На какой стадии процесса допущено нарушение закона?

Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса

На какой стадии процесса допущено нарушение закона?

Статья посвящена теме: «Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса», в которой приводится позиция относительно понимания существенных нарушений уголовно-процессуального кодекса, а также предлагается закрепление понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона в УПК РФ.

Ключевые слова: Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, существенные нарушения УПК РФ, нарушения требований закона, существенные нарушения в уголовном процессе.

Всякое нарушение уголовно-процессуального закона — это правонарушение, т. е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на осуществлении назначения уголовного судопроизводства и реализации прав участников процесса.

Оно может быть совершено в форме действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности.

Правонарушение состоит либо в неисполнении юридической обязанности, либо в злоупотреблении правом. [1]

Под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать нарушение, выражающееся в отступлении государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, а также участников процесса от предписаний (требований) уголовно-процессуальных норм, которое путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса либо иным способом помешало всесторонне расследовать или рассматривать дело и повлекло или могло повлечь постановление незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Несущественные нарушения уголовно-процессуального закона — это такие нарушения субъектами уголовного процесса предписаний уголовно-процессуальных норм, которые не влекут и не могут повлечь существенные для уголовного дела последствия: односторонность и неполноту исследования обстоятельств дела и вынесение незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения. [2]

Говоря о понятии существенное нарушение, которое является оценочным, возникает вопрос относительно того, что положено в основу оценки существенности нарушения?

В доктрине выработано множество подходов к классификации существенных нарушений. Выделяют следующие критерии оценки:

1)                 субъект, допустивший нарушение (следователь, дознаватель, прокурор);

2)                 стадия уголовного процесса, на котором допущено нарушение;

3)                 устранимые и неустранимые;

4)                 единичный или множественный характер нарушений;

5)                 правовые последствия нарушения;

УПК РФ устанавливается система, которая обеспечивает эффективный контроль за процессуальной деятельностью субъектов осуществляющих уголовное преследование.

Руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя.

Руководитель органа дознания уполномочен:

1)                 отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства по уголовном делу;

2)                 вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор уполномочен:

1)                 требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия;

2)                 истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним по ним решения в соответствии с УПК РФ;

3)                 отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК РФ;

4)                 рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;

Суды общей юрисдикции уполномочены на вынесение частного определения или постановления.

Если при рассмотрения уголовного дела выявлены нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым. [3]

Потерпевшим, в силу ч.1 ст. 42 УПК РФ, является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением следователя.

На практике не всегда данное требование УПК РФ исполняется своевременно, а зачастую вовсе игнорируется дознавателями и следователями.

Данная практика, как правило, складывается по тем уголовным делам, где длительное время не представляется возможным допросить потерпевшее лицо в качестве такового. Однако, указанное обстоятельство не препятствует своевременному признанию его в статусе потерпевшего.

Так же допускаются нарушения требования ч.7 ст. 42, ч.5 ст. 164, ч.10 ст. 166 УПК РФ, поскольку потерпевший перед допросом не предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, запись о разъяснении потерпевшему его ответственности не зафиксирована в протоколе допроса потерпевшего.

Данные нарушения влекут за собой признание показаний потерпевшего недопустимым доказательством, так как нарушают права потерпевшего.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона влекут за собой негативные последствия, которые создают препятствия для осуществления правосудия и правильного разрешения уголовного дела, а именно вынесение законного и обоснованного приговора, как оправдательного, так и обвинительного.

Несоблюдение требований (предписаний) уголовно-процессуального закона, влет нарушение конституционных прав и свобод участников уголовного-судопроизводства, а также затрудняет доступ граждан к правосудию.

Защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, определяет назначение уголовного судопроизводства наряду с защитой личности от незаконного и необоснованного обвинения.

Согласно, ст.21 УПК уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют: прокурор, а так же следователь и дознаватель.

Субъекты уголовного преследования, на мой взгляд, наделены широкими полномочиями в рамках предварительного расследования и следствия, однако со стороны представителей власти, не редко встречаются нарушения требований уголовно-процессуального, которые провоцируют собой:

1)     ограничение в правах подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а так же других субъектов уголовного судопроизводства;

2)     принятия незаконного процессуального решения по уголовному делу;

3)     нарушение срока расследования и т. д.

Одним из правовых последствий нарушений требований уголовно-процессуального кодекса является недопустимость доказательств, которые не имеют юридической силы, а также не могут быть положены в основу обвинения и обстоятельств, подлежащих доказыванию согласно требованиям ст. 73 УПК.

Пленум Верховного Суда РФ высказывает следующую позицию: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Пленум не использует понятия существенное нарушение, а говорит о доказательствах, полученных с нарушением закона затрагивающих гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина или установленных уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления.

Законодатель в ст.389.17 УПК определяет существенные нарушения уголовно-процессуального закона, как основание отмены или изменения приговора судом апелляционной инстанции, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Одним из оснований отмены или изменения приговора является отсутствие протокола судебного заседания, предусмотренный п.11 ч.2 ст. 389.17 УПК.

Президиума Верховного суда Республики Башкортостан отменил приговор Благоварского районного суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2014 года в отношении З.

В ходе судебного заседания 22 апреля 2014 года суд, выслушав последнее слово подсудимого, удалился в совещательную комнату. Был объявлен перерыв до 23 апреля 2014 года с участием сторон. Протокол судебного заседания был изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания 22 апреля 2014 года.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Положения статьи 259 УПК Российской Федерации закрепляют общие требования к ведению протокола, достоверно и последовательно отражающего ход судебного разбирательства. Согласно пп.15, 16 ч.3 ст.

259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указываются сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него, сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. В силу положений ч.6 ст.259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Согласно п.11 ч.2 ст.389.17 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является безусловным основанием отмены судебного решения. [4]

Возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК так же связано с нарушениями требований УПК.

Однако, законодатель говорит о нарушении требований УПК, но не говорит о их степени и характере.

Примеры из судебной практики нарушений требований УПК, явившихся основанием для возвращения уголовного дела прокурору:

          в обвинительном заключении не конкретизировано обвинение в части субъективной стороны мошенничества, не описаны корыстный мотив и цель как обязательные признаки субъективной стороны мошенничества: дело № 1–26/11 в отношении П., обвиняемого по ч.3 ст.159 УК РФ;

          предъявленное обвинение не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела в судебном заседании: дело № 1–42/10 в отношении С., обвиняемого по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ;

          в постановлении о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера не изложено доводов защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны: дело № 1–80/11 о применении принудительных мер медицинского характера в отношении Д., обвиняемого в совершении общественно-опасного деяния, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ;

          текст в обвинительном заключении в отношении подсудимого не соответствует тексту в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого: дело № 1–124/11 в отношении Б., Е., У., обвиняемых по ч.4 ст.111 УК РФ; [5]

Говоря о существенных нарушения уголовно-процессуального закона можно сделать следующие выводы:

          отсутствие критерия существенности нарушений в рамках предварительного расследования;

          отсутствие нормативно закрепленного понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона;

Введение понятия и классификационных критериев существенного нарушения законодателем позволит различать характер допущенных нарушений правоприменителем, что дополнительно будет обеспечивать цели и назначения уголовного судопроизводства.

Литература:

  1.      Калинкина Л. Д., Рамазанова В. В. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия /Л. Д. Калинкина, В. В. Рамазанова.-науч. изд. -Саранск:Мордовское книжное изд-во, 2007. -112 с.
  2.      Калинкина Л. Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993. С. 52, 53.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/179/8995/

Кейс-задачи Тема: Сущность и основные понятия уголовного процесса. Проверяемая компетенция: ок-8, пк-4

На какой стадии процесса допущено нарушение закона?

Задания:

1.В уголовном делепо обвинению 11 человек в бандитизмеосновным доказательством вины являлсяпротокол обыска, в результате которогоу членов банды было обнаружено и изъято68 единиц боевого оружия.

В судебномзаседании было установлено, что обыскбыл проведен до возбуждения уголовногодела, в связи с чем данное доказательствобыло признано недопустимым и по делубыл постановлен оправдательный приговор.

Достигнуты лицели правосудия в ходе производства поданному делу?

2.

ПрокурорХанты-Мансийского автономного округа,получив уголовное дело в отношенииПадарова и Такаева, обвинявшихся вразбойном нападении и других преступлениях,с обвинительным заключением, обвинительноезаключение не утвердил и других решений не принял. Первый заместитель прокурораХанты-Мансийского автономного округадело направил в Суд Ханты-Мансийскогоавтономного округа. Оно было назначенок судебному рассмотрению и рассмотренос вынесением приговора.

На какой стадиипроцесса допущено нарушение закона? Накакой стадии должно было быть устраненодопущенное нарушение? Каким образомоно могло быть устранено?

3.Дежурныйследователь, получив информацию о гибелилюдей на территории завода медицинскогооборудования, выехал на место происшествия.По прибытии на завод следователь вызвална допрос главного инженера по техникебезопасности и допросил его обобстоятельствах гибели людей.

Соответствуютли действия следователя представлениюо системе уголовного процесса?

4.По факту обнаружениятрупа на пустыре в Промышленном районег. Самары прокурор Промышленного районавозбудил уголовное дело. Следствиембыло установлено, что смерть наступилав результате нанесения ножевых раненийв область живота. В ходе расследованияубийца обнаружен не был. По истечениисрока предварительного расследованияпроизводство по делу было приостановлено.

Через какиестадии уголовного процесса прошлоданное дело? Какие уголовно-процессуальныеакты были вынесены по данному делу?

Тема: Источники уголовного процессуального права Проверяемая компетенция: пк-4

Задания:

1.В течениетуристического международного круизана лайнере, приписанном к порту США,гражданин Германии совершил хулиганскиедействия в отношении российскогогражданина в то время, когда корабльнаходился в нейтральных водах.

Нормамиправа какого государства следуетруководствоваться при расследованииэтого преступления? Изменитсяли решение, если преступление былосовершено в территориальных водахРоссии?

2.

01 июля 2002 годавступил в действие УПК РФ, предусматривающийвозможность проведения предварительногослушания по уголовному делу для решениявопросов о допустимости доказательств,о прекращении уголовного дела приналичии основания, для рассмотренияходатайств об истребовании дополнительныхдоказательств и др. УПК РСФСР такойпроцедуры не предусматривал. Согласноновому закону ходатайство о проведениипредварительного слушания может бытьзаявлено при ознакомлении с материаламидела по окончании расследования, либов течение 5 суток с момента врученияобвинительного заключения. Обвинительноезаключение по делу было вручено 22 июня2002 года. 10 июля в самом начале судебногоследствия защитник заявил ходатайствоо проведении предварительного слушания,мотивируя это тем, что ранее, впредусмотренные новым законом срокиэтого сделать не было возможности, т.к.новый закон еще не вступил в силу.

Проанализируйтеположения ст.ст. 4, 229 и главы 15 УПК РФ иобъясните, какое решение должен принятьсудья.

3.Алиев, обвиняемыйв убийстве, совершенном с особойжестокостью, скрылся от следствия. 29июня 2002 г. вынесено санкционированноев этот же день прокурором постановлениео заключении Алиева под стражу. 20 июля2004 г.

произведен арест Алиева на основанииназванного постановления прокурора.По мнению адвоката, защитника Алиева,арест Алиева произведен незаконно,поскольку после начала действия УПК РФс 1 июля 2002 г.

содержание под стражейвозможно только по судебному решению.

Дайте правовуюоценку ситуации. Необходимо ли в данномслучае судебное санкционированиезаключения под стражу?

4.Во время пребыванияв г. Москве гражданин Латвии Юзеф Морошек,находясь в нетрезвом состоянии, учинилхулиганские действия: оскорблял прохожихнецензурной бранью, ударил кулаком влицо гражданина Воронина, сделавшегоему замечание, при задержании оказалсопротивление сотрудникам милиции,требовал освободить его, ссылаясь наиностранное гражданство.

Возможно лисовершение в отношении Ю.Морошекауголовно-процессуальных действий, предусмотренных законодательствомРоссии?

5.В результатеуличной перестрелки погибло два человека.Несколько очевидцев происшествияуказали прибывшему наряду милиции налицо, производившее выстрелы в погибших.

В ходе общения с сотрудниками милицииуказанное лицо предъявило удостоверениечлена правительства Республики СевернаяКорея и документы, согласно которым онявляется гражданином данной страны.

Предъявивший удостоверение такжеутверждал, что он не может быть задержан,отказывается что-либо говорить и долженехать по своим делам, после чего направилсяк своей автомашине.

Может ли этолицо быть задержано по подозрению всовершении тяжкого преступления(умышленное убийство при отягчающихобстоятельствах)? Обоснуйте свой ответ.

6. 30июня2002 годапрокурор Ставропольского края направилв Ставропольский краевой суд уголовноедело с утвержденным обвинительнымзаключением в отношении Слабика иКузьменко.

Судья Ставропольского краевого суда своим постановлениемот 12 июля 2002 г. уголовное дело по обвинению Слабика и Кузьменко возвратил в порядкеп. 2 ч. 1 ст.

237 УПК РФ прокурору для врученияобвиняемым копии обвинительногозаключения, сославшись на то, что делопоступило в суд после 1 июля 2002 г.

ипоэтому суд лишен возможности вручитькопию обвинительного заключения, таккак в соответствии со ст. 222 УПК РФ это – функция стороны обвинения.

Правильно липрименил судья нормы о действииуголовно-процессуального закона вовремени?

Источник: https://studfile.net/preview/6008625/page:38/

Устранение сомнений в допустимости доказательств

На какой стадии процесса допущено нарушение закона?

(Гармаев Ю. П.) («Законность», 2011, N 5)

УСТРАНЕНИЕ СОМНЕНИЙ В ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Ю. П. ГАРМАЕВ

Гармаев Юрий Петрович, доктор юридических наук, доцент, старший советник юстиции.

В статье рассматривается типичная для уголовных дел ситуация, когда в судебных стадиях процесса обнаруживаются ранее допущенные нарушения закона. Предлагается система основанных на законе аргументов, обосновывающих допустимость соответствующих доказательств в случае, если нарушения носили несущественный или устранимый характер.

Ключевые слова: государственный обвинитель; судебные стадии; аргументы; допустимые доказательства; защита; уголовный процесс.

Removing the doubts of admissibility of evidence Yu. P. Garmayev

The article discusses the typical situation in criminal cases when the court found earlier stages of the violations of the law. A system legal arguments justifying the admissibility of evidence if the violations were insignificant and disposable nature.

Key words: Public Prosecutor; judicial stage; arguments; admissible evidence; defense; criminal proceedings.

Каждый прокурорский работник, кому доводилось не раз поддерживать обвинение по уголовному делу, помнит весьма неприятные ситуации, когда в судебных стадиях обнаруживаются нарушения закона и следственные ошибки, допущенные в ходе расследования и/или проведения, документирования оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ).

Часто такие нарушения и ошибки могут повлечь разрушение в суде всей системы доказательств обвинения или значительной ее части. Но дело уже направлено в суд (и не всегда тем лицом, которое участвует в процессе), а значит, уже далеко не все можно исправить.

В подобных ситуациях у каждого работника прокуратуры вслед за чувством досады и возмущения работой следователя, оперативного сотрудника, руководителя следственного органа возникает профессионально-этическая проблема — согласиться с доводами стороны защиты, вплоть до отказа от обвинения, или сделать все возможное для «спасения дела в суде»? Результаты специального анкетирования государственных обвинителей, проведенного автором в Иркутском институте повышения квалификации прокурорских работников Генпрокуратуры РФ в 2006 — 2007 гг., показали решимость наших коллег «по возможности спасти дело», даже при многочисленных нарушениях закона в досудебной стадии. Так ответили около 100% из 350 анкетированных. Вместе с тем респонденты отмечали важное условие: «Если только я субъективно убежден(а), что подсудимый виновен в преступлении». ——————————— В настоящее время — Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ. Анкетирование проводилось в 2006 г., т. е. до разделения функций прокурорского надзора и организации предварительного следствия, образования Следственного комитета.

Но если государственный обвинитель в подобной ситуации твердо решил поддерживать обвинение, а собственного опыта и знаний хватает не у каждого, то где найти научно обоснованные и не противоречащие закону аргументы своей позиции? В порядке краткой иллюстрации приведем типичные нарушения закона, допускаемые оперативными сотрудниками органов — субъектов оперативно-розыскной деятельности (далее — ОРД) по делам о взяточничестве (ст. ст. 290 — 291 УК) и другим: — в нарушение ч. 7 ст. 8 ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — ФЗ «Об ОРД») постановление о проведении оперативного эксперимента зачастую утверждается ненадлежащим лицом (не руководителем органа, осуществляющего ОРД, а, например, руководителем подразделения органа); — в документах, составляемых по результатам ОРМ, часто допускаются ошибки в названии оперативно-розыскного мероприятия. Например, «следственный эксперимент» вместо «оперативный эксперимент» (нарушение п. 14 ч. 1 ст. 6 ФЗ «Об ОРД») и многие другие подобные нарушения. Заметим, что подобные типичные нарушения закона на досудебной стадии, к счастью, объединяет особенность: большинство из них носит явно несущественный и устранимый характер. Однако повторим — в приведенных примерах с формальной точки зрения нарушение закона есть. Отсюда позиция стороны защиты, а также некоторых ученых-процессуалистов такова: ч. 2 ст. 50 Конституции РФ запрещает использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, т. е. любые процессуальные нарушения недопустимы . Как справедливо заметил в этой связи В. Божьев, «трудно сказать, чего в подобных суждениях присутствует больше: элементарного непонимания процесса, демагогии, лицемерия или юридического невежества?!» . ——————————— В уголовно-процессуальной науке довольно много как противников, так и сторонников теории «беспощадного исключения доказательств». К числу последних можно отнести А. Лобанова, В. Золотых, В. Савицкого, Н. Чувилева и др. См., напр.: Золотых В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов н/Д: Феникс, 1999; Чувилев Н., Лобанов А. Плоды отравленного дерева // Российская юстиция. 1996. N 11. С. 47 — 49; и др. Божьев В. Существенные нарушения норм УПК // Законность. 2009. N 1. С. 4 — 8.

Тем не менее не только адвокаты (их процессуальный статус обязывает), но и некоторые судьи взяли на вооружение такой подход.

Между тем отдельные государственные обвинители в нужный момент, а это чаще всего непредвиденный момент, не находят должных аргументов, не предпринимают активных действий по проверке и оценке доказательств, которые могут вызвать у суда сомнения в допустимости.

В результате заслуживающие строгого наказания субъекты часто избегают его, как уже отмечалось, по так называемым формальным основаниям. Безусловно, проблемы нужно устранять прежде всего на предварительном следствии. Представители стороны обвинения должны активно предупреждать, пресекать и устранять любые нарушения закона и ошибки следствия.

Нужно их не только выявлять, но и прогнозировать, предвидеть типичные выпады стороны защиты против доказательств обвинения.

Проще говоря, когда еще не поздно что-то предотвратить и устранить, следователь, дознаватель, руководитель следственного органа, надзирающий прокурор, иной представитель стороны обвинения должны принципиально и жестко реагировать на любые ошибки и нарушения, всеми силами бороться с непрофессионалами и нарушителями закона в своей среде.

Однако в случае, если некоторые нарушения не были выявлены и устранены на досудебной стадии, государственный обвинитель при наличии законных оснований (выделено мной. — Ю. Г.) вправе предложить суду признать допустимыми соответствующие доказательства.

Для этого представителям стороны обвинения предложим апробированные аргументы, которые можно использовать государственному обвинителю в соответствующих типичных судебных ситуациях. Аргументы эти условно разделены на общие и частные.

У общих более универсальный характер в том смысле, что они часто применяются по любой категории уголовных дел, в отношении практически всех видов доказательств. Их не должно быть много — здесь изложено 7. Частные аргументы многочисленны, но менее универсальны. Они разрабатываются и применяются по конкретным категориям дел.

Прежде всего, приведем общие аргументы и по возможности изложим их так, как они, на наш взгляд, могут прозвучать в реальной судебной речи государственного обвинителя: 1) «Ваша честь! При проведении данного следственного действия допущено нарушение уголовно-процессуального закона.

Однако следует ли считать его настолько существенным и неустранимым, что это повлечет признание доказательства недопустимым? Полагаю, что такой вывод не соответствовал бы смыслу закона и сложившейся судебной практике. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отмечается: «Когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании… судья… возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений» (здесь и далее выделено мной. — Ю. Г.). Подробное изучение этих разъяснений позволяет сделать вывод, что Верховный Суд РФ фактически вернулся к разграничению нарушений закона на несущественные и/или устранимые в противовес существенным и/или неустранимым, предусматривая для них противоположные правовые последствия. Считаю, что в данном случае имеет место несущественное/устранимое нарушение, поскольку…»; ——————————— Достаточно вспомнить ст. 345 «Существенное нарушение уголовно-процессуального закона» УПК РСФСР. Подробный анализ этой проблемы дан в упомянутой работе В. Божьева.

2) «Ваша честь! Конституционный Суд РФ определил существенное процессуальное нарушение как препятствие для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства (выделено мной. — Ю. Г.) исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией РФ функцию осуществления правосудия . Полагаю, что допущенное по настоящему делу нарушение следует признать несущественным, поскольку оно реально не повлекло лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, поскольку… Для проверки предлагаю…»; ——————————— Пункт 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П.

3) «Ваша честь! Несущественные нарушения — это, прежде всего, те, которые не повлияли и не могли повлиять на достоверность получаемого результата. К примеру, когда свидетель вызывается способом, не указанным в ст. 188 УПК РФ, а, скажем, через другого свидетеля .

Или, например, разве ошибка в наименовании документа «приговор» (пригавор, преговор и т. п.

), будучи несомненным нарушением УПК РФ, должна с необходимостью повлечь отмену судебного решения? Предлагаю проверить именно достоверность этого доказательства следующим образом…»; ——————————— Гришина Е. П., Саушкин С. А., Абросимов А. В.

Дискуссионные проблемы допустимости доказательств в науке уголовно-процессуального права (теории «беспощадного исключения доказательств», «плодов отравленного дерева» и «асимметрии правил допустимости») // Мировой судья. 2008. N 1. С. 58 — 59.

Источник: http://center-bereg.ru/j1089.html

Глава 4 Учет следственных ошибок и нарушений закона в деятельности государственного обвинителя // Кириллова А.А., Гармаев Ю.П

На какой стадии процесса допущено нарушение закона?

Как уже отмечалось, следует исходить из того, что квалифицированный судья, а также государственный обвинитель должны знать типичные ошибки и нарушения закона, допускаемые на предварительном следствии в целом (по всем видам уголовных дел) и по делам определенных категорий, в частности в параграфе 1.

1 Монографии (указана в сноске ниже) предложен важный методологический подход — «парадигма четырех правовых позиций», позволяющий использовать, применять разнообразные основанные на законе и профессиональной этике рекомендации, исходя не только из «объективной позиции», но и из иной: позиции суда, стороны обвинения, стороны защиты, то есть из возможной правовой позиции того участника уголовного судопроизводства, кому, собственно, адресованы соответствующие рекомендации [1] .

В этой части пособия таким адресатом является государственный обвинитель.

Итак, каждый прокурорский работник, кому доводилось не раз поддерживать обвинение по уголовному делу, помнит весьма неприятные ситуации, когда в судебных стадиях обнаруживаются нарушения закона и следственные ошибки, допущенные в ходе расследования и (или) проведения, документирования оперативно-розыскных мероприятий. Часто такие нарушения и ошибки могут повлечь разрушение в суде всей системы доказательств обвинения или значительной ее части. Но дело уже направлено в суд (и не всегда тем лицом, кто участвует в процессе), а значит уже далеко не все можно исправить.

В подобных ситуациях у каждого работника прокуратуры вслед за чувством досады и возмущения работой следователя, оперативного сотрудника, руководителя следственного органа, возникает профессионально-этическая проблема — согласиться с доводами стороны защиты, вплоть до отказа от обвинения, или сделать все возможное для «спасения дела в суде»?

Результаты специального анкетирования государственных обвинителей показали решимость прокурорских работников «по возможности спасти дело», даже при многочисленных нарушениях закона в досудебной стадии. Так ответили около 100% из 350-ти анкетированных. Вместе с тем респонденты отмечали важное условие: «Если только я субъективно убежден (а), что подсудимый виновен в преступлении».

Но если государственный обвинитель в подобной ситуации твердо решил поддерживать обвинение, а собственного опыта и знаний хватает не у каждого, то где найти научно обоснованные и не противоречащие закону аргументы своей позиции?

В порядке краткой иллюстрации приведем типичные нарушения закона, допускаемые оперативными сотрудниками органов — субъектов оперативно-розыскной деятельности, по делам об убийствах и другим:

– в нарушение ч. 7 ст. 8 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» постановление о проведении оперативного эксперимента утверждается ненадлежащим лицом (не руководителем органа, осуществляющего ОРД, а, например, руководителем подразделения органа);

– в документах, составляемых по результатам оперативно-розыскных мероприятий, часто допускаются ошибки в названии оперативно-розыскного мероприятия. Например, «следственный эксперимент» вместо «оперативный эксперимент» (нарушение п. 14 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), и многие другие похожие нарушения.

Подобные типичные нарушения закона на досудебной стадии зачастую объединяет особенность: большинство из них носит явно несущественный и устранимый характер.

Однако в примерах с формальной точки зрения нарушение закона имеется. Отсюда позиция стороны защиты такова: ч. 2 ст.

50 Конституции РФ, запрещает использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, то есть любые процессуальные нарушения недопустимы.

Тем не менее, не только адвокаты — их процессуальный статус обязывает, но и некоторые судьи взяли на вооружение именно такой подход.

Между тем отдельные государственные обвинители в нужный, а чаще всего это непредвиденный момент, не находят должных аргументов, не предпринимают активных действий по проверке и оценке доказательств, могущих вызвать у суда сомнения в допустимости.

В результате заслуживающие строгого наказания субъекты часто избегают его, как уже отмечалось, по так называемым формальным основаниям.

Безусловно, проблемы нужно устранять прежде всего на предварительном следствии. Представители стороны обвинения должны активно предупреждать, пресекать и устранять любые нарушения закона и ошибки следствия. Нужно их не только выявлять, но и прогнозировать, предвидеть типичные выпады стороны защиты против доказательств обвинения.

Проще говоря, когда еще не поздно что-то предотвратить и устранить, следователь, дознаватель, руководитель следственного органа, надзирающий прокурор, иной представитель стороны обвинения должен принципиально и жестко реагировать на любые ошибки и нарушения, всеми силами бороться с непрофессионалами и нарушителями закона в своей среде.

Однако в случае если некоторые нарушения не были выявлены и устранены на досудебной стадии, государственный обвинитель при наличии законных оснований вправе предложить суду признать допустимыми соответствующие доказательства. Для этого представителям стороны обвинения можно предложить апробированные аргументы, которые можно использовать государственному обвинителю в соответствующих типичных судебных ситуациях.

Аргументы эти условно разделены на общие и частные.

4.2. Общие аргументы в защиту доказательств стороны обвинения

Общие аргументы имеют более универсальный характер в том смысле, что часто применяются по любой категории уголовных дел, в отношении практически всех видов доказательств. Ниже изложены семь. Частные аргументы многочисленны, но менее универсальны. Они разрабатываются и применяются по конкретным категориям дел и (или) с учетом региональной, порой весьма специфичной практики.

Приведем общие аргументы и по возможности изложим их так, как они могут прозвучать в реальной судебной речи государственного обвинителя:

1) «Ваша честь! При проведении данного следственного действия допущено нарушение уголовно-процессуального закона. Однако следует ли считать его настолько существенным и неустранимым, что это повлечет признание доказательства недопустимым? Полагаю, что такой вывод не соответствовал бы смыслу закона и сложившейся судебной практике.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г . № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отмечается: «Когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании… судья… возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений».

Подробное изучение этих разъяснений позволяет сделать вывод, что Верховный Суд РФ фактически вернулся [2] к разграничению нарушений закона на несущественные и (или) устранимые, в противовес существенным и (или) неустранимым, предусматривая для них противоположные правовые последствия.

Считаю, что в данном случае имеет место несущественное устранимое нарушение, поскольку…»;

2) «Ваша честь! Конституционный Суд РФ определил существенное процессуальное нарушение как препятствие для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией РФ функцию осуществления правосудия [3] . Полагаю, что допущенное по настоящему делу нарушение следует признать несущественным, поскольку оно реально не повлекло лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, поскольку… Для проверки предлагаю…»;

3) «Ваша честь! Несущественные нарушения — это прежде всего те, которые не повлияли и не могли повлиять на достоверность получаемого результата. К примеру, когда свидетель вызывается в суд способом, не указанным в ст. 188 УПК РФ, а скажем, через другого свидетеля.

Или, например, ошибка в наименовании документа «приговор» (пригавор, преговор и т.п.

), будучи несомненным нарушением УПК РФ, должна с необходимостью повлечь отмену судебного решения? Предлагаю проверить именно достоверность этого доказательства следующим образом…»;

4) «Ваша честь! Часть 1 статьи 389.

17 УПК РФ под существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, являющимися основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции, понимаются нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/garm_2015/04.htm

Вс рф: извещать сторону о судебном заседании после его проведения недопустимо

На какой стадии процесса допущено нарушение закона?

Верховный Суд Российской Федерации направил дело на новое рассмотрение из-за того, что на стадии апелляции были допущены серьезные процессуальные нарушения (определение СК по гражданским делам ВС РФ от 4 апреля 2017 г.

№ 16-КГ17-7). Суд установил, что одну из сторон процесса известили о времени судебного заседания ненадлежащим образом, и поэтому она не смогла участвовать в нем и реализовать свои права.

В чем состояла суть спора, разбирался портал ГАРАНТ.РУ.

В 2014 году между банком и двумя заемщиками был заключен кредитный договор. Последние получили кредит на приобретение готового жилья в размере 823 тыс. руб. под 13% годовых на срок 115 месяцев.

Однако в течение полугода кредит за заемщиков выплачивал гражданин Н.

Несмотря на то, что он не являлся ни заемщиком, ни поручителем по данному договору, гражданин добровольно вносил платежи в счет исполнения кредитного обязательства в общем размере 88,2 тыс. руб.

Но затем он обратился в суд с требованием о взыскании с заемщиков суммы неосновательного обогащения. Суд первой инстанции решил, что денежные средства за других граждан Н.

вносил добровольно, в течение длительного времени не предъявлял требований о возвращении ему денег, хотя и знал о том, что не обязан гасить кредит за других лиц.

В связи с изложенным в удовлетворении требований истцу Н. отказали.

В апелляции судьи не нашли оснований для отмены данного решения. Однако именно на этой стадии было допущено процессуальное нарушение.

Может ли суд отложить разбирательство в связи с неявкой представителя лица, участвующего в деле? Узнайте из материала “Неявка на судебное заседание по гражданскому делу” в “Домашней правовой энциклопедии”. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Рассмотрение дела по апелляционной жалобе гражданина Н. должно было состояться 8 июня 2016 года.

В протоколе судебного заседания от этой же даты было указано, что лица, участвующие в деле, в заседание не явились, о времени и месте его проведения они были извещены надлежащим образом, и об уважительных причинах неявки суду не сообщили.

В то же время информации о своевременном вручении заявителю Н. извещения о дате и времени рассмотрения его апелляционной жалобы в материалах дела нет.

Более того, в своей кассационной жалобе Н. указал, что извещение о дате рассмотрения его апелляционной жалобы он получил только 11 июня 2016 года, причем письмо с извещением поступило в почтовое отделение 9 июня 2016 года – на следующий день после судебного заседания, в ходе которого было вынесено апелляционное определение.

Таким образом, истец не имел возможности реализовать свое право на представление доказательств в обоснование доводов, изложенных в его апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 35 Гражданского процессуального кодекса). На это указал ВС РФ, рассматривая данное дело в порядке кассации.

Напомним, что права представлять свою позицию и подтверждать ее доказательствами входят в содержание конституционного принципа состязательности сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Наряду с этим закреплено, что суд обязан вызывать лиц, участвующих в деле, при помощи заказного письма с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки.

Главное, чтобы эти средства обеспечивали фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату (ч. 1 ст. 113 ГПК РФ).

ВС РФ даже указал, что сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило адресату, но по зависящим от него обстоятельствам не было ему вручено, или адресат не ознакомился с сообщением.

Не рассматривая конкретные обстоятельства дела, ВС РФ определил, что на стадии апелляции были существенно нарушены процессуальные нормы и поэтому согласиться с выводами суда нельзя. Он подчеркнул, что допущенное нарушение может быть исправлено только посредством отмены апелляционного определения. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Добавим, что в законе закреплены основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке (после того, как они вступили в законную силу).

Это существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Речь идет о тех из них, которые повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Поэтому граждане, которые обнаружили, что их права нарушены в суде, к примеру, на стадии апелляции, вправе обжаловать соответствующее решение в следующей инстанции – вышестоящий суд может выявить ошибки и по сути “вернуть” процесс к той стадии, на которой они были допущены.

Источник: http://www.garant.ru/news/1108903/

Юриста совет
Добавить комментарий