Может ли студент открыть юридическую фирму в университете?

Проект: Помощь беженцам и мигрантам в юридических клиниках РФ

Может ли студент открыть юридическую фирму в университете?

Расскажите, пожалуйста, о вашей клинике. Как и когда все началось?

Если бы это история была бы неправдой, ее стоило бы придумать. Все началось с того, что в 2015 году сразу две отдельные группы студентов одновременно пришли к выводу, что в Сорбонне абсолютно необходимо создать юридическую клинику.

Объединившись, они пошли к администрации юридического факультета Сорбонны. Однако на тот момент проект не нашел деятельной поддержки, и тогда им пришлось действовать самостоятельно. Поэтому на сегодняшний день мы имеем форму независимой студенческой ассоциации.

Это несколько необычно для юридической клиники. В этом году позиция Университета поменялась, и мы пользуемся неограниченной поддержкой со стороны юридического факультета, преподаватели которого теперь входят в наш академический совет.

На следующем общем собрании будет также рассмотрен вопрос о смене названия нашей ассоциации на «Юридическую клинику Сорбонны».

Почему отношение к клинике изменилось?

Сегодня, спустя три года после создания, мы постепенно начинаем вливаться в структуру юридического факультета Сорбонны. Во-первых, мы сами проделали неплохую работу. Мы очень востребованы среди клиентов, студентов и партнеров.

Так, например, если в прошлом году у нас было 150 студентов-волонтеров, в этом году только к концу первого семестра нас было больше 220. В прошлом году у нас было два специализированных отделения, в этом году их десять.

Во-вторых, с недавних пор юридические клиники начали рассматриваться как возможный элемент системы государственной юридической помощи.   

При этом работа вашей клиники пока никак не включена в образовательный процесс, то есть студенты не получают кредиты за работу в клинике?

Студенты не получают кредитов, но есть система поощрения, общая для всех ассоциаций, зарегистрированных в стенах Сорбонны. И наши участники могут быть уверены, что получат максимум бонусов, то есть 0.5 балла к годовому итоговому результату студента.

Расскажите, как работает клиника.

Основной формат работы клиники появился сразу после ее создания: к нам обращаются через наш сайт, мы переводим полученные вопросы на юридический «язык» и отправляем их кураторам. Кураторы — это студенты, имеющие опыт работы в клинике.

Они сами выбирают вопросы, с которыми хотят работать. Далее они набирают рабочую группу и предлагают человеку, обратившемуся через сайт, личную встречу. Средняя продолжительность работы над один делом составляет примерно три недели.

С течением времени появились также другие модели работы. Сейчас у нас есть несколько собственных юридических консультаций: одна находится в муниципалитете пятого района Парижа, в так называемом Maison des droits. Там даются бесплатные юридические консультации. Также мы даем консультации в партнерстве с другими ассоциациями, например с France Terre d’Asile.

Каковы условия участия в работе клиники?

На данный момент обязательным условием работы в клинике является статус студента юридического факультета Сорбонны, не младше третьего курса. Студенты платят взнос в 10 евро и подписывают договор о вступлении в ассоциацию. Мы сделали осознанный выбор в пользу отказа от отбора при вступлении и даем возможность всем проявить себя.

У клиники есть какая-то специализация, или вы принимаете любые запросы?

Это главная особенность нашей клиники — у нас широкий профиль. Естественно, есть маленькие «но», связанные с легальными рамками нашей деятельности. Например, мы не можем рассматривать вопросы, связанные с представлением интересов клиента в суде по уголовному делу. За исключением этого, мы принимаем все обращения, будь то конкретные вопросы или целые исследовательские проекты.

Мы активно развиваемся, на данный момент у нас есть 10 специализированных отделов. Самый первый из них — отдел, связанный с правом мигрантов, создание которого я инициировала в прошлом году.

Так как этот отдел прижился и в первый год работы выполнил 80% (16 завершенных дел и около двухсот часов юридических консультаций) всей работы клиники, мы решили, что будем развивать создание специализированных отделов.

Хронологически второй отдел специализируется на трудовом праве, далее появились отделы предпринимательского права, семейного права, интернет-права и авторского права, уголовного права и т.д.

И вы справляетесь со всеми вопросами и обращениями, которые к вам поступают? Сколько студентов задействовано в работе клиники?

Стараемся справляться. На данный момент в ассоциации состоят 232 студента. Из них 32 занимают административные посты. Существует центральная организация и достаточно автономные директораты отделов.

Как только возникает новый проект или где-то нужно подкрепление, мы набираем новых кураторов.

Естественно, работа в клинике отнимает очень много времени у студентов, и мы надеемся, что в скором времени их работа начнет по настоящему цениться и в академическом, и в профессиональном мирах.

А остальные 200 студентов на постоянной основе участвуют в работе клиники или происходит ротация, в зависимости от наличия у них свободного времени?

Клиника основана на принципе волонтерства, так что никакого постоянного рабочего графика нет. Решив к нам присоединиться, студент попадает на общую встречу, где мы объясняем, как мы работаем.

Далее студент оплачивает вступительный взнос, подписывает документы и становится частью нашей клиники.

С этого момента он может ходить на организуемые нами специальные воркшопы, на которые мы приглашаем адвокатов, судей и т.д.

В первой части вечера они рассказывают о конкретной юридической теме. К примеру, одной из последних тем было сексуальное домогательство в интернете. Во второй части вечера мы разбираем все вместе конкретные дела по заданной теме. Посещение воркшопов не обязательно, но студент должен посетить как минимум два таких мероприятия, перед тем как он сможет взяться за свое первое дело.

И тогда начинается собственно работа…

Да, и вот как это происходит. Куратор публикует дело в закрытой рабочей группе в . Его видят абсолютно все участники клиники и сами выбирают дело, над которым хотят работать, а значит и момент, когда хотят работать.

При этом первое дело, доступное новому участнику клиники, обычно бывает достаточно простым. Для новичков у нас есть так называемый общий отдел, Pôle généraliste. Все простые случаи попадают туда.

После успешного прохождения задания в общем отделе студент может выбрать специализированный отдел, чтобы работать дальше.

Но примерно 70% нашего штата остается в отделении «для новичков», так как это дает им возможность познакомиться со всеми отраслями права, что невероятно ценно при крайне специализированной системе обучению праву во Франции. Но мы не заставляем студентов брать дела. Из 232 человек, состоящих сейчас в ассоциации, по первому делу поработали 112 человек.

С какого курса обычно ваши студенты?

К нам можно присоединиться начиная с третьего курса. Я знаю, что в этом вопросе бывают разные практики, это связано с тем, какую форму имеет юридическая клиника. Если юридическая клиника присоединена к университету, то могут быть два направления.

Либо университет решает сделать из клиники программу второго года магистратуры, и тогда ее проходят студенты узкой специализации последнего курса.

Либо же какой-нибудь преподаватель-энтузиаст решает посвятить все свои силы клинике, и тогда можно начинать принимать в клинику с первого года, несмотря на то, что особых юридических знаний у ребят еще нет. Мы выбрали золотую середину.

Самый большой процент участников — с первого года магистратуры; многие ребята, работающие в администрации клиники, со второго года магистратуры. У нас работают также несколько докторантов.

Расскажите еще подробнее про кураторов: сколько их и кто они?

Кураторы — такие же студенты, которые работали по нескольким делам и получили рекомендации от собственных кураторов на занятие административных должностей. После личной встречи принимается решение об их окончательном назначении куратором.

Эти ребята руководят работой группы студентов по конкретному делу. Они переводят  вопрос, пришедший из интернета, на юридический язык, далее публикуют дело в группе в и набирают себе команду по определенной методике.

Они должны взять одного студента, например, с первого или второго года магистратуры по специализированному направлению; одного студента без специализации, например студента третьего года бакалавриата; одного, имеющего опыт работы с делами; и, наконец, одного без подобного опыта.

Таким образом создается команда из четырех человек. В случае более абстрактных дел формируются группы покрупнее.

Как вы обеспечиваете качество предоставляемых правовых консультаций?

У нас организована система перепроверки дел перед тем, как мы выдаем клиенту конечный результат: мы обязательно даем перечитывать письменные варианты нашего будущего устного ответа либо преподавателю, либо адвокату, работающему по этому направлению, либо нотариусу, если вопрос нотариальный, и т.д. У нас очень широкая сеть партнеров, над развитием которой мы много работаем.

В самом начале вы упомянули денежный взнос как условие для участия в работе клиники…

Да, ежегодно участник клиники платит 10 евро. Это наш единственный постоянный ресурс финансирования.

Получается, что Ваш средний годовой бюджет 2 000 – 2 500 евро. Куда уходят эти деньги?

Мы оплачиваем сайт, оплачиваем информационное сопровождение. Но это не так много. Конечно, мы часто мелькаем в журналах, но это все бесплатно. Под коммуникацией я имею в виду печать визиток, брошюр для мероприятий и т.д.

Это все очень дешево, примерно 500 евро в год. У нас нет необходимости снимать помещения. Для наших вечеров нам бесплатно предоставляются помещения Сорбонны.

У нас большое количество партнеров, и некоторые юридические консультации находятся, например, в помещениях муниципалитета или других ассоциациях. Какие-то рабочие встречи, например с будущими участниками клиники, мы проводим просто в кафе.

То есть у нас практически нет регулярных расходов. Самая большая трата — 5 евро в неделю, которые мы платим за кофе для переводчика юридической консультации в отделе прав мигрантов.

Расскажите подробнее о вашем сотрудничестве с другими клиниками.

Мы состоим в сети франкофонных клиник. Есть еще проект, зародившийся в этом году в Экс-ан-Провансе. Там есть специализированная клиника, которая прикреплена к адвокатскому кабинету. Они хотят создать «инкубатор юридических клиник».

В начале года мы с ними встречались и решили, что обязательно войдем в административный совет. В любом случае, мы помогаем всем клиникам, которые создаются, вне зависимости от того, существует какая-то общая федерация или нет.

На международном уровне у нас, к сожалению, пока нет серьезных контактов.

Вы сказали, что инициатива создания специального отделения по работе с беженцами и мигрантами возникла в прошлом году. Как это произошло?

На втором курсе бакалавриата я проходила стажировку в адвокатской конторе, специализирующейся на правах мигрантов. В тот момент я поняла, что, во-первых, этому абсолютно не учат в университете.

Во-вторых, что это направление очень востребовано, и в-третьих, что, владея, как это называется в Европе, «редким языком», я могу помогать людям даже больше, чем тот адвокат, при котором я работала.

Поэтому идея создать ассоциацию, которая занимается именно этим, у меня родилась еще до того, как я сама поступила в клинику.

И с чего вы начали?

Когда я решила создать специальное отделение в клинике, и прежний президент дал на это добро, первым делом я связалась со всеми своими знакомыми в НКО и рассказала, что собираюсь создавать такое отделение в виде специализированной юридической консультации.

По мере того, как об этом узнавали специализированные НКО, количество дел по миграционному праву стало резко расти. Ведь мигрант не всегда говорит по-французски и не знает, где получить специальную информацию.

Поэтому обычная рабочая модель клиники, когда нужно заполнить форму обращения на сайте, была не очень эффективна. Специально для иностранцев мы приняли решение действовать через консультацию, где есть назначенные часы, в которые к нам можно прийти.

И тут мы тесно сотрудничаем с ассоциациями, которые переправляют нам своих клиентов. Так, с сотрудничестве с France Terre d’Asileв прошлом году мы провели более двухсот часов консультаций. Так что мы довольно интенсивно работаем.

А до этого клиника не могла помочь людям, приходящим с вопросами по миграционному праву?

Клиника занималась любыми правовыми вопросами, но с появлением специализированных отделений качественно изменился уровень ответов.

И с какими основными проблемами к вам обращаются?

Если мы говорим о статусе беженца, то, например, подача жалоб после первого отказа  или подача на новое рассмотрение. Что касается получения гражданства, это могут быть начальные консультации. По визам — изменение статуса или обжалование отказа в визе.

Насколько вам обычно удается помочь, какие возникают сложности?

Самая главная сложность — найти переводчика. Для этого у нас также есть много партнерских отношений с разными НКО. Иногда услуги переводчика предлагают наши бывшие клиенты.

Вторая крупная проблема связана с тем, что, работая с мигрантами, психологически сложно остановиться только на юридической помощи. Очень часто иностранцам нужны курсы французского, жилье и т.д.

Тут, опять же, помогают наши обширные контакты с другими НКО.

Сложности возникают также из-за отсутствия специализированного образования в этой сфере. Но чаще всего в наше отделение приходят студенты, мотивированные своими политическими убеждениями и солидарностью, поэтому они работают с утроенной силой, по сравнению с другими отделениями. Так что у нас хорошая статистика.

Какой вы видите вашу клинику через пять лет?

Я надеюсь, что найдутся люди, которые будут продолжать этим заниматься, и что однажды произойдет наше полное слияние с университетом, которое при этом не потребует отказа от фундаментальных ценностей нашей нынешней организации.

Пока что я очень болею за модель клиники, связанную именно со студенческой ассоциацией, так как это помогает развиваться проекту более естественным образом, а не директивными методами, и иметь более социальную направленность. Собственно, того же я желаю и всем другим подобным проектам.

Я часто общаюсь со студентами из других университетов, которые хотели бы открыть клинику у себя, и вижу, насколько это востребованная тенденция.

Источник: https://legal-dialogue.org/ru/assistance-to-refugees-and-migrants-in-legal-clinics__trashed/interview-choy

Как открыть свою юридическую фирму

Может ли студент открыть юридическую фирму в университете?

Сергей Гладких рассказал Контур.Журналу, как новые технологии позволяют ему конкурировать с опытными адвокатами, почему юридический бизнес не требует денежных вложений на старте и как он пытается сделать ценообразование в этой отрасли прозрачным.

Как все начиналось

Вот уже несколько лет я принимаю участие в образовательных кластерах и различных организациях по развитию малого и среднего бизнеса. Долгое время я работал директором департамента молодежного предпринимательства в межрегиональной организации «Сибирь без границ», там мы проводили тренинги и семинары для тех, кто нуждается в бизнес-консультациях.

По образованию я юрист. После службы в армии я переехал в Новосибирск и начал работать в компании со своим другом, опытным юристом. Однако я не смог проработать там больше месяца и в 2011 году решил запустить свой бизнес.

Первые дела гражданского и административного характера поступали от друзей, мы все делали бесплатно, так как не знали, каким будет результат. В случае успешного разрешения дела предполагался гонорар.

Постепенно мы начинали набирать аудиторию. Сейчас работаем и с клиентами из других городов: Новосибирска, Москвы, Владимира.

У меня большой опыт запуска стартапов, сейчас есть один дополнительный бизнес — я помогаю иммигрантам заполнять документы. На старте проект не потребовал никаких вложений, кроме времени.

Чтобы подробно разобраться в проблемах клиентов, по ночам я читал книги и комментарии к кодексам.

Первые дела приходилось изучать досконально, чтобы понимать, как поступают судьи в других регионах России, как будут реагировать мои судьи, как можно охарактеризовать общую судебную практику на этот счет.

К сожалению, гранты и субсидии, направленные на поддержку малого бизнеса, не распространяются на юристов, поэтому поначалу мы испытывали некоторые трудности: у нас не было офиса, поэтому приходилось проводить встречи в кафе, не было хорошего телефона, чтобы можно было работать из любого места. И сейчас иногда бывают непредвиденные расходы, когда клиент находится в другом городе, а мне нужно срочно оплатить за него госпошлину.

Сейчас у меня несколько офисов, также нужно оплачивать транспортные расходы — иногда приходится ездить на такси, чтобы не опоздать в суд.

Пока я сам справляюсь как бухгалтер: на микроуровне, тем более на упрощенке, все отчеты и декларации можно сделать самостоятельно.

Когда штат сотрудников превысит хотя бы пять человек, появится дополнительная статья расходов — бухгалтерские услуги на аутсорсе.

Команда

Поначалу ко мне устраивались ребята, которым нравился статус юриста, но они не хотели ничего делать. Встречались и молодые одаренные выпускники хороших университетов, у которых был только один минус — им не хватало амбиций и смелости. В нашей профессии надо быть очень храбрым: всегда есть вероятность того, что ты кому-то перешел дорогу, что тебя кто-то захочет запугать.

У меня был хороший сотрудник, которому как раз не хватало смелости. Однажды я улетел в командировку и попросил его заменить меня в одном серьезном процессе с нашим застройщиком. Цена иска была большая — несколько миллионов рублей, но само дело очень простое — защита прав потребителей. Я просил его просто привезти на суд бумагу с ходатайством, но он сильно испугался.

В результате мы разошлись.

Пока я никому не могу доверить вести дело самостоятельно. В суде тоже выступаю только я. Сейчас я пытаюсь развивать отраслевое право в Новосибирске, хочу сделать из двух сотрудниц специалистов в сфере ЖКХ. Недавно мы запустили офис при консультационном центре.

Клиенты

Мы судимся с финским заводом «Бергауф»: в Новосибирске на территории Ново-Марусино они строят завод ГПИ площадью 50 гектаров, мы защищаем одного из подрядчиков — строительную компанию.

Также представляем интересы более 10% миноритарных акционеров в одной из компаний Новосибирска.

Мы ведем много дел в сфере арбитража, защищаем на аутсорсе, например, местные завод пластиковых окон и строительную компанию, а также мебельную фабрику в Челябинске.  

Чаще всего к нам обращаются в результате споров со страховыми компаниями. Рекордсмен — компания «Росгосстрах», мы ее засудили уже больше 50 раз. Распространенная категория дел — долговые обязательства и кредитные дела.

Сюда относятся все должники, которые не выплачивают кредит, но хотят побороться за справедливость. У некоторых действительно есть основания: незаконно начисленные проценты, комиссия со стороны банка.

Почти в каждом процессе, связанном с кредитными делами, можно ходатайствовать о применении знаменитой 333-й статьи, которая гласит, что неустойка должна быть соразмерна тем последствиям, в соответствии с которыми нарушено право. К примеру, задолженность в 100 000 руб.

– довольно большая сумма для частного лица, а для банка это незначительный материальный ущерб. При этом, как правило, в кредитном договоре прописана огромная неустойка, невыгодная для клиента.

Недавно мы выиграли дело с «Банком Москвы». Наш клиент платил деньги каждый месяц, но внезапно появилась задолженность.

Оказалось, что он был зарегистрирован как ИП и не вовремя внес страховые отчисления, за это Пенсионный фонд начислил ему штраф. В результате судебные приставы вынесли решение арестовать лицевой счет.

В один из месяцев, когда он внес платеж, деньги на счет не зачислились и оставались в виртуальном пространстве полгода, за это время банк начислил пени и штрафы.

Мы поняли, что есть некоторые отрасли права, в которых тяжело работать только юридически. Особенно это касается трудового права: если незаконно удерживается трудовая книжка, либо руководитель заставляет сотрудника написать заявление об увольнении по собственному желанию, либо трудовые отношения де-факто были, а договор не заключался, приходится действовать другими методами.

Например, на местной фабрике работали четыре сотрудницы без оформления договора, а работодатель отказался выплатить им зарплату за несколько месяцев. Без документов невозможно было что-то доказать. Я нанял частного детектива.

Оказалось, что непосредственный руководитель наших клиентов также работает бухгалтером в социально ориентированной компании для детей-инвалидов. Для нее была очень важна ее репутация, поэтому в результате она выплатила деньги.

Конкуренты

Благодаря современным технологиям, например, электронному документообороту и правовой базе «Консультант плюс», можно быть мобильнее и работать эффективнее. Любое исковое заявление к моменту его подачи в суд можно подкорректировать на планшете. Я понял, что можно сделать ставку именно на технологии и таким образом конкурировать с опытными адвокатами.

Поначалу мы также старались работать более активно, чем конкуренты, проводили по три судебных процесса в день, тогда как другие юристы — по три в месяц. Тогда же начали заниматься «серьезными» делами — крупными арбитражными и гражданскими процессами. Уголовное право — это неприятная эмоциональная среда, поэтому мы защищаем там только потерпевших.

Мы никогда не отказываем клиентам с порога: любое дело имеет право на анализ. Некоторые наши конкуренты используют мошенническую схему и берутся даже за заранее проигрышные дела, ведь никто не знает, чем занимаются юристы, так же как и врачи. Мы стараемся работать честно. Если мы видим перспективу, то беремся за это дело, если не видим — прямо говорим об этом клиентам.

Если прийти к известному адвокату за разделом имущества, он возьмет с тебя 50 000 руб., причем не совсем ясно, за что именно. Обычный адвокат возьмет 20 000 руб.

Я решил изменить общепринятую систему: я заключаю договор с приложением, где фиксирую конкретные мероприятия, которые буду выполнять. Например, составил исковое заявление — 2000 руб., выступил в суде — еще 2000 руб.

Тем более так будет легче взыскать деньги, которые клиент на меня потратил, с проигравшей стороны.

Юристы сражаются друг с другом только в зале суда, а выходят из него обычными людьми. Можно сравнить нас с боксерами, которые сталкиваются с противником только на ринге, а в обычной жизни могут с ним дружить.

К сожалению, в Бердске это воспринимается по-другому: работа влияет на личные отношения, и после судебных процессов многие начинают тебя ненавидеть.

Продвижение

В других странах принято иметь своего личного дантиста, личного страховщика и личного юриста. У нас люди тоже постепенно начинают к этому приходить. Наш рынок растет, правосознание у людей тоже, у нас появляется все больше и больше работы.

Сейчас я не размещаю рекламу, хороший прирост клиентов дает сарафанное радио. В этом году мы хотим поместить рекламу бесплатных юридических консультаций на асфальте, чтобы привлечь новых заказчиков.

Она считается несанкционированной, но для правовой помощи сделано исключение.

Мой близкий друг работает в одной из авторских программ «Прецедент» на местном независимом телевидении. Я постоянно даю там интервью, а взамен провожу бесплатные консультации. Некоторые дела удается решить таким образом, не доводя до суда, так как телевизионные камеры и компания журналистов и юристов всех пугают.

В перспективе мы хотим создать собственный канал. Мы взяли за основу некоммерческую организацию, созданную в Москве, и на основе ее пресс-службы будем создавать образовательный кластер для журналистов: рассматривать вопиющие случаи в сфере защиты прав потребителей, а также уголовном и семейном праве и выкладывать ролики на .

Источник: https://kontur.ru/articles/2950

Как открыть юридическую фирму, подробный пошаговый план открытия юридической консультации

Может ли студент открыть юридическую фирму в университете?

Если вы решили создать юридический бизнес — права на ошибку нет. К оказанию юридических услуг нужно подойти основательно, фирма должна быть зарегистрирована как юридическое лицо. Занимаясь вопросами регистрации (если это у вас впервые), можно получить ценный опыт, который пригодится, если вы будете оказывать регистрационные услуги.

Перед оформлением фирмы, желательно уже иметь за спиной немалый юридический опыт. Если вы не работали в юридической фирме, но давали частные консультации и постоянно практиковали параллельно с работой на основном месте — шансов быть успешным гораздо больше. Начинаем составлять бизнес план.

Существуют и ситуации, когда юридическую фирму открывает не юрист, а простой бизнесмен. Это встречается редко, но в таком случае нужно иметь знакомых первоклассных юристов, которые готовы объединиться и начать собственное дело.

b2c

Как правило, физические лица обращаются за частными консультациями. Обычно вопросы касаются имущественных отношений, сделок с недвижимостью — при покупке, продаже, дарении.

Вы можете заниматься юридическим сопровождением сделок с недвижимостью.

Часто к юристу обращаются водители с вопросами правомерности деятельности страховых компаний, представителей ГИБДД; распространённой услугой является возвращение водительских прав.

b2b

Выбор такой формы является более приоритетным и прибыльным направлением. Вы можете брать организации под своё крыло и полностью заниматься их юридическими вопросами.

Полный спектр услуг, который начинается с юридической помощи в регистрации бизнеса. Многие бизнесмены сосредоточены на деле и не имеют времени на выполнение таких задач.

Зная, как открыть юридическую контору, вы будете иметь представление по открытию любого бизнеса.

Лучше всего работать «под ключ». На ваши плечи ложится следующее:

  • Составление и проверка договоров и другой документации;
  • Консультации руководства и помощь в принятии организационных решений;
  • Обеспечение общей правовой защиты фирмы;
  • Решение юридических вопросов при реорганизации;
  • Представительство и защита интересов фирмы в суде;
  • Организация защиты авторского права.

В списке общих услуг числится досудебное урегулирование споров, сопровождение в суде, экспертиза документов. Все услуги включите в бизнес план.

Вопрос персонала

К вопросу выбора персонала подойдите внимательно. Обычно юрист, желающий начать юридический бизнес с нуля, поначалу работает один. Даёт частные консультации, занимается представительством в суде, занимается конкретными задачами фирм-клиентов.

При большом количестве работы юристу требуется помощь администратора или секретаря. В современных реалиях это может быть универсальный специалист, который берёт на себя часть вопросов продвижения.

Когда юридическая фирма работает в рамках формы b2b, при большом количестве заказов на абонентское обслуживание организации в разных сферах — одному юристу уже не справиться. Поэтому необходимо заранее присматривать себе персонал. На что рекомендуем обратить внимание:

  • Берите студентов на практику. Договоритесь с вузом о предоставлении такой возможности. Это бесплатная рабочая сила, а если человек действительно толковый — сможете принять его к себе на работу после выпуска из вуза.
  • Желательно, чтобы у сотрудника был опыт, но чем он больше — тем ценнее, поэтому и зарплата выше. Обращайте внимание на выпускников вузов, которые ищут работу и имеют не такой большой стаж.
  • Ищите юриста, который специализируется там, где у вас есть слабые стороны. Например, если вы являетесь экспертом в вопросах имущественного права, но имеете мало опыта работы с компаниями — найдите такого специалиста, у него есть чему поучиться.

Подбираем помещение

Чтобы открыть юридическую фирму, нужно иметь юридический адрес. Помещение нужно обязательно. Если в случае с открытием ИП этим можно пренебречь, то здесь это является обязательным требованием, т.к. регистрируется юридическое лицо.

Всё должно выглядеть весьма солидно, особенно если вы хотите работать в варианте b2b. Поэтому важно выбрать правильное месторасположение. Никаких промзон и удалённых мест.

В идеале помещение должно быть ближе к центру, но главное — доступность к дороге, а также желательна близость к автобусным остановкам и метро, если оно есть.

Лучшим вариантом является аренда помещения в бизнес-центре. Основным преимуществом является то, что вам не придётся делать капитальный ремонт и перепланировку помещения.

В бизнес-центрах предлагаются готовые помещения с отделкой, идеально подходящие для специфики юридической деятельности. Также некоторые юристы предлагают адвокатские и нотариальные услуги, располагаясь в помещениях, находящихся в жилых домах.

Это удобно, но в таком случае вероятность необходимости ремонта будет больше. И с арендодателем решать вопросы также сложнее.

Продвижение фирмы и привлечение клиентов

Разберём то, что нужно сделать в первую очередь:

  • Придумать запоминающееся название. Часто юридические фирмы называют по фамилии главного специалиста и основателя: например, «Иванов и партнёры». Избегайте сочетания обрывков слов («ЮрСпец» — похожие варианты действительно существовали). От того, как будет названа фирма, во многом зависит её будущее. Проведите мозговой штурм, придумав не менее 20 имён. Не получается — обратитесь к фрилансерам.
  • Разработать фирменный стиль и логотип. Дешевле и проще обратиться к фрилансеру. Также можно найти дизайнерскую студию, но цены будут выше. Логотип важен, потому что вам нужно будет делать вывеску, визитки и другую печатную продукцию. Стиль должен быть строгим.
  • Создать собственный сайт. С этого можно начать перед тем, как открыть юридическую консультацию. Лучше всего делать полезный информационный портал, на котором рассматриваются и обсуждаются вопросы. На них будет отвечать эксперт, вызывая доверие аудитории. А за более подробной консультацией нужно предлагать обращаться лично, и это будет платно.
  • Заказать визитки и вывеску на офис. Это будет стоить недорого. Визитки по-прежнему считаются рабочим инструментом, особенно когда вы работаете в сегменте b2b.

Затем переходим к активному продвижению:

  • Делаем рекламу в интернете. Для этого понадобится Google.Adwords и Яндекс.Директ. При правильном подходе контекстная реклама сделает своё дело. Также нужно наполнять свой сайт seo-оптимизированными текстами под поисковые запросы («ищу юриста москва» и т. п.). Статьи должны быть полезными, и спамить ключами не нужно. Тогда пользователю будет интересно перейти по ссылке и задержаться на сайте.
  • Участвуем в сервисах бесплатных консультаций. Для этого регистрируемся как эксперт и отвечаем на вопросы. Единственный минус — территориальная привязка отсутствует, и найти нужную аудиторию в вашем городе может быть довольно трудно.
  • Проведение юридических семинаров и тренингов. Вы можете провести семинар, где будут рассматриваться конкретные юридические вопросы, интересующие представителей фирм или начинающих бизнесменов. Например, можно провести лекцию на тему «Юридические аспекты открытия бизнеса» или «Правовые основы сотрудничества с международными компаниями». Такие мероприятия позволяют заявить о себе, обменяться контактами, предложить услуги юридического сопровождения.
  • Подготовка актуальных бизнес-предложений. Вы должны сформировать конкретные пакеты услуг. Чаще всего предлагается абонентское юридическое обслуживание «под ключ». Любой компании и ИП выгодно такое сотрудничество, потому что держать собственного юриста в штате — более затратно.

По-прежнему самым эффективным способом продвижения является «сарафанное радио». Вы должны оказывать услуги максимально качественно. Тогда о фирме будут говорить только в положительном ключе.

Если вы даёте ценные советы и грамотные консультации, дающие определённый результат — всё больше людей захотят рассказать о компании. Это очень важно при работе с физическими лицами.

Всё больше людей нуждаются в услугах личного юриста, к которому они смогут обратиться в любой сложной ситуации.

Оцениваем вложения

Перед тем, как открыть юридическую фирму, нужно создать детально проработанный бизнес план, в котором отражены все статьи расходов. Чтобы организовать работу фирмы, потребуется:

  • Оформление документов и регистрация бизнеса — 15 тыс. руб.;
  • Покупка техники (ноутбук, МФУ, 2 телефона, факс) — 60 тыс. руб.;
  • Создание сайта — 35 тыс. руб;
  • Рекламная продукция — 10 тыс. руб.;

Вложений данный бизнес требует немного. Ноутбук можно использовать и свой. Мы привели пример максимальных затрат для старта бизнеса, где вы начинаете работать одни.

Далее — постоянные затраты:

  • Аренда офиса — от 10 тыс. руб.;
  • Затраты на связь — 2 тыс. руб.

При работе с персоналом цифры будут несколько другие. Например, зарплата секретаря может составлять от 15 тыс. руб. — зависит от региона.

Также предлагаем примерные цены на юридические услуги:

  • Консультация – от 1500 руб.;
  • Регистрация ИП/юр. лица – 5-8 тыс. руб.;
  • Консультация в письменном виде – от 1 тыс. руб.;
  • Представительство в суде – от 10 тыс. руб.;
  • Абонентское обслуживание фирмы – от 15 тыс. руб. в месяц;
  • Составление документов (договор, иск и пр.) – от 1000 руб.

Пример с доходами: если давать 15 консультаций в месяц — можно заработать 30 тыс. руб. Это минимум. Если найти клиентов для абонентского обслуживания — будет стабильный доход.

Итак, делаем вывод:

  • Максимальный размер вложений для старта — 120 тыс. руб.;
  • Среднемесячная прибыль в начале деятельности — 20-30 тыс. руб.;
  • Период окупаемости — приблизительно полгода.

Создать свой юридический бизнес нетрудно, главное — составить план и первоклассно справляться со своими профессиональными обязанностями!

Источник: https://businessxxl.ru/kak-otkryt-firmu-po-okazaniyu-yuridicheskix-uslug/

Юридический бизнес. Как открыть юридическую фирму. – СУДЕЛКО

Может ли студент открыть юридическую фирму в университете?

Вопросом как открыть юридическую фирму задаются обычно юристы, которым надоело работать по найму. Хотя для того, чтобы открыть такую фирму, совсем необязательно быть юристом. Эта деятельность не лицензируется и зарегистрировать фирму может любое лицо. Исключение составляют услуги по защите в уголовном процессе – для этого нужен статус адвоката.

Для стабильной работы юридической фирмы управляющий должен быть в первую очередь успешным коммерсантом, а юристом может и не быть. Управляющий должен уметь привлечь клиентов и подобрать квалифицированный персонал юристов.

Организации, осуществляющие деятельность по оказанию юридических услуг имеют право на применение упрощенной системы налогообложения (УСН). Напомню, при такой системе налогообложения могут быть две ставки:

– 6 %, если объектом налогообложения являются доходы,

– 15 %, если объектом налогообложения являются доходы, уменьшенные на величину расходов.

Большинство юридических фирм в нашей стране специализируется на предоставлении услуг по регистрации, перерегистрации и ликвидации юридических лиц. Объясняется это не только тем, что это одна из самых востребованных услуг, но также и низким порогов входа на рынок.

Эта работа не требует юридической квалификации и соответственно расходы на персонал минимальны. Для работы такой фирмы достаточно двух человек, даже не имеющих высшего образования.

Но этот вид деятельности становится все менее рентабельным из-за бешеной конкуренции и демпинга крупными игроками вроде «Регистратора».

Узкая специализация дает некоторые преимущества, но и накладывает серьезные ограничения. На мой взгляд, более грамотный юридический бизнес должен строиться на широком перечне услуг, где регистрация фирм была бы лишь одним из видов услуг.

Наиболее интересная в плане доходов сфера деятельности – b2b (Business to Business) – обслуживание юридических лиц. Здесь конкуренция уже ниже, особенно, в сфере малого бизнеса.

Крупный бизнес предпочитает пользоваться услугами зарубежных консалтинговых компаний.

Поэтому прежде чем открыть юридическую фирму, надо иметь план на перспективу, определиться со стратегией.  Если ориентироваться на рост и расширение перечня юридических услуг, то для этого уже требуются квалифицированные юристы.

  Многие фирмы по регистрации юридических лиц  осознали, что  достигли потолка в рамках узкой специализации и расширяют перечень услуг.

Это реализовать легче, чем стартовать с нуля, сразу предлагая широкий перечень юридических услуг, что требует значительных вложений

Юристу в этом плане проще. Он имеет возможность начать юридический бизнес с нуля и без вложений.

Как я и сделал с партнерами, наработав клиентскую базу, параллельно работая по найму, а уже потом открыли официальный кабинет и зарегистрировали компанию.

Но я начинал с оказания услуг только для физических лиц и индивидуальных предпринимателей. И только после официального открытия стал ориентироваться на юридических лиц.

Какие расходы требуются для старта? Раскрою цифры по своей конторе, хотя это далеко не показатель.

Первоначальные расходы были следующие (цены в Москве):

Зарегистрированное ООО уже было, поэтому расходов по этой статье не было. А так регистрация ООО обойдется в среднем 20-30 тысяч рублей, из них 10 000 – 15 000 рублей стоит юридический адрес. Если регистрировать самому, можно сэкономить около 10 000 рублей.

Мебель и оргтехника – 50-60 тысяч рублей.

Аренда и ремонт – 60 тысяч рублей.

Прочие расходы (телефон, Интернет, ПО) – 30-40 тысяч рублей.

В нашем случае юристов нанимать не было необходимости, поскольку сами специалисты. А так следует рассчитывать, что минимальный уровень зарплаты юриста в Москве 30-40 тысяч рублей (уровень квалификации – отдельный вопрос).

Еще нужен секретарь, но первые пару месяцев мы не заморачивались. А потом наняли человека, который работал на дому: принимал звонки и вел запись на прием. Когда находились в конторе, иногда переключали телефон на себя и сами принимали звонки. Технически организовать это просто.

Можно, конечно, арендовать профессиональный call-центр, но это нужно когда действительно шквал звонков, а так самостоятельно организованный виртуальный секретарь по качеству не уступает, если все сделать грамотно. Цена вопроса – 7 000 рублей в месяц. Услуги Call-центра – 11 000 рублей единовременно и 9 000 рублей ежемесячно, т.е.

все равно в два-три раза дешевле, чем нанимать секретаря в офис и организовывать рабочее место.

Про бухгалтера и говорить не стоит – однозначно аутсорсинг (приходящий бухгалтер). У нас упрощенная система налогообложения и соответственно несложный учет. Услуги стоят 2500-5000 рублей в квартал в зависимости от объема работы.

Всего на старте в первый месяц израсходовали около 200 тысяч рублей. На точку безубыточности вышли на втором месяце, но это благодаря уже имеющейся базе клиентов и текущим заказам.

Следует иметь ввиду, что мы применили не классическую схему организации фирмы, что позволяет нам значительно сократить расходы, о чем пойдет речь ниже. Поэтому при расчете обычного бизнес-плана указанные цифры необходимо умножить в три раза, а когда предприятие выйдет на окупаемость зависит от искусства менеджера.

Реализованная нами схема работы следующая. Первоначально заказы исполняли полностью сами. Со временем расширили перечень услуг за счет партнерской сети.

Это адвокат по уголовным делам, риелтор, аудитор, регистратор и другие. Сложнее всего найти добросовестного спеца, который качественно обслуживает клиентов, иначе может пострадать ваша репутация.

А договориться о партнерстве можно всегда, поскольку это взаимовыгодное сотрудничество.

Разумеется, это один возможных вариантов реализации исполнения заказов. Я лишь описываю свой личный опыт и свой путь организации конторы.

Такой вариант организации дает следующие преимущества:

– минимальные издержки (аренда, зарплата и т.д.);

– высокое качество услуг, контроль над которым не требуется, поскольку каждый партнер заботится о своей репутации;

– доходы пропорциональны расходам, устойчивость к сезонному затишью;

– мобильность и гибкость в выборе помещения.

Главное преимущество такого подхода в том, что устанавливается наилучшее соотношение цена/качество услуги.

Классический же вариант работы юридической фирмы предполагает аренду солидного помещения и штат юристов с помощниками. В таком варианте вижу серьезные минусы:

– значительные затраты на аренду (в Москве особенно актуально);

– более жесткие условия в выборе помещения;

– постоянные высокие издержки на зарплату, вне зависимости от сезонности;

– остальные издержки тоже значительно вырастают (организация и обслуживание рабочих мест, более сложная бухгалтерия,

– подобрать персонал сложнее, чем партнера, поскольку наемный работник это темная лошадка, а частный специалист или фирма имеет наработанную репутацию. Кроме того, сменить работника сложнее, чем партнера;

– меньше стабильности в работе из-за текучки кадров;

– качество услуг хуже, штатные юристы не заботятся о репутации;

– затраты времени и усилий на контроль исполнения и на работу с персоналом.

К такому варианту мы все равно придем со временем. Но чтобы сохранить уровень качества при таких издержках, необходимо будет значительно повысить цены, а значит вступить в более жесткую конкуренцию. Либо необходимо огромное количество заказов, что позволит за счет уменьшения маржинальности сохранить уровень цены/качества.

Источник: https://sudelko.ru/yuridicheskij-biznes-kak-otkryt-yuridicheskuyu-firmu/

Каждый десятый – юрист

Может ли студент открыть юридическую фирму в университете?

В России 947 высших образовательных учреждений, занимающихся подготовкой юристов: их готовят практически в каждом втором вузе /Д. Абрамов

О российском юридическом образовании ходит много мифов. То ли качество его уверенно растет, то ли непрерывно снижается; то ли юристов категорически не хватает, то ли у нас страшное перепроизводство выпускников с юридическим дипломом.

При этом дискуссии обычно опираются исключительно на личный опыт экспертов, иногда – на данные онлайн-сервисов по поиску и размещению вакансий. Институт проблем правоприменения обработал эмпирические данные, собранные федеральным порталом «Российское образование», о том, что происходит в этой сфере. Представленные сведения освещают конец 2012 г.

, но высшее образование – весьма ригидная структура и за минувшие два с половиной года серьезных изменений не произошло.

В России 947 высших образовательных учреждений, занимающихся подготовкой юристов: их готовят практически в каждом втором вузе (считая филиалы).

Существуют три образовательные программы, по окончании которых выдаются дипломы с квалификацией «юрист», – «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность» и «Правовое обеспечение национальной безопасности».

На этих программах (в рамках бакалавриата и специалитета) обучалось 643 000 студентов, т. е. каждый десятый российский студент – будущий юрист.

Однако величественные своды здания Двенадцати коллегий или шпили высотки МГУ, задумчивые профессора и тихие библиотеки, диспуты и обсуждения – т. е.

все, что можно представить себе, думая об одной из классических, старых профессий, не имеет почти никакого отношения к реалиям российского юридического образования: 70% российских юристов получают заочное образование.

При этом если на очное отделение конкурс составляет четыре человека на место, то на заочное – менее 1,5 человека. Около 80% студентов учатся на платной основе. Основной поставщик юристов – это региональные центры, где учится почти 70% всех юристов. Москва и Санкт-Петербург производят менее 20% юристов.

Треть студентов учатся в филиалах. Из тех, кто учится в головных вузах, лишь четверть заканчивала классический (т. е. без приставки «технический», «экономический» и т. д.) университет. На долю государственных вузов приходится две трети выпуска.

Конечно, в филиале N-ского государственного машиностроительного института могут оказаться прекрасные профессора и даже заочное обучение может быть блестяще организовано.

И наоборот, мощнейший столичный университет может оказаться местом, где даже студенты очного отделения проводят 4–5 лет в блаженном ничегонеделании и получают дипломы без знания предмета.

Однако статистика помогает увидеть ряд социальных закономерностей.

В мировой практике есть группа специальностей, которые предполагают последующую работу, связанную с ответственностью за жизнь и здоровье людей. Заочное образование в таких сферах невозможно или почти невозможно. Это медицина, строительство, ряд инженерных отраслей.

Каким бы слабым ни был вуз, в котором человек учился, предполагается, что его 5–7 лет ежедневно мучили лекциями и практикумами, благодаря которым в его сознании что-то отложилось.

Обычно к этим специальностям предъявляются дополнительные требования, например диплома недостаточно для того, чтобы стать практикующим специалистом, – в России так обстоят дела с медициной. В большинстве стран в число таких специальностей входит и юриспруденция.

Не без оснований предполагается, что неквалифицированный юрист не менее опасен для жизни и здоровья людей, чем малограмотный врач или неумелый строитель. В России правоведение исключено из этой группы. Сегодня оно одно из направлений массового поточного образования, весьма слабо связанного с какими-либо требованиями к качеству специалистов.

Сам факт, что юридический факультет смогли открыть практически все вузы страны и что образование стало преимущественно заочным, говорит о том, что в России правоведение стало одной из форм базового бакалавриата. Это, в свою очередь, значит, что диплом юриста говорит о его держателе столь же мало, сколь диплом, скажем, менеджера.

Почему так происходит? Во-первых, в советское время юристы практически утратили профессиональную автономию и высокий профессиональный статус. Юрист, особенно работающий за пределами правоохранительных органов, рассматривался как обычный клерк, да еще и узкоспециализированный.

Во-вторых, рынок труда вынуждает обращаться за юридическими дипломами (часто в качестве второго высшего образования) людей, занимающих самые разные позиции. С каждым днем все больше и больше должностей требуют «наличия высшего юридического образования». Последняя абсурдная новация в этом направлении – требование высшего юридического образования для участковых уполномоченных полиции.

В-третьих, даже там, где формально можно работать и без юридического образования, возникает иллюзия его полезности.

Практически любой чиновник, сотрудник крупной компании, директор небольшой фирмы – все они сталкиваются с постоянно и хаотично меняющимся регулированием, убийственно низким качеством правовых актов, их нечитабельностью.

Многие в этой ситуации поддаются иллюзии, что юридическое образование, пусть даже и заочное, спасет им жизнь, или о том, что работник с юридическим дипломом будет лучше понимать происходящее.

Но такая ситуация в юридическом образовании, являясь следствием истории права в нашей стране и адекватной реакции вузов на запрос рынка, практически полностью убивает надежду на подготовку тех, кому предстоит работать со сферой права на высшем уровне, – будущих адвокатов, прокуроров, судей.

Отдельные исключения будут, но в остальном сформированный неэффективными моделями управления спрос на псевдодипломы будет заставлять вузы готовить на заочных отделениях десятки тысяч «держателей дипломов» в год.

И потом эти «держатели дипломов» будут писать нам новые и новые законы и принимать все новые и новые решения.

Авторы – научный сотрудник и ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве “Ведомостей” (смарт-версия)

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/07/02/598926-kazhdii-desyatii-yurist

Юриста совет
Добавить комментарий