Как правильно начать судебную речь для адвоката истца?

Выступление в арбитражном суде образец – Юридические подборки

Как правильно начать судебную речь для адвоката истца?

Адвокат выступает в Арбитражной судебной инстанции

   Истории одной реплики адвоката в арбитражном процессе.

     В одном из процессов, проходящем в арбитражном суде Москвы, длительно время рассматривался экономический спор между двумя коммерческими организациями. Суть спора сводилась к тому, что одна коммерческая структура отрицала недопоставку другой фирмой товара.

Стороны длительное время упрекали друг друга во взаимной необразованности и нарушении правил поставки.

В основном экономические «распри» крутились вокруг Инструкции Госарбитража, которым предписывалось обязательное пломбирование вагона и предоставление их в виде доказательств в судебное разбирательство. 

     В прениях стороны активно отстаивали свои позиции по спору, однако, в реплике истец участвовать отказался.

Ответчик правильно воспользовался данной паузой процессуального противника и в своей реплике попросил суд все-таки обратить внимание на тот факт, чтобы при вынесении своего справедливого постановления по делу он обратил внимание на то, что непредставление истцом в судебное разбирательство в качестве основного доказательства пломб и является грубым нарушением истцом требований Инструкции.

     Постановление суда, было объявлено через минуты, которым суд отказал в исковом требовании истца только на основании невыполнения им Инструкции по пломбированию товара.

     Прения адвоката в арбитражном суде, отличаются от выступлений адвоката в других, например уголовных и гражданских процессах. Это вызвано особенностью арбитражного процесса.

Так, например, статья 136 арбитражного процессуального кодекса видит обязательным предварительное судебное заседание и в итоге завершает подготовку дела к рассмотрению.

Если сравнивать последовательность рассмотрения доказательств в арбитражном суде и их исследование, то они так же имеет свое существенное различие.

       Сравните главу 19 арбитражного кодекса и установленные главой 15 гражданского процессуального кодекса и все различия видны «как на ладони». В этой части проведение судебного арбитражного процесса (последовательность действий) полностью отдано на усмотрение суду, который устанавливается судьей. 

     На практике опытные адвоката знают, что в предварительном заседании арбитражного процесса судья не исследует доказательства и не ведет протокол судебного заседания.

Судья осматривает материалы дела, доводит до участников судебного процесса всех доказательств и дает время «спорщикам» представить суду письменные доказательства в оригинале.

Однако такой тактике ведения предварительного судебного заседания не всегда придерживается судьи, и их поведение может сильно отличаться друг от друга. Особенно это заметно по заседаниям в разных регионах.        

     На предварительном судебном заседании речь адвоката сводится к небольшим репликам, подтверждающим те или иные предоставленные документы по делу, отсутствием доказательств и причиной их непредставления. 

     Адвокат на этом этапе просит суд оказать ему содействие и помощь в истребовании письменных доказательств, которые ему отказывает предоставить сторона по делу или иная организация, не являющаяся стороной по делу.

Рассматриваются все препятствия к дальнейшему продвижению рассмотрения арбитражного дела вперед и возможного отложения рассмотрения дела на определенный срок. Адвокат на предварительном заседании все представленные документы должен передавать суду и сторонам только в письменно виде.

Отсутствие ведения протокола судебного заседания может затруднить доказательства передачи этих документов, если адвокат полностью будет делать только устные заявления. Отсутствие протокола очень существенно влияет на завершение предварительного арбитражного заседания. Вот небольшой пример.

     В соответствии со статьей 137 арбитражного процессуального кодекса предварительное заседание завершается: если все участники присутствовали на предварительном заседании суда; стороны не возражают против продолжения рассмотрения дела; законом не предусмотрено рассмотрение дела коллегиально. 

     Очень важное условие, по которому арбитражный суд завершает предварительное слушание – это получение согласие от всех участников процесса на его окончание.

 В случае если суд не выполнит эти требование, то адвокат не сможет это доказать, так как ведение протокола и в этом случае не производится.

Рекомендации одни – все действия адвоката или представителя в суде первой инстанции производить только в письменном виде, данное действие будет залогом правильного и своевременного реагирование участником процесса на то или иное процессуальное поведения арбитражного суда. 

     И так, рассмотрим подготовительную часть как самый наиважнейший этап работы арбитражного суда первой инстанции.

В этой части суд рассматривает все условия для рассмотрения экономического спора по существу исковых требований.

После установления всех условий для рассмотрения дела, суд переходит к исследованию представленных адвокатом доказательствам, после чего следуют прения сторон. 

     В отличие от судебного разбирательства в суде общей юрисдикции, в арбитражном суде судья не требует от участников процесса объяснений. Такого раздела в арбитражном кодекса нет.

Следуя этим требованиям нужно понимать, что адвокат в процессе одним разом заявляет свои ходатайства, возражает против исковых требований процессуального противника, исследует доказательства дела и дает объяснения по каждому из этих названных пунктов.

Затруднит задачу и «скует» действия не опытного адвоката, если в процессе рассмотрения спора, одна из сторон заявит обоснованное изменение предмета или основания исковых требований. В этом случае адвокату необходимо быть готовым к логической полемике со знанием права в быстрой его интерпретации. 

     Интерес в арбитражной практике представляет собой рассмотрение дела в соответствии со статьей 160 части первой. В силу этой статьи рассмотрение дела может происходит в раздельных заседаниях.

В случае рассмотрение арбитражного дела в таком порядке, адвокату необходимо готовится к двум судебным заседаниям и как показывает практика – повторения в одном судебном заседании, исключает повтора в следующем.      

     Подготовка адвоката в вышестоящей судебной инстанции имеет тоже свои особенности. И вот в чем они заключаются.

     Дело в вышестоящей инстанции начинается с того, что докладчик судья обозревает присутствующим поступившую жалобу адвоката или гражданина. После доклада слово предоставляется лицу, подавшему жалобу и, заслушивается его дополнения к жалобе.

В данном случае существуют ограничения во времени, председательствующий не позволяет повторять обстоятельства изложенные судьей докладчиком.

Слушают все возражения и доводы только в пределах заявленной жалобы, в вышестоящей судебной инстанции законом строго установлено в каких случаях возможно рассмотрение доказательств, которые не рассматривались судом первой инстанции.

Необходимо знать, что если адвокат не доказал вышестоящей инстанции законность приобщение и исследование новых доказательств, то значить не последуют и прения сторон по данному факту.

 
     Выступление адвоката в вышестоящей инстанции из-за своей особенности рассмотрения дела, должно быть хорошо продуманным небольшим по своим размерам текстом.

Необходим большой профессионализм адвоката, чтобы, не своим рассказом не «впасть в глубины» давно изученных судом материалов дела, а нарисовать картину прошедших событий, легко воспринимаемую членами коллегии суда и по своей краткости логически раскрыть свою позицию по жалобе и добиться ее удовлетворения.   

     При подачи жалобы в вышестоящую судебную инстанцию с просьбой решить спор, необходимо постоянно руководствоваться полномочиями суда.    

     В заключительной части данной статьи, хочется отметить, что работа и выступление адвоката в объяснениях, прениях, репликах и так далее, пожалуй, самая интересная и ответственная деятельность адвоката по представлению интересов своего доверителя в различных судебных инстанциях. Судебные речи адвоката – это отдельная часть далеко еще не изученная наукой, хотя кажется обо всем уже сказано, начиная от старых именитых римских ораторов и до речей лучших адвокатов наших дней.

Прения сторон в арбитражном процессе образец

Существующие сборники вмещают в себя многочисленные яркие примеры этого искусства адвокатов.

 Адвокат обязан постоянно совершенствовать не только свои профессиональные юридические знания, но и развивать в себе вопросы психологии.

Данные навыки не приходят сами по себе, они приобретаются со временем и требуют своего совершенства в течение всей деятельности адвоката.

     Судебная речь адвоката на любой стадии рассмотрения дела в суде, начиная с простых объяснений кончая репликами, не должна «веять» только сухостью статей закона и педантичным «выбрасыванием» на головы судей всех судебных актов, не желательно этого делать – судьи знают закон! С достаточным «вливанием» в свое выступление норм права, адвокат должен убедить суд в правоте выводимой им позиции в яркой и выразительной речи. Чрезмерное увлечение «чтением рукописей», заранее подготовленной адвокатом, вызовет у судей подсознательное недоверие к сказанному.

Источник: https://sudinformation.com/vystuplenie-v-arbitrazhnom-sude-obrazets/

Товарищ адвокат, мы это уже читали!

Как правильно начать судебную речь для адвоката истца?

11 октября 2017 г.

О стремлении судей апелляционной инстанции ограничить по времени выступление защитника в прениях

Уметь слушать – единственный способ узнать то, чего вы не знаете, навык,
который укажет путь к принятию правильных решений и выдвижению лучших идей.

Бернард Феррари

В апелляционных судах при рассмотрении уголовных дел получила распространение негативная практика прерывания защитника при выступлениях в прениях. Рассмотрение дел превратилось в скорый конвейер с почти всегда определенным результатом. С детства нам совсем не хотелось посещать зубного врача, поскольку советские стоматологические поликлиники были оборудованы допотопной медицинской техникой, а редко применяемые в то время обезболивающие средства от боли вовсе не избавляли. Лечение зуба превращалось в физическую пытку, но иного выхода ни у кого не было, приходилось мужественно и стойко терпеть. Сегодня при посещении суда апелляционной инстанции по уголовному делу испытываешь схожие ощущения. Правда, с физическими пытками тут, к счастью, не сталкиваешься, а вот со страданиями психологическими – достаточно часто. Какие типичные проблемы преследуют адвокатов в апелляции? При подготовке к выступлению в суде апелляционной инстанции, зная установленные искусственные временные ограничения, максимально сокращаешь свою речь. Однако и после этого избежать дальнейшего принудительного словесного секвестра не удается. Следует иметь в виду, что в государственных учреждениях приняты различные регламенты, ограничивающие возможности и продолжительность выступлений спикеров. Так, в ряде парламентов, в том числе и в России, установлен такой прием, как «гильотина», т.е. установление точного времени, отведенного на обсуждение, после чего выступление прекращается независимо от того, успел ли оратор или нет. В Сенате США, где ранее не было формальных ограничений для выступлений сенаторов, некоторые из них прибегали к «флибустьерству». Чтобы провалить не угодный им законопроект, они выступали с многочасовыми речами, в результате чего палата не успевала его принять. Недовольство такой практикой привело к тому, что «флибустьерство» было ограничено временными рамками.

В отечественных апелляционных судах можно часто слышать: «Товарищ адвокат, не нужно повторять то, что вы написали в своей апелляционной жалобе, мы это уже читали»!

Или: «Говорите только о том, чего нет в вашей апелляционной жалобе»!

Как реагировать адвокату на такие властные указания? Не стоит лишний раз говорить, что такие вмешательства в заранее подготовленную речь дезорганизуют как самого выступающего, так и его выступление. Резко разрывается логическая связь между предложениями и, самое главное, возникает неприятное ощущение, что слушать твои доводы никто не намерен. После таких выпадов неконфликтные адвокаты прерывают свое выступление и начинают на ходу перестраивать свою речь, пытаясь за пару секунд определить, какие аргументы убрать, а какие оставить, чтобы умиротворить скорого председательствующего. Это бывает очень сложно сделать, когда все доводы представляются важными. В результате эффективность речи в прениях резко падает. Принципиальные адвокаты возражают против действий председательствующего и продолжают свое выступление. На чем может быть основана такая позиция? УПК РФ не содержит никаких временных ограничений на выступление в судебных прениях, как и при заявлении ходатайств.

Часть 5 ст. 292 УПК РФ сформулирована достаточно четко и лаконично: «Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми».

Иными словами, процессуальный закон позволяет говорить защитнику (а равно иному участнику процесса) ровно столько, сколько он пожелает, но только по существу данного уголовного дела. Если же адвокат, например, защищая своего доверителя по ст. 282 УК РФ, предусматривающей ответственность за действия, направленные на унижение достоинства человека по признакам отношения к религии, начнет полностью цитировать Священное Писание, то у суда есть бесспорное право остановить такого оратора. Таким образом, судья всегда вправе пресечь «флибустьерство» и не допустить очевидного для всех злоупотребления правом. Гораздо хуже, когда тенденциозный судья пытается остановить выступающего защитника под надуманным предлогом того, что он говорит не по существу. В моей практике были случаи, когда председательствующий (не с участием присяжных заседателей) останавливал адвоката, жалующегося на пытки в отношении его подзащитного, и предлагал обратиться не к нему, а в следственные органы.

Выступление защитника в прениях в суде апелляционной инстанции, так же, как и в суде первой инстанции, не может быть ограничено по времени, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ: «Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

При этом ст. 389.13 УПК РФ, регулирующая порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также ч. 9 этой статьи, предусматривающая прения сторон, не позволяют суду останавливать защитника в прениях, если он касается обстоятельств, ранее указанных им в апелляционной жалобе. Когда защитник устно повторяет то, о чем он написал в своей апелляционной жалобе, тем самым ее содержание доводится до сведения других судей Судебной коллегии, которые чаще всего материалов дела не знают, полагаясь на докладчика. Бывает, что и сам судья-докладчик с апелляционной жалобой заранее не знакомился, а нередко случается, что он прочитал саму жалобу, но ее смысла не понял, а мог бы уяснить его только после выслушивания выступления защитника. Судьи апелляционных инстанций используют испытанный в прежней кассации метод ускорения выступлений не от хорошей жизни. Когда в коридоре перед залом судебного заседания выстроилась вереница из адвокатов, которых необходимо выслушать и принять решения в установленные жесткие сроки, так и хочется включить повышенную скорость рассмотрения. Тем более, когда нет намерения изменять или отменять вынесенный судебный акт. Не случайно, что Верховным Судом РФ в этом году внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается в суде апелляционной инстанции исключить исследование доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, и проведение по его результатам прений сторон. Статьей 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому. Вместе с тем загруженность апелляционных судов не может явиться достаточной причиной для нарушения закона и ограничения прав участников судебного разбирательства. Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 19 июля 2011 г. № 17-П указал, что процессуальная экономия как таковая – не самоцель, что она предназначена дать основу быстрому и эффективному разрешению дел, но не допускает снижения уровня процессуальных гарантий. Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме этого, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» предписывает судьям при исполнении полномочий по отправлению правосудия соблюдать культуру поведения в процессе, не допускать резкого или грубого обращения судьи с участниками процесса, судье следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании (п. 10). Там же предписано обратить внимание судей на необходимость соблюдения установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса (п. 11). Очевидно, что прерывание защитника при исполнении им своих процессуальных обязанностей, когда суд не вправе ограничивать продолжительность выступлений в прениях, нарушает предписания Пленума ВС РФ. Когда создавались апелляционные суды взамен кассационных, практикующие адвокаты особенным оптимизмом не пылали, понимая, что происходит лишь тривиальная смена названия. В диалектике формы и содержания мы получили как раз тот случай, когда форма на содержание никак не влияет, поскольку само содержание как совокупность сущностных признаков остается стабильным и меняться упорно не желает. Выглядит парадоксальным, но тем не менее остается фактом, что процессуальные особенности в рассмотрении уголовных дел нынешней апелляцией в сравнении с бывшей кассацией были нивелированы правоприменительной практикой. К сожалению, суд второй инстанции, как бы он ни назывался, стремится оставить в силе судебный акт, вынесенный нижестоящим судом, подтвердив тем самым пресловутую стабильность вынесенных судебных решений. Задача исправления судебных ошибок и восстановления нарушенных прав в заданной системе координат отходит лишь на второй план.

В таких условиях реплики председательствующего «Товарищ адвокат, мы это уже читали!», скорее всего, и в будущем продолжат звучать как хронический симптом торопливого правосудия.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/tovarishch-advokat-my-eto-uzhe-chitali/

Говори кратко, уходи быстро, или блог о том, как выступать в суде (часть первая)

Как правильно начать судебную речь для адвоката истца?

После блога о том, как писать блоги, читатели предложили мне написать о том, как выступать в суде. Правда, сама я пробовала выступать в суде лишь в студенческие годы, а выбор судебной журналистики объясняла просто: «Надоело позориться самой, решила посмотреть, как это делают другие».

И действительно, наблюдать адвокатский позор приходилось намного чаще, чем адвокатский успех. Однажды на семинаре в Российской школе частного права профессор Александр Комаров, возглавлявший МКАС при ТПП РФ, высказал мнение, что российские юристы не глупее и часто даже образованнее иностранных, но проигрывают им из-за скованности, неумения выступить и себя подать.

Но, как выяснилось, иностранные адвокаты тоже блещут красноречием далеко не всегда.

«Mylearnedfriend»

Пример состязания английских адвокатов я наблюдала в Страсбургском суде на заседании по корпоративному делу ЮКОСа – слушания по жалобе компании на экспроприацию имущества прошли 4 марта 2010 года, а решение не вынесено до сих пор. Сторону ЮКОСа представлял английский адвокат Пирс Гарднер, подавший жалобу в апреле 2004 года, но его выступление вряд ли было удачным.

Адвоката выбил принципиальный вопрос суда о полномочиях: доверенность от имени компании Пирс Гарднер получил всего на год, срок истек 19 августа 2004 года, а в ноябре 2007 года ЮКОС был ликвидирован. Пирс Гарднер нудно и непонятно объяснял, как эти полномочия продлевались, потом сослался на то, что суд в Голландии вообще отказался признать банкротство ЮКОСа.

Затянувшийся монолог прекратило замечание суда о регламенте.

Эффектным на этом заседании было выступление другого английского адвоката – Майкла Свэнстона, представлявшего позицию России.

Он уверенно напирал на то, что Пирс Гарднер не имеет полномочий ни представлять сторону ЮКОСа, ни требовать зачисления компенсаций на свой личный счет.

Но всякий раз, высказываясь в адрес оппонента, Майкл Свэнстон с изящной иронией называл его принятым в английских судах обращением «my learned friend» («мой ученый друг»).

«В строгом соответствии с действующим законодательством!»

Примером красноречия по-российски может служить не громкое, но показательное дело агрофирмы «Бунятино». Она оказалась в числе тех, кому в 1990-е годы выделялись средства, полученные Россией от Всемирного банка в виде займа на реформы в сельском хозяйстве.

За получение и возврат $240 млн Всемирного банка отвечал Минфин, а субзаймы агрофирмам распределял Минсельхоз. Позже Минфин стал через суд взыскивать с агрофирм долги, и стало понятно, что до конечных получателей средства доходили не всегда.

Самым сложным оказалось как раз дело подмосковного «Бунятино»: дело ходило по кругу, и вышестоящая инстанция требовала установить, сколько денег компания все-таки получила.

Судья арбитражного суда Москвы долго расспрашивала представителей Минфина, в какой валюте выделялись деньги. «В пулах», – прозвучал ответ. Надрывное обсуждение того, как считать пулы, длилось несколько часов.

Все это время в углу кабинета судьи тихо сидела девушка и увлеченно играла на мобильнике. В какой-то момент судья, изнемогая от пулов, посмотрела на девушку как на спасательный круг: «У нас же третье лицо есть, Минсельхоз! Давайте послушаем!».

Девушка с готовностью встала и заявила: «Мы поддерживаем!»

– Что поддерживаете? – опешила судья.

– Все поддерживаем, Минфин поддерживаем, все взыскать!

– Подождите, что взыскать, какую сумму? – уточнила судья. – Вы объясните сначала, как действовал Минсельхоз.

– В строгом соответствии с действующим законодательством! – без запинки выпалила представительница.

– А что именно делало министерство?

– Этого я не знаю, – по-детски непосредственно ответила девушка.

– А кто знает? – судья с трудом сохраняла остатки самообладания.

– Никто не знает – все уволились!

Похожая ситуация возникла однажды и на заседании президиума ВАС. Дело было передано в президиум из-за процессуальных нарушений, но в ходе слушания заместитель председателя ВАС Василий Витрянский задал представителю заявителя вопрос по существу спора.

«А почему Вы такие вопросы задаете?, – искренне возмутился юрист. – В определении этого нет, я не готовился!». Уже в коридоре я спросила этого молодого человека, какой вуз он оканчивал.

«Адыгейский государственный университет! Вас что-то в моем образовании не устраивает?»,- прозвучал ответ.

«Оставьте эту демагогию!»

В арбитражном суде Москвы слушалось типичное налоговое дело о возмещении НДС – оспаривался отказ налоговиков возместить компании НДС из-за наличия в цепочке ее контрагентов фирмы-однодневки.

Двое молодых юристов, представлявших компанию, со студенческим прилежанием зачитывали пересказ Конституции, Налогового кодекса, разъяснений ВАС. «Оставьте эту демагогию!,- оборвал чтение реферата судья.

– Вы расскажите лучше, при каких обстоятельствах познакомились с этой фирмой, как прошло первое свидание…».

«Говори кратко, уходи быстро»

Такой призыв я видела не в суде, но думаю, что под ним подписались бы многие судьи. Особенно те, кого представители сторон откровенно пытались брать измором. В 2007-2008 годах шла череда дел с политическим уклоном. Компания «Русснефть» Михаила Гуцериева, попавшего в опалу, пыталась оспорить около 20 млрд руб. налоговых претензий, а налоговики, используя ст.

169 ГК, требовали взыскания в доход Российской Федерации акций компаний башкирского ТЭКа (их контролировал сын тогдашнего президента Башкирии Урал Рахимов). Исход этих дел в судах казался предрешенным, и адвокаты преследуемых компаний избрали тактику затягивания процесса. Ходатайство следовало за ходатайством, выступление за выступлением, заседание за заседанием.

В июле 2007 года одно из налоговых дел «Русснефти», слушавшееся в арбитражном суде Москвы полгода, близилось к завершению. Финальное исследование доказательств заняло весь день в пятницу.

«Есть фанаты работы, а я – маньяк, поэтому слушать будем до ночи»,- заявил судья. Но дня не хватило, и прения отложили на понедельник. Представителей «Русснефти» было человек десять, и каждый следующий выступающий подробно повторял все сказанное предыдущими.

Судья не прерывал. Лишь однажды, уловив паузу, он спросил: «У вас все?».

– Нет-нет, Ваша Честь! Я только начал, и еще мои коллеги хотят дополнить!

– Хорошо, – деликатно произнес судья, углубляясь в бумаги. – Вы только скажите, когда закончите.

Выступления представителей «Русснефти» завершились лишь поздним вечером, слово передали налоговикам. И тут я обомлела: представитель инспекции, не тратя слов, вручил судье новый документ, а судья его взял.

Я испуганно смотрела на адвокатов «Русснефти», ожидая, что сейчас прозвучит ходатайство о возобновлении исследования доказательств, потом снова начнутся прения, и сидеть на заседании придется еще неделю. Но адвокаты молчали. «Суд остается для вынесения решения!»,- радостно объявил судья.

Лишь после того, как дверь зала закрылась на ключ, я в коридоре поделилась своими опасениями с адвокатами. Они схватились за голову, но исправить ничего уже было нельзя  –  до оглашения решения оставались считанные минуты.

(Продолжение следует)

Источник: https://zakon.ru/Blogs/govori_kratko_uhodi_bystro_ili_blog_o_tom_kak_vystupat_v_sude_chast_pervaya/1014

Правила написания убедительной и грамотной речи

Как правильно начать судебную речь для адвоката истца?

В российской правовой системе, впрочем, как и в европейской и американской, главным принципом судопроизводства является состязательность. Все равны перед законом и судом, следовательно, в судебном деле победит тот, кто убедит суд, судебный состав, судебную коллегию или присяжных заседателей в своей правоте. Залог успеха в этом деле – убедительная, грамотная речь.

Оцениваем шансы

Процессуальные кодексы РФ – АПК РФ, ГПК РФ – устанавливают единый и крайне важный критерий принятия судебного акта: «суд оценивает доказательства и выносит решение на основании собственного убеждения.

Ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы».

Таким образом, главная задача адвоката или юриста, представляющего интересы в судебном заседании, – убедить суд в своей правоте и предложить свою оценку представленным в деле доказательствам.

Перед тем как готовить речь, адвокату или юристу, осуществляющему представление интересов (далее – представитель), надлежит определить правовую позицию, действительные обстоятельства дела и оценить шансы на благополучный исход.

Например, в деле, где по договору займа, подписанному, оформленному и, кроме того, удостоверенному нотариально, должник не исполняет обязательства и не возвращает денежные средства, шанс представителю должника выиграть (или на профессиональном сленге – отбить) данное дело в суде невелик, вместе с тем отказываться от защиты рано.

Начиная работать над делом, знакомясь с фабулой, иском и обстоятельствами, имеющими юридическое значение, представитель должен проверить:

–наличие обстоятельств, указанных истцом: заключение договора и передачу по нему денежных средств (передача денежных средств по договору займа часто требует дополнительного подтверждения в виде расписки, поскольку сам договор займа может содержать лишь обязательства передать денежные средства в долг и не содержит доказательств их одновременной с договором передачи);

–условия договора займа в части срока и порядка возврата: наступили ли сроки требования у истца и имел ли он право обратиться в суд с соответствующим иском;

–самое важное – осуществлял ли должник, интересы которого защищает представитель, возврат (полный или частичный) данных денежных средств, подлежащих передаче, и если осуществлял, чем это подтверждается;

– важный вопрос, о котором не следует забывать, – сроки исковой давности. Не истекли ли они у истца к моменту предъявления судебных требований.

Получив ответы и документы, их подтверждающие, представитель может начинать формировать речь.

Краткость – сестра таланта

Идеальная речь – довольно краткая и касается существа заявленных в суде вопросов. Она должна содержать все основные условия и не быть слишком длинной и нудной, чтобы не утомить судью. Используя наш пример, можно составить речь так:

1. «Уважаемый суд! Действительно, между сторонами – истцом (кредитором) и должником, интересы которого я представляю, был заключен данный договор займа.

Его условия были подписаны (согласованы) сторонами и предусматривали обязанность истца передать моему доверителю денежные средства в сумме N рублей и N копеек. Однако в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие передачу данных денежных средств.

Мой доверитель исполнения истцом данного договора и денежных средств не подтверждает, ввиду чего, руководствуясь ст. 812 ГК РФ, прошу считать данный договор незаключенным».

Подобный пример судебной риторики доносит до суда позицию ответчика максимально кратко, корректно и предельно ясно.

И, что важно, ставит суд перед необходимостью изучить наличие или отсутствие доказательств, подтверждающих передачу денежных средств, а значит, ставит под вопрос позицию и добросовестность заявителя – истца.

В случае непредставления оригиналов документов, подтверждающих фактическую передачу денежных средств, требования истца будут отклонены, и представитель выиграет дело.

2. Допустим, все же в ходе судебного заседания истец находит и представляет в материалы дела расписку к договору займа, подтверждающую получение денежных средств ответчиком. Ну что же? Все проиграно? Ничего подобного. Представитель снова готовится к выступлению: «Уважаемый истец.

Благодарю вас за представление документа, который отсутствовал в распоряжении моего доверителя, и обращаю внимание суда на то, что защищая его (должника) интересы я действую в целях обеспечения прав участников данных правоотношений – как должника, так и кредитора – и задаю вопрос лишь в отношении документов и обстоятельств, необходимых для полного и всестороннего исследования судом дела.

Итак, поскольку факт передачи денег установлен и подтверждается надлежащим доказательством, то я прошу обратить внимание суда на п.

n договора, который предусматривает, что данный договор считается заключенным лишь с момента фактической передачи денежных средств.

Поскольку данные денежные средства были уважаемым истцом переданы не сразу после подписания договора, а лишь спустя 1,5 года, то срок для возврата указанных денежных средств моим доверителем (ответчиком) не наступил.

Мой доверитель не отказывался и не отказывается от исполнения данного договора и планирует исполнить возложенные на него обязательства в положенный срок. Гражданский кодекс РФ не предусматривает защиты прав «на будущее». Требования уважаемым истцом заявлены преждевременно. В связи с этим в удовлетворении заявленных требований прошу отказать».

Использованный пример нивелирует некую бестактность, допущенную ранее. Передача денежных средств имела место и, конечно, должник о ней знал.

Вместе с тем корректность высказывания, приведенная ранее («не подтверждает» не равно «оспаривает»), позволяет представителю говорить о том, что определенные обстоятельства могут и должны подтверждаться лишь определенными доказательствами. Их представление – оригинал на обозрение суда, копия для приобщения в материалы дела – обязательно.

Каждая из сторон должна доказать то, на что она ссылается в иске. Непредставление данных доказательств – основание для отказа в иске. И продолжение дела может быть только в случае их предъявления.

Но даже в случае, если те обстоятельства, на которые ссылается истец – фактическая передача денег– имели место, означает ли это, что требования подлежат удовлетворению? Нет, если не соблюдены условия договора. У должника – ответчика, которого защищает представитель, – есть право, установленное договором: иметь данные денежные средства в своем владении и пользовании и вернуть их не ранее обозначенной даты.

Без представленной расписки мы бы не знали, что дата фактической передачи денег была позже. А в условиях договора указано, что он заключен с даты фактической передачи. Значит, представитель действует правильно и срок для оплаты еще не наступил. Действия суда в данном случае – отказ истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

3.

Если мы имеем дело с просроченным обязательством со стороны ответчика- должника, и основания для удовлетворения иска имеются? В этом случае необходимо вырабатывать позицию, позволяющую продемонстрировать суду добросовестность должника в том виде, в котором это можно сделать на дату судебного заседания. Например, так: «Уважаемый суд, уважаемые стороны! Прошу приобщить в материалы дела документ, подтверждающий погашение (в полном объеме или частично) задолженности, о взыскании которой заявлено истцом при рассмотрении судебного дела. В связи с чем прошу в удовлетворении иска отказать».

Погашение доказанной и просроченной задолженности до вынесения судом решения позволяет нашему представителю формально выиграть дело, поскольку суд выносит решение об отказе в удовлетворении требований.

И, как следствие, это позволяет сохранить денежные средства представляемому: расходы судебные и представительские в данном случае истцу не возмещаются. В этом варианте, безусловно, краткость – сестра таланта.

А период рассмотрения дела позволил существенно увеличить период невозврата ответчику денежных средств.

4. В завершение следует упомянуть о волшебной возможности срока исковой давности. В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности в соответствии со ст. 196 ГК РФ составляет три года со дня, когда у истца возникли основания требовать исполнения обязательства.

В случае, если истец данный срок пропустил, то даже при наличии всех подтверждений, оригиналов, доказательств ему в удовлетворении иска будет отказано.

Речь представителя может выглядеть так: «Уважаемый суд, уважаемые стороны! Изучив представленные истцом доказательства, утверждаю, что срок исковой давности пропущен. Исполнение обязательства должно было быть совершено х хх хххх года. С этого момента прошло более трех лет.

Соответствующий иск в суд поступил х хх хххх года, то есть спустя три года и х месяцев, в связи с чем, я заявляю об истечении срока исковой давности. В соответствии с п. 2 ст.

199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске».

В данном случае в удовлетворении требований истца судом будет отказано.

Основные принципы

Таким образом, проанализировав принципы судебной риторики, следует выделить следующие:

1.Предметность (суть иска и позиция представителя по нему).

2.Наличие доказательств (достаточно, не достаточно, какие оригиналы должны быть предъявлены и предъявлены ли они; подлинны представленные документы или нет; подлежат ли данные доказательства оспариванию).

3.

Наличие ответственности (когда возникает, в связи с чем, и у кого).

4.Действия сторон, связанные с исполнением договора (имели место или нет).

5.Подтверждение добросовестности представляемого (важно, поскольку суд выносит решение на основании собственного убеждения и необходимо пояснить, чем нарушены права представляемого, если он истец, и почему он действовал добросовестно, однако не сумел исполнить обязательства в полной мере, если представляемый – ответчик).

6.Ссылки на нормы права (статьи соответствующего законодательства, подлежащего применению).

7.Перечень судебной практики (цитирование нецелесообразно, поскольку, во-первых, увеличит размер речи, а во-вторых, судья, в случае если захочет ознакомиться, будет читать полный текст документа а не выдержки и цитаты в пояснениях сторон).

8.Конкретность (вопросы, касающиеся исключительно рассмотрения спора).

9.Краткость.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/334595/

Речь для суда по гражданскому делу образец – Юридические подборки

Как правильно начать судебную речь для адвоката истца?

Если адвокат в своем выступлении не ссылается на номера листов дела, заставляя судью долго перелистывать все тома, это вызывает объяснимое раздражение судьи и воспринимается как проявление непрофессионализма.

Участие в прениях можно считать самой важной частью работы адвоката в судебном заседании и одновременно самой сложной. Выступление в прениях невозможно заранее подготовить в окончательном виде в отличие от речи в объяснениях.

Выступление в прениях должно учитывать сказанное другими лицами, участвующими в деле, в их объяснениях, а также результаты исследования доказательств, заключение прокурора или представителя государственных органов или органов местного самоуправления, если они участвуют в судебном разбирательстве.

Судебные прения – это одна из завершающих стадий любого судебного процесса. По своей сути судебные прения это речи участников процесса по итогам судебного разбирательства.

Значение судебных прений велико как в уголовном, так и гражданском процессе. Огромное значение имею судебные прения в суде присяжных.

Судебные прения в гражданском процессе Судебные прения в гражданском процессе заключаются в анализе представленных сторонами доказательств и правовому обоснованию доводов сторон. Выступления в прениях происходят в порядке установленной законом очередности.

Прения в гражданском процессе

Если по какой-то причине не названы доказательства, имеющиеся в материалах дела, адвокат может заявить ходатайство об исследовании таких доказательств до окончания этапа исследования доказательств. Ходатайства о приобщении к делу новых доказательств также должны быть озвучены перед судом не позднее окончания этого этапа судебного разбирательства, так как в прениях согласно ч.

1 ст. 191 ГПК РФ запрещается ссылаться на доказательства, которые не были исследованы во время рассмотрения дела по существу в судебном заседании.

По сложившемуся обыкновению, адвокаты, выступающие в судебном заседании, называют письменные доказательства, уже имеющиеся в материалах дела, указывая номер листа дела, присвоенный соответствующему документу.

Такой прием существенно упрощает для суда процесс поиска документа в материалах дела.

Сам себе адвокат

Важно

Указанные акты констатируют только то, что у ее отца имеется жилье в МО с\с , в котором проживает он со своей супругой.

Каких либо сведений о том, что жильцы дома желают переселения в их дом малолетнего ребенка , ни рождением, ни развитием которого они не интересовались с рождения и не видели ребенка, даже когда истица жила с ребенком, в дело не представлено и из актов не усматривается. Это все равно, что сделать вывод, что у меня есть все условия для воспитания , при отсутствии сведений о моем желании воспитывать его.

Из актов не усматривается ничего, кроме констатации наличия комнат в доме. Существенные моменты,а именно, каков двор дома, насколько дом удобен для проживания нескольких семей и возможно ли проживание в доме несколько семей, каково освещение в доме не отражены.Составленный бланк акта обследования жил.

Выступление адвоката по гражданскому делу

Нередко в судебном заседании неожиданно появляются новые доводы противной стороны, возражения против доказательственной силы представленных документов, показаний свидетеля или иных доказательств.

Об этих доводах, возражениях необходимо помнить и умело вплетать их опровержение в логичную речь о том, почему исследованные доказательства подтверждают обстоятельства, на которые сторона ссылается, и почему доказательства противной стороны не обладают доказательственной силой, а ее правовое обоснование несостоятельно.

Выступление адвоката в суде иногда осложняется тем, что судья, используя свое полномочие задавать вопрос в любой момент выступления, прерывает адвоката на полуслове, задает вопросы об обстоятельствах, о которых адвокат пока не успел сказать, требует немедленно показать какой-то документ.

Внимание

Из указанного заключения следует, что только в ходе обследования жилищно-бытовых условий вдруг выяснилось, что хочет своими глазами(до сих пор видимо смотрела другими глазами) увидеть своего малюсенького ребенка беспомощного ребенка.

В заключении не дано даже характеристики матери, с которой орган опеки имел беседу и непонятно на основании чего сделан вывод о возможности передать ребенка на воспитание , не зная поведение матери при совместной жизни с ребенком, здоровье и развитие ребенка, условия в которых ребенок содержится, в какой обстановке проживает и каковы приоритеты по сравнению с отцом ребенка, не зная, что ребенок не находился и не находится на грудном вскармливании благодаря матери, кто фактически занимался воспитанием и развитием ребенка с рождения.

Судебные речи Тема: адвокат по гражданским делам Вы нашли информацию, посвященную судебным речам адвоката в гражданском процессе.

Если Вы пытаетесь сами написать для себя речь, то, возможно, прочитав представленные ниже судебные выступления адвоката Марии Ярмуш по различным судебным спорам, выигранным в суде, Вы сможете понять главное в успешном завершении дела.

А главным являются две вещи: детальный анализ обстоятельств, имеющих значение для спора, и убеждение суда в справедливости своей правовой позиции.

Если же Вы выбираете себе защитника в суде и перед тем, как сделать выбор изучаете практику адвоката и его квалификацию, то изучение речей адвоката наилучшим образом познакомит Вас с будущим поверенным и его отношением к своей профессиональной деятельности.

Адвокат может также представлять в гражданском деле интересы третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, на стороне истца или ответчика. В таком случае адвокат будет выступать после соответствующей стороны.

В таком выступлении адвокат может указать на обстоятельства или нормы права, которые поддерживают позицию стороны, либо заявить о присоединении к сказанному соответствующей стороной. Третьему лицу с самостоятельными требованиями на предмет спора предоставляется слово в объяснениях после выступлений всех остальных лиц, участвующих в деле.

Такое выступление адвоката-представителя третьего лица с самостоятельными требованиями строится так же, как и выступление истца, так как им обосновывается самостоятельное требование доверителя на предмет спора.

Прения сторон в гражданском процессе образец речи

Прения сторон, это заключительная часть гражданского процесса, когда стороны – истец и ответчик, а также их представители излагают свои мнения по поводу исследованных в судебном заседании доказательств, свое отношение к иску, к позиции другой стороны по делу. На этой же стадии можно признать иск, или отказаться от исковых требований.

Я слышал мнение, что выступление в прениях не очень то и нужно. Такая позиция основывается на том, что опытный судья уже, скорее всего, составил свое мнение о деле, по делу имеются доказательства с очевидностью подтверждающие ту или иную позицию.

Кроме того, уже имеется сам иск и возражения на него, и в этих документах и так с избытком изложены позиции сторон и отношения их к доказательствам. Кроме того и в ходе исследования доказательств стороны перед судом уже высказывают свое отношение к этим доказательствам.

Источник: https://sudinformation.com/rech-dlya-suda-po-grazhdanskomu-delu-obrazets/

Юриста совет
Добавить комментарий