Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

Полномочия адвоката в гражданском судопроизводстве

Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

Гражданское судопроизводство, являясь одной из установленных Конституцией РФ форм осуществления судебной власти, заключается в рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Представительство интересов доверителя в гражданском судопроизводстве является одной из форм оказываемой адвокатом юридической помощи.

При этом адвокат может представлять интересы широкого круга лиц, которые являются сторонами по делу — истцом или ответчиком, третьими лицами.

Сторонами или третьими лицами могут быть граждане, иностранные граждане, лица без гражданства, индивидуальные предприниматели, юридические лица любых организационно-правовых форм, органы государственной власти, органы местного самоуправления и др.

Согласно и. 1 ст. 6 Закона об адвокатуре полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством РФ.

Участвуя в качестве представителя в гражданском судопроизводстве, адвокат оказывает доверителю юридическую помощь путем совершения процессуальных действий от имени и в интересах доверителя в рамках полученных полномочий в связи с рассмотрением и разрешением судом (арбитражным судом) конкретного гражданского дела.

Адвокат вправе представлять интересы доверителя по всем категориям гражданских дел в суде первой инстанции, в апелляционной, кассационной и надзорных инстанциях, при пересмотре вступивших в законную силу решений, определений, постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам и при исполнении судебных решений.

Адвокату как представителю доверителя в суде предоставлены широкие полномочия: он вправе осуществлять от имени представляемого им лица все процессуальные действия, которые в соответствии с законодательством имеет сам представляемый (ст. 54 ГПК РФ, ч. 1 ст. 62 АПК РФ).

Следовательно, адвокат вправе знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства, участвовать в их исследовании, задавать вопросы участникам процесса, заявлять ходатайства, давать объяснения суду как в устной, так и в письменной форме, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов лиц, участвующих в деле, обжаловать судебные акты (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ч. 1 ст. 41 АПК РФ). Адвокат вправе совершать любые действия, не противоречащие процессуальному законодательству в сфере гражданского судопроизводства и иным федеральным законам.

Адвокат может обращаться с различными ходатайствами, заявлениями по вопросам, связанным с разбирательством дела, как в устной, так и в письменной форме.

Форму ходатайства адвокат выбирает по своему усмотрению, однако в тех случаях, когда ходатайство имеет существенное значение для дела, касается сложных или принципиальных вопросов, целесообразно изложить его в письменной форме.

Особенно это касается производства в арбитражном суде, где протокол судебного заседания часто ведет сам судья.

Следует отметить, что адвокат также вправе представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, заполнять формы документов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в информационнотелекоммуникационной сети «Интернет».

Законом не запрещается подготавливать в письменном виде и приобщать к делу любые объяснения от имени лица, участвующего в деле.

Законом об адвокатуре прямо закреплено право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Названным Законом закреплена также корреспондирующая праву обязанность этих органов в месячный срок со дня получения адвокатского запроса выдать запрошенные документы.

Отметим, что доверенность от имени организации должна быть подписана ее руководителем или иным уполномоченным на это законом и ее учредительными документами лицом и скреплена печатью организации.

Доверенность от имени индивидуального предпринимателя должна быть им подписана и скреплена его печатью или может быть удостоверена, как и доверенность от имени гражданина, нотариально или в ином установленном федеральным законом порядке.

Правильное оформление полномочий адвоката — обязательное условия для совершения им процессуальных действий.

Так, при предъявлении искового заявления, подписанного адвокатом — представителем истца, необходимо приложить копию доверенности.

До начала судебного разбирательства судья обязан проверить полномочия явившихся представителей, в том числе адвоката. Документы, подтверждающие полномочия, приобщаются к делу.

В случае если адвокатом не будут представлены необходимые документы, подтверждающие полномочия, или представленные документы не будут соответствовать установленным законодательством требованиям, суд отказывает в признании его полномочий на участие в деле, а это может иметь весьма негативные последствия для доверителя адвоката, поскольку юридического значения процессуальные действия адвоката иметь не будут и не породят правовых последствий.

Оказывая помощь доверителю, адвокат может участвовать при рассмотрении дела судами общей юрисдикции и арбитражными судами на следующих стадиях судопроизводства: 1) возбуждение производства по делу; 2) подготовка к судебному разбирательству (в суде общей юрисдикции делится на собеседование с судьей и предварительное судебное заседание); 3) судебное разбирательство по существ}'; 4) пересмотр судебных актов в апелляционном порядке; 5) пересмотр судебных актов в кассационном порядке; 6) пересмотр судебных актов в порядке надзора; 7) пересмотр судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам;

8) исполнения судебного решения.

Если после принятия искового заявления или заявления к производству дело длительное время не рассматривалось и судебный процесс затягивался, адвокат вправе обратиться от имени доверителя к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

Следует отметить особенность участия адвоката в производстве судов общей юрисдикции. В отличие от АПК РФ, предусматривающего участие адвоката только на добровольной основе, ГПК РФ установлена норма и об обязательном участии адвоката в гражданском процессе.

Адвокат может быть назначен судом в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также если это прямо предусмотрено федеральным законом (ст. 50 ГПК РФ). Такая норма, например, содержится в ч. 3 ст. 34 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Объем полномочий адвоката в данном случае будет ограничен объемом процессуальных прав, которые представитель может реализовать без доверенности, с некоторыми изъятиями.

Практикум

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Какими документами должны быть оформлены полномочия адвоката в гражданском судопроизводстве?
  • 2. Каковы полномочия адвоката в гражданском судопроизводстве?
  • 3. Какие права адвоката должны быть специально оговорены в доверенности?
  • 4. В каком случае адвокат может быть назначен судом в качестве представителя?
  • 5. Вправе ли адвокат обжаловать решение суда в апелляционном, кассационном порядке в случае, если он был назначен судом в качестве представителя в суде первой инстанции?

Тесты

  • 1. Вправе ли адвокат, представляющий интересы организации, от своего имени оплатить государственную пошлину для подачи кассационной жалобы:
    • а) вправе;
    • б) вправе, если оплата государственной пошлины предусмотрена доверенностью;
    • в) не вправе.
  • 2. Вправе ли адвокат представлять в суде интересы несовершеннолетних лиц:
    • а) вправе;
    • б) вправе при одновременном представлении интересов несовершеннолетнего одним из его родителей;
    • в) не вправе.
  • 3. Вправе ли суд удовлетворить иск па основании признания адвокатом — представителем ответчика обстоятельств дела, положенных истцом в обоснование иска:
    • а) вправе;
    • б) вправе при наличии письменного заявления самого ответчика о признании обстоятельств дела;
    • в) не вправе.
  • 4. Кто может являться представителем в суде ликвидируемой организации:
    • а) адвокат, действующий на основании доверенности от имени ликвидируемой организации;
    • б) ликвидационная комиссия в лице ее руководителя;
    • в) адвокат, представляющий интересы ликвидационной комиссии. [1]

Задачи

1. Решением суда общей юрисдикции, вступившим в законную силу, были нарушены права гражданина Н., не являющегося стороной по делу.

Вправе ли его адвокат подать надзорную жалобу? В случае, если вправекто должен такую жалобу подписать?

Какие документы адвокат должен приложить к данной надзорной жалобе?

2. Сотрудник ООО «Р.», являющейся стороной (ответчиком) но делу по иску АО

Источник: https://studme.org/227261/pravo/polnomochiya_advokata_grazhdanskom_sudoproizvodstve

Может ли юридическое лицо быть представителем в суде?

Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

Гражданская коллегия ВС РФ приняла судебный акт, который способен перевернуть традиционные взгляды отечественной юриспруденции на институт процессуального представительства: Определение ВС РФ от 27.09.2016 № 36-КГ16-10. Произошло ни много ни мало следующее: ВС РФ признал за юридическим лицом право быть представителем в суде.

Выбор безграничен

Текст судебного акта однозначно свидетельствует о том, что дело было передано именно для решения этого интересного вопроса. То есть данная правовая позиция не носила второстепенного характера. Выражаясь красивым юридическим языком, она является ratio decidendi (сущностью решения), а не obiter dictum (попутно сказанным).

Суть спора, ставшего предметом изучения ВС РФ, сводилась к следующему.

Гражданин Медведев А.С. выдал ООО «Юрколлегия» доверенность на представление интересов в суде. Для реализации своих полномочий ООО «Юрколлегия» оформило доверенность на имя Комарова А.С., уполномочив его совершать от имени ООО «Юрколлегия» процессуальные действия. Таким образом, сложилась следующая структура правовых связей:

–лицо, участвующее в деле – Медведев А.С.;

–представитель Медведева А.С. (по доверенности) – ООО «Юрколлегия»;

–представитель ООО «Юрколлегия» (по доверенности) – Комаров А.С.

Комаров А.С., действуя как представитель ООО «Юрколлегия», подписал апелляционную жалобу «Медведев А.С». Суд апелляционной инстанции оставил жалобу без рассмотрения по существу. Суд указал, что по смыслу ст.

49 ГПК РФ представителями в суде могут быть только физические лица, в связи с чем жалоба, подписанная представителем от имени юридического лица, которому выдана доверенность на представление интересов Медведева А.С.

, не соответствует требованиям ч. 3 ст. 322 ГПК РФ.

Однако ВС РФ не согласился с мнением суда апелляционной инстанции. Гражданская коллегия указала, что положения ст. 49 ГПК РФ «Лица, которые могут быть представителями в суде» не содержат указания на то, что представителем в суде может являться только физическое лицо.

Данная норма права предусматривает, что лицо, представляющее интересы в суде, должно быть дееспособным и его полномочия должны быть оформлены надлежащим образом. Равным образом юридические лица не включены в перечень лиц, которые не могут являться представителями в суде, что прямо следует из содержания ст. 51 ГПК РФ. ВС РФ также обратил внимание, что ст.

37 ГПК РФ наравне с физическими лицами наделяет гражданской дееспособностью и юридических лиц.

Проанализировав указанные выше нормы и общие принципы гражданского судопроизводства, ВС РФ пришел к выводу, что если лицо способно своими действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности от своего имени, то оно способно делать это и от чужого имени (если ему прямо не запрещено быть представителем в силу его должностного положения), поскольку юридическое лицо, способное своими собственными действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности, не может быть ограничено в выборе, от своего или от чужого имени ему действовать, если оно наделено соответствующими полномочиями, оформленными в предусмотренном законом порядке. При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что ООО «Юрколлегия» не может быть представителем в суде, является неверным, завершил свои рассуждения ВС РФ.

Роль позиции ВС РФ

Какую роль способна сыграть указанная правовая позиция? Прежде всего, стоит отметить, что позиция, на которую встал ВС РФ в указанном деле, может быть распространена не только на гражданский, но и на арбитражный процесс.

Дело в том, что положения АПК РФ, регулирующие вопросы процессуального представительства содержат формулировки, аналогичные формулировкам ГПК РФ. При таких обстоятельствах с высокой долей вероятности можно утверждать, что нормы ст.

43, 59 и 60 АПК РФ вполне могут быть истолкованы таким образом, что они допускают участие представителя, являющегося юридическим лицом.

Заслуживает ли одобрения позиция, на которую встал ВС РФ? В принципе, серьезных теоретических препятствий для признания за юридическим лицом возможности быть представителем в суде (процессуальная трансдееспособность) мы не видим.

При желании конструкция юридического лица может найти свое применение и в институте судебного представительства. Но существует ли в этом необходимость? Появление такого субъекта права, как юридическое лицо, во многом было обусловлено потребностями имущественного оборота.

На определенном уровне экономического развития стало удобно, точнее просто необходимо, появление субъекта, отличного от физического лица.

В то же время нельзя забывать, что конструкция юридического лица служит сугубо утилитарным целям, а допустимость ее использования в тех или иных отраслях права зависит о того, насколько специфика тех или иных общественных отношений подразумевает целесообразность ее использования.

Например, сегодня в гражданском праве такой субъект, как юридическое лицо, является необходимым, но в уголовном праве мы легко обходимся и еще долго будем обходиться без такого субъекта преступления (хотя подобный опыт известен в некоторых зарубежных правопорядках).

Это объясняется как традициями российского уголовного закона и науки, так и тем фактором, что с точки зрения функционального подхода эту роль у нас играет административная ответственность.

Применительно к процессуальному праву мы придерживаемся мнения, что появление представителя – юридического лица является нецелесообразным, за исключением редких случаев, прямо предусмотренных законом.

Хотя и применительно к этим редким случаям мы бы лучше предпочли модель так называемого процессуального истца, а не представителя (ст. 52–53.1 АПК РФ; ст. 45, 46 ГПК РФ).

Конечно, можно привести примеры, свидетельствующие о возможных преимуществах и удобствах как для самого представляемого, выдавшего доверенность процессуальному представителю – юридическому лицу, так для такого юридического лица.

Это в первую очередь относится к снижению трансакционных издержек и повышению гибкости в вопросе, касающемся переоформления полномочий представителя. Однако вряд ли эти примеры являются настолько важными и широко распространенными, чтобы ради этого признавать за юридическим лицом процессуальную трансдееспособность.

Представление интересов в суде неразрывно связано с деятельностью определенного физического лица. Какое бы юридическое лицо ни было указано в доверенности, в суд придет человек и, прилагая свои усилия, будет отстаивать интересы участвующего в деле лица.

На качество его деятельности никак не повлияет тот факт, выдал ли доверитель доверенность непосредственно на него или на связанное с ним юридическое лицо.

В равной степени появление процессуальных представителей – юридических лиц не способно сыграть какую-либо положительную роль для повышения качества правосудия. В такой ситуации искусственно умножать юридические сущности и усложнять институт судебного представительства, на наш взгляд, нет никакого смысла.

Также не следует забывать, что, допустив в процесс представителя – юридическое лицо, мы создаем дополнительные трудности, связанные с проверкой полномочий физических лиц, действующих от имени такого юридического лица.

Однако, выбирая между ограничительным и буквальным толкованием ст. 49 ГПК РФ, судьи ВС РФ предпочли буквальное толкование, хотя, по нашему мнению, более правильным было бы исходить из ограничительного толкования, признавая, что законодатель имел в виду не просто дееспособное лицо, а именно дееспособное физическое лицо.

Более того, мы уверены, что ни разработчики ГПК РФ, ни сами законодатели даже представить себе не могли, что в ст. 49 ГПК РФ они открыли дорогу представителю – юридическому лицу. Избранный ВС РФ подход, на наш взгляд, подрывает концептуальные основы, заложенные в ГПК РФ.

В равной степени он способствует разрыву фидуциарных отношений между доверителем и поверенным, поскольку создает дополнительные возможности для возникновения ситуации, когда доверитель вовсе не будет знать, кто конкретно защищает его интересы в суде.

Если в арбитражном процессе такой подход хоть как-то можно обосновать, то применительно к гражданскому процессу это является неверным. Доверчивые граждане намного вероятнее могут стать заложниками недобросовестных юридических фирм, направляющих на процесс неквалифицированных и неподготовленных лиц.

Неопределенность нужно устранить

Завершая освещение комментируемой позиции, хочется обратить внимание на поднятую проблему разработчиков единого ГПК РФ.

Я искренне надеюсь, что единый Гражданский процессуальный кодекс не обойдет данный вопрос стороной.

Вне зависимости от того, в пользу какого подхода склонится чаша весов, необходимо устранить неопределенность и дать четкий ответ о процессуальной трансдееспособности юридического лица.

Не разделяя правовую позицию ВС РФ, мы вместе с тем не можем не признать, что ВС РФ правильно разрешил спор по существу. Ведь суд апелляционной инстанции фактически лишил заявителя права на судебную защиту.

Можно предположить, что именно желание исправить фундаментальную ошибку и восстановить справедливость подвигло ВС РФ на столь смелую правовую позицию.

Но, если бы мы оказались на месте судей ВС РФ, мы все же привели бы иные мотивы для отмены судебного акта.

Очевидно, что апеллянт стал заложником неопределенности положений ст. 49 ГПК РФ и безответственности судей апелляционной инстанции. Обжалуя решение, апеллянт предпринял все необходимые действия, чтобы соблюсти требования ГПК РФ и порядку подачи апелляционной жалобы.

Между тем апелляционный суд, вместо того чтобы устранить сомнения относительно полномочий лица, подписавшего апелляционную жалобу, возвратил ее без рассмотрения по существу. В такой ситуации суд апелляционной инстанции вопреки задачам гражданского судопроизводства своими действиями лишил апеллянта права на пересмотр решения суда первой инстанции в апелляционном порядке.

Хотя по смыслу ст.

49 ГПК РФ юридическое лицо не может являться представителем при наличии имеющейся в материалах дела доверенности, суду апелляционной инстанции следовало разъяснить апеллянту положения указанной нормы, выяснить его мнение относительно подачи апелляционной жалобы и при необходимости предоставить ему разумной срок для оформления полномочий представителя в установленном законом порядке. Поскольку этого сделано не было, определение об оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения подлежало отмене.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/329537/

Доверенность, а не ордер

Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

Загайнов Дмитрий Иванович
Партнер

Адвокат Дмитрий Загайнов, ИНТЕЛЛЕКТ-С, анализирует положения законодательства, регулирующие оформление полномочий адвоката в гражданском процессе, и рассматривает применение этих норм закона в судебной практике.

Поводом для данной публикации послужило недавнее обсуждение в социальных сетях вопроса: как реагировать на отсутствие ордера у адвоката, представляющего одну из сторон по гражданскому делу? Тему поднял юрист, не обладающий статусом адвоката.

Оставив в стороне провокационность постановки вопроса, я к своему удивлению обнаружил комментарии коллег-адвокатов, которые утверждали, что отсутствие ордера адвоката в гражданском процессе однозначно влечет нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката и является достаточным поводом для обращения в адвокатскую палату субъекта РФ с заявлением о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

Для того чтобы окончательно внести ясность в этот вопрос, предлагаю свое видение решения проблемы.

Материальные и процессуальные нормы

Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Там же, в п. 2, указано, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Таким образом, Закон об адвокатуре не должен регулировать положения об удостоверении полномочий адвоката, вступающего в тот или иной процесс.

Поэтому законодатель и отправляет нас при выяснении данного вопроса к соответствующему процессуальному закону.

При этом Закон об адвокатуре указывает на необходимость иметь ордер на исполнение поручения исключительно в случаях, прямо указанных в законе, а там, где нет императивного указания закона, полномочия адвоката подтверждаются доверенностью.

Данный постулат важен, чтобы исключить всякие рассуждения на предмет того, что адвокат во всех случаях исполнения поручения обязан иметь ордер. Такое утверждение не выдерживает критики по следующим причинам.

Право на выступление в суде

При анализе ст. 53 ГПК РФ, именуемой «Оформление полномочий представителя», сразу обращает на себя внимание п.

1, согласно которому полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. И только в п.

5 указанной статьи закреплено, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Таким образом, мы наблюдаем коллизию двух положений:

  • представительство должно оформляться доверенностью;
  • право адвоката на выступление в процессе в качестве представителя удостоверяется ордером.

Из текста указанных норм следует, что если адвокат вступает в процесс на основании ордера, выданного соответствующим адвокатским образованием, то специальное оформление его полномочий не требуется. Важно отметить, что ордер на исполнение поручения удостоверяет право только на осуществление общих процессуальных полномочий представителя. А если буквально – то только на выступление в суде.

На мой взгляд, само право на «выступление в суде» – не конкретное.

Так, возникает вопрос: а подразумевает ли оно право на то, чтобы знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, представлять доказательства, давать объяснения суду в письменной форме, получать копии судебных постановлений? Ответ не предлагаю, так как вопрос дискуссионный и не является предметом настоящей публикации.

Очевидно следующее: данное право не дает возможности адвокату представить от своего имени какое-либо письменное заявление, объяснение, ходатайство, мировое соглашение, жалобу. Исключение из этого правила законодатель допускает только в одной ситуации. Если адвокат назначается судом в соответствии со ст.

50 ГПК РФ (например, в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно), то у него появляется право обжаловать судебные постановления по данному делу, и такое правомочие возникает в силу прямого указания закона. Соответствующее разъяснение дано Верховным Судом РФ (см. п.

10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении»).

Буквальное понимание текста закона о допуске адвоката в гражданский процесс только на основании ордера приводит к утверждению, что его представительство, скорее всего, не будет эффективным.

Для того чтобы обладать всем арсеналом полномочий, адвокат вынужден требовать от своего доверителя постоянного присутствия в судебном процессе (последний должен, например, вовремя поддержать и подписать тот или иной процессуальный документ).

Однако такое присутствие может оказаться весьма затратным мероприятием, особенно если судебный процесс идет в другом регионе, не по месту жительства доверителя.

В этом случае наиболее эффективным и правильным представляется оформление полномочий адвоката (включая процессуальные) путем выдачи ему доверенности, в которой содержались бы не только общие процессуальные полномочия, например, право на ознакомление с материалами дела, но и специальные, которые прямо оговорены в ст. 54 ГПК РФ.

В силу прямого указания ст. 54 ГПК РФ, специальные полномочия, т.е.

подписание искового заявления, предъявление его в суд, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, обжалование судебного постановления и еще ряд других, могут быть оговорены только в доверенности. Их оформление с помощью ордера адвоката невозможно.

Общая и специальная нормы

И что же получается, если вторить утверждениям сторонников допуска адвоката в любой процесс исключительно на основании ордера: адвокат, вступая в гражданский процесс, должен представить суду ордер адвоката и доверенность со специальными полномочиями только для того, чтобы подтвердить свой статус?

В данном случае мы имеем классический пример конкуренции норм, где п. 5 ст. 53 ГПК РФ является общей нормой по отношении к специальной – ст. 54 ГПК РФ.

При конкуренции общей нормы со специальной применению подлежит последняя. Данное правило основывается на непреходящей римской максиме lex specialis derogat legi generali – «закон специальный отменяет закон общий».

С учетом приоритета специальной нормы права в итоге получаем следующее: для совершения любых процессуальных действий в гражданском процессе полномочия адвоката могут быть оформлены доверенностью со специальными полномочиями без приложения ордера адвоката.

Судебная практика

Сделанный вывод, помимо теоретических изысканий, подтверждается сложившейся судебной практикой.

О необходимости оформления адвокатом специальных полномочий, предусмотренных ст. 54 ГПК РФ, посредством выдачи доверенности указано в ответе на вопрос 15 «Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2003 года (по гражданским делам)» (утв.

постановлениями Президиума ВС РФ от 3 и 24 декабря 2003 г.), а также в ответе на вопрос 15 «Ответов Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (утв.

Президиумом ВС РФ 24 марта 2004 г.).

Еще одним примером служит «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3», утвержденный Президиумом ВС РФ 25 ноября 2015 г. Несмотря на то что в приводимом примере речь идет об административном процессе, аналогия с гражданским процессом вполне уместна.

Так, в ответе на вопрос 16 – «какими документами подтверждаются статус и полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя по административному делу?» – Верховный Суд РФ указал следующее: «В силу п. 2 ст.

6 Закона об адвокатуре в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Согласно п. 3 ст.

15 Закона об адвокатуре удостоверение адвоката является единственным документом, подтверждающим статус адвоката. Исходя из изложенного, полномочия адвоката в административном процессе подтверждаются доверенностью на представление интересов доверителя, а его статус – соответствующим удостоверением. Вместе с тем по смыслу ч. 4 ст. 54, ч. 4 ст. 57, ч.

6 ст. 277 КАС РФ и ст. 6 Закона об адвокатуре при назначении судом административному ответчику в качестве представителя адвоката его полномочия подтверждаются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

В моей практике встречалось, что при вхождении в гражданский процесс в судах общей юрисдикции судьи требовали ордер адвоката, если вместо паспорта я предъявлял адвокатское удостоверение.

Однако после высказывания позиции относительно применения правила о конкуренции норм вопрос о моем допуске в процесс на основании доверенности и предъявленного удостоверения адвоката всегда решался положительно.

Данный подход считаю правильным. Иное же толкование идет вразрез с действующим законодательством до тех пор, пока соответствующие поправки не будут внесены в закон.

Вместо послесловия

Ордер адвоката не является доказательством того, что адвокат получил вознаграждение от доверителя. Доказательством получения вознаграждения адвокатом от доверителя является соответствующий приходный ордер или платежное поручение.

Данный тезис я добавляю, чтобы исключить реплики о якобы сокрытии своих доходов адвокатом, который вместо ордера в гражданском процессе предъявляет доверенность.

в «Новой адвокатской газете» (№16/2017)

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

уголовное право, экономические преступления

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/doverennost__a_ne_order/

О допуске защитника в судебное заседание

Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

Кому (Мировой или районный суд)От кого (свое ФИО)ХодатайствоРуководствуясь ст. 1.2, 1.5, 1.6, 25.1, 26.2, 26.11, 27.7 КоАП РФ и в порядке ст. 24.4. КоАП РФ для всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.Прошу допустить в качестве защитника (ФИО защитника) со всеми полномочиями предусмотренными КоАП РФ.Данное ходатайство прошу приобщить к материалам дела.дата подпись

Обзор законодательства и судебной практики ВC РФ за четвертый квартал 2008 года

Вопрос 12: Возможен ли допуск защитника к участию в деле об административном правонарушении, если его полномочия оформлены доверенностью, которая заверена жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства или организацией, в которой работает лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, либо такая доверенность должна быть удостоверена в нотариальном порядке? Может ли суд допускать защитника к участию в деле, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, устно в судебном заседании заявит ходатайство или предоставит суду письменное заявление о привлечении представителя к участию в деле об административном правонарушении?

Ответ: В соответствии со ст. 25.5 КоАП РФ для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в этом производстве может участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему — представитель.

В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом.

Порядок выдачи и оформления доверенности установлены ст. 185 ГК РФ, в соответствии с которой доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

Случаи обязательного нотариального удостоверения доверенности установлены законодательством. В частности, п. 2 ст.

185 ГК РФ предусматривает, что доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом. Кроме того, в соответствии с п. 3 ст.

187 ГК РФ обязательное нотариальное удостоверение предусмотрено для оформления доверенности, выданной в порядке передоверия.

Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, которые устанавливают порядок выдачи и оформления доверенности, срок ее действия, основания и последствия прекращения, не содержат указания на то, что доверенность на право участия в рассмотрении дела, в том числе и об административном правонарушении, в качестве защитника требует обязательного нотариального удостоверения.

Поскольку Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не регулирует вопрос о том, каким образом должны быть оформлены полномочия представителя на участие в деле об административном правонарушении, данный вопрос может быть решен применительно к положениям ч. 2 и ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, в которых закреплен порядок оформления полномочий представителя.

По смыслу ч. 2 ст.

53 ГПК РФ, доверенности, выдаваемые гражданами на участие в производстве по делу, могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо организацией, в которой работает или учится доверитель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя, а также иными должностными лицами, указанными в данной норме.

«Основы законодательства о нотариате», утвержденные постановлением Верховного Совета Российской Федерацииот 11 февраля 1993 г. № 4462, содержат норму, в соответствии с которой нотариусы вправе удостоверять доверенности, нотариальная форма которых не является обязательной в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из вышеизложенного следует, что доверенность, выдаваемая гражданином представителю для привлечения его к участию в деле, может быть заверена как в нотариальном порядке, так и организацией, в которой работает или учится доверитель, а также товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным кооперативом, осуществляющим управление многоквартирным домом, управляющей организацией по месту жительства доверителя либо иными органами, указанными в ст. 53 ГПК РФ.

Вопрос о том, могут ли быть определены полномочия представителя в устном или письменном заявлении доверителя, заявленном в суде, следует решать применительно к ч. 6 ст. 53 ГПК РФ.

Поэтому если лицо, привлекаемое к административной ответственности, устно в судебном заседании заявит ходатайство или предоставит суду письменное заявление о привлечении представителя к участию в деле об административном правонарушении, то такой представитель должен быть допущен к участию в деле об административном правонарушении.

Источник: http://kzpa66.ru/o-dopuske-zashhitnika.html

Дисциплинарная практика

Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

ОБЗОР ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ПРАКТИКИ ЗА 2017 ГОД

В 2017 году Советом АП СК рассмотрено 158 дисциплинарных производств. По 86 делам приняты решения о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

В этом числе следует отдельно учесть решения о привлечении к дисциплинарной ответственности за нарушение решения Конференции об обязательных отчислениях на нужды адвокатской палаты и соответствующих решений адвокатских образований об отчислениях на общие нужды.

В итоге по данному основанию адвокаты были привлечены к ответственности в 17 случаях.

 Следует отметить, что практически во всех случаях наличия задолженности по отчислениям, у привлеченных к ответственности адвокатов имели место нарушения тех или иных решений Совета, которые с известной степенью допуска следует считать внутренними, корпоративными (об электронном документообороте; об исполнении обязанности повышения квалификации, обязанность повышения которой прямо установлена ФЗ; о предоставлении отчетов о профессиональной деятельности).

Остальные установленные нарушения можно разделить на несколько типичных групп.

Существенная часть дисциплинарных проступков связана с ненадлежащим оформлением адвокатами договорных отношений с доверителем (первая глава обзора), что приводит к неопределенности в отношениях с доверителем, конфликтам, а иногда оборачивается проверками правоохранительных органов в отношении адвоката по заявлению его доверителей.

Следует отметить также большое количество нарушений, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением решений советов адвокатской палаты (федеральной и краевой).

В данном случае (вторая глава обзора) речь идет не о вышеуказанных сугубо корпоративных решениях (задолженности по обязательным отчислениям либо исполнении обязанности по повышению квалификации, электронном документообороте и предоставлении отчетов о профессиональной деятельности), а о тех решениях советов, которые определяют порядок осуществления адвокатами своей профессиональной деятельности (например, о порядке участия в делах по назначению, о ведении адвокатского производства и т.д.). Ненадлежащее исполнение данных решений, как правило, влекло за собой либо нарушение права на защиту, либо неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих профессиональных обязанностей. Поэтому, неисполнение вышеуказанных решений Советов обычно имеет место в совокупности с другими нарушениями законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката. Так, например, отсутствие надлежаще оформленногоадвокатского производства, безусловно, свидетельствует о проявленной недобросовестности адвоката и нарушении требований п. 4 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а, следовательно и п. 4 ч.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» №63-ФЗ.

Другую значительную часть занимают нарушения процессуального законодательства, связанные с проявлением неуважения к суду и другим участникам судопроизводства (неявки, опоздания) либо ненадлежащим оформлением адвокатами своих полномочий при осуществлении судебного и иного представительства.

К этой же категории нарушений относятся и неявки надлежаще извещенных адвокатов для проведения запланированных следственных и процессуальных действий. Указанные типичные нарушения представлены в третьей главе обзора.

Имели место в 2017 году также случаи нарушения адвокатами порядка судебных заседаний и порядка проведения следственных действий, которые также следует отнести к нарушениям процессуального законодательства и связанными с неуважением к суду и иным участникам судопроизводства.

 Однако, данные нарушения порядка (судебных заседаний и проведения процессуальных действий) носили единичный характер, а посему не вошли в обзор.

В отдельную категорию выделены дисциплинарные проступки, повлекшие нарушение права на защиту (четвертая глава).

В пятой главе приведены примеры решений о прекращении дисциплинарных производств вследствие отсутствия в действиях адвоката нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката. Всего в 2017 году принято 42 таких решения.

Данный обзор дисциплинарной практики имеет целью помочь адвокатам в своей деятельности избегать ситуаций, ставших основанием для привлечения их коллег к дисциплинарной ответственности.

Часто, казалось бы, внешне похожие ситуации – либо становятся основанием для дисциплинарной ответственности, либо нет.

Для того, чтобы уметь правильно и профессионально выстроить линию своего поведения в пограничной ситуации, адвокату важно знать и понимать те принципы, в соответствии с которыми принимаются те или иные решения по итогу дисциплинарного разбирательства.

Наглядным примером таковых могут стать соответственно случаи привлечения к дисциплинарной ответственности и прекращения дисциплинарного производства в отношении адвокатов за неявки и опоздания в судебные заседания (главы 3 и 5 соответственно).   

1.      Ненадлежащее оформление договорных отношений с доверителем.

Надлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных отношений с доверителем при представлении их интересов перед третьими лицами в строгом соответствии с законом.

 Согласно статье 25

Источник: http://www.palatask.ru/forlawers/disciplinary.html

Нужна ли адвокату доверенность в гражданском процессе – Юридические советы

Каким образом должны быть оформлены полномочия адвоката в данной ситуации?

Чем регламентируются полномочия адвоката в гражданском процессе

Права и обязанности адвоката в деле по ГПК РФ

Полномочия адвоката по ордеру и по доверенности

Чем регламентируются полномочия адвоката в гражданском процессе 

Как указывает п. 1 ст. 6 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31.05.2002 № 63-ФЗ (далее — закон № 63-ФЗ), полномочия адвоката в гражданском процессе регламентируются соответствующим процессуальным законодательством РФ, т. е. в рассматриваемом случае — Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее — ГПК РФ).

Согласно ст. 54 ГПК РФ представитель в гражданском процессе по общему правилу правомочен совершать от имени представляемого все процессуальные действия, хотя некоторые из них должны быть специально отмечены в доверенности. О том, как именно полномочия адвоката должны быть подтверждены, поговорим далее.

Таким образом, к спецполномочиям адвоката, участвующего в гражданском процессе, относятся следующие действия (ст. 35 ГПК РФ):

  • ознакомление с материалами дела и совершение выписок из таких дел;
  • снятие копий с материалов дела;
  • заявление отводов;
  • представление доказательств и участие в их исследовании (см. блок статей «Доказательства в гражданском процессе»);
  • опрос других участников дела, свидетелей, экспертов, специалистов;
  • заявление ходатайств (полезные материалы по данной теме представлены в блоке «Ходатайства в гражданском процессе»);
  • представление суду объяснений;
  • приведение доводов;
  • представление возражений относительно заявляемых другими лицами ходатайств и приводимых доводов;
  • получение копий судебных постановлений;
  • обжалование судебных постановлений и др. 

В дополнение к представленному материалу рекомендуем также прочитать статью «Понятие и виды представительства». 

Права и обязанности адвоката в деле по ГПК РФ 

Общие права и обязанности адвоката в гражданском процессе определены ст. 6 закона № 63-ФЗ. Так, адвокат правомочен на совершение следующих действий уже в силу закона:

  • сбор сведений, необходимых для надлежащего оказания юрпомощи;
  • опрос лиц, предположительно обладающих значимой для разрешения дела информацией, при наличии согласия таких лиц;
  • сбор и представление в соответствии с законами РФ доказательств в дело;
  • привлечение по договору лиц, обладающих спецзнаниями, для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юрпомощи;
  • проведение встреч с доверителем без ограничений по их количеству и продолжительности наедине и в условиях, обеспечивающих конфиденциальность;
  • фиксация сведений, содержащихся в материалах дела, по которому данный адвокат предоставляет свою юрпомощь (при этом должны быть соблюдены требования закона об охране государственной и иных видов тайн, см. материалы блока «Тайна»). 

Данным списком спектр прав адвоката не ограничивается. Он имеет право на совершение иных процессуальных действий, если это не противоречит требованиям закона.

При этом адвокат не может:

  • принимать от обратившегося к нему за помощью субъекта поручения, носящие заведомо противозаконный характер;
  • принимать от обратившегося к нему за юрпомощью субъекта поручение, если сам адвокат имеет или может иметь самостоятельный интерес в отношении предмета поручения;
  • принимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя (кроме случаев самооговора последнего);
  • обнародовать заявления о доказанности вины доверителя, если последний ее отрицает;
  • оглашать сведения, сообщенные ему в рамках дела доверителем, без согласия на то последнего;
  • отказать от принятой на себя защиты. 

Не может адвокат и негласно сотрудничать с органами, ведущими оперативно-розыскную деятельность. 

Полномочия адвоката по ордеру и по доверенности 

Согласно букве закона полномочия адвоката удостоверяются (п. 2 ст. 6 закона № 63-ФЗ):

  • ордером — в регламентированных законом случаях;
  • доверенностью — во всех иных случаях. 

Иначе говоря, в тех ситуациях, когда отсутствуют императивные нормы, требующие от адвоката наличия ордера, он может действовать на основании доверенности.

При этом достаточно общие формулировки в законе порождают на практике массу споров о том, как должны быть подтверждены те или иные полномочия.

Так, п. 5 ст. 53 ГПК РФ установлено, что ордером удостоверяется право адвоката на выступление в суде. При этом не вполне ясно, какой спектр полномочий охватывает словестная конструкция «выступление в суде».

Данный вопрос был прокомментирован правоприменителем: полномочия адвоката по ордеру в гражданском процессе сводятся к его праву на выступление в суде в интересах представляемого.

Источник: https://rusjurist.ru/advokatura/polnomochiya_advokata_v_grazhdanskom_processe/

Нужна ли в суде доверенность адвокату

ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Вместе с тем отдельные полномочия, перечисленные в той же статье, представитель вправе совершать, если они специально оговорены в, выданной представляемым лицом. Следовательно, один лишь ордер не дает права адвокату совершать действия, для которых согласно ст.

Доверенность на адвоката Проверьте все ли отдельно указаны в доверенности вышеоговоренные полномочия адвоката. 4. Желательно сделать одну-две нотариально заверенные копии Доверенности. По стоимости заверить копию доверенности недорого, обычно около 50-100 рублей. 5.

При необходимости можно заверить попутно у нотариуса копии всех возможных документов, которые будут представляться в суд.

Нужна ли доверенность адвокату

Инфо

  • Адвокат без ордера или без доверенности
  • Доверенность или ордер.
  • Доверенность на адвоката
  • Нужна ли адвокату доверенность
  • Нужна ли доверенность адвокату на суде?
  • Нужна ли доверенность адвокату
  • Об оформлении полномочий адвоката в гражданском процессе
  • Суд требует от адвоката доверенность
  • Тсж «большой, 100»
  • Частная практика

Адвокат без ордера или без доверенности Так, лицо, имеющее статус адвоката, вправе быть представителем в суде, что следует из содержания п.п. 4. п. 2 ст. 2 ФЗ от 31.05.2002 г. и ст.ст. 49, 53 ГПК РФ.

Действующее законодательство, не содержит норм, запрещающих выступать в гражданском судопроизводстве в качестве представителя по доверенности при отсутствии ордера. В частности, такого запрета не содержится в ст.

Доверенность или ордер.

Ответ: Часть 5 ст.

Нужна ли доверенность адвокату на суде?

Важно

Нередко случается, что клиенты не успевают оформить судебную доверенность. В этой ситуации на помощь адвокату приходит ордер.

Ранее каких-либо проблем, связанных с представлением интересов клиентов по ордеру у меня не возникало.

Представив ордер в суде общей юрисдикции, я мог осуществлять все процессуальные действия за исключением тех, которые должны быть специально оговорены в доверенности.

Однако недавно я приехал в Верховный Суд РФ для ознакомления с материалами дела, но не был допущен по ордеру. Специалист проконсультировалась с судьей и отказала мне, заявив, что в силу ч. 5 ст.

53 ГПК РФ ордер дает адвокату лишь право на выступление в суде, а совершать все иные процессуальные действия, в том числе знакомиться с материалами дела адвокат вправе на основании доверенности.

Действительно ч. 5 ст.

Нужна ли адвокату доверенность

Достаточно сказать, что нужна доверенность для участия во всех судах со всеми правами и предоставить данные поверенного (Вашего). При составлении доверенности необходимо только Ваше (Доверителя) присутствие. Присутствие адвоката не требуется. 3.

Обязательно сразу же проверьте в нотариальной конторе полученную доверенность на наличие неточностей в данных Ваших и адвоката.

Источник: https://lawsymphony.com/nuzhna-li-advokatu-doverennost-v-grazhdanskom-protsesse/

Юриста совет
Добавить комментарий