Как взыскать вознаграждение с предприятия -должнмка

– Верховный Суд Республики Беларусь

Как взыскать вознаграждение с предприятия -должнмка

       Дело № 12-01/88-2019 

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

2 июля  2019 года  судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….,

судей …. и ….,

с участием секретаря судебного заседания  ….,

представителя истца – республиканского унитарного научного предприятия «Г» – М.,

представителя ответчика – открытого акционерного общества  «П» – С.,

 рассмотрев в открытом  судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску республиканского унитарного научного предприятия «Г» к открытому акционерному обществу  «П» о взыскании лицензионного вознаграждения и пени,

У С Т А Н О В И Л А:

истец  – республиканское  унитарное научное предприятие «Г» (далее – РУП «Г») – в заявлении суду от  20 мая 2019г.

  просил взыскать в его  пользу с ответчика – открытого акционерного общества «П» (далее – ОАО «П»)  –лицензионное вознаграждение (роялти) в размере  9 124 рублей 81 копейки за использование в 2018г. по договору неисключительной лицензии (сублицензии)  от 1 июля 2016г.

№ __  (далее – сублицензионный договор)  сорта озимой пшеницы «Б», охраняемого патентом Республики Беларусь №__, а также  пеню в размере 2 450 рублей 01 копейки  за  просрочку оплаты лицензионного вознаграждения.  

Данное требование аргументировано тем, что ответчик – ОАО  «П» – реализовав  в 2018г.  114, 20 тонн семян элиты  озимой пшеницы «Б»  на сумму 91 248 рублей 13 копеек, не выплатил истцу – РУП «Г» – лицензионное вознаграждение (роялти)   в размере  9 124 рублей 81 копейки до 15 ноября 2018г. Поскольку ответчик в нарушение условий п.5.

2  сублицензионного  договора, своевременно  не оплатил причитающееся истцу лицензионное вознаграждение, то в соответствии с указанным пунктом договора он обязан выплатить истцу за период с 15 ноября 2018г. по  13 мая 2019г. пеню в размере 0,15% от суммы, подлежащей оплате за каждый день просрочки,   что составляет 2 450 рублей 01 копейку.

Досудебную претензию об уплате лицензионного вознаграждения и пени  ответчик оставил без удовлетворения.

Просил  суд  также взыскать с ответчика, в его, истца, пользу судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 578 рублей 74 копеек.

В заявлении суду от 5 июня 2019 г. истец уточнил исковые требования, указав,  что на основании более точных сведений, предоставленных ответчиком об объёмах реализации семян пшеницы озимой «Б» в 2018г. на сумму 75 438 рублей, размер лицензионного вознаграждения составил 7 543 рубля 80 копеек.

Просил взыскать с ответчика указанную сумму лицензионного вознаграждения, а также пеню за период с 15 ноября 2018г. по 13 мая 2019г.

  (179 календарных дней)  в размере  2025 рублей 51 копейки в связи с несвоевременной  оплатой роялти и расходы по оплате государственной пошлины в размере 478 рублей 46 копеек.

В ходе судебного разбирательства истец  отказался от иска в части взыскания с ответчика лицензионного вознаграждения в размере 7 543 рублей  80 копеек в связи с добровольным урегулированием спора.

Определением судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь от 1 июля 2019г. производство по делу по иску в этой части было прекращено.

С ответчика в пользу истца было взыскано 377 рублей 19 копеек в возмещение расходов по оплате государственной пошлины.

 В ходе судебного разбирательства  представитель истца – РУП «Г»  –   М. поддержала требование о  взыскании с ответчика в пользу истца  пени в размере  2 025 рублей 51 копейки и просила взыскать судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 5% от указанной суммы – 101 рубль 28 копеек. В остальной части дала  объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковых заявлениях.

Представитель ответчика – ОАО «П» –  С.,  не оспаривая факт нарушения его доверителем обязательства в части сроков оплаты лицензионного вознаграждения,  исковые требования признал частично и, ссылаясь на тяжелое финансовое положение общества, просил об уменьшении размера пени на 50%, аргументируя несоразмерностью его последствиям нарушения.

Заслушав  объяснения представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст.288 ГК Республики Беларусь в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

Согласно ст.290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу п.1 ст.

311 ГК Республики Беларусь неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

  В соответствии с ч.ч. 1 и 2  ст. 314 ГК Республики Беларусь  если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. При решении вопроса об уменьшении неустойки судом могут быть учтены действия сторон, направленные на добровольное досудебное урегулирование спора.

По делу установлено, что по договору  исключительной лицензии №__ от 25 марта 2008г. лицензиаром – компанией «D», Республика Польша, было передано лицензиату – РУП «Г» – исключительное право на использование сорта озимой пшеницы  «Б», охраняемого в  Республике Беларусь патентом          №__.

1 июля 2016г.  между истцом – РУП «Г» (лицензиат) – и ответчиком – ОАО «П» (сублицензиат)  – был заключен договор №__ неисключительной лицензии (сублицензии) на использование  сорта озимой пшеницы  «Б».

Указанный сублицензионный договор был зарегистрирован  государственным учреждением «Национальный центр интеллектуальной собственности»  29 августа 2016г.

Согласно п. 3.1  указанного договора право на использование  названного сорта предоставлено ответчику на условиях  лицензионных договорных платежей (роялти) путем отчислений денежных средств  в размере 10% от полной  стоимости семян элиты, реализованных сублицензиатом по выданной лицензиатом  сублицензии.

 В силу п.3.2 договора лицензионные платежи должны были  перечисляться  ответчиком (сублицензиатом)  ежегодно в срок до 15  ноября текущего года получения урожая элиты.

Пунктом 5.2  договора предусмотрена  обязанность ответчика выплатить пеню в размере 0,15% от суммы, подлежащей выплате, за каждый день просрочки.

          Далее по делу установлено, что  29 октября  2018г.  ОАО «П» предоставила  истцу отчет о валовом сборе зерна и объемах реализации сорта пшеницы «Б», права на использование которого были переданы ему по сублицензионному договору. Из указанного отчета следовало,  что ответчик должен произвести  в пользу истца лицензионные платежи за 2018г.  в размере 9 124 рублей 81 копейки.

Вместе с тем, причитающееся истцу лицензионное вознаграждение ответчиком выплачено не было, несмотря на претензионные письма, направленные истцом  в его адрес  20 ноября 2018г. и 9 января 2019г., которые были оставлены ответчиком без удовлетворения.

После обращения истца в суд с настоящим иском – 20 мая 2019г. –    ответчик  3 июня 2019г. уточнил данные, представленные  им в  отчете от 29 октября 2018г.,  указав, что в 2018г.

  им было реализовано  семян элиты  пшеницы озимой «Б» на сумму 75 438 рублей,  а не на сумму 91 248 рублей 13 копеек,  в связи с чем размер  лицензионного вознаграждения, подлежащего выплате  лицензиату, составил 7 543 рубля  80 копеек.

     4 июня 2019г. ответчик  перечислил  на расчетный счет истца лицензионное вознаграждение (роялти) в размере 7 543 рублей  80 копеек.

 В судебном заседании представитель ответчика –  ОАО «П»  – С. указал, что своевременному исполнению обязательства препятствовали финансовые трудности предприятия.

 Учитывая нарушение ответчиком сроков оплаты лицензионного вознаграждения (с 15 ноября 2018г.), судебная коллегия  считает, что на основании пункта 5.2. сублицензионного   договора  с ответчика в пользу истца следует взыскать пеню за период, заявленный  в иске –  с 15 ноября 2019г. по 13 мая 2019г., т.е. за 179 дней просрочки платежа.

В соответствии с приведенным в исковом заявлении расчетом, правильность которого проверена судом и не оспаривалась представителем ответчика, пеня за просрочку исполнения ответчиком обязательства по оплате лицензионного вознаграждения составляет 2025 рублей 51 копейку  (7 543,80 х 179 (количество календарных дней просрочки) х 0,15% = 2025, 51).

Разрешая вопрос о размере пени, судебная коллегия принимает во внимание установленные по делу обстоятельства, связанные с исполнением договора, затруднительное финансовое положение предприятия, а также отсутствие каких-либо тяжелых последствий вследствие нарушения обязательства, и полагает, что заявленная к взысканию пеня является несоразмерной последствиям нарушения обязательства.

В этой связи судебная коллегия считает возможным удовлетворить ходатайство ответчика и уменьшить на основании ч.1 ст.314 ГК Республики Беларусь размер пени и взыскать с ответчика в пользу истца пеню в размере 1012 рублей 76 копеек, отказав в удовлетворении данного требования в оставшейся части.

Согласно ч.1 ст.

135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Исходя из требований приведенной выше нормы и Приложения 14 к Налоговому кодексу Республики Беларусь, регулирующего размер пошлины, подлежащей взысканию при рассмотрении споров судебной коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь, а также размера удовлетворенных требований, судебная коллегия  полагает, что с ответчика в пользу истца следует взыскать в счет возмещения судебных расходов по оплате государственной пошлины 50 рублей 64 копейки, отказав в удовлетворении данного требования в остальной  части.

Таким образом, с ответчика в пользу истца всего подлежит взысканию 1063 рубля 40 копеек (1012,76 +  50,64).   

Руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия 

Р Е Ш И Л А:

исковое требование республиканского унитарного научного предприятия «Г»  удовлетворить частично.

Взыскать с открытого акционерного общества  «П»  в пользу республиканского унитарного научного предприятия «Г»  пеню  в размере  1012  (одна тысяча двенадцать) рублей 76 (семьдесят шесть) копеек   и  судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 50 (пятьдесят) рублей 64 (шестьдесят четыре) копеек, а всего –  1063 (одна тысяча шестьдесят три) рубля 40 (сорок)  копеек, отказав в остальной части требований.

 Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья                                

Судьи                                                                         

Источник: http://www.court.gov.by/ru/sorta/rastenij/e5dee971bc5f4d8d.html

Взыскание убытков с руководителя организации-банкрота в пользу налогового органа

Как взыскать вознаграждение с предприятия -должнмка

Василий Гавриленко,  ведущий юрист направления  “Налоги и право” Группы компаний SRG

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество “С” банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

Виталий Гензель, директор направления “Налоги и право” Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве).

Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего.

А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011).

ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом.

Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/gavrilenko/1265584/

Кс рф пояснил, когда налоговые органы не вправе взыскивать судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему только с директора компании-банкрота

Как взыскать вознаграждение с предприятия -должнмка

Налоговики часто инициируют банкротство компаний. Причем независимо от того, хватит имущества банкрота для погашения судебных расходов или нет. Практика сложилась таким образом, что налоговые органы потом взыскивают судебные расходы с директоров.

КС РФ высказался против такого подхода в постановлении от 05.03.2019 № 14-П.

При взыскании судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему в качестве убытков налогового органа, инициировавшего дело о банкротстве, суд должен установить все элементы состава гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также оценить разумность и осмотрительность действий лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве. То есть действий руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других.

КС РФ опубликовал постановление от 05.03.2019 № 14-П в связи с жалобой гражданина В.А. Нужина. В нем он пояснил, что не всегда налоговый орган, инициировавший банкротство компании, вправе требовать все судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему с директора, который не подал заявление о банкротстве.

Суть спора

Налоговый орган подал в арбитражный суд заявление о признании компании банкротом. Такое заявление должен был подать ее директор, но он этого не сделал. Суд признал компанию банкротом. После окончания конкурсного производства непогашенными остались почти 3,7 млн руб. задолженности.

Вознаграждение арбитражному управляющему было выплачено лишь частично. У банкрота не оказалось имущества, за счет которого можно было бы возместить расходы по делу о банкротстве и вознаграждение арбитражному управляющему за три года в размере 656 000 руб.

Поэтому арбитражный управляющий потребовал эту сумму с налогового органа как с заявителя по делу о банкротстве. Суд удовлетворил его заявление. После этого взысканную сумму налоговый орган потребовал с руководителя компании-банкрота. Первая инстанция и апелляция удовлетворили это требование.

В передаче дела в кассационную инстанцию было отказано.

Рассмотрение дела в КС РФ

Бывший директор должника обратился в КС РФ. Он требовал проверить на соответствие Конституции РФ ст. 15, п. 1 ст. 200 и ст. 1064 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Представитель заявителя отмечал в КС РФ, что у директора компании-банкрота не было юридического образования, он имел только опыт в строительстве и был назначен на должность директора в период, когда в компании уже имелись проблемы, о чем он не знал.

Также суды, взыскивая с директора судебные расходы, применили нормы не о субсидиарной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления о банкротстве, а о возмещении убытков по ст. 15 ГК РФ.

Еще представитель настаивал на незаконности такого подхода, когда налоговики инициируют банкротство, зная, что имущества не хватит. Получается, что налоговые органы подают заявление на банкротство компании, несколько лет судятся, а потом возлагают судебные расходы на руководителя должника. При этом самого директора к рассмотрению дела не привлекают, он не может влиять на его рассмотрение и предвидеть судебные расходы.

Цитируем представителя

Как можно пять лет вести процедуру банкротства, каждый раз продлевая срок конкурсного производства? И налоговая служба при этих продлениях никак не возражает, не просит остановить это производство и никак не оценивает работу самого арбитражного управляющего А потом нашелся такой инноватор, который говорит: «А давайте мы эти расходы возложим на руководителя должника».

Запись выступления представителя заявителя на www.ksrf.ru.

Субсидиарная ответственность

За нарушение обязанности подать заявление о признании компании банкротом предусмотрена субсидиарная ответственность лиц, на которых возложена такая обязанность. При этом расходы, необходимые для проведения процедур банкротства, не учитываются при определении размера субсидиарной ответственности руководителя должника (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.

2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Таким образом, специально закрепленная законодательством о банкротстве субсидиарная ответственность, выступающая следствием неисполнения руководителем должника обязанности подать заявление должника в суд, предусмотрена лишь по обязательствам должника, возникшим в указанный период.

В то же время ситуация, когда с заявлением о банкротстве должен был обратиться руководитель, но из-за того, что он этого не сделал, инициировать банкротство пришлось налоговому органу, может создавать формальные предпосылки для привлечения к гражданско-правовой ответственности руководителя должника.

Хотя сам по себе факт замещения должности руководителя компании должника не может расцениваться как безусловно подтверждающий противоправность и виновность его поведения. Возникновение у налогового органа расходов, связанных с делом о банкротстве, не может автоматически признаваться следствием противоправного поведения руководителя должника.

В частности, неподача руководителем должника заявления о банкротстве может быть обусловлена конкретными обстоятельствами деятельности компании.

То, что вся ответственность за неподачу заявления должника не может в любом случае возлагаться исключительно на его руководителя, фактически признал и законодатель. В частности, в 2017 г. в ст. 9 Закона о банкротстве появился п. 31 об обязанности иных контролирующих должника лиц подать заявление о признании его банкротом в случае, если такое заявление не было подано руководителем.

Исходя из этого, КС РФ указал, что нельзя все убытки в виде судебных расходов автоматически перекладывать только на директора.

Обязанность налогового органа подать на банкротство

При неисполнении должником обязанности по подаче заявления на банкротство налоговый орган принимает решение о направлении такого заявления в суд самостоятельно. Об этом сказано в постановлении Правительства РФ от 29.05.

2004 № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве».

Но это не значит, что налоговый орган обязан подавать заявление о банкротстве в любом случае, то есть даже когда очевидно, что имущества должника недостаточно для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Процедура банкротства не должна возбуждаться лишь для формальной реализации функции налогового органа.

Таким образом, налоговый орган вправе отказаться от обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, если такое обращение не приведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы.

При этом если налоговый орган заявил о наличии у компании имущества, достаточного для погашения расходов по делу, но это не подтвердилось, то суд должен учитывать факты несоответствия инициирования процедуры банкротства требованиям разумности и осмотрительности.

Также КС РФ отметил, что неисполнение руководителем должника обязанности подать заявление о признании должника банкротом в суд само по себе еще не влечет неизбежных расходов налогового органа.

Возникновение таких расходов связано как с инициативным поведением самого этого органа, адекватностью оценки им финансового состояния должника, так и с действиями и решениями иных лиц, в том числе арбитражного управляющего.

Поэтому оценку достаточности имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве — как на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела (и прежде всего в процедуре наблюдения), должен проводить не только заявитель по делу, но и суд, а также арбитражный управляющий. Это можно расценивать как меру, призванную не допустить возникновения убытков, в том числе при обращении уполномоченного органа, у РФ, в связи с процедурой банкротства.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме на руководителя банкрота, если они возникли (увеличились) из-за ненадлежащих действий (бездействия) других лиц, не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования обстоятельств, подтверждающих или опровергающих разумность и осмотрительность действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других), невозможно однозначно установить, что возникновение убытков у налогового органа связано исключительно с противоправным поведением руководителя должника, которое выразилось в неподаче заявления о признании должника банкротом.

Принять к сведению

На следующий день после принятия КС РФ постановления от 05.03.2019 № 14-П Президиум ВС РФ утвердил документ под названием «Отдельные вопросы, связанные с применением Закона о банкротстве». В нем есть в том числе ответы на вопросы, связанные с взысканием судебных расходов с директора налоговым органом, который инициировал банкротство компании.

Если уполномоченный орган не приложил к заявлению о признании компании банкротом доказательства, подтверждающие наличие имущества для покрытия расходов по делу о банкротстве или вероятность обнаружения такого имущества, то суд должен оставить заявление без движения с последующим возвращением. Документами, подтверждающими отсутствие денег для возмещения расходов, могут быть:

  • акты пристава о невозможности взыскания по основаниям, предусмотренным подп. 3 и 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;
  • справки налогового органа об отсутствии у него сведений об имуществе должника, полученных в порядке межведомственного информационного взаимодействия из Росреестра и т.д.;
  • выписки по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) организаций в банках, справки о переводах электронных денежных средств, указывающие на отсутствие остатка по счетам и несовершение по ним операций в течение длительного времени;
  • сведения о непредставлении организацией бухгалтерской или налоговой отчетности.

Если в деле имеются такие документы, а уполномоченный орган не представил доказательства, обосновывающие обратное, суд вернет заявление о признании должника банкротом.

В мотивировочной части определения он укажет в качестве основания для возвращения отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротства.

Если отсутствие имущества обнаружится после принятия к производству заявления о признании должника банкротом, суд вынесет определение о прекращении производства по делу.

Принятие определения о возвращении заявления уполномоченного органа о признании компании банкротом или о прекращении производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа (из-за отсутствия денег), является самостоятельным основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию.

Суды должны учитывать, что такое списание задолженности само по себе не препятствует последующей подаче налоговым органом в общеисковом порядке заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица.

Кроме того, если после возвращения такого заявления будут выявлены скрываемое имущество должника или иные обстоятельства, указывающие на возможность поступления имущества в собственность должника (например, посредством фактического получения имущества через процедуру оспаривания сделок), которые не были и не могли быть достоверно известны уполномоченному органу, по его заявлению определение о возвращении заявления (о прекращении производства по делу) может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/395524/

12 мифов о взыскании долгов

Как взыскать вознаграждение с предприятия -должнмка

Материал подготовлен кандидатом юридических наук и старшим партнером юридической группы “Бюро24” Алексеем Корочкиным.

Миф 1. Клиентов можно не проверять – эта информация ничего не даст

Перед заключением договора новых контрагентов не проверяют только самоубийцы и спонсоры. Если вы не относите себя к одной из этих категорий, необходимо помнить, что заключению сделки с новым контрагентом всегда должна предшествовать проверка благонадежности потенциального партнера по сделке.

В первую очередь следует проверить наличие/отсутствие возбужденных в отношении такого лица исполнительных производств, не находится ли контрагент в процедуре ликвидации, есть ли у него задолженность перед бюджетом и т.д.

Заключение сделки с контрагентом, в отношении которого уже возбуждено 100 исполнительных производств либо у которого имеется непогашенная задолженность перед бюджетом, с большой долей вероятности означает, что своих денег в ближайшие несколько лет вы не увидите.

Справочно
Проверять контрагента необходимо не только на стадии заключения договора, но и вплоть до погашения задолженности.

Проверяй контрагентов в сервисе «СтатусПро».

Миф 2. Суд удовлетворил требования. Можно сидеть и ждать, когда на счет поступят деньги

Необходимо иметь в виду, что после вынесения решения суд автоматически не направляет исполнительный документ в адрес судебных исполнителей и никак не контролирует его исполнение со стороны должника.

Подача заявления о возбуждении исполнительного производства является исключительной прерогативой взыскателя. При этом нужно помнить о том, что согласно ч. 1 ст. 41 Закона Республики Беларусь от 24.10.

2016 № 439-3 “Об исполнительном производстве” (далее – Закон) до предъявления исполнительного документа, связанного со взысканием денежных средств с должника , к исполнению в орган принудительного исполнения взыскатель направляет исполнительный документ в банк для списания в бесспорном порядке денежных средств, находящихся на банковских счетах должника .

Образец заявления о возбуждении исполнительного производства по ссылке.

Миф 3. Если выставить исполнительный документ к счету, долг будет взыскан

На практике взыскать денежные средства путем выставления исполнительного документа к счету должника удается далеко не всегда.

Это возможно в том случае, когда взыскатель вовремя обратился за получением исполнительного документа (в суд либо к нотариусу) и должник не находится в списках злостных неплательщиков, в отношении которых уже возбуждены десятки исполнительных производств и движение по счетам давно заблокировано судебными исполнителями.

Законодатель не устанавливает срок, в течение которого исполнительный документ с платежным требованием взыскателя должен быть предъявлен к счету должника.

Важно!
Если вам пришло уведомление о помещении платежного требования в картотеку, исполнительный документ стоит отозвать и готовить заявление о возбуждении исполнительного производства в адрес судебных исполнителей.

Миф 4. Если должник на “картотеке”, то долг безнадежен к взысканию

Если расчетный счет должника находится  на «картотеке», это означает только то, что погасить задолженность путем взыскания денежных средств со счета должника весьма проблематично. Нахождение должника на «картотеке» сигнализирует о необходимости перехода к обращению взыскания на денежные средства, находящиеся у дебиторов должника, а также непосредственно на имущество должника.

Справочно
Большинство исполнительных производств исполняются именно за счет обращения взыскания на имущество должника, а также денежные средства должника, находящиеся у третьих лиц (дебиторов).

Миф 5. Залог = мое имущество

На обремененное залогом имущество может быть наложено взыскание по требованиям третьих лиц.

В соответствии с ч. 4 ст.

76 Закона при недостаточности у должника имущества для полного удовлетворения предъявленных ему требований, не обеспеченных залогом, взыскание может быть обращено на имущество, являющееся предметом залога, с соблюдением прав залогодержателя. Согласно подп.

3 п. 1 ст. 324 ГК с целью соблюдения прав залогодержателя после наложения ареста на заложенное имущество, находящееся у должника, должник обязан известить залогодержателя о возникновении угрозы утраты заложенного имущества.

Важно!
Если до момента реализации находящегося в залоге имущества должника залогодержатель не предъявит к исполнению исполнительный документ об обращении взыскания на это имущество, оно может быть реализовано судебным исполнителем в пользу третьих лиц, а договор залога может быть прекращен в соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 333 ГК.

Больше информации о залоге по ссылке.

Миф 6. У поручителя можно забрать абсолютно все имущество

В данном случае нужно помнить о двух существующих ограничениях:

1. В соответствии с ч. 5 ст. 70 Закона обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника производится в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, взыскания (удержания) расходов по исполнению исполнительного документа и принудительного сбора.

Важно!
Обращение взыскания на имущество в размере, превышающем сумму требований исполнительного документа, расходов по исполнению и принудительного сбора, недопустимо.

2. Приложение к Закону устанавливает перечень имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

Миф 7. Если производство возбуждено, то исполнитель обязательно взыщет долг

К сожалению, на практике иногда исполнитель может констатировать, что у должника отсутствуют денежные средства и (или) иное имущество, на которые может быть обращено взыскание. При таких обстоятельствах исполнительный документ возвращается взыскателю, а исполнительное производство подлежит окончанию.

Такие последствия могут повлечь за собой возбуждение в отношении должника дела о банкротстве и открытие конкурсного производства, принятие решения о ликвидации (прекращении деятельности) должника.

Важно!Еще раз напоминаем о своевременности обращения кредитора за получением исполнительного документа и его последующего предъявления к исполнению.

На практике работает следующая формула: «чем раньше исполнительный документ будет предъявлен к исполнению, тем больше шансов найти у должника имущество и обратить на него взыскание до ухода должника в стадию ликвидации (банкротства)».

Больше информации по взысканию задолженности по ссылке.

Миф 8. Судебный исполнитель ничего не делает

Одной из главных проблем системы принудительного исполнения в настоящий момент является чрезмерная нагрузка на судебных исполнителей. Нагрузкой в 4-5 тысяч исполнительных производств, которые одновременно находятся на исполнении у одного судебного исполнителя, уже никого не удивишь.

Объем работы, которую судебный исполнитель проводит по находящимся у него на исполнении производствам, колоссален! Судебные исполнители вынуждены трудиться в нерабочее время и в выходные дни. Вместе с тем при существующем уровне нагрузки выполнить все необходимые действия по всем исполнительным производствам просто физически невозможно.

Несмотря на то, что судебный исполнитель должен арестовать имущество, реализовать его, обратиться в прокуратуру и т.д.

 и многие взыскатели полагают, что взыскание долга – проблема исполнителя, рекомендуем взыскателям периодически беспокоить судебного исполнителя (записываться на прием, знакомиться с материалами производства, звонить и узнавать о ходе производства) для того, чтобы он как можно чаще вспоминал о необходимости принятия мер по конкретному исполнительному документу.

Миф 9. Судебный исполнитель получает премию с каждой взысканной суммы

Действительно, размер получаемого судебным исполнителем вознаграждения частично зависит от взысканной суммы. Но необходимо помнить, что такое вознаграждение не является безразмерным, ограничено определенной суммой и может быть уменьшено при ненадлежащем исполнении исполнителем своих служебных обязанностей.

Если судебный исполнитель не будет ничего делать, то и задолженность взыскиваться не будет, к тому же за это он может быть депремирован.

Миф 10. У исполнителей есть абсолютно вся нужная информация, чтобы взыскать долг

Первое, что должен сделать взыскатель после возбуждения производства, – выйти на контакт с судебным исполнителем.

Очевидно, что взыскатель изначально может обладать значительно большим объемом информации о должнике, чем судебный исполнитель (за исключением случаев, когда в отношении такого должника уже возбуждено достаточное количество исполнительных производств и они долго находятся на исполнении).

Зачастую взыскатели располагают информацией о расчетных счетах должника и о его имуществе, а также о лицах, которые могут являться потенциальными дебиторами должника.

Данная информация может оказаться полезной для судебного исполнителя и позволит ему своевременно совершить исполнительные действия, направленные на оперативное погашение задолженности.

Поэтому такую информацию необходимо прилагать к заявлению о возбуждении исполнительного производства, непосредственно включать в текст заявления либо оперативно предоставлять судебному исполнителю в письменном виде при появлении такой информации у взыскателя.

Миф 11. Жалобы на судебного исполнителя “простимулируют” его работать активнее.

Жалоба на судебного исполнителя может оказаться эффективной только в том случае, если она будет удовлетворена и исполнительное производство будет поставлено на контроль руководством отдела принудительного исполнения.

Безосновательные жалобы только разозлят судебного исполнителя, и он перестанет предоставлять взыскателю информацию по телефону, а также прислушиваться к мнению взыскателя, например, по вопросам выбора имущества для наложения ареста, выбора меры по обеспечению исполнения исполнительного документа, направления представления судебного исполнителя на ограничение должника в праве выезда за пределы территории Республики Беларусь, праве управления транспортным средством и др.

Миф 12. Меры обеспечения исполнения всегда эффективны

Такие меры могут оказаться эффективными, если приняты своевременно и выбраны правильно.

Так, согласно ч. 2 ст. 60 Закона меры по обеспечению исполнения исполнительного документа принимаются в пределах суммы, необходимой для исполнения требований, , взыскания (удержания) расходов по исполнению исполнительного документа и принудительного сбора.

В случае наложения в качестве меры обеспечения ареста на неликвидное имущество должника судебный исполнитель не будет вправе принимать другие меры обеспечения.

В такой ситуации обстоятельства могут сложиться таким образом, что судебный исполнитель долгие месяцы будет пытаться реализовать неликвидное арестованное имущество, в то время как по счетам должника будут перемещаться денежные средства, на которые можно было обратить взыскание.

Арест денежных средств, находящихся на счетах должника, будет эффективным, когда на таких счетах эти самые денежные средства есть (планируются). Наложение ареста на денежные средства, когда они уже выведены со счета недобросовестным должником, при отсутствии вероятности появления новых делает указанную меру по обеспечению абсолютно бесполезной.

Источник: https://statuspro.by/statia/mify-o-prinuditelnom-vzyskanii-zadolzhennosti

Юриста совет
Добавить комментарий