужащими

Неуставные взаимоотношения

Коллектив – сложная структура, которая функционирует по своим правилам, а коллектив в армии – это особая его форма. В одном месте и в одно и то же время службу несут абсолютно разные люди со своими моральными принципами, религиозными убеждениями и особым взглядом на мир.

Невозможно сплотить их настолько, чтобы между ними никогда не возникало конфликтов. Ситуацию осложняет то, что в обычной жизни рабочий коллектив после завершения трудового дня отправляется домой, а военнослужащие даже время на отдых вынуждены проводить вместе.

Зачастую между ними возникают неуставные отношения, которые разобщают коллектив.

Что такое неуставные взаимоотношения

Различные отрасли жизни и деятельности Вооруженных Сил РФ регулирует воинский устав. Это свод правил, в котором прописаны общие положения, касаемые несения службы, права и обязанности командиров и бойцов, их ответственность, а также то, как военнослужащие должны вести себя по отношению друг к другу. Любые отношения, которые идут в разрез с уставом, можно назвать неуставными.

Принято считать, что неуставные отношения в армии – это, прежде всего, дедовщина. Но нарушение правил устава не всегда основано на насилии. Примером тому может служить использование солдат в качестве рабочих на даче генерала или несоблюдение такой элементарной традиции, как выполнение воинского приветствия, которая так же закреплена в уставе.

Неуставные взаимоотношения между военнослужащими разобщают коллектив, а это в свою очередь, приводит к снижению эффективности подразделения.

В армии ситуация осложняется наличием строгой иерархии, которая прописана в уставе.

Но кроме деления военнослужащих на начальников и подчиненных, существует еще и неформальная иерархия, когда лидером становится тот, кто физически сильнее или отслужил более длительный срок.

Причины неуставных отношений между военнослужащими:

  • Ухудшение качественного состава призывников. Некоторые военнослужащие отправляются служить с уже сформировавшимися установками на насилие и жестокость, которые будут проявляться по отношению к более слабым. С самого начала такие люди ведут себя вызывающе. К такому поведению в первую очередь приводит воспитание. Не малую роль также играет социальное положение в обществе, которое до службы занимал призывник.
  • Отсутствие работ по наведению строгого порядка. Этим должны заниматься соответствующие должностные лица, которые не умеют или не хотят проводить профилактические мероприятия, согласовывать действия командиров, а также привлекать к ответственности нарушителей.
  • Слабый контроль над личным составом. В подразделениях, в которых начальники не контролируют поведение своих подчиненных, конфликтные ситуации возникают очень часто, так как военнослужащие уверены в своей безнаказанности.
  • Разрыв между офицерами и рядовыми. Зачастую, военнослужащие рангом выше злоупотребляют своим положением и позволяют себе жестокость в отношении простых солдат.
  • Незнание того, как на самом деле обстоят дела в солдатских казармах. Это может произойти по разным причинам. Сами солдаты часто никому не рассказывают о совершенных против них неуставных действий, не желая становиться «стукачами».

Ответственность за благоприятные условия в части несет командир подразделения. Он и должен следить за тем, чтобы военнослужащие соблюдали уставные правила, и гарантировать безопасность жизни и здоровья своих подчиненных.

Чтобы отношения не превратились в неуставные, особое внимание в военном коллективе необходимо уделять психологическому фактору. Военнослужащие должны соблюдать дружескую атмосферу и не допускать грубости, жестокости и насилия. В противном случае, возможно возникновение конфликтных ситуаций, трагических событий и даже суицида.

Что считается нарушением уставных правил между военнослужащими

Нарушением уставных правил между военнослужащими считаются все действия, которые идут вразрез с уставом. В этом документе четко прописаны права и обязанности военнослужащих, а также правила поведения. Их нарушение ведет к дисциплинарной или уголовной ответственности.

Неуставные взаимоотношения делятся на три вида:

1. Отношения между военнослужащими, которые равны в звании

  • Физическое, психологическое и экономическое насилие и жестокость. Однако, для этого пункта есть небольшой нюанс. Все эти действия могут быть совершены в рамках требований уставов, например, при необходимой обороне, в боевой обстановке или по отношению к трусу и дезертиру. В этом случае, отношения не будут считаться неуставными.
  • Личная неприязнь (например, на этой почве, один командир роты избил командира другой роты).
  • Любые формы сексуального насилия (домогательства, принуждение, изнасилование).

2. Отношения между начальником и подчиненным

  • Превышение должностных полномочий. Командир словесно оскорбил своего подчиненного, поднял на него руку. Сюда же относится и психологическое давление. Но все эти действия так же не будут считаться неуставными, если были в рамках требования устава (оборона, боевые действия).
  • Экономическое насилие в отношении подчиненных.
  • Эксплуатация (принуждение выполнять работу, которая не имеет отношение к несению военной службы. Например, строительство дома на участке одного из офицеров).
  • Насилие сексуального характера в отношении подчиненного.

3. Отношения между подчиненным и начальником

  • Противоправные действия (избиение начальника, нанесение ему побоев, угроза оружием), кроме случаев, прописанных в уставе (оборона, боевые действия).
  • Неправомерные действия экономического характера (грабеж, разбой, шантаж);
    Сексуальное насилие в отношении начальника.

Как проявляются неуставные взаимоотношения

Один из ключевых моментов неуставных взаимоотношений – неформальная иерархия среди военнослужащих, когда группа из нескольких человек устанавливает свои порядки и заставляет более слабых сослуживцев, а также новичков, соблюдать их. Самые распространенные формы проявления:

  • Дедовщина. Проявляется по признаку длительности службы. Часто солдаты, которые уже отслужили некоторое время, проявляют насилие и жестокость по отношению к новобранцам. Тем самым укрепляя свой авторитет.
  • Землячество. Группировка, в которую объединяются военнослужащие, проживающие до призыва в одном городе или районе.
  • Культ силы. Неформальное лидерство, когда вокруг одного или нескольких человек объединяются другие военнослужащие. Они на подсознательном уровне понимают, что если не признают власть вожака, то это поставит их на низшую ступень и они сами станут объектами насмешек и унижения.
  • Криминал. Группировка военнослужащих, которые совершают преступления уголовного характера (грабеж, разбой).

Неуставные отношения в армии отличаются разнообразием. Они затрагивают жизнь и здоровье военнослужащих их имущественные права, а также честь и достоинство. К ним относят:

  • Оскорбление, насмешки, унижения и угрозы. Все это создает невыносимые условия пребывания в армии;
  • Принуждение к выполнению не своей работы или работы, которая не связана с несением службы;
  • Дискриминация по признаку национальности или религии;
  • Лишение возможности отдыхать, смотреть телевизор, писать письма и читать;
  • Изъятие личных вещей, а также предметов обмундирования;
  • Денежные поборы;
  • Изымание пищи или лишение некоторых продуктов, принуждение к отказу от еды;
  • Избиение, нанесение побоев;
  • Принуждение к воровству и совершению иных противоправных действий;
  • Изнурительная незапланированная физподготовка, в результате которой здоровью военнослужащего может быть нанесен вред.

Чаще всего неуставные отношения между военнослужащими выражаются в повседневных действиях насильственного характера по отношению друг к другу.

Это одна из главных причин того, что солдаты, которые испытали на себе всю тяжесть таких действий, самовольно покидают часть, совершают уголовно наказуемые преступления в отношении обидчиков, а сами заканчивают жизнь самоубийством.

Неуставные отношения разрушительным образом влияют на физическое, психологическое и социальное состояние военнослужащих.

Предусмотренное наказание

Достаточно часто неуставные отношения приводят к причинению вреда здоровью военнослужащего, как физическому, так и моральному. По каждому из таких случаев соответствующими структурами проводится проверка.

Расследование устанавливает, кто виновен в нарушении прав военного и определяет степень ответственности в произошедшем каждого руководителя.

Наказанию могут быть подвергнуты как непосредственные виновники, так и командиры, которые бездействовали и допустили неуставные отношения.

Правонарушения в армии регулирует Дисциплинарный устав и Уголовный кодекс РФ. За действия, которые не являются преступлениями (не нарушают закон), наступает дисциплинарная ответственность (содержание на гауптвахте, различные взыскания). В остальных случаях наказание назначается в соответствии с требованиями уголовного права (штрафы, тюремное заключение).

При назначении наказания большую роль также играет признак подчиненности. В некоторых случая он является отягчающим обстоятельством.

  • Солдат унижал другого солдата или нанес ему побои. Наказание в таком случае буде назначено исходя их тяжести причиненных телесных повреждений. Виновному грозит содержание в дисциплинарной воинской части сроком до двух лет или лишение свободы сроком до трех лет.
  • Начальник избил подчиненного. Его могут обвинить в том, что он превысил полномочия и злоупотребил властью. А это уже должностное преступление. В зависимости от последствий, начальнику грозит до 10 лет тюремного заключения.
  • Подчиненный ударил начальника. Такое действие квалифицируется как воинское преступление. Подчиненный применил насилие в отношении старшего по званию. В зависимости от тяжести совершенного преступления ему также может грозить тюремное заключение.

Таким образом, неуставные действия квалифицируются по разным статьям уголовного кодекса или дисциплинарного устава в зависимости от признака подчиненности.

Неуставные отношения между военнослужащими – частое явление в армии. Находясь продолжительное время вместе с большим количеством людей, у некоторых возникает личная неприязнь, которая перерастает в конфликты.

Многие призывники начинают службу с уже сформировавшимися установками на жестокость и насилие. Так в армии появляется дедовщина, культ силы и прочие формы отношений, нарушающих устав.

Все это может привести к трагическим последствиям.

Конечно, за все совершенные правонарушения следует дисциплинарная или уголовная ответственность, однако, в армии ситуация осложняется тем, что зачастую военнослужащие никому не рассказывают о совершенных издевательствах, не желая становиться «стукачами».

Не нашли ответ на свой вопрос в статье или есть дополнительный вопрос? Задайте его юристуна сайте и получите развернутую консультацию уже через 15 минут

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vzapase_expert/neustavnye-vzaimootnosheniia-mejdu-voennoslujascimi-5cae16db2c51ec00b36c8eeb

Юриста совет
Добавить комментарий