Могут ли не пускать на игровую площадку детей из другого двора?

Подводные камни детских площадок

Могут ли не пускать на игровую площадку детей из другого двора?

Тут девочка сыпнула песком на голову соседки, там малыш облизывает камешек, а вон там мальчик постарше расталкивает малышню возле горки. Две мамы спорят из-за очереди на качели, а бабушка ругает внучку, которая не хочет делиться с другими детьми мыльными пузырями.

Пасторальная только на первый взгляд территория детского досуга является первой — и не всегда ласковой — школой реальной жизни для малышей и местом проверки педагогических талантов родителей. Побывав на популярных площадках, некоторые ранимые мамы начинают обходить их десятой дорогой или ищут не столь многолюдные места.

Что же на самом деле ждет вас и вашего ребенка на площадке, и можно ли повернуть сложные ситуации в свою пользу?

Зона (не)безопасности

Вопрос безопасности во время детских игр беспокоит взрослых больше всего, особенно когда речь идет о дошкольниках.

“В моем родном селе есть площадка, на которой я играла еще в детстве, — вспоминает Ольга, мама пятилетних двойняшек. — Тогда мне все нравилось, а теперь страшно детей туда пускать — все железное, тяжелое, доски местами подгнили.

Прогулка превращается в сплошное “осторожно” и “туда не лезь”, хотя я не считаю себя гипертревожной мамой”.

Действительно, некачественная или непродуманная конструкция может сильно травмировать ребенка. Если же добавить еще и других детей, которые бегают, толкаются и дерутся, — избежать царапин и синяков будет непросто. Полностью избежать риска в месте, предназначенном для лазанья, прыганья и катания не удастся, но взрослые могут его существенно уменьшить.

Прежде всего следует оценить возрастное назначение площадки. Детям трех и десяти лет необходимы абсолютно разные качели и развлечения, разной будет и высота горок и игровых башен.

Универсальность в этой ситуации только вредит — младшие дети хотят играть на более интересных и более опасных “взрослых” комплексах, старшие же не обращают внимания на малышей или нарочно дразнят их, занимая детские качели. 

Если в вашем районе нет отдельных площадок для детей разного возраста, следует поискать такой, где зоны для малышей и школьников хотя бы немного отделены друг от друга.

На выбранной площадке обратите внимание на надежную фиксацию всех элементов — смертельные случаи во время игр часто связаны с падением игровых конструкций. Ничто не должно шататься, наклоняться, выдергиваться из земли.

В идеале швы металлических конструкций должны быть отшлифованы, все углы — округленные, а песочница должна закрываться, чтобы не стать туалетом для животных.

Современные игровые комплексы преимущественно отвечают требованиям безопасности, но у них есть и свои минусы. Первый из них — это однообразие. Площадка возле дома, какой бы хорошей она ни была, со временем надоест ребенку, и он отправится на поиски другого места для развлечений.

Но в соседних дворах и районах он увидит те же самые яркие цвета, горки и сетки для лазанья, которые, в лучшем случае, будут просто размещены в другом порядке.

Сейчас в Украине очень мало по-настоящему интересных детских площадок, и в поисках оригинальности родители с детьми вынуждены ехать через полгорода. 

Еще один минус, как ни странно, — чрезмерная безопасность. Представьте, это тоже может стать проблемой, особенно для детей постарше. Сразу несколько исследователей по всему миру заметили, что после внедрения стандартов безопасности на игровых площадках количество несчастных случаев не уменьшилось, а в некоторых случаях травмы стали даже более тяжелыми.

Оказалось, что на безопасных площадках дети скучают и самостоятельно пытаются добавить играм адреналина. Например, если производитель сделал все, чтобы вскарабкаться на крышу игровой башни было сложно, дети не откажутся от этой идеи, при этом будут чаще падать, поскольку взбираться и вправду стало сложнее.

А еще будут съезжать с горок задом наперед и раскачиваться, свешиваясь вниз головой — просто чтобы почувствовать, что они сильные и смелые. По мнению психологов, риск и преодоление собственных страхов — важная часть развития человека, и, лишив детей адреналина, мы награждаем их фобиями, преодолеть которые в старшем возрасте намного сложнее.

Поэтому не спешите хвататься за сердце, когда ребенок делает что-то не очень безопасное, но явно не смертельное — возможно, он как раз разбирается со страхом высоты или падения.

Впрочем, вернемся на украинские не слишком безопасные площадки. “Только отвернулась — а его/ее уже нет” — эта фраза звучит там чуть ли не каждый день.

Среди других детей и их родственников родители часто расслабляются и меньше следят за ребенком: у них возникает иллюзия, что другие взрослые позаботятся о порядке, а потому можно спокойно посидеть с книжкой или смартфоном.

На самом же деле, в шумливой толпе довольно легко украсть ребенка с помощью стандартных историй о маме, которая ждет возле магазина на другой улице, и утерянных собачек и котиков.

А еще во время игры дети могут побежать прятаться в другой двор или парк, просто пойти вслед за ровесником с интересной игрушкой или внезапно решить самостоятельно сходить посмотреть на модели самолетиков в соседнем торговом центре. Потому поход на игровую площадку требует от родителей и родственников ребенка сосредоточения внимания: не обязательно водить пятилетнего ребенка за ручку от горки к качели, но наблюдение за его действиями и намерениями позволит избежать многих потенциальных травм, конфликтов и опасных ситуаций.

Территория воспитания

“Одна бабушка постоянно ругает моего Сашу на детской площадке. Говорит, что он невоспитанный, так как много кричит. Но где же ему кричать, если не на прогулке? Не умею спорить с чужими людьми и не хочу менять площадку, потому что Саша ее очень любит. Посоветуйте, что делать, как ответить, чтобы она отцепилась?”.

Замените бабушку на любого другого взрослого, Сашу — на любого другого ребенка, крик — на любое другое “неправильное” детское поведение, и вы получите типичный конфликт на детской площадке. Модели воспитания отличаются в каждой семье: то, что разрешено одним детям, сурово запрещено другим.

Мама третьего ребенка спокойно смотрит, как ее малыш облизывает железные перила, отец первенца в том же случае может вызвать “скорую”. А еще есть бабушки и дедушки, которые воспитали двух, трех, семерых и точно знают, как должны вести себя вежливые дети.

А еще есть родители, которые на замечание их солнышку отвечают матом и угрожают. 

Можно ли делать замечания чужим детям? Если малыш бьет других, а его родители никак не реагируют? Как поступить, когда на твоих глазах взрослые дают своему ребенку такой подзатыльник, что он падает? Что сказать, если мама берет для своего ребенка игрушку из моей сумки? Морально-этические проблемы, которые могут встретить вас на детской площадке, на самом деле бесчисленны. Однозначно правых или виноватых нет — каждая сторона конфликта может привести немало аргументов в свою пользу. Но не спешите избегать компании чужих детей и родителей: уберечь своего ребенка от зависти, злости, жадности, равно как и спрятать его от всех примеров плохого поведения, вам не удастся. Вместо того любую, на первый взгляд неприятную, ситуацию можно использовать с воспитательной целью и тем самым действительно помочь ребенку понять нормы общественного поведения.

Для многих детей именно на площадках происходит первое осознание понятий “свое” и “чужое”.

У родителей — разные позиции относительно детской собственности: кто-то хочет, чтобы его малыш делился со всеми, не понимает других “жадных” родителей и разочаровывается, когда его ребенок, который дома охотно приносит всем членам семьи по кусочку печенья, почему-то цепляется железной хваткой за свою пасочку и рыдает над ней с воплями “не дам!”.

Другие, наоборот, не понимают, почему от их ребенка требуют, чтобы он давал свой велосипед каждому, кто попросит, и предлагают желающим поиграть чужими игрушками сходить в магазин и приобрести себе такие же.

Если вы еще не определились со своей позицией, просто подумайте о том, каким бы вы хотели видеть своего ребенка в старшем возрасте: чрезмерная жадность никому не нравится, но и дети, которые с легкостью одалживают и раздают свои вещи, тоже почему-то получают взбучку за безответственность. В поисках золотой середины придется научить ребенка вежливо просить, терпеливо ждать, делиться тем, что в данный момент ему не нужно, но и уметь отвечать “нет”.

Общественное осуждение могут получить и те, кто приходит на площадку с чересчур дорогими игрушками, которыми жаль делиться. Счастливец греется в лучах зависти, другие же начинают клянчить и плакать. Более активные пытаются отобрать желаемое силой — снова слезы детей и ссоры взрослых.

Если вы покупаете ребенку дорогие игрушки — подумайте, может, и в самом деле не следует дразнить ими кого-то, а лучше поиграть дома или с близкими друзьями? Если же именно вашему малышу чужие игрушки всегда более интересны — что ж, возможно, пришло время проплакать “слезы бесполезности” и понять, что не все можно получить, даже если очень попросишь и сильно заплачешь?

Но игрушки — это только одна из “площадочных” проблем. Сложнее разобраться с тем, как ответить на вопрос “а почему мне нельзя?” в тех случаях, когда другие дети делают что-то такое, что вы не позволяете своим. Для начала не помешает рационально оценить собственные запреты: что из этого списка действительно может повредить вашему ребенку или является примером неприемлемого поведения.

Нельзя выбегать на дорогу, но залезть на невысокое дерево — почему бы и нет? Запрещено кусать других, а вот оттолкнуть того, кто кусает тебя, — вполне логично. Дальше, если с ребенком уже можно договориться, некоторые запреты вполне реально объяснить: “Не будем гладить уличную собачку, потому что нечем помыть руки, и придется сразу идти домой, может, погладим дома нашего котика?”.

Или: “Эти дети залезают на верхушку башни, потому что они старше и выше, чем ты, и потому не упадут. Когда ты станешь такого же роста, тебе тоже можно будет”. А уже то, что осталось, объясняем семейными ценностями: “Нельзя прыгать по лавочке в обуви, потому что в нашей семье так не делают”.

Укрепляем авторитет: “Нет, потому что я считаю, что это плохо/невоспитанно/неправильно, это мое решение, и оно не обсуждается”.

Так что если вы хотите спокойно отдохнуть вместе с ребенком, детская площадка — не лучший выбор.

Но в плане социализации, правил общения между людьми, осознания своих прав и обязанностей за пределами семейного круга — этого места не заменит ни один детский клуб или садик.

Здесь родители вместе с ребенком могут сообща справиться с любой проблемой, правда, думать над своим поведением придется всем вместе.

Источник: https://zn.ua/family/podvodnye-kamni-detskih-ploschadok-_.html

Ребенка выгнали с соседской детской площадки, это законно?

Могут ли не пускать на игровую площадку детей из другого двора?

Недалеко от моего дома стоит типичная панельная пятиэтажка. Двор дома закрывает шлагбаум, с другой стороны стоят каменные клумбы во всю ширину проезда. Но волнует меня другое. Дело в том, что во дворе этого дома есть обычная детская площадка.

Объекты на ней такие же, как и на многих других, причем ни одного нового или современного. Похоже, что они остались со времен Советского Союза. Табличка информирует, что площадка находится в собственности дома. Это же написано и на огороженной парковке во дворе. Находиться на площадке могут только дети из указанного дома.

Правила посещения площадки запрещают детям старше 16 лет и весом более 75 кг на ней играть.

Я часто хожу мимо этого дома с ребенком. Меня интересует, действительно ли площадка может находиться в собственности одного дома? Как быть, если мой ребенок захочет на ней поиграть? Ему не 16, и весит он намного меньше 75 кг. Знаю наверняка, что один раз бабушку с внуком выгнали с этой площадки.

Как быть, если требования на табличке незаконные? Что делать, если кто-то из жильцов будет нас выгонять? Или такие требования могут быть законными?

Екатерина

Главное — не все детские площадки общие, хотя их и строили в Советском Союзе. Тогда частной собственности не было, сейчас есть.

Расскажу, когда площадки частные, а когда общие, как это определить не выходя из дома и можно ли выгонять с детских площадок бабушек и детей.

Детские площадки могут находиться в собственности одного человека, нескольких человек, организации: это частная собственность. Если площадка находится в собственности муниципалитета, субъекта РФ или самой Российской Федерации — она публичная. Основная масса детских площадок в городе принадлежит собственникам многоквартирных и частных домов, а также муниципалитету.

Детская площадка — это не сам земельный участок, а то, что на нем находится: горка, качели, лестница, покрытие, лавочки. Кому принадлежит площадка, зависит от того, на чьей территории она находится.

На практике часто земельные участки под домами не приватизированы. Они находятся в муниципальной собственности. На несколько домов может быть одна детская площадка. Из-за этого возможны споры и недопонимание.

Это общая собственность — каждому владельцу квартиры принадлежит условный кусочек двора вокруг дома. Его нельзя огородить, продать отдельно от квартиры и сдать в аренду. По сути, это право пользоваться территорией, прилегающей к дому. И это право по умолчанию есть только у собственников квартир, больше ни у кого.

В общей собственности жильцов могут находиться клумбы, лавочки, детские и спортивные площадки, площадки для выгула собак, если они находятся на придомовой территории.

Это их право: они собственники.

Кому принадлежит участок, на котором расположен дом, зависит от его кадастрового учета. По идее, каждый земельный участок в России должен быть поставлен на кадастровый учет, получить уникальный номер и кадастровый паспорт.

Сведения о его границах и владельцах должны быть внесены в ЕГРН. Но пока что это дело отдаленного будущего. Далеко не все участки, даже в городах, поставлены на кадастровый учет. В ЕГРН нет сведений о границах этих участков.

Вот какие правила действуют:

  1. Если земельный участок под домом поставлен на кадастровый учет, земля принадлежит всем собственникам помещений в доме в силу закона.
  2. Если земельный участок под домом не поставлен на кадастровый учет, земля принадлежит муниципалитету.

Все это значит, что земля вокруг дома и детская площадка на ней принадлежат жильцам дома. Постепенно надо привыкать к этой мысли. Когда-нибудь переходный период закончится и практика совпадет с буквой закона.

Совсем другое дело, когда детская площадка не относится к конкретному дому. Например, площадка стоит во дворе между несколькими домами и не входит в придомовую территорию ни одного из них. Эти площадки находятся на землях общего пользования и принадлежат муниципалитету.

То же касается детских площадок в скверах, парках, на бульварах, аллеях, площадях и в прочих общественных местах.

Детские площадки могут находиться на территории детских садов, школ, детских развивающих центров. Предприятие может построить площадку для детей своих сотрудников. Кафе может сделать игровую зону для посетителей. Все они сами определяют, кто и когда может играть на такой детской площадке.

Земля под площадкой может быть у организации в собственности или в аренде. Кому принадлежит сама площадка, зависит от того, кто ее построил и каковы условия договора. Но нам это и не важно: определяет, кого пускать на площадку, а кого нет, ее законный владелец. В том числе арендатор.

Например, если сама земля вместе с площадкой муниципальные, но перешли в аренду к какой-нибудь организации, она может обнести участок забором и никого не пускать. Конечно, надо проверять условия договора и целевое назначение участка. Но в принципе это возможно.

Собственник детских площадок на территории общественных школ и садиков — государство или муниципалитет. Но определяет, как ими пользоваться, само образовательное учреждение. Некоторые разрешают всем детям района свободно играть на школьных детских площадках, другие открывают доступ только для учеников. Это нормально. Так могут делать не только частные школы и садики.

Есть несколько вариантов, как узнать, общественная площадка или частная и кто может ей пользоваться.

Спросить у владельца площадки. Это самый простой способ. В вашем случае владелец — жильцы дома с клумбами и шлагбаумом. Они явно выразили ограничение на пользование площадкой: повесили табличку и не пустили на площадку бабушку из соседнего двора. Так бывает.

Написать в местную администрацию. Этот способ самый надежный, хотя придется писать обращение и ждать ответа. Вся информация о том, куда подать обращение, должна быть на сайте администрации: адрес, телефон, электронная почта, время для личного приема. Может быть электронная форма для обращений, но не везде.

Например, я живу в Кировском районе Саратова. Чтобы решить вопросы ЖКХ, я пишу в городскую администрацию через электронную форму для подачи обращений. У администрации Кировского района такой формы нет, хотя можно написать им на электронную почту.

В обращении можно спросить, находится ли интересующая детская площадка в собственности муниципалитета и может ли ваш ребенок ей пользоваться. Можете описать всю ситуацию и попросить защитить ваши права. Обязательно укажите адрес дома с площадкой, личные и контактные данные.

Ответить должны в течение 30 дней. Если писать обращение через сайт, ответ приходит по электронной почте. Еще могут позвонить и уточнить детали.

Изучить публичную карту Росреестра. Это специальный сайт, где отражены все сведения о земельных участках, данные о которых внесены в государственный реестр. Адрес — pkk5.rosreestr.ru. На публичной карте можно посмотреть, на каком земельном участке находится детская площадка. Это вариант для тех, кто любит карты и самостоятельный поиск.

Если на карте видно, что земельный участок под детской площадкой имеет границы и относится к жилому дому, площадкой пользуются жильцы этого дома. Они могут запретить делать это другим.

Если по участку никакой информации нет и он не находится на придомовой территории, гулять на площадке можно всем.

Как пользоваться картой Росреестра — инструкция с примерамиПо умолчанию карта Росреестра открывается на всю Россию. Приближайте карту до своего города и ищите нужный двор.

Советую использовать меню «Управление картой»: там можно включить фоном обычную карту. Так гораздо проще ориентироваться. Дальше найдите нужный участок и нажмите на него.

Слева откроется общая информация о земельном участке:

На скриншоте ниже дом, в котором я живу. Земельный участок поставили на учет в 2005 году, когда строили дом. Назначение — для объектов жилой застройки. Земельным участком владеют жильцы дома.

Наш двор огорожен, в нем есть детская площадка: ее не видно, но она рядом с синей крышей. На ней часто играют дети из соседнего двора, их никто не выгоняет:

Здесь я жила раньше. Между несколькими домами — общая детская площадка. Если нажать на нее, карта пишет «ничего не найдено». Земельный участок не сформирован, значит это муниципальная собственность. Двор не огорожен. На этой детской площадке могут гулять все:

Если подозреваете, что соседи незаконно запрещают пользоваться своей детской площадкой, например не было общего собрания или участок с площадкой на самом деле не относится к этому дому, — пишите в местную администрацию.

В жалобе опишите ситуацию своими словами, скажите, что нарушается ваше право пользоваться детской площадкой, вы просите разобраться и устранить препятствия в реализации ваших прав и законных интересов.

Если у вас этого права нет и вы добросовестно заблуждались, вам так и напишут. Если вы окажетесь правы, администрация может обязать жильцов дома убрать табличку и снять запрет на пользование площадкой.

Вы можете написать жалобу в прокуратуру, но, скорее всего, жалобу все равно будет рассматривать местная администрация, как компетентный орган.

Так что владелец детской площадки может попросить вас с нее уйти. Или представитель владельцев: в многоквартирных домах их много, так как собственность общая.

Силой выпроваживать с площадки бабушек и их внуков, конечно, незаконно. Если применяют силу, обязательно следует обратиться в полицию и заручиться поддержкой свидетелей. Также обязательно нужно получить в травмпункте справку, если есть повреждения.

Побои — это административное нарушение, за них есть штраф. Вот ситуация с детской площадкой и пощечиной из суровой российской действительности: мальчик пожаловался маме, что девочка выгнала его с детской площадки. Мама спустилась на площадку и ударила девочку по лицу. Суд назначил маме штраф в 5000 рублей.

К сожалению или нет, детские площадки могут быть закрытыми. Собственники квартир в доме могут решить никого не пускать в свой двор и на свою площадку. С этим придется смириться, так как это следствие частной собственности.

Если ваш ребенок захочет поиграть на такой площадке, расскажите ему, что это площадка для тех, кто живет в этом доме. Без приглашения на ней играть нельзя, как и ходить к кому-то в гости. Если познакомиться с кем-то, кто живет в доме, можно будет играть на площадке с друзьями.

Закон не поможет заставить собственника детской площадки пускать на нее всех. Наверное, это задача самих граждан — создать такое общество, в котором никому не придет в голову выгонять бабушек, дедушек, пап, мам и детей с детских площадок. И ни у кого не поднимется рука ломать детские качели и мусорить в песочнице.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/ploshadka/

6 правил идеальной детской площадки

Могут ли не пускать на игровую площадку детей из другого двора?

Последние пару лет Москва переживает расцвет детских площадок. Самую большую и интересную из них — «Салют» — открыл Музей современного искусства «Гараж». Теперь в любую погоду там собираются дети, подростки и взрослые.

«Салют» собран из оборудования Юлиана Рихтера, мирового классика игровых зон.

Strelka Mag попросил Рихтера, авторов «Салюта» и специалистов по детским площадкам в России обсудить, как поменялись игровые зоны Москвы, ради каких стоит выехать из центра города и что в ближайшем будущем пропадёт с детских площадок.

Участники дискуссии: Юлиан Рихтер, основатель компании Richter Spielgeräte GmbH, разработчик критериев оценки и тестирования стандартов безопасности EN (European Harmonized Standard for Commercial Playground Equipment).

Александр Фронтов, генеральный директор бюро «AFA/Александр Фронтов и Архитекторы». Ксения Голованова, архитектор, сотрудник AFA. Белла Филатова, партнёр архитектурного бюро «Дружба», соучредитель детского архитектурного клуба «Кони на балконе».

Дарья Алексеенко, руководитель проектов Strelka Architects, куратор детского архитектурного клуба «Кони на балконе».

 

НИКАКИХ ПРАВИЛ НА ДЕТСКИХ ПЛОЩАДКАХ

Юлиан Рихтер: В создании площадок нет чёрного и белого или правильного и неправильного. Но есть ключевые вещи, о которых мы всегда помним. Первая из них — это самоопределение. Детская площадка должна помогать в этом ребёнку. Второе ключевое слово — вместе.

Из собственной жизни я вынес, что хорошо, когда рядом играют дети разных возрастов. Несколько поколений моей семьи были пасторами и учителями, а у матери было 11 детей. Даже когда старшие вырастали, мы ели все вместе.

Поэтому тема общности и социальной ответственности для меня так важна и очевидна.

А третье правило состоит в том, что игра — это не сборник правил. В игре дети учатся по-настоящему. Этого не даёт спорт, где есть правила и цели, и не даёт школа, где игровой процесс чаще всего блокируется.

Белла Филатова: Насколько детям будет интересно на детской площадке, зависит от её игровой ценности.

А она складывается из многих факторов: насыщенности игровых функций, образности и при этом не навязанности тем, возможности разных сценариев для игр, наличия полезного риска и одновременно чувства безопасности.

И, конечно, непредсказуемости. На такой площадке дети смогут провести несколько часов, и им не станет скучно.

Сегодня в городе переизбыток пластика, поэтому всё чаще детские площадки строят из натуральных и естественных материалов. В то же время появляется электронное уличное оборудование, например карусели начинают петь песни. Если это одна и та же песня или игра без вариантов, это у площадки все равно низкая игровая ценность, и детям вряд ли будет интересно.

По словам архитектора Ксении Головановой, «Салют» состоит из нескольких слоев. Есть структуры, которые привлекают внимание – это горки и качели.

Есть менее заметные зоны, и часто человек приходит, привлеченный яркой конструкцией, а потом перемещается в более спокойное место. Третий уровень – для самых внимательных.

Кое-где на камнях и дорожках сделаны следы зверей, в водной зоне можно найти крабиков, это совсем мелкие черты, которые нужно выискивать.

«Башни». Дизайн башен – отсылка к американским горкам и к Шуховской башне одновременно. Зона построена как полоса препятствий с горками, веревочными мостиками и канатами, но может служить и как небольшая смотровая площадка для детей.

«Мегакачели». Зона включает 29 разных качелей с вечерней подсветкой, которая меняет цвет в зависимости от скорости и синхронности качания. Овальная конструкция, на которую крепятся 29 качелей, обыгрывает форму временного павильона «Гаража» Шигеру Бана, который стоял на этом месте, и колесо обозрения, которое когда-то стояло в парке Горького.

«Поляна малышей». Здесь самые маленькие могут порисовать песком, спрятаться в домике, полазать по небольшим холмикам, которые также служат неформальными границами зоны. Прием такого мягкого зонирования с помощью кустарников и насаждений используется по всей площадке.

«Морское дно». Это зона игры с сухим и мокрым песком. Можно “традиционно” лепить куличики, а можно откопать скелет динозавра. Эта часть площадки – самая удаленная от входа – предполагается, что сюда будут доходить целенаправленно, а значит, в подходящей одежде, которую не жалко испачкать или намочить.

«Водная станция». Это самая большая водная зона для детей в городе – длина канала больше 100 метров. На его протяжении есть участки для активных игр (например, с водными пулеметами) и такие, где можно понаблюдать законы физики (винты Архимеда), поиграть с дамбами или пустить кораблик.

«Овраг». В овраг можно скатиться по горке, а можно, наоборот, использовать его как маленький скалодром. Хоть зона кажется простой, она была очень трудоемкой из-за специфики резинового покрытия на крутых поверхностях и задачи развести потоки детей, которые занимаются разными активностями.

«Конструктор». Зона мобильного конструктора не самая типичная для московских площадок в общественных местах с большой проходимостью. В ней лежат большие мягкие блоки, из которых можно построить что-нибудь, поэтому в этой зоне дети обычно объединяются в группы и взаимодействуют друг с другом.

Рядом находится площадка «Ловец снов» для более взрослых детей, где они могут проверить свою ловкость, забравшись на веревочную лазалку.

 

Не каждая площадка подойдёт на каждый день

Белла Филатова: Можно условно выделить два подхода к детским площадкам. Функциональный ставит во главу угла возможности самого оборудования. А «лагерь эстетиков» больше внимания обращает на атмосферу и пространство. Идеальная ситуация — если оба подхода сочетаются. «Салют» как раз приблизился к сочетанию этих двух компетенций.

Дарья Алексеенко: Тематические площадки, по сравнению с абстрактными, ограничивают фантазию ребёнка. Но при этом поиграть там несколько раз в месяц действительно интересно.

Площадка в виде корабля на Тверском бульваре как раз иллюстрирует такой сценарий.

Во дворах жилых домов лучше организовать пространства абстрактной игры, чтобы у детей была возможность поворачивать разные сценарии.

Детская площадка на Тверском бульваре

Белла Филатова: А там, куда дети приходят не каждый день, может быть что-то тематическое, с одним-двумя вариантами прочтения.

«Корабль» и «замок» на Тверском бульваре, в принципе, соответствуют этому правилу. Бульвар — это проходное место, туда приходят гулять и играть из разных районов.

Но в то же время там есть местные жители, и их детям может поднадоесть постоянно играть на палубе корабля.

 

ПАНДУСА ДЛЯ КОЛЯСОК — НЕДОСТАТОЧНО

Юлиан Рихтер: В Германии об инклюзии на детских площадках заговорили примерно 25 лет назад. Но часто всё сводится к тому, что создаются условия для колясочников и гордо говорится о безбарьерной среде.

Но ведь есть масса других ограничений: зрение, слух, слишком маленькое или слишком большое тело.

На «Салюте» мы старались создать оборудование, которым дети с ограниченными возможностями смогут пользоваться самостоятельно или хотя бы с помощью взрослых.

Впрочем, я уверен, что, даже если ребёнок на коляске приедет сюда и сможет побыть в атмосфере — не обязательно поиграв во всё, — это уже будет очень хорошо. Для меня инклюзия в первую очередь означает «вместе».

Детская площадка в саду Баумана

Детская площадка в Саду Баумана

Белла Филатова: Сегодня инклюзивные варианты оборудования есть в каталоге почти у каждого производителя, но их использование не обязательно, это зависит только от желания заказчика и проектировщика. Случаи, когда оно действительно есть, единичны.

Площадка в саду Баумана была одной из первых и хорошо продуманных, причём для разных типов ограничений. Пандус могут использовать дети на колясках, а для слабовидящих были специальные контрастные рисунки.

Очень жаль, что эту мысль архитектора не приняли во внимание и перекрасили площадку.

Детская площадка в саду Баумана

Детская площадка до того, как ее перекрасили. Wowhaus

Юлиан Рихтер: В саду имени Баумана мне кажется важным многоуровневость площадки. Можно гулять по пандусу или заезжать туда на колясках. На плоской поверхности играть скучнее, чем если есть хотя бы маленький холмик, изменение рельефа, которое разнообразит любую площадку.

Белла Филатова: На Тверском бульваре есть специальные качели и карусели, и дети на колясках могут играть рядом с другими. Но то, что эти качели подходят только колясочникам, немножко обособляет их.

Лучший вариант — это оборудование, в которое играют все. Когда нет ощущения, что эта карусель специально для маломобильных, и она не стоит пустой, если таких детей нет на площадке.

На Красногвардейских прудах во многих местах применён инклюзивный принцип, но, когда на площадку смотришь, это не заметно.

 

ДЕТЕЙ НЕ НУЖНО СПРАШИВАТЬ, КАКУЮ ПЛОЩАДКУ ОНИ ХОТЯТ, ЛУЧШЕ ПОПРОСИТЬ ПРИДУМАТЬ ПРО НЕё ИСТОРИЮ

Юлиан Рихтер: Мы не привлекаем детей к процессу проектирования. Наверняка многие педагоги вам скажут «давайте соберём группу, пусть они укажут место и скажут, что хотят». Но дело в том, что они расскажут о том, что видели, и не факт, что результат такого обсуждения будет выше, чем работа профессионалов.

Мы поступаем по-другому: строим площадку и наблюдаем, как её используют, во что играют, во что нет. Анализируем это и используем информацию в дальнейшем.

Белла Филатова: Да, дети действительно на вопрос «что ты хочешь на площадке?» расскажут о горках, качелях и кораблях, которые уже видели. Функциональное наполнение места можно создать и без ребёнка.

Но мне кажется, что определить характер места, придумать историю, образ или легенду площадки должны дети. Хороший пример был у нас в Выксе. Мы собрали детей и родителей и поговорили с ними на тему того, чего не хватает в городе.

Родители показали «места силы», а дети создали макет будущей площадки.

Потом мы приезжали к ним несколько раз обсуждать и дорабатывать проект и параллельно учили активировать место. На открытии дети гордо говорили всем, что это они сами придумали и это их площадка.

За лето жители провели на ней несколько фестивалей, организованных своими силами.

Такой подход влияет на человека, его чувство достоинства и понимание, что его слышат и он может внести вклад в развитие города.

 

площадка ДОЛЖНА учитывать специфику места

Детская площадка на Красногвардейских прудах

Юлиан Рихтер: В самом начале нашей деятельности у нас получилось сделать очень удачную площадку в Гамбурге. Городские власти сказали, что хотят такую же и в других районах. Мы повторили её дважды, но такого успеха уже не было. Мы, конечно, гордимся нашим оборудованием, но, как видите, это не всё, что нужно.

Важно — понять контекст района: окружение, социальную ситуацию, будущих пользователей.

Это будут дети нескольких домов в резидентском тихом районе или семьи рабочих-мигрантов, которые постоянно переезжают, а значит, и дети на ней будут всё время разные? А где находятся соседние площадки и как они выглядят? Что касается уникальности площадки как бренда — мне кажется, это скорее волнует взрослых. Детям не так важно, насколько место их игр уникально в рамках города, им важно чувствовать, что это их площадка.

Детская площадка на Красногвардейских прудах

Детская площадка на Красногрвардейских прудах

Белла Филатова: Когда мы создавали площадку в парке на Красногвардейских прудах, перед нами как раз стояла задача сделать что-то, что могло бы стать брендом района. Мы продумали игровую среду на всём протяжении парка, чтобы дети исследовали его в движении. К сожалению, не все идеи воплотились. А самым ярким акцентом стали домики на деревьях.

После 4–5 лет не интересно играть на высоте метр-полтора, и если нет возможности на площадке — ребёнок залезет куда-нибудь ещё.

В домик можно залезть и посидеть в укромном месте, что тоже важно детям. И вообще, если в районе есть уникальное место и там играют дети — это положительно влияет на само его отношение к району.

 

Не забывать про подростков

Юлиан Рихтер: На детских площадках стало больше хай-тека, пластика и синтетических материалов. Увеличилась доля массового производства и крупных компаний, работающих по принципу конвейера. Кроме того, на площадках появляется больше зон для подростков: в 13–14 лет тоже нужны игра и самоопределение с её помощью. А ещё движение и риск.

На «Салюте», например, есть круги, на которых можно крутиться довольно быстро. И при этом, если закружилась голова, можно сделать шаг назад и остаться на этой карусели, не потеряв лица перед сверстниками.

Часто дети вырастают, и родители счастливы сказать им: «Всё, теперь ты взрослый». Как будто он остановился в развитии. И дело не в том, чтобы студенты или взрослые приходили на детскую площадку. А в том, чтобы они внутри были свободными, уважали игру и играли сами.

Ведь можно смотреть на проблемы как ребёнок, открытый и готовый придумывать новое.

Для меня, например, когда я принимаю людей на работу, это важный вопрос — как ты смотришь на жизнь, а как на игру, может ли это быть твоим стилем жизни? Кстати, мы всей компанией хотя бы раз в год вместе идём кататься на каруселях.

Ольга Алексеенко

Источник: https://strelkamag.com/ru/article/pravila-idealnoi-detskoi-ploshadki-gde-tochno-ne-budet-skuchno

Детские площадки стали так опасны, что понадобился спецдоклад Путину

Могут ли не пускать на игровую площадку детей из другого двора?

По данным уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, с начала 2012 года в результате падения футбольных ворот и плохо закрепленных конструкций в парках на детских площадках и стадионах 18 детей получили тяжелые травмы, 10 – погибли.

“Необходимо в кратчайших срок определить порядок проведения экспертиз игрушек для детских площадок.

Мы все предложения соберем и представим в виде спецдоклада, который я представлю президенту”, – сообщил уполномоченный в ходе круглого стола “Безопасность детских игровых и спортивных площадок: право ребенка и ответственность властей”, что прошел в Общественной палате РФ в среду. Очередная трагедия с качелями не заставила себя ждать – она произошла в тот же день.

Песочница под качелями и лесенка в небо

В середине августа в Общественной палате РФ была открыта горячая линия под названием “Осторожно, детская площадка!” За первый же месяц туда поступило 13 сообщений о тяжелых травмах, которые получили дети, играя во дворе. В одном случае ребенка не смогли спасти, трагедия произошла в Москве.

Всего же Общественная палата получила несколько сот свидетельств из 58 городов России, в которых рассказывалось о площадках, которые представляют реальную угрозу для здоровья и жизни ребенка.

Из Челябинска, например, пришла фотография, на которой можно увидеть бывшую горку, от которой осталась только лестница, ведущая в небо.

Есть горки, которые заканчиваются посередине или вообще лежат на земле куском ржавого железа.

Есть фотографии качелей без одной опоры, песочниц, которые расположены прямо под железными качелями, ржавых металлических штырей, которые 40 лет назад были каруселями.

Есть и новые, на вид вполне нарядные пластмассовые конструкции, которые после первых морозов превращаются в дырявый таз с острыми краями.

Рассказывают и о том, что модное резиновое покрытие, которое массово кладется во всех московских дворах как будто бы безопасное, в жару начинает испускать такой запах, что не только дети, но и местные алкоголики не выдерживают.

Распивающие спиртные напитки граждане, по наблюдению родителей, по-прежнему остаются наиболее лояльными посетителями детских площадок, и никакие звонки в соответствующие органы не могут им помешать.

Кстати, качели, от которых в среду пострадали девочки, как полагают официальные лица, могли быть расшатаны именно взрослыми.

Детские площадки разбирают на цветные металлы, их ломают хулиганы, на них выгуливают собак – причем часто сами родители и выгуливают, заодно с детьми. Множество площадок выходит прямо на проезжую часть, другие используются в качестве места для парковки или свалки стройматериалов.

Одним словом, детская площадка по-прежнему являет собой некий суровый элемент естественного отбора в нашем обществе. Далеко не всем удается уйти с нее без ущерба для здоровья.

В поисках конкретного ответственного и конкретных правил

“Самое страшное, что невозможно найти ответственного за состояние детских площадок. Чиновники всех уровней занимаются отписками, переводом стрелок друг на друга – ЖКХ кивает на управу, управа – на строителей, крайних не найдешь”, – говорит Игорь Ковпак, руководитель группы по инфраструктурному развитию и строительству Общественной палаты, которая и организовала обсуждение этой проблемы.

На самом деле, разумеется, ответственные должны быть. “С точки зрения федерального закона №131, детская площадка – это сфера ответственности муниципального образования, на территории которого расположен двор”, – объясняет Евгений Лахманский, эксперт по безопасности детского игрового и спортивного оборудования.

Но кто именно эти люди, докопаться сложно. По мнению специалистов, нужна персональная ответственность, конкретный чиновник, который лично будет отвечать за то, что на его территории установили некачественное оборудование по поддельным сертификатам, не вовремя провели мониторинг и ремонт площадки.

“Нужно на каждой площадке повесить табличку не просто с телефонами экстренных служб, а с фамилией и номером мобильного телефона ответственного – конкретного человека, который будет реагировать на все жалобы и предложения и отвечать в суде, если на его территории что-то произойдет”, – предлагает Ковпак.

Роман Жуков, отец 6-летней девочки, которая в июне этого года погибла от удара качелей на юге Москвы, рассказывает, что найти виновных очень сложно: “Мы подали иск на префектуру района, где произошел трагический случай с дочерью. И поняли, что начали копать трясину. Они списывают ответственность на мифических людей, представляют поддельные документы”.

Отец погибшего ребенка пытается доказать в суде, что именно местные власти виновны в гибели ребенка, так как они, по его мнению, без должной ответственности подошли к вопросу безопасности конструкции качелей.

Конечно, можно рассуждать о том, что это несчастный случай и родители сами не доглядели – но, согласитесь, с качелями, от удара которых ребенок получает открытую черепно-мозговую травму, тоже что-то не так.

Родители погибшей девочки хотят взыскать с ответчика 20 миллионов рублей и отправить эти деньги в помощь детям, которые пострадали от площадок-убийц.

“В большинстве случаев муниципальные и проверяющие органы несут наказание, несоразмерное с гибелью ребенка: отделываются штрафами и административными взысканиями”, – рассказал Павел Астахов. Лишь по некоторым ЧП, по его наблюдениям, возбуждены уголовные дела.

Сложно не только найти ответственных за безопасность детских площадок. Обязательные для исполнения правила для этих объектов вообще отсутствуют. Нет ни обязательных стандартов для производителей детских игровых конструкций, ни требований для установки и эксплуатации.

“При том, что все новые детские игровые комплексы имеют сертификат соответствия, они становятся иногда даже более опасными, чем старые. В сертификате указано лишь, что это действительно детская горка или качели, определенного размера, цвета и сделаны не из токсичных материалов.

Все остальные параметры: надежность, прочность, безопасность для производителей лишь рекомендации, они не носят обязательный характер. И сейчас это новое оборудование, по сути, испытывается на детях.

Еще одна проблема — неправильный монтаж или установка этого оборудования”, — поясняет Игорь Ковпак.

“Необходимо в кратчайших срок определить порядок проведения экспертиз игрушек для детских площадок.

Мы все предложения соберем и представим в виде спецдоклада, который я представлю президенту”, – сообщил уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов в ходе круглого стола “Безопасность детских игровых и спортивных площадок: право ребенка и ответственность властей”.

Стандарты есть, но соблюдать их необязательно?

“Росстандарт разработал одиннадцать ГОСТов по отношению к детским игровым площадкам, эти стандарты покрывают все, что связано с их безопасностью, но тоже носят рекомендательный характер”, – объясняет эксперт по спортивному оборудованию Евгений Лахманский. Для того чтобы выработать один стандарт, заметим, нужен, как минимум, миллион рублей и год работы целого коллектива.

Обязательным для исполнения может быть только федеральный документ, который называется “Технический регламент”. Самое интересно, что он уже давным-давно создан на основе ГОСТов и отдан несколько лет назад на рассмотрение в Госдуму, которая в последнее время очень активно занялась, кажется, заботой о здоровье и психике детей.

Таким образом, единственным стандартом, которым руководствуются управы, выбирая поставщиков оборудования для детской площадки и обслуживающей компании, является выгодная цена. “Когда вопрос касается денег, все рекомендации теряют смысл”, – говорит Игорь Ковпак.

“Они существуют уже, эти требования.

Я глубоко разбиралась в этом вопросе, – прокомментировала проблему в эфире радио “Говорит Москва” Людмила Стебенкова, председатель комиссии Госдумы по здравоохранению и охране общественного здоровья.

– Существуют целые инструкции, документы, ГОСТы, чего только нет. И вот любая площадка, которую вы возьмете, которая установлена в городе Москве – все они сертифицированы на безопасность, даже те, на которых дети получали травмы”.

Тем не менее Игорь Ковпак предлагает родителям брать инициативу в свои руки и активно участвовать во всех этапах – от проведения конкурса, где решается, какие горки и качели будут закупаться на площадку до их монтажа, мониторинга и ремонта.

Надо сказать, что энергичные родители и сейчас не скучают. Например, Валентина Зверкова, которая возглавляет инициативную группу площадки на улице Клары Цеткин, рассказывает, как им удалось починить горку, упавшую средь бела дня на маленького мальчика.

После этого она собрала 52 подписи у родителей, не желающих, чтобы на их детей падали горки, и отнесла заявление в управу. В этом заявлении было написано, что если опасную горку не отремонтируют, то следующее письмо родители напишут мэру Сергею Собянину.

Через шесть дней площадку починили. “Правда, для этого пришлось звать телевидение”, – призналась Валентина Зверкова.

Но, как говорится, на каждую сломанную горку телевидения не напасешься. И не хотелось бы, чтобы детские площадки ремонтировались уже после того, как произойдет несчастный случай.

Условия для безопасной игры

“Помните историю, когда маленькая девочка… скатилась с какой-то горки в виде трубы и получила травму шейного отдела позвоночника? Может быть, ее не стоило вообще на эту горку пускать. Я просто помню, как я катала свою дочку. У нас была такая неказистая площадка с железными качелями. Я ее на них качала. Я от нее вообще ни на шаг не отходила”, – вспоминает Людмила Стебенкова.

Так, в общем, большинство российских родителей и живет – с ловкостью бэтмена ловя детей с горок и спасая от качелей, а иначе трагических случаев было бы гораздо больше.

Однако многие педагоги и психологи считают, что чрезмерная опека и тревожность родителей вредят ребенку, лишая его возможности принимать самостоятельные решения и относиться к жизни без страха и с личной ответственностью.

Мария Варанд, автор проекта для молодых родителей “Кидстерс”, например, с помощью собственного сына изучает европейский опыт по организации безопасного детского пространства.

По ее наблюдениям, самые интересные и полезные площадки придуманы в Берлине: “Там так все устроено, что если малыш откуда-то может упасть, он туда просто не сможет сам забраться”.

Таким образом, все, что доступно для ребенка, должно быть абсолютно безопасно, а, если до чего-то на площадке он не может дотянуться, значит, это не подходит для его возраста, пусть подрастет или родители помогут.

При этом мама не должна все время стоять у металлических качелей, следя, чтобы они не разбили ребенку голову, и не должна ловить его с горки. Иначе как он научится понимать, что опасно, а что нет?

Важным условием для безопасной игры, по наблюдению Марии Варанд, служит и разведение детей разного возраста и темперамента по разным углам: “Как-то все [в Берлине] очень разумно разбито по активностям: есть деревянные сундуки в кустах для ролевых игр, там же высоченная горка, чтобы адреналин выпустить, тут же экскаватор для парней и низенькие гамаки для малышей. Все на чистейшем песке, летом там ходят босиком”.

Ну, до хождения босиком нам еще, кажется, далеко. Но список обязательных для выполнения правил безопасной детской площадки необходим – чтобы было на что опираться инициативным родителям, раз уж других ответственных не найти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://ria.ru/20120927/760434739.html

Юриста совет
Добавить комментарий