Наказание за моральный ущерб в интернете

Как определяется компенсация за моральный вред и легко ли ее взыскать

Наказание за моральный ущерб в интернете

Любое преступление — физическое действие. Украл, ограбил, оскорбил, убил. Факты, показания, наказание. А что если вор обокрал магазин, а у продавщицы через день от переживаний — инфаркт? Или гулял ваш карапуз на лужайке, подбежала соседская собака, гавкнула — ребенок стал заикой? Как оценить нанесенный душевный, а точнее, моральный ущерб?

Возмущение ведет к возмещению

Бревенчатый дом в частном секторе Гомеля. Судебному исполнителю, с которым я отправился по адресам, калитку открывает старушка. Ее сын сидит в СИЗО, на него целая кипа исполнительных документов за различные преступления. Есть среди них и документ о взыскании морального вреда на миллион рублей. Но надо его еще взыскать. В избушке пусто… Здесь и на миллион имущества не наскребешь…

А вот другой случай: минский учитель Александр Прохорович сбил на машине человека. ДТП, без жертв и тяжелых травм. Но пострадавший потребовал через суд возмещения морального ущерба — аж 300 миллионов рублей! Суд остановился на сумме 60 миллионов. Сегодня Александр признается, что живет в долг:

— У меня есть квартира и автомобиль. По идее можно было бы продать автомобиль, но без него наша семья как без рук. Теперь жена водит. Маленькие дети — их надо в садик, в поликлинику. Поэтому решили с родственниками скидываться мне на выплату компенсации. Договорились с пострадавшим о погашении частями. Вот уже второй год платим в месяц по 3 миллиона рублей. А что делать?

Компенсация морального вреда — дело серьезное. Не хочешь платить, заберут через суд автомобиль, телевизор, телефон или даже квартиру, если сильно задолжали.

Правда, единственную квартиру не тронут, только если больше одной, оставят еще и единственный холодильник, кровать, кухонный стол, по комплекту одежды на человека, а все остальное, увы, может быть продано, а деньги — пострадавшему.

Но если должник не платит или скрывает свои доходы, на него вполне можно воздействовать, рассказывает начальник отдела принудительного исполнения Новобелицкого района Гомеля Мария Рубанова:

— Есть эффективные меры борьбы с неплательщиками: ограничение выезда за пределы страны, ограничение в управлении транспортным средством. Если гражданин находится в местах лишения свободы и не компенсирует моральный вред, на него не распространяется амнистия.

Древнейшая из компенсаций

Современное законодательство пронизано системой ответственности перед государством. Например, дал соседу в глаз — заплати государству штраф за хулиганские действия. А пострадавший-то на самом деле сосед. Что ему за синяк? Вот тут и вступает в действие понятие «компенсация морального вреда за физические и нравственные страдания».

Кто и как определяет размер морального вреда сегодня? По нашему законодательству — суд. Руководствоваться он должен принципами разумности и справедливости.

Старший помощник прокурора Гомеля Кирилл Вышняков постоянно выступает в суде в качестве гособвинителя. Он уверяет, что в его практике, если пострадавший просит адекватную сумму возмещения морального вреда, суд в 99 % случаев удовлетворяет требования в полном объеме. Правда, «адекватная сумма» не юридическое понятие, признается Кирилл Вышняков:

— При допросе потерпевшего всегда задается вопрос, имеет ли он претензии материального характера и будет ли требовать возмещения морального вреда.

В практике у Вышнякова была интересная история. Один пострадавший, изрядно выпив, пришел в кафе и начал приставать к посетителям. Диалог на повышенных тонах перерос в конфликт. Дебошира серьезно избили.

Он потребовал с обидчиков 300 миллионов рублей. Гособвинитель высказал собственное мнение, что не согласен с подобным требованием, так как потерпевший вел себя неправомерно и спровоцировал драку.

Суд снизил сумму ущерба в 10 раз.

Таблица уважать заставит

Я обращался к нескольким судьям районных судов, выносящим десятки таких решений в месяц. Вопрос был простой: «Каков критерий определения суммы?» В ответ получал весьма туманные ответы со ссылками на законодательство. Но не сформулировал законодатель четких параметров и границ в этом вопросе. Судья единственный эксперт в этом деле.

Самые распространенные случаи, где требуют «финансовой сатисфакции», — это почти все уголовные дела, защита прав потребителей, ДТП, защита чести и достоинства, признание сделки недействительной, незаконное увольнение, незаконное осуждение.

Адвокат Евгений Грабовский говорит:

— Какие суммы я советую заявлять при компенсации морального вреда? Легкие телесные повреждения — до 5 миллионов рублей, менее тяжкие — до 20 миллионов, тяжкие — до 100 миллионов. Оскорбление чести и достоинства от 1 до 5 миллионов рублей. При защите прав потребителей сумма компенсации морального вреда не должна превышать суммы материального ущерба.

Казалось бы, введи денежную таблицу для таких дел и всем легче. Хамство на улице — миллион рублей. Подметное письмо — два миллиона. Клевета в государственные органы — пять миллионов. Оказывается, все не так просто.

Сегодня ни одно законодательство в мире не содержит указаний, позволяющих суду бесспорно определить размер компенсации морального вреда, рассказывает заслуженный юрист Беларуси судья Верховного Суда Римма Филипчик:

— Это дилемма, которая обсуждается во всем мире.

Если говорить сухим юридическим языком, то размер компенсации морального вреда определяется судом не на основе расчета, обоснованного документально, а с учетом характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, которые оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Да, судьям было бы удобнее иметь карманный юридический справочник таблиц оценки. Оценка многое упростила бы, но как оценить деньгами, например, человеческую жизнь? Сколько она стоит — миллиард долларов или один рубль? Так же и моральные страдания? Возможно, американцы со своей системой прецедентного права частично решают этот вопрос. Но у них не универсальный алгоритм.

Наверное, именно решение судьи на основе «принципа разумности и справедливости» — это оптимальный сейчас вариант. Требование о компенсации морального вреда не связано с неблагоприятными изменениями в имущественном положении гражданина и не направлено на его восстановление. Именно в этом и заключается особенность разрешения подобных исков.

За словом — деньги

«Хороший разговор — серебро, а молчание — золото» — гласит народная мудрость. Слова могут стать воистину золотыми. Например, оскорбление, брошенное оппоненту при свидетелях или записанное в аудио- или видеоформате, может обойтись в миллионы рублей. Но, оказывается, важно, как оскорблять.

Сотрудник брестского ГАИ в неприятном диалоге с водителем предложил последнему отправиться на три буквы! Оскорбление? Лингвистическая экспертиза заявила — нет. Дело в том, что унижением чести и достоинства является только оценка личности, ее качеств: характера, поведения, умственных способностей.

Сравнение человека с чем-то недостойным. Бежит через дорогу «баран» в человеческом обличии, и водитель не стесняясь кричит ему об этом — оскорбление! А вот в другом случае — напористый как баран — это уже почти как похвала.

Хотя в какой-нибудь уникальной ситуации и похвалу могут расценить как, например, нанесение вреда деловой репутации.

Доктор филологических наук, профессор Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины Владимир Коваль объясняет, что многое зависит от контекста высказывания:

— Важно не только то, какое слово было произнесено, но и где его сказали. Одно и то же слово на рыбалке и на официальном приеме или рабочем месте может быть расценено по-разному.

Еще один случай произошел в Новополоцке. Местная жительница после неприятного диалога в соцсетях опубликовала скриншот своей беседы. В конце перепалки она назвала свою собеседницу ведьмой.

Новополоцкий суд решил, что фраза: «Пошла вон, ведьма!» является оскорблением, нанесенным в неприличной форме. И оштрафовал новополочанку на 360 тысяч рублей.

Правда, после обжалования Витебский областной суд отменил решение своих районных коллег.

Многие юристы отмечают, что интернет-порталы и соцсети — это настоящее минное поле. Раньше в обществе преобладали читатели и зрители. Порочащие репутацию сведения могли появиться в основном в СМИ. Теперь эпоха писателей. Интернет позволяет везде и обо всем высказывать свое мнение, а любая запись — фиксированная улика.

Адвокат с 28-летним стажем Сергей Латышев говорит, что размер денежной компенсации определяется прежде всего степенью физических и нравственных страданий в каждом конкретном случае.

Степень страданий — это категория не юридическая, она требует специальных познаний в иных отраслях знаний.

А поэтому данной категорией должны заниматься соответствующие специалисты, а юристы принимать решения на основе их выводов:

— Это установленный алгоритм действий. И нарушение его приводит к парадоксальным ситуациям. Приведу примеры.

Один достаточно крупный наш руководитель выиграл гражданское дело о защите чести, достоинства и деловой репутации и получил с печатного издания денежную компенсацию морального вреда в эквиваленте 30 тысяч долларов за то, что в статье вместо фотографии другого человека случайно напечатали его портрет.

Примерно в то же самое время моей клиентке, потерпевшей по уголовному делу, у которой в ДТП погиб муж, присуждена в итоге денежная компенсация морального вреда в размере 2 тысяч долларов. Хотя моя клиентка предъявляла иск во много раз больше.

Встает вопрос, каким образом в приведенных постановлениях судом учтена степень физических и нравственных страданий потерпевших? Хочу отметить, что привлечение специалистов потребует разработки соответствующих научно обоснованных методик подхода к проблеме и критериев оценки понятия. Но это необходимо делать.

Мнения

Простить или судиться?

Олег Молчан, композитор:

— Мое недавнее судебное дело получило достаточно сильный резонанс в обществе и творческой среде. Это и была моя цель. Я хотел показать своим коллегам, что не нужно бояться отстаивать свои права и идти в суд. Хотя судебного иска можно было избежать. Когда мне прислали переработанную версию моей песни «Молитва», как автора оригинала она меня не устроила.

Я посчитал, что мой авторский замысел интерпретирован там ненадлежащим образом. Я запретил использовать песню. После этого музыканты группы NAKA обратились зачем-то в прессу, подняли скандал… В интернете анонимные комментаторы стали нецензурно выражаться в мой адрес и в адрес моей супруги, певицы Ирины Видовой.

А в результате все равно исполнили «Молитву» и выложили для всеобщего сведения с заголовком «Эксклюзив». В сущности они сами спровоцировали эту ситуацию. Верховный Суд принял мою сторону и назначил группе NAKA штраф 50 базовых величин. Это, конечно, прецедент для страны. Раньше такого не было.

Может быть, после этого молодые музыканты, которые специализируются на каверах, ремейках, будут бережнее относиться к чужому творчеству? Конечно, не зря это дело называется «судебная тяжба», а не, например, «судебная прогулка». Нервы все это дело выматывает…

Однако, если в дальнейшем будут подрывать мою деловую репутацию, оскорблять честь и достоинство — снова буду подавать в суд. И призываю к этому коллег-композиторов. Не нужно бояться, закон на нашей стороне! Надо защищать себя от хамов, давать достойный отпор.

Олег Хоменко, лидер группы «Палац»:

— Нет, сам я в суд никогда не подавал, но мои друзья подавали и, к сожалению, проиграли. Хотя справедливость была на их стороне. Для меня есть только такая вещь, как суд совести. В него я верю.

Галина Науменко, психолог:

— Понятия «прощение» в психологии нет. Простить — значит забыть. Нормальная человеческая реакция на оскорбление — адекватный ответ. Если нас бьют, мы стараемся ответить, если ругают, тоже отвечаем. Оставить обиду без ответа — стать на путь саморазрушения.

Вас обидели, вас унизили, вы это переживаете, страдаете от этого. Обращение в суд для восстановления собственной чести и достоинства — нормальная психологическая реакция. Например, здоровенный мужчина оскорбил или даже дал пощечину женщине. Ей страшно ответить.

Она переживает в этот момент и стыд, и страх. И этот стыд и страх — душевные переживания — могут преследовать ее долгое время.

Получив сатисфакцию через суд, человек наказывает обидчика, и с точки зрения психологического здоровья, это лучше, чем пытаться забыть, пройти мимо своей обиды.

Андрей Герасимчук, многократный чемпион мира по муай-тай:

— Я не вижу смысла отвечать на оскорбления или клевету — лучше их игнорировать. Зачем реагировать на глупости? К тому же это мнение человека, и каким бы оно ни было, оно имеет право на существование. Я не припоминаю, чтобы в моей карьере были случаи оскорбления, хотя и не исключаю, что мог просто не обратить на них внимания.

Иск против Бога

В Румынии был подан иск против Бога. Приговоренный к 20 годам тюрьмы за убийство, Мирча Павел подал в суд на Всевышнего, обвиняя того в нарушении условий контракта.

Истец заявил, что при крещении между ним и Богом был заключен договор, согласно которому Господь за платежи в форме молитв должен был оберегать Мирчу от неприятностей. Преступник прямо обвинял Бога в мошенничестве и злоупотреблении доверием, что вызывало у него сильные моральные переживания.

Ответчика должна была представлять церковь. Но суд отклонил претензии Павла на том основании, что Бог не является объектом права и лишен места проживания.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Станислав Галковский, «Народная Газета»

Источник: http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2016/june/4593/

Моральный ущерб по-украински: как доказать и рассчитать сумму

Наказание за моральный ущерб в интернете

Возмещение морального вреда является одним из способов защиты права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания, гарантированным Конституцией Украины, гражданским, хозяйственным и уголовным законодательством.

Согласно Гражданскому кодексу, моральный ущерб физического лица состоит в его боли и страданиях, полученных в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а также в связи с противоправным поведением относительно него, членов его семьи, близких родственников, повреждением или уничтожением имущества, унижением чести, достоинства, деловой репутации.

Хозяйственное законодательство со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда Украины признает моральным ущербом потери неимущественного характера в результате нравственных или физических страданий или других негативных явлений, причиненных физическому или юридическому лицу незаконными действиями или бездействием других лиц.

Согласно положениям УПК, право на возмещение морального вреда, причиненного в результате уголовного преступления, имеют потерпевший и гражданский истец.

Судейская практика

При рассмотрении требований о компенсации морального вреда суду необходимо установить, какое право было нарушено, было ли нарушение значительным, а также определить наличие и вид вины ответчика (умысел или неосторожность), иные существенные обстоятельства в зависимости от характера правонарушения.

Теоретическая база института взыскания морального ущерба заложена в постановлениях Пленума ВСУ «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда» 1995 г. и «О судебной практике в делах о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица» 2009 г.

В частности, ВСУ разъясняет, что подобные споры рассматриваются в случае прямого предписания Конституции, а также при нарушении законов, предусматривающих возмещение морального ущерба.

Рассматривая дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, суды должны обеспечивать баланс между конституционным правом на свободу мысли и слова, свободное выражение своих взглядов и убеждений с одной стороны, и правом на уважение к человеческому достоинству с другой.

При этом судьи должны точно и неуклонно применять положения Конституции, ГК, законов о печатных средствах массовой информации, об информации, о телевидении и радиовещании, о государственной поддержке средств массовой информации и других нормативно-правовых актов, регулирующих указанные общественные отношения.

Аналізуйте рішення суду: Моральна шкода відшкодовується особою, яка на правовій підставі володіє джерелом підвищеної небезпеки незалежно від її вини (Постанова ВСУ від 5 березня 2012р.)

Рекомендации Минюста

В методических рекомендациях о возмещении морального ущерба, предоставленных Минюстом в 2004 г., отмечена актуальность проблемы прав и свобод человека.

Ссылаясь на положения Всеобщей декларации прав и свобод человека, а также Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Минюст определяет подведомственность и подсудность, исковую давность и даже размер госпошлины, которую полагается взимать с заявителя о нарушении неимущественных прав.

Основаниями для возмещения морального ущерба служат неправомерные решения, действия или бездействия лица, которое его нанесло, при наличии его вины.

Независимо от наличия вины, моральный ущерб возмещается при причинении увечья, иного повреждения здоровья или смерти физического лица в результате действия источника повышенной опасности, а также в случае причинения вреда физическому лицу путем его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного задержания или наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Размер морального ущерба должен определяться судом в зависимости от характера правонарушения, глубины физических и душевных страданий, ухудшения способностей потерпевшего или лишения его возможности их реализации, степени вины причинителя вреда, если таковая является основанием для возмещения, а также с учетом других обстоятельств, которые имеют существенное значение. Например, особое внимание Минюст рекомендует обращать на состояние здоровья пострадавшего, тяжесть вынужденных изменений в его жизненных и производственных отношениях, степень снижения престижа, деловой репутации, время и усилия, необходимые для восстановления предыдущего состояния.

Методичні рекомедації Мінюсту: Відшкодування моральної шкоди.

Размер имеет значение

Принимая во внимание тонкости судебного производства и индивидуально-психологические особенности потерпевшего, следует отметить, что для определения размера возмещения необходимо прояснить ряд вопросов, наиболее полный перечень которых представлен в инструкции о назначении и проведении судебных экспертиз и научно-методических рекомендаций по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований, утвержденной приказом Министерства юстиции Украины №53/5 от 08.10.1998. Так, составители инструкции считают необходимым определить, является ли исследуемое дело психотравмирующим для потерпевшего, чем причинены страдания и каков возможный размер денежной компенсации за причиненные страдания.

Практикующие юристы предлагают также задать заявителю вопросы о сути моральных страданий, их подтверждении и об обосновании истребуемой суммы.

Очевидно, что это мнение продиктовано предписаниями законодателя относительно необходимости указания в исковом заявлении о возмещении морального (неимущественного) вреда того, в чем заключается этот вред, какими неправомерными действиями или бездействием он причинен истцу, из каких соображений исходил истец, определяя размер вреда, и какими доказательствами это подтверждается.

Кстати, вопрос о доказательствах является не менее насущным, поскольку как доказать ту или иную степень тяжести моральных страданий, не разъясняет ни один нормативно-правовой акт. Отдельные юристы в шутливой форме предлагают предоставлять фотографии заплаканного заявителя.

Однако если рассматривать эту проблему серьезно, можно прийти к выводу о том, что раз уж моральный ущерб не должен дублировать материальный, то и доказывать его наличие следует исключительно с помощью красноречия как самого заявителя, так и свидетелей, наблюдавших его страдания.

Что касается позиции судей, то, например, ВССУ осуществил допуск к производству Верховного Суда Украины дела о возмещении родителям морального ущерба, причиненного смертью ребенка.

Постановлением ВСУ было установлено, что при определении размера денежного возмещения, причиненного родителям в результате совершения умышленного убийства ребенка, учитывается глубина и продолжительность нравственных страданий, характер действий виновного лица, а также то, что родители испытали нравственные страдания, связанные с необходимостью прилагать усилия для выявления и законного наказания лица, виновного в смерти их ребенка. При таких обстоятельствах размер возмещения морального ущерба каждому из родителей отвечает требованиям разумности и справедливости и не может считаться явно завышенным или чрезмерным.

В заключение

По мнению ведущих юристов, украинские суды не имеют практики по взысканию значительных сумм возмещения морального вреда. Такие случаи единичны и часто связаны с резонансными делами.

Следует отметить, что Законом №1105-XIV (“Про загальнообов'язкове державне соціальне страхування”) не установлены критерии, определяющие максимальный и минимальный размер морального вреда в денежном эквиваленте.

По результатам анализа материалов, присланных из апелляционных судов, писем Фонда соцстраха и судебной практики Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел были выявлены случаи, когда суды при одинаковой потере профессиональной трудоспособности и установлении одинаковой группы инвалидности определяли различные размеры морального возмещения потерпевшим. Так, при 15%-ной потере трудоспособности минимальный размер морального возмещения составил 1,5 тыс. грн, а максимальный – 50 тыс. грн.; при 50%-ной потере трудоспособности минимальный размер возмещения составил 2 тыс. грн, максимальный – 150 тыс. грн. При этом максимальный размер морального возмещения при 100% потере трудоспособности составлял 60 тыс. грн.

Согласно информации, полученной от судов Донецкой области, которыми учтена правовая позиция Верховного Суда Украины, размер морального вреда, определяемый в соответствии с процентом утраты трудоспособности, при 10% равняется 3 тыс. грн, при 30% – 9 тыс. грн, при 80% – 24 тыс. грн.

По информации судов Сумской области, в случае потери 10% работоспособности возмещение морального вреда определяется в размере 1 тыс. грн, при 30% – 3 тыс. грн, при 90% – 9 тыс. грн. Апелляционный суд Сумской области предлагает закрепить эти размеры возмещения на законодательном уровне.

Наталья Антонова, судья Голосеевского районного суда Киева:

– Доказательства причинения морального вреда зависят от категории правоотношений, рассматриваемых в этом аспекте. Например, в делах о причинении морального вреда вследствие обнародования нежелательной информации доказательствами служат публикации, показания свидетелей, документы, содержащие данную информацию.

В случае причинения морального вреда, обусловленного причинением вреда здоровью либо вреда материального в качестве доказательств суд рассматривает товарные чеки, заключения экспертиз, материальные объекты, процессуальные документы, служебные характеристики, справки, договоры.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что при обосновании морального вреда доказательственная база мало отличается от той, которая должна быть в наличии при доказывании вреда иного характера.

В то же время, учитывая специфику морального вреда и возмещения морального ущерба, следует принять во внимание субъективную сторону вопроса.

Заявителю необходимо подтвердить характер и объем моральных, физических и душевных страданий.

При определении размера морального вреда суды имеют право принимать решения относительно соразмерности заявленных требований, исходя из продолжительности страданий и других характеристик.

Ольга Демина, секретарь судебной палаты Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел:

– Возмещение морального ущерба является одним из способов защиты прав, гарантированных ГК, КЗоТ, Законом Украины «О защите прав потребителей» и другими нормативно-правовыми актами.

Несмотря на разъяснения, предоставленные постановлением Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) ущерба», которыми руководствуются суды, судебная практика по рассмотрению указанной категории дел сложилась неодинаково.

Это объясняется отсутствием четких критериев установления размера возмещения морального ущерба, дискуссионностью проблемы основания возмещения, необходимостью применения судом большого количества исключительно оценочных понятий в процессе оценки доказательств.

Даже если факт причинения морального вреда является несомненным, его последствия в виде физической боли и душевных страданий зависят от особенностей эмоционально-умственного восприятия конкретного лица.

Практика деятельности ВССУ как суда кассационной инстанции по гражданским делам свидетельствует, что одним из наиболее распространенных оснований для отмены в кассационном порядке судебных решений судов первой и апелляционной инстанций и направления дела на новое рассмотрение является нарушение норм процессуального права, что делает невозможным установление фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Такое нарушение норм процессуального права в значительном количестве случаев связывается с несоблюдением судами норм гл. 5 «Доказательства» ГПК.

В качестве соображений общего характера можно отметить, что одним из сложных вопросов правового регулирования остается регламентация деятельности суда в процессе доказывания.

Ведь сегодня он не обладает полномочиями по истребованию доказательств, необходимых по делу, что может привести к необоснованному затягиванию рассмотрения дела и неэффективной защите нарушенных прав и интересов лиц.

Суть соревновательной формы гражданского процесса заключается в том, что исключительно стороны и лица, участвующие в деле, подают доказательства по делу. Суд лишь оценивает эти доказательства, причем, согласно ч. 4 ст. 60 ГПК, доказывание не может основываться на предположениях.

Возьмем, к примеру, простое по своей сути дело о возмещении морального ущерба, причиненного смертью близкого человека. Суд, судья может видеть наличие моральных страданий человека, но оценивать их должен на основании надлежащих и допустимых доказательств согласно нормам ГПК.

Важное значение в делах этой категории имеют заключения экспертов, в частности, судебно-психологической экспертизы, как средство доказывания причиненного морального вреда. Высказываются даже мнения ученых относительно предоставления заключению судебно-психологической экспертизы преимущественного значения перед другими видами доказательств.

Однако следует отметить, что это не соответствует принципам оценки доказательств, определенным ГПК. Согласно его ст. 212, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся доказательств. Ни одно доказательство для суда не имеет заранее установленного значения.

Именно к полномочиям суда относится определение размера денежного возмещения за причиненный моральный ущерб, который может основываться на выводах эксперта, однако не устанавливается таким выводом.

Катерина Беляева

Источник: Судебно-юридическая газета

Аналізуйте судовий акт: Встановивши розповсюдження недостовірної негативної інформації суд зобов‘язав відповідача цю інформацію спростувати та відшкодувати моральну шкоду

Источник материала, интернет ресурс “Протокол”:http://protokol.com.ua/ua/vstanovivshi_rozpovsyudgennya_nedostovirnoi_negativnoi_informatsii_sud_zobov_yazav_vidpovidacha_tsyu_informatsiyu_sprostuvati_ta_vidshkoduvati_moralnu_shkodu/

Источник: https://protocol.ua/ru/moralniy_ushcherb_po_ukrainski_kak_dokazat_i_rasschitat_summu/

Моральный вред. Когда можно требовать компенсацию?

Наказание за моральный ущерб в интернете

Очень часто, если человек разозлен, обижен, от него можно услышать такие слова: «Да я на тебя подам иск о компенсации морального вреда».

И вот уже может показаться, что если человек переживает, если в интернете о нем распространена какая-то негативная информация, он недоволен покупкой в интернет-магазине, в негодовании, что на него, по его мнению, подали незаконный иск, то это уже основание для того, чтобы требовать компенсации морального вреда.

Давайте же разберемся, когда, испытав негативные эмоции, переживания, можно требовать, чтобы вам компенсировали моральный вред, а когда для этого нет никаких правовых оснований.

Итак, начнем… со значения понятия, конечно же. В отличие от других понятий моральный вред предельно четко определен в законодательстве, в статье 151 Гражданского кодекса:

Правовое регулирование морального вреда

Как мы уже сказали выше, моральный вред определен в ст. 151 Гражданского кодекса, а также в статьях 1099–1101 этого же кодекса. По вопросам, связанным с компенсацией морального вреда, судами принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

В делах, которые связаны с распространением информации, компенсацию за моральный вред можно требовать:

Обратите внимание, что за нарушение исключительного права автора на произведение нельзя требовать компенсации морального вреда.

Что в суде должен доказать истец, чтобы требования о компенсации морального вреда были удовлетворены?

Компенсация морального вреда может быть лишь следствием нарушения неимущественных прав, то есть сам по себе моральный вред не может быть взыскан. Например, в интернете распространили ложные и порочащие сведения.

Человек обращается в суд и вместе с требованием об опровержении требует и компенсацию морального вреда, заявляя, что испытывал нравственные страдания.

Таким образом, судами должна быть в обязательном порядке выявлена причинно-следственная связь между публикацией и нравственными переживаниями человека.

Так по букве закона. А что же на практике?

Есть хорошая новость для истцов: в большинстве случаев суды почти автоматически взыскивают моральный вред, наличие нравственных страданий фактически презюмируется, если истец доказал факт нарушения его неимущественных прав. Поэтому истцы, в отличие от ответчика, находятся в выгодном положении и почти в любом случае могут рассчитывать на какой-то размер компенсации.

Например, есть серия судебных дел, когда гражданин приобретает в магазине продукты на вес (причем сумма покупки от 7 до 50 рублей). А затем обращается в суд с иском: продавец не проинформировал истца о составе продукта, его сроке годности, месте производства и т. п., т. е.

не была предоставлена информация, которая обязательно должна быть в соответствии с законом «О защите прав потребителей». Истец считает, что нарушены его права как потребителя, требует обязать ответчика указывать подобную информацию, а также возместить компенсацию морального вреда (от 2 000 р. до 6 000 р.

— сравните со стоимостью покупки!), возместить расходы на оплату пошлины и юридические услуги по подготовке иска. И от этого конкретного истца к одному конкретному ответчику было несколько дел за год. Конечно, суд признавал вину ответчика (т. к.

нарушение закона имело место), но определял символическую сумму в качестве компенсации морального вреда (100-300 рублей) и частичную компенсацию судебных издержек.

Случаются, правда, и казусы, когда суд взыскивает моральный вред, но его сумма символическая (например, в иске сумма 3 500 000 р., а суд присваивает 25 000 р.). Конечно, истец вправе рассчитывать на более солидную компенсацию морального вреда, если он подтвердил в суде его наличие. И, конечно же, в большинстве случаев, если были физические страдания, то сумма выше.

Как истцы обосновывают наличие морального вреда

Изучая дела, связанные с требованиями компенсации морального вреда, я заметила, что если истцы просто в двух словах обозначают, что вред имел место быть, без предъявления доказательств, то суд определяет символическую сумму или вообще отказывает в удовлетворении этой части иска. Но также в судебных делах мы можем встретить самые разнообразные переживания людей, требующих возместить им моральный вред.

Хочу привести примеры интересных описаний обоснования полученного морального вреда. Сохранены авторские стилистика, орфография и пунктуация.

Но больше всех мне понравились доводы Михаила. Согласитесь, очень хорошо описано.

По закону бремя доказывания наличия морального вреда лежит на истце.

В большинстве случаев хоть какое-то описание, в чем выражался моральный вред, в исках присутствует, обычно история, аналогичная описанной в иске, рассказывается и в суде.

Но помните, что когда вы говорите, что обращались за медицинской помощью, то этот факт необходимо доказать, если вы действительно претендуете на кругленькую сумму.

В редких случаях истцы приводят в суд свидетелей, которые подтверждают, что человек переживал, или предоставляют документы, из которых следует, что он испытывал физические страдания.

Однако в большинстве случаев суды достаточно снисходительно относятся к истцам, считая достаточным их показаний. И чрезвычайно редки решения, в которых бы суды отказали в компенсации морального вреда, ссылаясь, что истец не доказал его наличия.

Например, в случае непредоставления доказательств соответствия действительности оспариваемых фраз. И все же такие решения в судебной практике есть.

В частности, в деле, цитату из которого я привела немного выше (от лица Михаила), суд пришел к выводу, что иск заявлен необоснованно, бездоказательно и полностью не подлежит удовлетворению.

Этот иск был подан по поводу статьи с громким заголовком «Пьяный помощник губернатора устроил ДТП в Петровске», но, объективно изучив текст, суд не нашел ни в заголовке, ни в тексте статьи порочащие или несоответствующие действительности сведения.

Поэтому и в компенсации морального вреда было отказано.

Другой пример.

В Брянске рассматривалось гражданское дело. Информационное агентство опубликовало на своем сайте фотографии без указания авторства истца и без получения согласия на их распространение. Помимо опубликования решения суда и компенсации убытков, связанных с подготовкой иска, истец требовал компенсацию морального вреда.

Рассматривая требования о взыскании компенсации морального вреда, суд пришел к следующему выводу. Далее процитирую:

В Пермском краевом суде в начале прошлого года рассматривалось гражданское дело, в котором в частности истцы обвиняли СМИ в нарушении закона о персональных данных (в статье были опубликованы их Ф.И.О., место жительства, место работы, сведения о собственности). Истцы ссылались и на глубокие моральные страдания. Но решение суда таково:

Сколько взыскивают суды в качестве компенсации морального вреда?

Вопрос не праздный как для истцов, так и для ответчиков. Первые часто идут в суд, рассчитывая на получение солидной денежной суммы.

И поэтому, часто решая с клиентами вопрос, подавать ли иск, приходится слышать вопрос: «А на сколько я могу рассчитывать?» Ответчики же боятся, что взысканная судом сумма будет настолько большой, что приведет к значительным финансовым трудностям.

Не могу обнадежить ни тех, ни других. Верхнего предела, как, впрочем, и нижнего, в законодательстве нет.

Есть многочисленные примеры миллионных исков, однако решений, в которых за незаконное распространение информации суды взыскивали в качестве морального вреда больше миллиона, не так и много, в большинстве случаев моральный вред судами значительно уменьшается. Чаще всего моральный вред по подобным делам исчисляется десятками тысяч, гораздо реже — сотнями.

В законодательстве — Постановление Пленума Верховного Суда, практика Европейского Суда по правам человека — есть критерии, которые влияют на размер морального вреда, однако многие из них очень оценочные.

Соответственно, как конкретный судья решит никто не сможет сказать: например, повысит сумму за причиненный моральный вред, если порочащие сведения распространены на сайте с  посещаемостью 100 000 человек в сутки, или уменьшит сумму, если на сайт не заходят и десяти посетителей в месяц.

Моральный вред юридическим лицам

Лет 10-15 назад моральный вред мог быть спокойно взыскан в пользу юридического лица. Хотя всегда медиаюристы и многие ученые-правоведы говорили, что это невозможно. Переломным моментом стало возникновение в судебной практике арбитражных судов концепции «репутационного вреда».

Обратите внимание, что до настоящего времени в законодательстве «репутационный вред» так и не предусмотрен, его легальное определение отсутствует.

С этого момента юрлица все чаще и чаще стали требовать не компенсации морального вреда, а «репутационного», хотя суть во многом осталась та же.

Окончательную точку в споре, можно или нельзя взыскать компенсацию за моральный вред в пользу юридического лица, поставил законодатель, внеся в статью 152 Гражданского кодекса изменения.

Но в 2003 г. опубликовано Определение Конституционного суда РФ, в котором говорится:

В февральском обзоре судебной практики отмечено следующее в отношении морального вреда, причиненного юридическим лицам:

Моральный вред по искам в интересах умерших

При нарушении права на изображение умершего или его частной жизни в Гражданском кодексе нет такой оговорки, соответственно, в этих случаях моральный вред в пользу умерших не может быть взыскан.

Однако остается открытым вопрос, возможно ли в случае подачи подобного искового заявления требовать о компенсации морального вреда. Мое личное мнение, что моральный вред по искам в защиту прав умерших не может быть взыскан.

Поясню, почему я так считаю.

Когда ущемляется чья-либо репутация, страдает человек, то есть действие является прямым и относится непосредственно к личности. И стоит различать меру возмещения ущерба живому человеку и родственникам скончавшегося.

Моральный вред является следствием незаконных поступков, которые воздействуют на неимущественные блага человека. Этот гражданин самостоятельно требует возмещения благ, испытывая нравственные и моральные страдания.

Но когда человек, подвергшийся нанесению морального вреда, умер, нравственные страдания, выходит, он сам испытывать не может, — страдают и переживают третьи лица, заинтересованные в получении компенсации, при этом не обладая правами на честь и достоинство.

Если публикация была обнародована после смерти человека, соответственно, он не мог переживать нравственных и физических страданий в связи с появлением порочащих данных. Выводом из этого заключения является то, что компенсация морального вреда в этом случае не предусматривается.

Стоит отметить, что вследствие нанесения морального вреда страдает честь и достоинство человека, а компенсация этого вреда рассчитана хотя бы на частичное восполнение нравственного состояния ущемленной чести человека, а вовсе не наказание человека или организации, распространившей порочащие сведения.

Когда же мы говорим об умершем человеке, понятие возмещения морального вреда теряет свой смысл. Поэтому если родственники умершего требуют защиты чести и достоинства умершего человека, возможен лишь такой способ, как опровержение недостоверных данных или размещение в СМИ решения суда по данному инциденту.

Источник: http://lawinweb.ru/moralnyj-vred-kogda-mozhno-trebovat-kompensaciyu/

Юриста совет
Добавить комментарий