Могут ли вынести окончательное обвинение не ознакомив с экспертизой?

В казани продлили арест членам террористической ячейки

Могут ли вынести окончательное обвинение не ознакомив с экспертизой?
Криминал 20:13 | 31 октября 2017 Автор материала: Светлана Буракова

Задержание фигурантов дела о терроризме состоялось еще 14 марта, днем позднее Советский райсуд Казани вынес решение о заключении подозреваемых под стражу, а 21 марта им было предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления. 

По версии следствия, все обвиняемые состояли в запрещенной международной террористической организации «Партия исламского освобождения», действующей на территории Татарстана. Она призывает устранять неисламские правительства и стремится к установлению исламского правления во всем мире.

Всех под копирку 

Между тем 8 ноября истекает срок пребывания членов террористической организации под стражей, в связи с чем следствие представило ходатайство о продлении заключения ввиду сложности дела и необходимости проведения дополнительных следственных мероприятий.

– К уголовному делу необходимо приобщить оконченное производство фоноскопической, религиоведческой и психологической судебной экспертизы. По окончании указанных экспертиз необходимо ознакомить обвиняемых с заключениями и предъявить обвинение в окончательной редакции.

Учитывая тяжесть совершенного преступления, следствие полагает, что обвиняемые могут скрыться, воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказать давление на свидетелей, – неизменно представляла свою позицию старший следователь по особо важным делам СУ СКР по РТ ГалинаКоролева.

А прокуратура ходатайство неизменно поддерживала. 

Все процессы о продлении, которые практически не отличались друг от друга и продлились не более 20 минут.

Оправдания искали в религии 

Первыми в коридоре перед заседанием начали собираться родные обвиняемых. Две молодые девушки, активно настроенные, бегали из кабинета в кабинет с детьми наперевес. В это время на скамейке их ждала престарелая женщина. От комментариев они отказывались и общались только между собой. 

Чуть позже следователь рассказала корреспонденту KazanFirst, что сторона обвиняемых всячески препятствует движению дела. Примером стала небольшая перепалка между представителями СК и женой одного из подсудимых, которая игнорировала все вопросы и отвечала лишь: «Я сначала посоветуюсь, а потом отвечу».

Обвиняемого ФаридаКрыева 1965 года рождения первым завели в зал заседания. Из всей его «группы поддержки» на процесс пустили только мать, жену и троих детей оставили за дверью.

– Вам нельзя, – сказала следователь. 

– Почему? Я ничего не подписывала, – недоумевала женщина.

– Ну и что. Вы проходите как свидетель, – парировала сторона обвинения и вывела ее из зала.

Практически сходу Крыев представил ходатайство об отказе от приставленного адвоката. Подозреваемый решил отстаивать свои права самостоятельно, потому что не хотел оплачивать услуги защитника. Однако судья СветланаТарханова адвоката оставила, руководствуясь тем, что рассматривается особо тяжкое преступление.

Позднее, доказывая свою невиновность, Фарид Крыев искал спасение в религии. Он пытался доказать суду, что все вменяемые ему обвинения противоречат его вероубеждениям и исламу, который он исповедует.

– Я и до этого заявлял и сейчас заявляю, что не являюсь виновным в совершении данного преступления. Никакого насильственного действия не подготавливал, не совершал и впредь не буду этого делать. Это противоречит моим вероубеждениям.

Тот, кто понимает ислам, знает, о чем я говорю. К сожалению, в нашей стране относятся к мусульманам как к людям, которые причастны к каким-то насильственным, физическим действиям.

Я к таким вещам отношения не имею, – красноречиво заявил Крыев. 

А затем заявил о нарушении ст. 79 и 99 УПК РФ, после того как следователь озвучила позицию обвинения, и отдельно подчеркнул тот факт, что по делу проходят скрытые свидетели.

– Я мусульманин, у меня мирная религия. Я всегда и всем об этом говорю. Единственное мое преступление  – это то, что мой господь – Всевышний. Один-единственный, неизменный. Не родил, не рожден. Не было никого равного ему, и от него исходит руководство, – заключил обвиняемый. 

Защита в свою очередь попросила у суда избрания более мягкой меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, но в итоге это ходатайство осталось без удовлетворения.

Из-за особой сложности уголовного дела и необходимости проведения большого объема следственных и медицинско-процессуальных действий судья Тарханова вынесла решение в пользу обвинения, продлив, таким образом, срок заключения Крыева, а затем и остальных обвиняемых на два месяца – до 8 января 2018 года. Кроме того, у следствия имеются показания свидетелей и результаты оперативного следствия, обличающие всех подсудимых.

«Я никому не доверяю»

Следующим в зале суда появился АзатГатауллин 1974 года рождения. До задержания мужчина развивал собственный автосервис, где занимался ремонтом машин, а ранее он отбывал срок четыре года и семь месяцев по аналогичной статье – «Террористический акт». В этот раз он представлен как организатор татарстанской ячейки. 

Следствие считает, что Гатауллин развивал и расширял структуры, в том числе по привлечению сторонников. С 1 августа 2015 года до момента задержания – 14 марта 2017 года – он проводил нелегальные агитационные собрания участников регионального подразделения, в том числе 11 августа 2016 года в Казани.

– Вам понятен состав суда? – начала представление судья.

– Понятен, – спокойно ответил Гатауллин.

– Доверяете? – уточнила Тарханова.

– Нет, не доверяю, – внезапно ответил обвиняемый.

– Кому? Перечислите, пожалуйста, – продолжила Светлана Тарханова.

– Всем. Вам, следователю, прокурору. Никому не доверяю, – сказал Гатауллин.

Объяснил же он свою позицию предвзятым отношением. По его мнению, уже второй раз решение о его содержании под стражей безосновательно. Кроме того, Гатауллин настаивал, что он получил постановление о продлении задержания на два месяца еще до текущего слушания.

Растерянный адвокат подсудимого не сразу понял, что происходит. Он лишь уточнил у подзащитного: «Отвод, что ли?». И получив положительный ответ, поддержал его. Кстати, как и предыдущий обвиняемый, Гатауллин так же попытался отказаться от государственного защитника. Но все отводы были отклонены судом.

– Я не являюсь террористом, нет фактов теракта, угроз теракта, склонения кого-то. Оказывать давление на свидетелей? Первого я знать не знаю. А второй вообще является оперуполномоченным. Поэтому непонятно, кто на кого еще будет оказывать давление. Я не вижу оснований, – закончил оправдательную речь Гатауллин.

Но решение суда осталось аналогичным. Последними стали Салахутдинов, Зялилов и Матиев. Заседания прошли по отработанной схеме. Арест продлили на два месяца. 

Напомним, не так давно семерых членов альметьевской ячейки международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», запрещенной в России, отправили в СИЗО до 12 декабря.

Обвиняемых Рената Ханнанова, Азата Закиева, Аназа Гимазетдинова, Ирека Мухаметова и Раиля Хамидуллина задержали в их собственных квартирах.

Им предъявлено обвинение по аналогичной статье – «Террористический акт». 

Источник: https://kazanfirst.ru/articles/451491

Сторона защиты по делу Цкаева просит повторную судмедэкспертизу

Могут ли вынести окончательное обвинение не ознакомив с экспертизой?

05.10.2019 14:51

Вчера в Ленинском районном суде прошло очередное заседание по делу Владимира Цкаева, скончавшегося от побоев нанесенных ему сотрудниками Иристонского УМВД Владикавказа.

На прошлых заседаниях суд исследовал все материалы дела, и теперь должен был перейти к допросу подсудимых, однако адвокат защиты подал ходатайства для изменения хода судебного разбирательства и проведения повторного судмедисследования трупа Цкаева, так как, по словам адвоката подсудимого Азамата Цугкиева Юрия Багаева, были допущены процессуальные нарушения. Потерпевшая Земфира Цкаева и её адвокаты считают, что таким образом сторона защиты вновь пытается затянуть судебное разбирательство.

В начале судебного заседания, Юрий Багаев попросил повторно исследовать акт проверки РКБ Росздравнадзором, в связи со смертью Цкаева. В этом акте Багаев обратил внимание суда на то, что на момент нахождения Владимира Цкаева в РКБ, медучреждение обладало лицензией на оказание медицинских услуг незаконно, так как в больнице отсутствовал томограф.

Как было указано в акте проверки, который зачитал судья Олег Ачеев, в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «нейрохирургия» медицинская организация, в структуре которой создано нейрохирургическое отделение, обязано обеспечить наличие томографа и сопутствующего оборудования. 

«Таким образом, отсутствие оборудования, необходимого для проведения магнитно-резонансной томографии головного мозга Цкаева является нарушением статьи 37 Федерального закона от 21 ноября 11 года ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации, подпункта «а» пункта 5 Постановление правительства РФ от 16 апреля 2012 года № 291 и т.д. Установить связь указанного нарушения с неблагоприятным исходом, территориальным органом в пределах компетенции, не представляется возможным»,- говориться в акте. 

Именно в связи с указанными нарушениями адвокат Юрий Багаев обратился к суду с ходатайством о назначении дополнительной экспертизы трупа Цкаева, отметив, что при назначении и проведении дополнительной судмедэкспертизы следователь Аслан Хугаев допустил процессуальные нарушения.

«Здесь в судебном заседании следователь в качестве свидетеля пояснил, что ходатайство защиты о постановке перед экспертами дополнительного вопроса, а именно – «Установить причинно-следственную связь между введенным препаратом Лидокаином и наступившей смертью», он удовлетворил, однако постановление по этому поводу не вынес, об уголовной ответственности экспертов не предупредил, направил экспертам дополнительные материалы не уведомив и не ознакомив с перечнем стороны, в том числе и сторону потерпевший, – отметил Багаев. – Указанные нарушения в свою очередь повлекли, по моему убеждению, нарушение конституционного права на защиту, так как стеснили права обвиняемых предоставляемые и гарантированные ему при разрешении вопросов о назначении производства экспертизы по уголовному делу. На основании приведённых доводов, и с учетом дополнительно исследованного здесь акта, я прошу суд назначить по настоящему делу повторную комплексную медицинскую судебную экспертизу». 

Адвокат, при этом, ходатайствовал поставить перед экспертами следующие вопросы:

1. Имеются ли на теле Цкаева телесные повреждения. Если да, то какова давность их образования, степень тяжести, характер локализация и механизм образования?

2. Какова причина и давность наступления смерти Цкаева?

3. Мог ли Цкаев сам себе причинить какие-либо из выявленных телесных повреждений и каким образом?

4. (Вопрос который не ставился ранее перед экспертами) могли ли те или иные телесные повреждения на теле Цкаева образоваться при падении с высоты собственного роста?

5. Состоят ли имеющие на трупе Цкаева телесные повреждения в причинной связи с наступившей его смертью?

6. Имелись ли медицинские показатели противопоказания на ведение Цкаеву препарата Лидокаина, и могло ли введение Лидокаина повлечь за собой наступление его смерти?

7. Имелись ли на теле Цкаева признаки электрической травмы?

8. (Вопрос, который также ранее не был поставлен) была ли Цкаеву в оказана надлежащая медицинская помощь, и могло ли ненадлежащее оказание медицинской помощи привести к его смерти?

Потерпевшая сторона – Земфира Цкаева и её адвокаты Анжелика Сикоева и Виталий Зубенко считают, что назначение повторной судмедэкспертизы ничего существенного в уголовном деле поменять не сможет. 

«Я полагаю, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи со следующими обстоятельствами: во-первых, все эти вопросы за исключением восьмого, которые заявлены в этом ходатайстве, уже разрешались судебно-медицинской экспертизой.

Относительно восьмого вопроса, я считаю, что ответ на этот вопрос никоим образом не повлияет на квалификацию инкриминируемых подсудимым деяний, и не влияет на фабула обвинения.

Следовательно выяснения этого вопроса не может быть положено в основание как обвинительного так и оправдательного приговора, – обратилась Анжелика Сикоева к суду.

– Кроме того я хочу обратить внимание на то что такой вопрос любой из защитников обвиняемых мог задать на стадии следствия, и мог на той же стадии следствия оспорить экспертизу и задать свои вопросы.

Все показания свидетелей допрошенный в судебном заседании, относительно состояния Цкаева в больнице и оказания ему медицинской помощи были отражены в обвинительном заключении, существенной разницы между теми показаниями которые были зафиксированы в обвинительном заключении и теми которые мы услышали в судебном заседании мы не увидели, они отличались только в деталях. Они не обнаружили причинно-следственной связи между тем, как оказывали медицинскую помощь и его смертью. Вывод был однозначным, что смерть наступила вследствие асфиксии. Также, из показаний, которые давали свидетели становится ясно, что в медицинское учреждение Цкаев был доставлен в предагональном и агональном состоянии, я не знаю кто из медиков не то что в Россия, на земном шаре с помощью томографа мог бы вывести человека из агонального состояния. Я возражаю!».

«Коллега защитник заявил ходатайство о проведении повторной экспертизы, однако не в самом ходатайстве не выступая в его основании, адвокат не указал ни одного довода из которых следовало бы, что заключение экспертизы, по результатам которой адвокат желает провести повторную экспертизу, имелись бы какие-либо противоречия», – отметил Виталий Зубенко.

Суд отправился в совещательную комнату до понедельника, 7 октября, для принятия решения по данному ходатайству. Уже после заседания адвокаты семьи Цкаевых Анжелика Сикоева и Виталий Зубенко указали журналистам на то, что таким образом защитники подсудимых пытаются затянуть процесс.

«На прошлом судебном заседании следователь Хугаев чётко разъяснил о том, что предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения производит руководитель экспертного учреждения, следователь не обязан этого делать.

Кроме того, адвокат говорил, что другие подозреваемые не были предупреждены о дополнительном вопросе, который был поставлен перед экспертным учреждением, но они не могли быть ознакомлены поскольку не все из обвиняемых (на тот момент) являлись фигурантами этого дела.

После они были ознакомлены со всеми материалами дела, и у них была процессуальная возможность оспорить порядок назначения экспертизы и задать свои вопросы.

Вопрос, который ставил Багаев, я считаю что это экспертиза, точнее это действие Багаева были направлены на то чтобы затянуть рассмотрение дела – экспертное учреждение, которое проводило комиссионные исследования имеет огромное количество заказов на экспертизу.

Экспертизу на Цкаева ждали примерно три или четыре месяца, нас взяли без очереди. Они говорили, что, вообще, очерёдность бывает не менее полугода если не более. Если сейчас назначать такую экспертизу, то в случае её назначения рассмотрении дела растянется ещё на значительный период времени», – сказала Анжелика Сикоева.

По словам Виталия Зубенко, защита надеется на то, что сроки давности истекут, поэтому и тянет судебное разбирательство. 

«Существуют сроки давности по некоторым статьям, и наверное защита надеется на то, что сроки давности по некоторым статьям могут истечь, например по 285 по тем статьям срок давности которых истекает в течение двух лет», – сказал он.

Кристина СУРХАЕВА

Источник: http://gztslovo.ru/poleznaya-informaciya-full/novosti/Storona-zashity-po-delu-TCkaeva-prosit-povtornuyu-sudmedekspertizu/?page_14=1453

Повторная экспертиза по делу Цкаева назначена вопреки воле потерпевших

Могут ли вынести окончательное обвинение не ознакомив с экспертизой?

Суд во Владикавказе назначил повторную судебно-медицинскую экспертизу по делу о смерти жителя Владикавказа Владимира Цкаева, как требовала защита одного из подсудимых. Потерпевшая сторона сочла это очередной попыткой затянуть процесс.

Как писал “Кавказский узел”, Ленинский райсуд Владикавказа рассматривает дело о смерти Цкаева с 18 февраля. 27 сентября суд отсрочил допрос подсудимых на неделю по просьбе их адвокатов.

Подсудимые пытаются затянуть процесс, заявил адвокат потерпевшей. 5 октября адвокат обвиняемого по делу Цкаева попросил о повторной судмедэкспертизе.

Адвокаты потерпевшей заявили, что в случае назначения экспертизы рассмотрение дела может быть приостановлено.

Владимир Цкаев умер после допроса в отделе полиции Владикавказа в 2015 году. Силовиков хотели отпустить на свободу, но митинги и замена следователей не дали спустить дело на тормозах, и оно дошло до суда. Среди обвиняемых – десять полицейских.

Цкаева подозревали в нападении на полицейского Плиева. Спустя две недели после гибели Цкаева с повинной явился его сосед Марат Букулов, он признался, что стрелял в полицейского.

Суд приговорил Букулова к 2,5 года колонии, говорится в подготовленной “Кавказским узлом” статье “Дело Цкаева: смерть после допроса в полиции”. 

7 октября судья Ленинского суда Владикавказа удовлетворил ходатайство защиты подсудимого Азамата Цугкиева о проведении повторной экспертизы.

Согласно ходатайству, которое 4 октября представил адвокат Цугкиева Юрий Багаев, в ходе предварительного расследования 11 апреля 2016 года было назначено повторное исследование, оно было поручено Российскому Центру судебно-медицинской экспертизы Минздрава России.

26 апреля того же года следователь удовлетворил ходатайство защиты обвиняемого Дзампаева о повторной экспертизе для выяснения, имелись ли у Цкаева противопоказания для инъекции препарата “Лидокаин”. Однако следователь при этом не вынес соответствующего постановления и не ознакомил с ним обвиняемых, нарушив тем самым их право на защиту.

В связи с этим адвокат просил назначить повторную экспертизу, говорится в ходатайстве Багаева, которое зачитал судья.

В документе, представленном Багаевым в суд, перечислены вопросы, которые он хотел бы поставить перед экспертами.

Среди них – имелись ли на теле Цкаева повреждения, мог ли он причинить их себе сам, могли ли повреждения быть следствием падения с высоты его собственного роста, и связана ли с ними смерть.

Также среди вопросов – имелись ли на теле Цкаева признаки электрической травмы, и могло ли ненадлежащее оказание медицинской помощи Цкаеву привести к его смерти. И, в частности, могла ли инъекция “Лидокаина” повлечь смерть Цкаева.

Суд согласился назначить повторную экспертизу и предложил сторонам подготовить свои вопросы для экспертов. Их окончательный список будет оглашен на суде 11 октября, передала корреспондент “Кавказского узла”, присутствовавшая на заседании.

Дополнительные вопросы, которые заявила защита обвиняемых, направлены на затягивание процесса, заявил адвокат Земфиры Цкаевой Виталий Зубенко.

По его мнению, заключение эксперта, поступившее в суд с обвинительным заключением, уже ответило на ключевые вопросы обвинения – “что смерть Цкаева наступила от асфиксии, а телесные повреждения являются следами пыток”.

“Все остальные вопросы, которые пытается педалировать защита, с нашей точки зрения, имеют только одну цель – затянуть судебный процесс”, – сказал Зубенко корреспонденту “Кавказского узла”.

Он выразил надежду, что суд не приостановит из-за этого процесс, отметив, что УПК того не требует. Адвокат отметил, что у него остается надежда на то, что решение об экспертизе было связано с желанием суда “подстраховаться” – “чтобы приговор не был признан незаконным”.

При этом он отметил, что “ничего фатального в этом нет, повторные экспертизы назначаются часто”.

Земфира Цкаева, отвечая на вопросы журналистов, сказала, что у нее были опасения по поводу этого ходатайства, поскольку оно может затянуть процесс. “Мы не боимся результатов экспертизы, я думаю, они не поменяются. Я уверена в этом”, – сказала она.

Цкаева обвинила прокуратуру в ошибке следователя, который не вынес постановления об экспертизе.

“Прокуратура – это надзирающий орган, который должен был пресечь это на стадии расследования. А адвокаты подсудимых использовали эту возможность в этой процессуальной ошибке. Этот процесс был под присмотром прокуратуры, как они могли такое пропустить? Я уверена, что затягивание процесса начиналось с тех пор”, – заявила вдова Цкаева.

Она рассказала, что этот процесс стал частью ее жизни. “Я понимаю, что эта система, с которой практически невозможно бороться. Раньше я думала, что это в рамках республики, потом СКФО, потом я поняла, что эта проблема по всей России.

1 ноября будет четыре года со дня гибели моего супруга, отца моих детей. Я не знаю, к чему это все приведет, но отпускать ситуацию я просто так не буду. Хотелось бы, чтобы граждане нашей республики боролись за свои права, знали свои права и не боялись отстаивать их.

Нас убивают, а мы молчим. Так не должно быть”, – заявила Земфира Цкаева.

Напомним, ранее сообщалось, что в Ленинском суде находятся иски подсудимых, в которых они просят восстановить их на работе и выплатить им компенсации в размере 100 тысяч рублей. Двум бывшим полицейским суд уже отказал.

В суде уточнили, что всего восемь подсудимых подали иски, начиная с января текущего года.

Шесть исков пока находятся на стадии рассмотрения, сказано в ответе суда от 30 сентября, копия которого имеется в распоряжении “Кавказского узла”. 

Журналистка Елизавета Чухарова, комментируя ранее требования подсудимых о восстановлении на работе, заявила, что это “ожидаемо” и является их линией защиты, выстроенной на том, что они не признают своей вины.

Эмма Марзоева; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/340962/

Охранницу колонии, расстрелявшую брата-близнеца своего мужа, признали вменяемой

Могут ли вынести окончательное обвинение не ознакомив с экспертизой?

На Урале история расследования громкого уголовного дела 34-летнего прапорщика местной колонии Татьяны Левиной близится к концу. Спустя восемь месяцев кропотливого следствия, силовики собрали все необходимые улики и готовы передать уголовное дело в суд. Само ЧП произошло еще 3 февраля.

Тогда провинциальный поселок Восточный прогремел на всю страну. Посреди дня охранница разрядила два магазина из табельного автомата Калашникова в начальника караула 40-летнего Евгения Левина. Причем Евгений – брат-близнец супруга Татьяны. Левин тоже использовал оружие.

Но успел сделать лишьодин выстрел – попал родственнице в легкое.

Два месяца следователи не могли предъявить Татьяне обвинение – врачи говорили, что ее состояние слишком тяжелое для допросов. Но потом охранницу все-таки обвинили в убийстве.

Казалось бы, Левиной прямая дорога в следственный изолятор.

Но после выписки из больницы Татьяну оставили под подпиской о невыезде, и она вернулась к своей обычной жизни – двоим детишкам (дочке – 5 лет, сыну – 3 года) в уютном деревянном доме.

Татьяна после перестрелки в колонии попала в больницу Захар ДЕМИДОВ

Никаких санкций к сотруднице не стали применять и в колонии. После выписки из больницы женщина пошла в плановый отпуск. Правда, долго отдыхать Татьяне следователи все равно не дали. Для предъявления окончательного обвинения Левину решили проверить на вменяемость. И вот, спустя месяц, психиатры вынесли свое заключение.

– Экспертиза готова, – сообщил “КП-Екатеринбург” адвокат Татьяны Левиной. – Моя подзащитная успешно ее прошла и признана полностью вменяемой. С результатами исследований меня уже ознакомили следователи. Сейчас мы ждем предъявления окончательного обвинения. Свою вину она не признает.

Тем не менее, по словам самих следователей, Левина признает факт “производства выстрелов”. Этого она отрицать не может. В ближайшее время ей предъявят окончательное обвинение и отправят в суд.

У Татьяны двое детей, после расстрела начальника суд ее отпустил к ним домой

К слову, удивительно, но Татьяна Левина теперь официально вернулась на работу в колонию, хотя в ИК на тот момент еще не пришли результаты ее психиатрической экспертизы…Пока ее жизнь течет так, будто и не было того расстрела начальника караула.

Татьяна вышла на работу еще до того, как было готово заключение психиатрической экспертизы Алексей БУЛАТОВ

Еще более удивительно, что супруг Татьяны даже не поссорился со своей благоверной и продолжает жить с ней под одной крышей. “КП-Екатеринбург” он даже заявлял, что рад, что его брат-близнец мертв. Женщина спокойно отвозит детей в садик, посещает родительские собрания, а все местные жители на ее стороне.

Евгений (слева) и Дмитрий (справа) с дочкой первого – Алиной личный архив семьи Левиных

Татьяну после ЧП, как стало известно, поддерживают и в самой колонии.

– Левина действительно вышла на работу, – поясняет одна из коллег Татьяны, пожелавшая остаться анонимной. – К ней здесь относятся хорошо. От оружия ее отстранили, она работает в архиве. Все сотрудники наши ее поддерживают.

Про ЧП никто не расспрашивает. Видно, что Татьяна находится в депрессии. Она мало общается с кем-либо. Но ее никто не осуждает. Мы здесь даже собирали деньги ей все на адвоката в тайне от руководства. Скидывались многие.

Напомним, что Татьяна Зыкова (девичья фамилия охранницы) и Евгений Левин познакомились 10 лет назад. Она тогда только окончила юридический факультет в колледже соседнего Камышлова.

Евгений был братом-близнецом мужа Татьяны.

– Я в то время работала бухгалтером в колонии № 52, – вспоминала мама Татьяны Надежда Степановна. – В ИК как раз требовались новые сотрудники караулить на вышке. Я предложила дочке, и она согласилась. У нас ведь в поселке не из чего особо выбирать работу. А тут неплохой заработок был.

В колонии руководителем Татьяны стал начальник караула Евгений Левин. Он и свел сотрудницу со своим братом-близнецом Дмитрием. У пары быстро закрутился роман.

Евгений был братом-близнецом мужа Татьяны.

– Таня и Дима два года жили вместе, не думая о свадьбе, – говорит мама Левиной Надежда Степановна. – А потом по-тихому расписались. Никакого торжества не было. Даже родителей не позвали! Ну, а дальше детки пошли. В 2010 году родилась дочка Полина. В 2012 году сынишка Андрюша.

В то время – около пяти лет назад – между братьями Левиными произошла серьезная ссора. Взрослые мужчины, как подростки-хулиганы, устроили драку прямо на улице.

– Колотили друг друга по полной программе, – рассказывают соседи. – Из-за чего повздорили? А кто ж их разберет. Сами Левины молчали. А народ у нас всякое болтал. Даже ходил слух, что Таню не поделили. Но это вряд ли. Она – женщина хорошая, не гулящая.

Впрочем, как удалось выяснить «Комсомолке», братья разругались все-таки именно из-за Татьяны Левиной.

Пять лет назад о былой близости братьев стала напоминать лишь эта фотография личный архив семьи Левиных

– Про Таню в то время в колонии стали ходить слухи, что она – гулящая, – признается мама братьев-близнецов Зинаида Андреевна. – Ну, невестка стала выяснять, кто распускает сплетни.

И оказалось, что это Женька! Не знаю, что на него нашло. Таня с ним из-за этого очень сильно поссорилась. Еще и Диме нажаловалась. Тот не сдержался. Вот сыновья и устроили драку.

С тех пор видеть друг друга не могли.

Вскоре после этого инцидента Татьяна ушла в декрет. Они с мужем ждали первого ребенка. Ну, а дальше последовал второй декретный отпуск. Лишь в декабре 2014 года женщина вновь появилась в колонии. И снова поступила под начало деверя Евгения. Он к тому времени развелся и жил один (сына и дочку воспитывала супруга).

Источник: http://kp.kg/daily/26437/3308384/

Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2012 г. N 881-О

Могут ли вынести окончательное обвинение не ознакомив с экспертизой?

Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2012 г. N 881-О
“Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крушинского Владислава Андреевича на нарушение его конституционных прав статьями 164, 172, 195 и 215 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы гражданина В.А. Крушинского, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Крушинский, осужденный по приговору суда от 27 марта 2009 года, просит признать противоречащими статьям 18, 19 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

статью 172 “Порядок предъявления обвинения”, как не содержащую требование о заблаговременном извещении заключенного под стражу обвиняемого через администрацию места содержания под стражей о дате и времени предъявления ему обвинения под расписку, которая приобщалась бы к материалам уголовного дела, и ставящую тем самым его в неравное положение с обвиняемыми, находящимися на свободе, которые извещаются повесткой, а потому нарушающую его право на своевременную и эффективную защиту;

статью 164 “Общие правила производства следственных действий” во взаимосвязи со статьей 172, которые, по мнению заявителя, позволяют органам предварительного расследования совмещать предъявление лицу обвинения с проведением ряда следственных и иных процессуальных действий, что лишило его возможности эффективно осуществить свое право на защиту от предъявляемого обвинения;

статью 195 “Порядок назначения судебной экспертизы”, поскольку она, с точки зрения заявителя, не обязывает следователя знакомить обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы в срок, необходимый для реализации его прав, связанных с производством судебной экспертизы, и тем самым позволяет следователю предъявлять обвиняемому постановление о назначении экспертизы уже после ее проведения;

статью 215 “Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением”, как не содержащую требование о том, что решение об окончании предварительного следствия по уголовному делу может быть принято следователем не ранее определенного, достаточного для защиты от предъявленного обвинения срока (например, семи или десяти суток после предъявления лицу обвинения), и тем самым дающую следователю возможность окончить предварительное следствие непосредственно после предъявления лицу обвинения, что осложняет осуществление последним права на защиту.

Как следует из представленных материалов, 15 января 2009 года по уголовному делу дознавателем была назначена судебно-химическая экспертиза, а 21 января того же года следователь предъявил В.А.

 Крушинскому обвинение в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. 2 февраля 2009 года следователем была назначена сравнительная химическая судебная экспертиза, а 20 февраля того же года В.А.

 Крушинскому предъявлено обвинение в совершении незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

После предъявления обвинения он был допрошен в качестве обвиняемого, а затем он и его защитник были ознакомлены с постановлениями о назначении уже проведенных судебных экспертиз и заключениями экспертов.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии с частью третьей статьи 195 УПК Российской Федерации следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 того же Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Это процессуальное действие, по смыслу указанных норм, рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы; в противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и вытекающие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации. Данное требование части третьей статьи 195 УПК Российской Федерации распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июня 2004 года N 206-О, от 25 декабря 2008 года N 936-О-О, от 17 ноября 2009 года N 1398-О-О, от 17 декабря 2009 года N 1629-О-О, от 22 марта 2011 года N 340-О-О, от 25 января 2012 года N 32-О-О и др.).

Таким образом, статья 195 УПК Российской Федерации неопределенности не содержит и конституционные права заявителя не нарушает.

2.2.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения (часть вторая статьи 172), при этом обвиняемый, находящийся на свободе, извещается повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу надлежит явиться, дата и время явки, а также последствия неявки без уважительных причин (часть четвертая статьи 172 и часть первая статьи 188), а обвиняемый, содержащийся под стражей, – извещается через администрацию места содержания под стражей (часть третья статьи 172).

Согласно же части первой статьи 173 УПК Российской Федерации следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения, причем такой допрос производится по общим правилам (за некоторыми изъятиями), закрепленным статьей 189 данного Кодекса, при этом повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи.

Следовательно, статья 172 УПК Российской Федерации, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования, не предполагает, что обвиняемый, содержащийся под стражей, может быть лишен права быть вызванным для допроса в качестве обвиняемого (и непосредственно предшествующего ему предъявления обвинения) повесткой, которая затем приобщается к материалам уголовного дела.

2.3. Статья 164 УПК Российской Федерации, определяющая общие правила производства следственных действий, не касается вопросов предъявления лицу обвинения.

Порядок предъявления обвинения установлен статьей 172 УПК Российской Федерации, согласно которой обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле (часть первая); удостоверившись в личности обвиняемого, следователь объявляет ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении этого лица в качестве обвиняемого, а также разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения и его права, предусмотренные статьей 47 данного Кодекса, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения (часть пятая).

При этом согласно части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации обвиняемый вправе не только знать, в чем он обвиняется (пункт 1), но и знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта (пункт 11), знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме (пункт 12), приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя и принимать участие в их рассмотрении судом (пункт 14). Обвиняемый также вправе заявлять ходатайства, а следователь обязан рассмотреть каждое из них и не может отказать в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствует участник уголовного процесса, имеют значение для уголовного дела; постановление об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 16 данного Кодекса (пункт 5 части четвертой статьи 47, части первая, вторая и четвертая статьи 159 УПК Российской Федерации).

Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со статьей 171 УПК Российской Федерации выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 данного Кодекса; если же предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора (статья 175 УПК Российской Федерации).

На завершающем этапе предварительного расследования следователь, признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему предусмотренное статьей 217 УПК Российской Федерации право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, о чем составляется протокол (статьи 166, 167 и 215 УПК Российской Федерации). Обвиняемому и его защитнику следователь предъявляет материалы уголовного дела, с которыми они могут знакомиться без ограничения во времени, необходимом им для этого (статья 217 УПК Российской Федерации).

Соответственно, оспариваемые заявителем нормы – как сами по себе, так и во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального закона – не могут рассматриваться ни как позволяющие завершить предварительное расследование без всестороннего и объективного исследования в разумные сроки всех обстоятельств дела и доказательств, в том числе тех, которые представлены стороной защиты либо должны быть получены органом предварительного расследования по ее ходатайствам, ни как дающие следователю возможность совмещать предъявление обвинения с производством тех или иных следственных действий, в том числе в чрезмерном объеме, при котором ограничивалось бы время, необходимое обвиняемому для подготовки своей защиты.

https://www.youtube.com/watch?v=M-KVXnX3CuM

Не предполагают они и одновременного предъявления первоначального, фиксируемого в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, и окончательного обвинения – материалов оконченного расследования, а затем и обвинительного заключения или акта, без учета заявленных обвиняемым ходатайств и принесенных им жалоб.

Таким образом, статьи 164, 172, 195 и 215 УПК Российской Федерации конституционные права заявителя не нарушают.

Разрешение же вопросов о том, были ли осуществлены процессуальные действия по его уголовному делу в разумные сроки, достаточным ли было время для ознакомления заявителя с материалами дела и для подготовки к защите, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крушинского Владислава Андреевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПредседательКонституционного Суда

Российской Федерации

В.Д. Зорькин

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70095916/

Юриста совет
Добавить комментарий