Может ли 3 е лицо быть одновременно еще и свидетелем в деле?

Статья 51. Свидетель

Может ли 3 е лицо быть одновременно еще и свидетелем в деле?

Ст. 51 КАС РФ

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения административного дела, и которое вызвано в суд для дачи показаний.

2. В качестве свидетеля также может быть вызвано в суд лицо, которое принимало участие в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении объекта, исследуемого судом как вещественное доказательство.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители и защитники по уголовному делу, по делу об административном правонарушении, представители по гражданскому делу, по административному делу, посредники, оказывающие содействие сторонам в урегулировании споров, в том числе медиаторы, – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением своих обязанностей;

2) судьи, присяжные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств административного дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди;

4) другие лица, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

4.

Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться в суд в назначенное время (за исключением случая, предусмотренного частью 5 настоящей статьи), сообщить сведения по существу рассматриваемого административного дела, которые известны ему лично, ответить на дополнительные вопросы суда и лиц, участвующих в деле. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

5. Свидетель может быть допрошен судом в месте своего пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться в суд по вызову.

6. Свидетель не вправе уклоняться от явки в суд, давать заведомо ложные показания, отказываться от дачи показаний по мотивам, не предусмотренным Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

7. Если свидетель не может явиться в суд по вызову, он обязан заблаговременно известить об этом суд с указанием причин неявки.

8. Неявка в суд без уважительных причин вызванного свидетеля либо неисполнение им обязанности по заблаговременному извещению суда о невозможности явиться в суд может повлечь за собой наложение судебного штрафа в порядке и размере, установленных статьями 122 и 123 настоящего Кодекса, или принудительный привод.

9. За дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний по мотивам, не предусмотренным Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, свидетель несет уголовную ответственность, о чем он предупреждается судом и дает подписку.

10. Свидетель вправе:

1) отказаться от дачи показаний в случаях, предусмотренных частью 11 настоящей статьи;

2) давать показания на родном языке или на языке, которым он владеет;

3) бесплатно пользоваться помощью переводчика;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе.

11. Отказаться от дачи свидетельских показаний вправе:

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей и родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

3) полнородные и неполнородные (имеющие общих отца и (или) мать) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

4) опекун или попечитель против лиц, над которыми установлены опека или попечительство;

5) член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации – в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением своих полномочий;

6) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации – в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением своих обязанностей.

7) Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченный по правам ребенка в субъекте Российской Федерации – в отношении сведений, ставших им известными в связи с выполнением своих обязанностей.

12. Свидетель имеет право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд (расходов на проезд, наем жилого помещения и дополнительных расходов, связанных с проживанием вне места постоянного жительства (суточных), а также на получение денежной компенсации в связи с потерей времени.

Источник: http://kodasrf.ru/razdel-1/glava-4/st-51-kas-rf

Как в России используют тайных свидетелей в политических уголовных делах

Может ли 3 е лицо быть одновременно еще и свидетелем в деле?
https://www.znak.com/2019-11-27/advokaty_ob_uloe_zasekrechivaniya_svideteley_v_ugolovnyh_delah_i_o_tom_kak_s_etim_borotsya

2019.11.27

Яромир Романов / Znak.com

В России расширяется практика уголовных дел с участием секретных свидетелей, которые на суде дают показания под псевдонимами, с закрытыми лицами и измененными голосами.

Сразу два тайных свидетеля появились в деле псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма после ее высказываний о прошлогоднем взрыве в архангельском УФСБ.

По словам Пропокопьевой, секретные свидетели приписывают ей радикальные взгляды, нелюбовь к власти и даже призывы к массовому протесту.

Институт секретных свидетелей в российском уголовно-процессуальном законодательстве существует с 2004 года и появился для защиты тех, кому за участие предварительном и судебном следствии реально может грозить расправа. Теперь же, говорят адвокаты, все походит на то, что тайные свидетели становятся удобным инструментом в руках следствия, в том числе по репрессивным делам.

От «наркотических» до «экстремистских»

Государственная охрана свидетелей преступлений в России установлена с 2004 года. Смысл, заложенный нормой закона, — защитить свидетелей от угрозы жизни, здоровью и имуществу его самого и его близких.

Органы дознания и следствия (а также прокуратура и суды) руководствуются частью 9 статьи 166 УПК РФ, которая позволяет вынести постановление о сохранении в тайне данных о личности свидетеля. Эти данные запаковываются в специальный конверт и в таком виде приобщаются к делу.

Вскрыть конверт вправе только лицо, засекретившее участника процесса, и рассматривающий дело судья. Став засекреченным, свидетель далее фигурирует под псевдонимом, не показывается участникам процесса, а при даче им показаний в судебном заседании применяются технические средства, меняющие голос.

Законодательство, кстати, никак не регламентирует использование псевдонимов. Так что довольно часто в роли тайных свидетелей выступают люди с анкетными данными литературных или киноперсонажей, известных актеров, музыкантов и политиков. 

По данным, которые в июне 2018 года на портале Pravo.Ru приводил адвокат Илья Журавков, в подавляющем большинстве случаев меры государственной защиты свидетелей, включая их засекречивание, применялись в делах о наркопреступлениях (более 82%).

А преступления по делам о терроризме и организованной преступности составили только 2% случаев.

Практика привлечения тайных свидетелей особенно распространена в делах, связанных с незаконным оборотом наркотиков, подтверждает партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen& Paper Вадим Клювгант.

Но очевидной становится тенденция, по которой засекреченные свидетели стали фигурировать и в делах, возбужденных по так называемым «экстремистским» статьям. Именно по ним расследуются и доводятся до суда современные «политические» дела.

Только в Екатеринбурге за последние месяцы тайные свидетели появлялись сразу в двух уголовных делах, которые возбуждены и могут быть отнесены к «политическим».

В сентябре такого свидетеля допрашивали в Верх-Исетском районном суде по делу против Станислава Мельниченко, обвиненного в публичном оскорблении полицейского во время майских протестов у екатеринбургского Театра драмы.

Во время одного из заседаний допросили свидетеля, который давал показания за простыней, повешенной прямо в дверном проходе.

Он рассказал, что в день конфликта Мельниченко с полицейским его тоже задержали, составили «какой-то протокол», а затем отпустили и даже не стали судить за участие в несанкционированном мероприятии. На суде свидетель дал показания в пользу оскорбившегося стража порядка. 

В ноябре свидетель под псевдонимом «Иванов А.» появился в одном из судебных заседаний по делу против бывшего главы свердловского отделения «Открытой России» Максима Верникова. Его обвиняют по статье 284.1 УК РФ («Осуществление деятельности „нежелательной организации“»).

Тайного свидетеля допросили в Ленинском районном суде Екатеринбурга по скайпу. Человек, лицо которого было скрыто, а голос изменен, рассказал, что состоял в местном отделении «Открытой России», которое возглавлял подсудимый. Есть мнение, что «Иванов А.

» станет ключевым свидетелем в деле.

Яромир Романов / Znak.com

Закрыть белые пятна 

Универсальное требование, прописанное в части 4 статьи 7 УПК РФ, — все решения, которые принимаются органами следствия, прокуратуры и суда в рамках уголовного производства, должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Соответственно, и решение о засекречивании свидетеля должно отвечать этим критериям, напоминает Вадим Клювгант.

Это значит, что должны быть приведены четкие обоснования со ссылкой на конкретные фактические обстоятельства, которые вынуждают принять такие меры. «При этом понятно, что эта мера вынужденная, крайняя и рассматривать ее в качестве универсальной, применяемой в любом деле по желанию следователя категорически нельзя.

В противном случае это будет действие вопреки букве и духу закона», — подчеркивает адвокат.

Вадим КлювгантЯромир Романов / Znak.com

К складывающейся практике есть вопросы, особенно когда она начинает приобретать черты откровенного фарса. В екатеринбургском деле Мельниченко выяснилось, что тайный свидетель даже не писал заявление на сокрытие сведений о себе.

Хотя на самом процессе обосновал свое появление за ширмой тем, что рассматриваемое дело является «резонансным», вследствие чего ему и его семье может угрожать опасность, поэтому он «не хотел бы публично афишировать свои данные».

Еще более нелепой ситуация с тайным свидетелем была в 2013 году, на процессе против шеф-редактора агентства Ura.ru Аксаны Пановой, которой были предъявлены обвинения вымогательстве и мошеннических действиях.

Для всех участников процесса, включая саму Панову, практически сразу перестала быть тайной личность засекреченного свидетеля. Равно как и абсолютная несостоятельность решения уберечь этих свидетелей от якобы нависших над ними угроз.

Вынося решение по делу, суд рассматривает совокупность доказательств, и зачастую позиция следствия строится на совокупности лишь косвенных доказательств. Вот тогда и пригождается тайный свидетель, считает Денис Пучков, основатель адвокатского бюро LOYS.

«Это такой ход, который призван закрыть белые пятна, скрепить дело, даже если это выглядит как сшивание белыми нитками. И вот тогда эти белые нитки нужно каким-то образом рвать. Любые доказательства со стороны свидетелей должны проверяться на относимость, допустимость, достоверность.

Но как это проверить, если секретный свидетель ссылается, например, на некое лицо, некий источник, а ты не можешь проверить, знаком ли свидетель с этим лицом или нет, имел ли доступ свидетель к этим документам или нет? А может выйти так, что за ширмой тайного свидетеля стоит следователь или сотрудник госбезопасности — с этим что делать?», — задается вопросом Пучков.

Денис ПучковЯромир Романов / Znak.com

Если без явных и очевидных причин в деле появляется тайный свидетель, это, скорее всего, означает, что у обвинения не все хорошо с доказательной базой, соглашается Вадим Клювгант.

«Далеко не во всех случаях появление тайных свидетелей в деле необоснованно и не является мотивированным.

Но когда явной обоснованности этого решения не просматривается, когда очевидны натяжки при принятии решения о появлении секретного свидетеля в деле, то это верный знак того, что обвинение пытается всеми силами укрепить свои позиции», — говорит адвокат. 

О роли секретных свидетелей в уголовно-правовой практике современной России в своей книге с красноречивым названием «Фальсификации уголовных дел в Российской Федерации» написал Дмитрий Бученков, фигурант «Болотного дела», который, как известно, 6 мая 2012 года даже не был в Москве.

Для органов следствия и судов это не стало препятствием для того, чтобы больше года продержать его в СИЗО. Когда защита добилась его перевода под домашний арест, Бученков бежал из России. Выдержки из его книги в 2018 году опубликовал портал «ОВД-инфо».

Коротко суть: секретный свидетель в современной России — уникальная находка для следователя, который фальсифицирует уголовное дело. Построить все уголовное дело только на показаниях секретных свидетелей проблематично, но сформировать основную версию — вполне возможно.

На показаниях секретных свидетелей основывались приговоры фигурантам «Болотного дела», а также, например, Олегу Сенцову и его «подельникам». Как правило, тайными свидетелями становятся те, кто сам находится на крючке у следствия, подчинен его воле и идет с ним на определенную сделку.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Как этому противостоять?

Естественно, постановление следователя о сокрытии свидетеля, как и любое другое постановление, может быть обжаловано защитой по мотивам необоснованного применения этой меры.

Жалоба может быть подана в том числе в прокуратуру или в суд в порядке предварительного судебного контроля — с обоснованием, что сокрытие свидетеля затрудняет доступ к правосудию или нарушает конституционные права обвиняемого.

Но какова перспектива подобного обжалования — это вопрос философский, замечает Вадим Клювгант  из Pen& Paper. 

У защиты мало шансов что-либо сделать, соглашается Денис Пучков из LOYS. Остается выстраивать такую тактику защиты, которая позволяет поставить показания свидетеля под сомнения.

«Если свидетель плохой, то хороший адвокат может поймать его на каких-то явных противоречиях. К тому же, высока вероятность, что вы или ваш подзащитный догадаетесь, с кем имеете дело.

Это позволит задавать секретному свидетелю вопросы, которые ему будут не очень удобны», — говорит Пучков. 

Интересно, что в деле экс-главы свердловского отделения «Открытой России» Максима Верникова свидетеля «Иванова А.» удалось поймать на некоторых противоречиях: он не смог объяснить, почему из его показаний выходит, что ему удалось одновременно быть в двух местах.

Утверждать, что появление тайного свидетеля в деле — верный признак, что дело защитой будет проиграно, конечно, нельзя, считают эксперты. Иначе пришлось бы признать, что для суда из всех рассматриваемых доказательств решающими всегда становятся именно показания тайного свидетеля.

Впрочем, признают адвокаты, точно так же не все участники уголовного судопроизводства в России признают более общую проблему. Это все более выраженная презумпция полного доверия к действиям следователей со стороны судов. И она на практике все чаще перевешивает презумпцию невиновности подзащитного, гарантированную Конституцией.

Со ссылкой на то, что следователь выступает процессуально-самостоятельной фигурой и нельзя вмешиваться в его деятельность, большинство жалоб на действия следователей отклоняется. 

«И поскольку практика сомнительного применения института тайных свидетелей имеет тенденцию к расширению, очевидно, что больших успехов в противодействии этой практике пока нет. К сожалению», — констатирует Вадим Клювгант.

«В системе современного российского „правосудия“ манипулятивной практике секретных свидетелей невозможно что-либо противопоставить.

Невозможность данного противопоставления заключается в самой сути российской следственно-судебной системы, оторванной от общества», — написал в своей книге Дмитрий Бученков. 

Источник: https://www.znak.com/2019-11-27/advokaty_ob_ulovke_zasekrechivaniya_svideteley_v_ugolovnyh_delah_i_o_tom_kak_s_etim_borotsya

Очная ставка. Понятие и правила проведения

Может ли 3 е лицо быть одновременно еще и свидетелем в деле?

Целью любого возбуждения уголовного дела является выявление обстоятельств преступного деяния и, конечно же, виновника преступления.

Для выявления виновного лица, правоохранительными органами проводятся следственные мероприятия, среди которых: опрос свидетелей, потерпевших, выезд на место происшествия, допрос подозреваемого. Одной из разновидностей допроса является очная ставка.

Данное следственное действие отличается от обычного допроса тем, что одновременно допрашиваются два лица.

Понятие и общие характеристики

Очная ставка – это возможность для следователя устранить противоречия, возникающие в результате не одинаковых показаний двух лиц, участвующих в деле.

Одни и те же действия, обстоятельства, события и факты, касающиеся расследуемого дела, могут преподноситься потерпевшим, свидетелями и виновным по-разному.

До передачи дела на рассмотрении в суд, следователь обязан иметь полную доказательную базу, а противоречия в показаниях делают невозможным точное определение виновного лица, мотивов совершения преступления и средств, используемых для этого.

И так, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что очная ставка – это одновременный допрос двух лиц, проводимый при условии существования значимых противоречий в показаниях.

Причинами возникновения противоречий в показаниях являются:

  • добросовестное заблуждение;
  • умышленное искажение фактов.

В первом случае, допрашиваемый дает неправильные или не соответствующие действительности показания, в силу неправильного восприятия событий, плохого запоминания или неточного воспроизведения. Умышленное искажение фактов обычно направленно на создание себе ложного алиби, возможности уйти от ответственности и т.д.

Допрашиваемые на очной ставке:

  • обвиняемый;
  • подозреваемый;
  • потерпевший;
  • свидетель.

Парное сочетание лиц, допрашиваемых на очной ставке, может быть любым, то есть могут одновременно допрашиваться двое подозреваемых, подозреваемый и пострадавший, подозреваемый и свидетель, два свидетеля и т.д.

Решение о проведении очной ставки принимается следователем. Обязательным условием проведения данного следственного мероприятия является наличие противоречий, относящихся к важным обстоятельствам дела. Очная ставка проводится на основании постановления следователя. В течение данного следственного действия все показания допрашиваемых лиц протоколируются.

Существенные обстоятельства:

  • место совершения преступления;
  • время совершения преступления;
  • виновность обвиняемого;
  • способ совершения преступления.

В некоторых случаях очная ставка проводится при наличии противоречий в показаниях, которые могут влиять на составление характеристики обвиняемого или потерпевшего.

Очная ставка проводится после допроса лиц по отдельности, в ходе которого при сравнении их показаний выявляются существенные противоречия.

Очная ставка относится к следственным действиям и производится она по общим правилам для таких действий (ст. 164 УПК РФ). Помимо этого регулирование проведения очной ставки описано в ст. 192 УПК РФ. Основываясь на этих двух статья, составим полный перечень правил проведения очной ставки.

Правила проведения очной ставки

Процедура проводится согласно следующим правилам:

  1. Участие в очной ставке лиц, не достигших 14-ти летнего возраста, обязывает следователя, привлечь к участию в ней педагога.
  2. Участники, в обязательном порядке должны быть предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний или уклонение от дачи показаний. Так же участникам разъясняются их права (никто не обязан давать показания или свидетельствовать против себя, своих близких родственников и супруга – ст. 51 Конституция РФ).
  3. Обеспечение присутствия законного представителя, педагога, близкого родственника для лиц, признанных умственно отсталыми.
  4. Допускается участие в очной ставке адвоката.
  5. При необходимости следователь имеет право привлечь к участию в очной ставке должностное лицо органа, который осуществляет оперативно-розыскную деятельность по данному делу. О чем в протоколе в обязательном порядке делается соответствующая запись.
  6. Во время проведения очной ставки ведется протокол, который впоследствии подписывается участвующими в допросе лицами (согласно действующему законодательству подписывается каждая страница протокола). Протокол может вестись с помощью технических средств и быть оформлен в виде таблицы разделенной на две части для записи ответов на один и тот же вопрос допрашиваемых лиц, или быть оформлен, как полнострочный документ в котором ответы записываются поочередно.
  7. В ходе проведения очной ставки допрашиваемым могут предъявляться вещественные доказательства, показания других лиц, материалы следствия. Предъявление таких документов и доказательств возможно только после дачи показаний допрашиваемыми лицами или их отказа от дачи показаний.
  8. Недопустимо применение на очной ставке угроз, насилия.
  9. Давление со стороны одного из допрашиваемых на другого должно быть пресечено.
  10. Допрашиваемые отвечают на вопросы следователя поочередно, так же они могут задавать вопросы, касающиеся дела, друг другу.
  11. Во время очной ставки ее участниками могут быть заявлены ходатайства, которые заносятся в протокол совместно с решениями следователя по ним.

Согласно ст. 192 УПК РФ следователь на очной ставке первым делом должен выяснить знают ли допрашиваемые лица друг друга, и в каких отношениях они находятся. Так как очная ставка проводится для выяснения действительных обстоятельств дела, то участники допроса поочередно дают показания по тем обстоятельствам, которые необходимо выяснить.

Пригласить для оказания юридической помощи адвоката по уголовным делам может не только подозреваемый или обвиняемый, но и свидетель или потерпевший. В соответствии со ст. 192 УПК РФ адвокат по уголовным делам, привлеченный участником очной ставки, пользуется всеми правами, которые предусмотрены ч. 2 ст. 53 УПК РФ.

Помощь адвоката по уголовным делам на очной ставке заключается в даче допрашиваемому лицу коротких консультаций, подаче письменных замечаний по поводу полноты и правильности записей в протоколе.

Также адвокат по уголовным делам может задавать вопросы обоим допрашиваемым лицам.

Участие правозащитника в очной ставке обезопасит подзащитного от неправомерных действий со стороны следствия и другого допрашиваемого лица.

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/ochnaya-stavka/

Статья 177. Порядок допроса свидетеля. Постатейный к ГПК РФ

Может ли 3 е лицо быть одновременно еще и свидетелем в деле?

Статья 177. Порядок допроса свидетеля

1. В ст. 177 налицо ряд новелл по сравнению со ст. 168, 170, 171 ГПК 1964 г.:

1) председательствующий теперь в самом начале допроса свидетеля должен:

а) выяснить отношение свидетеля к каждому из лиц, участвующих в деле (в т.ч. служебные, родственные, дружественные, враждебные и т.п.);

б) предложить самому свидетелю сообщить суду все, что ему известно об обстоятельствах рассматриваемого дела;

2) четко определена последовательность дальнейшего допроса свидетеля:

а) первым задает вопрос лицо, по заявлению которого свидетель вызван, а также его представитель;

б) затем свидетеля допрашивают иные лица, участвующие в деле (их представителя), в той очередности, в какой председательствующий предоставит им возможность ставить вопросы. Судья вправе задавать вопросы в любой момент допроса свидетеля;

3) установлено, что суд вправе (если это необходимо) повторно допросить свидетеля либо:

– в том же заседании суда;

– в другом заседании суда;

– в целях разрешения противоречий между показаниями различных свидетелей.

2. Специфика правил ст. 177 состоит следующем:

а) они императивны: суд не вправе устанавливать иной порядок допроса свидетелей;

б) закон лишь в двух случаях допускает изъятие из правил ст. 177:

при допросе свидетеля в месте его пребывания (см. коммент. к ст. 70);

при допросе несовершеннолетних свидетелей (см. коммент. к ст. 179);

в) они призваны исключить возможность общения между допрошенным свидетелем и еще не допрошенным свидетелем (это в свою очередь делается для того, чтобы обеспечить большую объективность показаний свидетелей).

3. Характеризуя правила ст. 177, следует иметь в виду ряд обстоятельств:

а) суд (судья) обязан допросить каждого свидетеля отдельно: нельзя делать исключения и для таких свидетелей, которые практически одновременно и в одном и том же месте наблюдали обстоятельство, по поводу которых их допрашивают.

Не имеет значения и то, что данные свидетели приглашены только истцом или только ответчиком.

Лишь при проведении одновременного допроса (а также в ходе проведения повторного допроса, в целях устранения противоречий между показаниями разных свидетелей) допускается отступление от правил ст. 163;

б) свидетели, еще не давшие показаний, не могут находиться в зале суда. В этих целях суд до начала допроса первого из свидетелей (а конкретнее, после проверки явки участников процесса, разъяснения переводчику его обязанностей, но до объявления состава суда и разъяснения права отвода) должен удалить их из зала (см. коммент.

к ст. 163). Из этого правила есть исключения: речь идет о случаях, когда гражданин присутствовал в зале, а затем (уже в ходе рассмотрения дела по существу) был привлечен к участию в процессе в качестве свидетеля. Однако с этого момента и он подлежит удалению из зала (что отражается в протоколе – см. коммент. к ст.

229 ГПК);

в) допрошенный свидетель остается в зале судебного заседания до окончания разбирательства дела. При этом необходимо учитывать:

правила ст. 179, предписывающие удалять из зала несовершеннолетнего свидетеля по окончании его допроса;

право суда разрешить допрошенному свидетелю удалиться из зала (если будет обеспечено соблюдение правил ст. 163 о недопустимости общения между допрошенными и недопрошенными свидетелями).

4. Анализируя порядок допроса свидетеля, установленный в ст. 177, необходимо учитывать следующее:

а) председательствующий (судья, если он рассматривает дело единолично, – см. коммент. к ст. 7, 23-25 ГПК) обязан:

выявить отношение свидетелей не ко всем участникам процесса, а только к лицам, участвующим в деле (т.е. к сторонам, третьим лицам и т.д. – см. коммент. к ст. 34 ГПК). Речь идет о родственных и соседских отношениях, о том, свидетелем какой из сторон является данное лицо, и т.д.;

предложить (в устной форме) свидетелю сообщить суду все, что ему лично (а не со слов других лиц, из телевизионных передач, газет и т.п.) известно по рассматриваемому делу;

б) этот порядок должен быть соблюден судом и при вторичном допросе свидетелей, и при допросе в целях устранения противоречий между показаниями свидетелей, и при допросе свидетелей, когда разбирательство дела откладывается (см. коммент. к ст. 169, 170);

г) лишь после сообщения свидетелем всего, что ему лично известно по делу (а это делается в форме “свободного рассказа”, хотя председательствующий и вправе указать свидетелю, что он уклоняется от изложения обстоятельств, значимых для дела), свидетелю могут быть заданы вопросы. Эту последовательность необходимо соблюсти и в случае, если лицо присутствовало в зале, а затем было признано свидетелем.

5. Применяя правила ст. 177, также нужно обратить внимание на следующее:

а) судья (речь идет не только о председательствующем, но и о других членах суда, если дело рассматривает коллегиальный состав суда) вправе задавать вопросы свидетелю в любой момент, а именно:

и до того, как задаст вопросы лицо, по заявлению которого свидетель был вызван;

и в ходе выявления отношения свидетелей и лиц, участвующие в деле;

и в ходе “свободного рассказа” свидетеля (например, можно задать уточняющие вопросы);

и во время, когда вопросы задают лица, участвующие в деле, и их представители;

и после того как все участники процесса уже исчерпали свои вопросы свидетелю;

б) лицо, которое явилось инициатором вызова свидетеля:

– это не только стороны, но и третьи лица, и прокурор (см. коммент. к ст. 34-46);

– задает вопросы этому свидетелю первым (среди других лиц, участвующих в деле). Однако если такое лицо участвует в процессе не только лично, но и через представителя (т.е. наряду с последним), то оно может уступить “право первого вопроса” своему представителю.

В практике возник вопрос: могут ли представитель и лицо, участвующие в деле, задавать свидетелю вопросы одновременно (например, поочередно, совещаясь друг с другом, уточняя вопросы друг друга)? Суд вправе разрешить (о чем он выносит определение и о чем делается запись в протоколе судебного заседания) и такой порядок допроса свидетеля: во всяком случае правилам ст.

177 это не противоречит. Не противоречит такой порядок и правилам ст. 48, 54 ГПК (см. коммент. к ним).

6. Новый ГПК не предусматривает право суда вызывать свидетелей (это противоречило бы правилам ст. 57). Лица, участвующие в деле, сами должны предоставлять доказательства, в т.ч. и ходатайствовать о вызове свидетелей. В связи с этим в ст.

177 отсутствуют положения, которые были предусмотрены в ст. 170 ГПК 1964 г.

(о том, что особое правило действует при допросе свидетеля, которого вызвали по инициативе суда: такому свидетелю вопросы первым задает истец (либо одновременно истец и его представитель), а затем – другие лица, участвующие в деле). В настоящее время такая ситуация невозможна.

7. В ст. 177 нет также правил, допускающих возможность проведения очной ставки (как это было предусмотрено в ст. 171 ГПК 1964 г.) Вместо этого установлено, что:

а) повторный допрос (а иногда и третий допрос свидетелей) производится, если в ходе судебного разбирательства это становится необходимым, и без таких процессуальных действий нельзя достичь полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела;

б) суд (судья, если он рассматривает дело единолично) может повторно допросить свидетеля:

в том же судебном заседании (воспользовавшись тем, что допрошенный свидетель находится в зале), по собственной инициативе либо по ходатайству участников процесса. О повторном допросе свидетеля суд выносит определение, что отражается в протоколе судебного заседания;

в следующем судебном заседании (например, после перерыва для отдыха на выходные дни и т.п.).

8. С учетом сказанного, применяя правила ч. 4 ст. 177, нужно также иметь в виду, что:

а) повторный допрос должен производиться с соблюдением всех правил и требований ст. 168, 176, 178, 179 ГПК (см. коммент. к ним);

б) если свидетель был допрошен судом при отложении разбирательства дела (см. коммент. к ст. 169 ГПК), а затем в ходе рассмотрения дела возникла необходимость его повторного допроса, суд вправе это сделать;

в) повторный допрос также может судом производиться (как по собственной инициативе, так и по ходатайству лиц, участвующих в деле), если между показаниями разных свидетелей возникли противоречия. При этом соблюдаются общие правила допроса свидетелей;

г) о проведении такого повторного допроса суд выносит определение.

Источник: https://kommentarii.org/gpk/page197.html

Кс разъяснил, может ли свидетель пригласить на свой допрос адвоката, являющегося защитником обвиняемого

Может ли 3 е лицо быть одновременно еще и свидетелем в деле?

Конституционный Суд вынес Определение № 2518-О/2018 г., которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного.

Заявитель жалобы Валентина Егорова была допрошена в качестве свидетеля по уголовному делу. Для участия в данном процессуальном действии она привлекла адвоката, который ранее был допущен к участию в производстве по этому же делу в качестве защитника обвиняемого. Однако следователь вынес постановление о его отводе.

Женщина обжаловала отвод в порядке ст. 125 УПК РФ. Отказывая в удовлетворении ее жалобы, Индустриальный районный суд г. Ижевска указал, что она является свидетелем обвинения, в связи с чем ее интересы противоречат интересам обвиняемого.

Данное постановление оставлено без изменения судом апелляционной инстанции, а в передаче кассационных жалоб было отказано постановлениями судьи Верховного Суда Удмуртской Республики и судьи Верховного Суда РФ, с чем согласился заместитель председателя ВС.

https://www.youtube.com/watch?v=Xqsa4u00GXM

В жалобе в Конституционный Суд Валентина Егорова указала, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, предполагает, что для отвода адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи, достаточно факта представления этим же адвокатом интересов обвиняемого, без указания конкретных обстоятельств, свидетельствующих о наличии противоречий между указанными участниками уголовного судопроизводства на момент принятия решения об отводе.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС указал, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 48 Конституции право на получение квалифицированной юридической помощи не является безусловным и не означает право выбирать для оказания юридической помощи любого адвоката по своему усмотрению, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле.

Суд указал, что запрет на совмещение одним лицом различных процессуальных функций при производстве по одному уголовному делу является общим для участников как со стороны защиты, так и со стороны обвинения (Определение КС от 9 ноября 2010 г.

№ 1573-О-О), что исключает участие адвоката в оказании юридической помощи в рамках данного дела, если он ранее участвовал в этом деле в ином процессуальном качестве или оказывал (оказывает) юридическую помощь иному лицу (обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и др.

), интересы которого противоречат интересам обратившегося к нему за юридической помощью другого участника производства по тому же делу.

КС отметил, что хотя для свидетеля, не являющегося по своему правовому статусу стороной в уголовном деле, а относящегося к иным участникам уголовного судопроизводства, и характерна процессуальная нейтральность, дача им показаний или отказ от этого по делу не исключают наличия у него собственного интереса. В том числе в случаях, когда его показания (отказ от дачи показаний) подлежат последующей оценке с точки зрения перспективы уголовного преследования по ст. 307 или 308 УК РФ либо касаются самого свидетеля, его супруга или близких родственников. Кроме того, по своему содержанию показания свидетеля не всегда нейтральны по отношению к сторонам, имеющим в деле свой интерес. Они могут как подтверждать, так и опровергать обвинение, а потому носить обвинительный или оправдательный характер.

В силу прямого указания ч. 5 ст. 189 УПК РФ, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса, напомнил КС.

Подобное наделение адвоката правами защитника, которыми он обладает в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному при производстве следственного действия, предполагает, по мнению Суда, и соблюдение адвокатом вытекающего из данного правового статуса запрета на участие в производстве по уголовному делу, установленного п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Кроме того, Суд отметил, что Закон об адвокатуре связывает оказание адвокатами квалифицированной юридической помощи с целями защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц.

Поэтому запрет адвокату принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, не может быть сведен лишь к наличию противоречий между интересами сторон по одному уголовному делу, а охватывает собой противоречия интересов любых доверителей, которым адвокат оказывает юридическую помощь в этом деле, включая свидетелей.

КС указал, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ выступает одной из гарантий надлежащего осуществления адвокатом юридической помощи и направлен как на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, являющихся или являвшихся его доверителями, так и на защиту публичных интересов в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемого в условиях действия принципа состязательности сторон и обеспечивающего всесторонность, полноту и объективность исследования всех обстоятельств дела. Суд заключил, что это законоположение не является неопределенным, не ограничивает свидетеля в праве пригласить для участия в допросе иного адвоката, не участвующего в данном деле, не создает непреодолимых препятствий для получения свидетелем квалифицированной юридической помощи и не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Комментируя определение КС, адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов предположил, что в ближайшее время законодателем будут внесены изменения в ст. 72 УПК РФ. «До настоящего времени отвод адвоката, представляющего интересы свидетеля по уголовному делу, в ст. 72 УПК РФ не был предусмотрен», – указал он.

При этом Кирилл Махов указал, что в практике неоднократно озвучивалась проблема, состоящая в том, что следственный орган предпринимал различные действия к попытке отвода того или иного адвоката от участия в уголовном деле, зачастую успешно.

«Одним из таких способов было вынесение постановления об отводе ввиду того, что адвокат представлял и защищал интересы нескольких лиц по одному и тому же делу. Давайте представим, что адвокат представляет интересы нескольких свидетелей по делу (законом это не запрещено).

Спустя месяцы расследования одного такого свидетеля следствие переводит в статус подозреваемого или обвиняемого либо в статус потерпевшего, и, соответственно, исходя из определения КС РФ, у следствия есть все основания для отвода адвоката от участия в уголовном деле.

Но ведь это не означает, что у представляемых адвокатом лиц изменилась позиция, – изменился только статус одного из этих лиц», – отметил адвокат.

Внимание эксперта привлекло указанное в определении положение о том, что «сам факт участия в деле того или иного свидетеля либо занимаемая им позиция могут противоречить интересам иных участников уголовного процесса…».

Кирилл Махов считает, что фактически Судом оправдывается такое ничем не подтвержденное обоснование для отвода адвоката от участия в деле, как предположение, что позиция свидетеля может расходиться с позицией лица, чьи интересы ранее представлял адвокат.

«По смыслу ст. 72 УПК РФ для отвода адвоката следствию необходимо установить наличие противоречий между фигурантами дела, чьи интересы представляет один и тот же адвокат, и чаще всего это происходит путем допроса указанных лиц.

Однако определение Конституционного Суда фактически закрепляет наличие противоречия уже в процессуальных статусах фигурантов дела, и следствию не требуется каких-либо дополнительных действий для установления конфликта интересов», – посчитал адвокат.

Адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко отметила, что заявителем оспаривалась норма, содержащаяся в п. 3 ст.

72 УПК РФ, как не соответствующая Конституции РФ, в которой прямо указано, что защитник не праве участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. «То есть, исходя из смысла данной нормы закона, на момент отвода адвоката факт наличия данных противоречий должен быть установлен и закреплен в материалах уголовного дела. Непосредственного указания на то, что сам статус свидетеля обвинения является подтверждением, что его интересы противоречат интересам обвиняемого, в УПК РФ не имеется», – указала адвокат. По ее мнению, подобное толкование закона порождает основания для органов предварительного следствия для необоснованного отвода защитника по уголовному делу по надуманным основаниям.

«В настоящее время я осуществляю защиту обвиняемой по уголовному делу, предыдущий адвокат которой был отведен следователем на том основании, что представлял интересы свидетеля по этому же уголовному делу при ознакомлении его с постановлением о назначении экспертизы, изъятых у него в ходе обыска предметов.

В допросе данного свидетеля адвокат не участвовал, противоречий в позициях с обвиняемой выявлено не было. Однако следователем было вынесено постановление об отводе адвоката от участия в деле как защитника обвиняемой на том основании, что между обвиняемой и свидетелем могут возникнуть противоречия. Данное постановление следователя в настоящий момент обжалуется в порядке ст.

125 УПК РФ, решение по нему еще не принято», – рассказала Марина Мошко.

Она предположила, что в целях предотвращения неоднозначного толкования действующих норм права, регулирующих участие в уголовном деле адвоката, необходимо внести изменения в законодательные акты, регулирующие участие представителя свидетеля по уголовному делу. «Таким образом, у адвокатов и их доверителей и подзащитных не будет возникать подобных проблем при защите по уголовным делам», – посчитала адвокат.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов отметил, что в последнее время практические любые разъяснения КС РФ, особенно в уголовно-процессуальной сфере, трактуются правоприменителями тенденциозно не в пользу стороны защиты.

«Напротив, зачастую “выдернутые из контекста” отдельные доводы определений и постановлений КС РФ используются для придания видимости законности совершения тех или иных явно незаконных и необоснованных процессуальных действий, в том числе по вопросам участившихся отводов защитников», – указал эксперт.

В этой связи он предположил, что обращение адвокатов в КС РФ потеряло значение эффективного способа защиты нарушенных прав, как было в конце 90-х – начале 2000-х гг.

Игорь Бушманов посчитал, что установленное в ст. 69 и 72 УПК РФ единоличное право следователя осуществлять отвод защитника от участия в деле по любым основаниям противоречит Конституции РФ. По его мнению, разрешение таких вопросов должно быть отнесено к компетенции судов.

«Хотя, в силу сегодняшних реалий уголовно-процессуальной практики, наличия практики так называемого “сращивания” следствия и суда, вряд ли передача таких прав будет способствовать принятию законных и обоснованных решений – в пользу защитника, а не следствия, зачастую злоупотребляющего своими правами в борьбе с “неугодными” защитниками», – указал эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-mozhet-li-svidetel-priglasit-na-svoy-dopros-advokata-yavlyayushchegosya-zashchitnikom-o/

Юриста совет
Добавить комментарий