Как можно разрешить вопросы с поджогами?

Ольга Шамина, Мария Киселева Русская служба Би-би-си

Media playback is unsupported on your device

Миллионы гектаров в огне: что нужно знать о пожарах в Сибири

Правительство России пытается найти ответ на вопрос, могли ли лесные пожары в Сибири стать следствием поджога, чтобы скрыть незаконную вырубку лесов. Бизнесмены лесопромышленного комплекса говорят о популярности другой схемы: лес поджигают, наоборот, для того, чтобы вырубить его уже потом.

Площадь лесных пожаров в России превысила 3 млн гектаров, сообщила “Авиалесоохрана”. Большая часть пожаров пришлась на Сибирь, Красноярский край, Иркутскую область и Якутию.

Активно тушат из них пожары на 116 тысячах гектаров, остальные возгорания находятся в труднодоступных и удаленных местах, а власти занимаются лишь их мониторингом. Эти пожары не угрожают населенных пунктам, а затраты на тушение превышают прогнозируемый вред, говорится в сообщении “Авиалесохраны”.

Президент России Владимир Путин в среду распорядился подключить к тушению пожаров силы министерства обороны страны. Власти тем временем пытаются найти того, кто виноват в распространении огня.

Заместитель главы центра “Антистихия” МЧС Сергей Абанин в четверг рассказал, что ситуация с лесными пожарами развивается по неблагоприятному сценарию.

“Площадь пожаров увеличилась за счет длительной сухой погоды и отсутствия активных мер по тушению большинства очагов, в том числе на удаленных территориях”, – цитирует чиновника агентство ТАСС.

Премьер Дмитрий Медведев поручил генпрокуратуре и Следственному комитету проверить другую версию: причиной пожаров могли стать поджоги, которые устраивают для того, чтобы скрыть незаконную вырубку.

И бизнес, и экологи, опрошенные Би-би-си, говорят, что такие случаи действительно есть.

Но, возможно, более распространенной является другая практика: недобросовестные лесорубы поджигают лес около дорог и даже городов. Его быстро тушат, так что он не успевает серьезно обгореть.

А затем такой лес все равно придется вырубать. Соответственно недобросовестные бизнесмены получат возможность вырубить лес с минимальными затратами.

Поджоги и тендеры

Около половины пожаров – это умышленные поджоги, полагает Андрей Фартунин из Ассоциации лесопромышленности Башкорстана. Фартунин возглавлял несколько компаний в лесопромышленной сфере, а последние дни провел на пожарах в Сибири, в тушении которых участвовал.

По словам Фартунина, поджоги чаще связаны не с попытками замаскировать незаконную вырубку, а с желанием недобросовестных бизнесменов получить тендеры на вырубку лесов в доступных областях. “Поджигается специально лес в тех районах, где это находится в инфраструктуре дорог. Это экономически и технологически доступный лес”, – описывает он.

Чаще всего вырубать такой лес нельзя по закону, это может быть, например, зеленая зона вокруг городов или водозащитные леса. После их поджогов формируется низовой пожар.

Он чаще всего не уничтожает древесину, но может ударить по корневой системе дерева и повредить его. После такого пожара власти проводят экспертизу этих лесов. Чаще всего принимают решение об их вырубке.

“Дальше начинается тендер, аукцион, выкуп права на вырубку этого леса. И весь механизм запускается”, – описывает он.

Правообладатель иллюстрации Rossii/TASS

“Поджигают то, что выгодно срубить. Одно дело, когда ты берешь массив, находящийся в отдалении, и расстояние вылазки у вас превышает 150-200 км. Другое дело – это 10-20 км недалеко от дорог”, – объясняет он. Для вырубки таких лесов не надо прокладывать дороги или использовать большое количество техники, объясняет он.

Экологи также подтверждают, что подобные случаи встречаются. Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Greenpeace Михаил Крейндлин говорит, что иногда в зону санитарных вырубок, то есть вырубок погибших и поврежденных деревьев, может попасть и здоровый лес.

“Сейчас китайский рынок потребляет в том числе и горелую древисину. В Бурятии активно заготавливают древесину от горельников 2016-2017 года”, – говорит Крейндлин.

Крейндлин оговаривается, что подобные случаи вряд ли можно назвать основной причиной пожаров. Чаще всего они происходят из-за неосторожного обращения с огнем, а также теплой погоды и ветра, который разносит пламя.

Директор института лесоведения РАН Андрей Сирин объяснил, что сейчас пожары затрагивают отдаленные районы. “Оттуда и здоровую древесину вывезти сложно, а древесина с горельников будет худшего качества. В современной ситуации этот фактор может иметь какую-то роль, но очень небольшую”, – объясняет он.

По его словам, на “горельник” аукционы проходят по таким же правилам, что и на здоровый лес.

В Московской области до сих пор остался лес, сгоревший еще в 2010 году: бизнес не хочет браться за его вырубку из-за сложностей в проведении аукционов и нежелания нарываться на контролирующие органы, объясняет он. А территория, не очищенная от мертвого леса, по его словам, представляет дополнительную пожарную опасностью.

Прецедент в “Туколони”

В связи с поджогами и вырубкой лесов на защищенных территориях, в том числе вблизи городов, в России уже возбуждено несколько уголовных дел.

Самое громкое из них касается санитарной вырубки леса в заказнике “Туколонь” в Иркутской области. Леса пострадали от пожаров в 2016 году, а в начале 2018 году в заказнике прошла вырубка.

После этого следственный комитет по Иркутской области возбудил дело, фигурантом которого стал министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда.

1 августа этого года Шеверде предъявили обвинение в нарушении должностных полномочий и пособничестве незаконной рубке лесных насаждений, передает портал “Сибирские новости”.

Правообладатель иллюстрации Avialesokhrana/TASS

По версии следствия, вырубки в первой половине 2018 года в заказнике были необоснованы. Прокуратура оценила, что ущерб от них мог превысить 2 млрд рублей.

Министерство природных ресурсов и экологии региона объясняло, что вырубки были связаны с тем, что лес после пожаров был заражен насекомыми. Иркутские СМИ цитируют письмо Шеверды, которое было опубликовано в аккаунте в Instagram его жены Ольги Шеверды. Он не соглашается с обвинениями.

В “Тулокони” 29 июня был зафиксирован новый пожар на площади 25 гектаров, сообщила пресс-служба местного правительства. “С борта самолета летчик-наблюдатель заметил в непосредственной близости от очага людей и моторную лодку на берегу. Сотрудники лесничества заявили в полицию о возможном умышленном поджоге”, – цитирует его ТАСС.

В Красноярском крае региональное управление СКР этим летом возбудило похожее дело в отношении неустановленных должностных лиц КГБУ “Абанское лесничество”, передает “Коммерсант”.

Газета ссылается на прокурорскую проверку, согласно которой, в 2018 году бюджетное учреждение направило в минлесхоз Красноярского края документы о необходимости проведения санитарных вырубок на площади в 130 гектаров. Согласно документам, лес пострадал в результате пожаров 2010 года, а деревья были заражены насекомыми. Газета пишет, что документы были поддельными.

“Сейчас таких случаев больше, так как происходит обнищание населения, отсутствует эффективный лесной контроль, потому что лесная охрана, которая была до 2007 года, фактически ликвидирована. Осталось по 1-2 человека в лесничествах, которые занимаются бумажной работой”, – описывает ситуацию Михаил Крейндлин.

В министерстве лесного комплекса Иркутской области пояснили Би-би-си, что в санитарную рубку могут попасть леса, которые пострадали, например, от насекомых, болезней или природных катаклизмов.

Решение об этом утверждается министерством, акт о вырубке публикуется на сайте ведомства.

И подготовка к вырубке начинается только, если не поступили обращения от граждан и предписания от регионального департамента лесного хозяйства об отмене решения.

Секретные вырубки

Президент Союза лесопромышленников Красноярского края Олег Дзидзоев говорит, что люди действительно поджигают леса и для того, чтобы скрыть незаконную вырубку.

Он объясняет это в целом плохим состоянием лесопромышленного хозяйства: бизнес вести все сложнее, как и соблюдать законодательство. “В сегодняшней системе законодательных актов одно другому противоречит.

Жулик, который вынужден быть жуликом, что-то прикрывает. Какие только законы не действуют против бизнеса”, – объясняет он.

Правообладатель иллюстрации Aleksandr Ryumin/TASS

Фартунин считает, что такие “браконьерские вырубки” встречаются все реже. За ними пристально следят регулирующие органы и общественники.

“Черных лесорубов” часто выявляют во время рейдового патрулирования. В июне в Бурятии, например, задержали двух жителей села Новоильинск, передает бурятское отделение канала “Россия”.

Одному из них 23, а другому – 24 года. Молодые люди бензопилами вырубили 16 кубометров древесины, а правоохранительные органы оценили ущерб от их деятельности в 81 тысячу рублей.

Заготовленную древесину, пилы и даже автомобиль “Зил” у них изъяли.

В министерстве лесного комплекса Иркутской области Би-би-си пояснили, что незаконные вырубки не могут быть причиной пожаров хотя бы, потому что не происходит сокрытие улик, так как пни не уничтожаются огнем. “Кроме того, возгорание может привлечь внимание к месту незаконной рубки, так как на тушение обязательно будет осуществлен выезд”, – говорится в ответе министерства.

Фартутин говорит, что проблемы с поджогами наблюдаются в регионах, где не слишком сильно развит лесопромышленный комплекс. В Башкортостане, по его наблюдениям, эта проблема так остро не стоит, а в Сибири во многих районах уже не осталось крупных лесозаготовительных предприятий. “Практически уничтожена отрасль, и свои результаты это приносит”, – полагает он.

Сирин из РАН также говорит, что проблема не в бизнесе. “Гораздо большую опасность представляет бесхозяйственность, неосторожное обращение с огнём, потому что в населенных районах 90% пожаров – это результат действия человека”, – считает Сирин из РАН.

Официальный представитель Россельхоза не ответил на запрос Би-би-си. Русская служба Би-би-си также отправила запросы в агентства и министерства, отвечающие за защиту лесов в пострадавших регионах, и ждет от них ответа.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-49169767

§ 3.4. Использование специальных знаний при расследовании преступлений, связанных с пожарами и поджога

Как можно разрешить вопросы с поджогами?

Доказательственная информация, которая получается в процессе использования специальных знаний соответствующими специалистами, имеет особое значение при расследовании уголовных дел, связанных с пожарами и поджогами, так как зачастую данные преступления совершаются в условиях неочевидности.

Установление обстоятельств, при которых возник и развивался огонь, является одной из основных задач расследования поджогов и пожаров. Как правило, это невозможно без назначения и проведения некоторых сложных судебных экспертиз.

В связи с тем, что для пожара свойственна скрытность протекания специфичных процессов, неоднозначности восприятия признаков пожара, первостепенное внимание уделяется материальным следам, обнаруженным на месте пожарища.

Объектами экспертных исследований по уголовным делам о пожарах и поджогах являются:

— поврежденные элементы строительных конструкций, транспортные средства, обуглившиеся элементы предметов интерьера, следы закопчения, пробы грунта с места пожара;

— предметы, с сохранившимися на них традиционными следами;

— трупы людей и животных;

— обгоревшая одежда, обувь на потерпевших;

— элементы средств сигнализации о пожаре и т.д.;

— объекты, на которых предположительно сохранились следы легковоспламеняющихся жидкостей;

— следы, указывающие на неисправность электрооборудования.

Необходимость применения в процессе расследования специальных познаний с целью выяснить те или иные обстоятельства, в каждом конкретном случае решают дознаватель, следователь или судья. А в случаях, предусмотренных ст. 196 УПК РФ, проведение судебных экспертиз обязательно.

Особое внимание при назначении экспертиз следует уделить формулировке вопросов, в связи с тем, что это предопределяет объем, характер, направление и пределы экспертного исследования.

Поэтому необходимо чтобы вопросы соответствовали следующим требованиям: их разрешение невозможно без применения специальных познаний; они не выходят за пределы компетенции эксперта; находятся в пределах его специальности; вопросы конкретные, четкие и ясные.

По уголовным делам рассматриваемой категории чаще всего проводятся пожарно-технические, криминалистические, судебно-медицинские, судебно-психиатрические, электротехнические, судебно-химические экспертизы.

Судебно-криминалистические экспертизы назначаются для исследования следов и предметов с целью установления личности преступника и некоторых обстоятельств совершенного поджога или пожара.

Объектами экспертных исследований являются следы рук, ног, обуви (в случае установления личности заподозренного лица); фрагменты стекла, пули, гильзы, (при необходимости установления целого по частям); ветошь, бумага, фитили и т.п.

(при установлении групповой, родовой и видовой принадлежности некоторых предметов) и др.

Дактилоскопическая экспертиза позволяет не только выявить на исследуемых объектах потожировые следы папиллярных линий, но и установить их пригодность для последующей идентификации личности. Как правило, следы папиллярных узоров рук лица, совершившего поджог, обнаруживаются на емкостях с остатками легковоспламеняющийся жидкости, а также на предметах, используемых в качестве средства поджога.

Судебно-баллистическая экспертиза может быть назначена в тех случаях, когда на месте пожара, были обнаружены огнестрельные повреждения на теле и одежде как живых лиц так или трупов. Экспертные исследования в данных случаях помогут установить групповую принадлежность и идентифицировать оружие и боеприпасы, выяснить условия, при которых осуществился выстрел из оружия.

Если имеется основания полагать, что поджог совершен путем выстрела (зажигательная пуля) или при попадании горящего пыжа на легко воспламеняемые предметы, указанная экспертиза незаменима для определения направления и дистанции выстрела, а также идентификации оружия по пыжу, гильзе или пули.

Почвоведческая экспертиза назначается и проводится с целью установления родовой принадлежности представленных на исследование образцов почвы конкретному участку местности. Данная экспертиза проводится в лабораторных условиях, в ходе чего анализу подвергается влажность и температура образцов представленной почвы, а также выявляются специфические микроорганизмы.

Криминалистическая экспертиза материалов, вешеств и изделий (физико-химическая) проводится в случаях, когда перед лицом, проводящим расследование уголовного дела, возникают вопросы, относительно количественного и качественного состава изъятых с места происшествия образцов горючей жидкости, наличие следов горючих жидкостей в изъятых предметах, пепле, золе, относительно самовозгорания каких-либо веществ. При проведении данной экспертизы объектами исследований могут быть вещества, происхождение которых неизвестно и (или) обнаруженных в очаге пожара и т.д. Данная экспертиза решает следующие вопросы: имеются ли следы горючей жидкости на представленных для исследование объектах и если да, то какой состав обнаруженной жидкости; какая жидкость находилась в данной емкости; однородна ли представленная жидкость по своему составу, изъятая на месте происшествия и у подозреваемого; является ли представленная на исследование жидкость горючей; может ли представленное вещество самовозгореться и если да, то при каких условиях и т.д.

Судебно-медицинская экспертиза назначается и проводится с целью установления причины смерти, характера телесных повреждений, что в соответствии со ст. 196 УПК РФ является обязательным.

Указанная экспертиза может разрешить следующие вопросы: дата, время и причина наступления смерти; имеется ли причинная связь между полученными ожогами и смертью; ожоги были получены прижизненно или после наступления смерти; имеются ли на теле пострадавшего телесные повреждения, кроме термических; степень ожогов полученных потерпевшим; какова поза потерпевшего, по отношению к термическому источнику и др.

В случаях, когда следователь сомневается в психическом состоянии подозреваемого или обвиняемого, необходимо назначить в отношении указанных лиц судебно-психиатрическую экспертизу (амбулаторную или стационарную).

Лица, которые совершили поджог, могут страдать хроническим психическим заболеванием (пироманией, шизофренией и т.п.), а также могли находиться в болезненном состоянии (патологическом опьянении и т.д.).

Для разрешения на судебно-психиатрическую экспертизу могут быть поставлены следующие вопросы:

— имеется ли у испытуемого какое-либо психическое заболевание?

— если да, то осознавал ли он фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и мог руководить ими на момент совершения преступления и в настоящее время?

— нуждается ли испытуемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера?

Незначительное количество преступлений, связанных с умышленным уничтожением чужого имущества путем поджога совершались лицами страдающими пироманией. Необходимо отметить, что указанная экспертиза дает оценку действиям лица не наличием факта влечения к совершению поджогов без цели нанесения ущерба, а только наличием или отсутствием у последнего только психического заболевания.

Пожарно-техническая экспертиза по уголовным делам, связанными с пожарами и поджога чужого имущества назначается с целью установления всех обстоятельств не только возникновения, но и последующего развития процесса горения.[1]

Предметом указанной экспертизы являются обстоятельства возникновения, развития огня и его последствия, для установления которых необходимы специальные познания из области пожарного дела, технических, естественных наук, а также общей теории судебной экспертизы.

Данная экспертиза назначается, когда выдвинутые следователем версии о поджоге не могут быть проверены без разрешения некоторых пожарно-технических вопросов. Кроме того, экспертиза может быть назначена, когда в материалах дела имеются противоречивые данные о причине и месте пожара.

Постановление следователя о назначении пожарно-технической экспертизы составляется таким образом, чтобы эксперт, при ответе на вопросы, мог опираться на результаты и выводы по предыдущим вопросам. В связи с этим, вопросы перед экспертом должны быть последовательны.

Перед назначением экспертизы следователю было бы полезно предварительно проконсультироваться с соответствующим экспертом для формулировки вопросов и определения их последовательности.

Кроме того, перед назначением пожарно-технической экспертизы, в ряде случаев, следователю необходимо выявить и произвести отбор объектов, подлежащих экспертному исследованию.

Соответственно, здесь можно использовать следующее понятие: объекты пожарно-технической экспертизы – это определенные уголовно-процессуальным законодательством и закрепленные в материалах уголовных дел материализованные источники информации, а также документальные данные об обстоятельствах пожара.[2]

В связи с этим, по делам о пожарах и поджогах чужого имущества экспертному исследованию подлежат следующие группы объектов:

— материальные данные о происшествии, которые представлены в форме материалов уголовного дела (протокол осмотра места происшествия, планы, схемы, протоколы иных следственных действий и т.д.);

— обстановка места происшествия с термическими поражениями различных строительных конструкций, металлических объектов, предметов и материалов, подвергшихся воздействию высоких температур;

— объекты, которые несут на себе какую-либо доказательственную информацию о пожаре.

Необходимо отметить, что эффективность данной экспертизы зависит от своевременности ее назначения и проведения. В связи с тем, что заключение пожарно-технической экспертизы поможет установить причину пожара потребность в ее производстве, как правило, возникает еще на первоначальном этапе расследования уголовного дела.

Выезд эксперта на место пожара является одним из условий качественного производства пожарно-технической экспертизы, так как изучение им объекта пожара является важнейшим условием достоверности выводов о причине пожара.

В ходе расследования преступлений, связанных с пожарами и поджогами у следователя могут возникнуть вопросы, ответить на которые смогут только специалисты, обладающие специальными знаний из различных областей науки и техники. В связи с этим необходимо назначить комплексную пожарно-техническую экспертизу (ст. 201 УПК РФ).

В завершении необходимо отметить, что выводы экспертных исследований можно использовать следующим образом:

— при решении вопроса о квалификации совершенного преступления (наличие умысла или неосторожности);

— при планировании расследования преступления как в целом, так и отдельных процессуальных действий, в целях получения новых или проверке имеющийся доказательств или информации.

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить ключевую роль выводов пожарно-технической экспертизы при решении вопроса о наличии или отсутствии факта поджога. В связи с чем лицо, в производстве которого находится уголовное дело, обязано знать не только возможности, но и порядок назначения пожарно-технической экспертизы и умело использовать данные знания на практике.

__________________

[1] Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996г. С. 146. [2] Зернов С.И., Левин В.А. Пожарно-техническая экспертиза: Учебное пособие. М., 1991г. С. 8.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время все большую актуальность приобретают вопросы совершенствования криминалистических понятий, концепций, практики деятельности органов следствия в интересах расследования преступлений, об умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества, совершенных путем поджога.

Поджог – как способ совершения умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества представляет собой умышленное термическое воздействие на объект открытым огнем, повлекшее возникновение пожара, то есть неконтролируемого горения и приведшее к частичному повреждению или полному уничтожению объекта.

Результативность расследования данной категории преступлений в значительной степени зависит от степени подготовленности к производству следственных действий, а также умелом и своевременном использовании специальных знаний.

В данном пособии содержатся тактические рекомендации по производству осмотра места поджога, допроса потерпевших и свидетелей, лиц, подозреваемых, в совершении данной категории преступлений и обвиняемых, проведения обыска в помещении, назначения и производства судебно-медицинской, судебно-психиатрической, судебно-химической, пожарно-технической и ряда других экспертиз, которые чаще других назначаются по делам об умышленных поджогах чужого имущества.

Следователь, расследующий преступления данной категории, должен обладать высокой квалификацией, с особой тщательностью готовиться к проведению следственных действий, учитывая их специфику и обладать определенными познаниями.

Методика расследования преступлений об умышленном уничтожении ли повреждении чужого имущества путем поджога, изложенная в пособии, нацелена на улучшение качества предупреждения, раскрытия и расследования данного вида преступлений.

Источник: https://narodirossii.ru/?p=24612

Совет при Президенте Российской Федерациипо развитию гражданского общества и правам человека

Как можно разрешить вопросы с поджогами?

  • 03 Июня 2017
  • 1354 просмотра

Сводки из Сибирских регионов напоминают этой весной сводки времен войны.

Красноярский край: Канск – сгорело около 150 домов. Погибли люди. Город Лесосибирск – сгорело больше сотни домов. Поселок Стрелка – сгорело 38 домов. Села Муратово и Абан – 12 домов сгорело. Малая Кеть – 5 домов сгорело.

Тиличет – количество домов не известно, сгорела школа, пожарное депо и еще несколько строений инфраструктуры. Иркутская область: Пойма (Тайшетский район) – почти вся сгорела. Вихоревка (Братский район) – сгорело 300 дачных домов.

Бубновка – 59 домов сгорело (почти целиком).

Садоводства “Ромашка” и “Луч” – сгорело не менее 20 домов, поселок “Артель 1го мая” (Заларинского района) – сгорело 5 домов, село Вершина Аларского района – сгорело 8 домов, Черемхово (поселок Жаргон) – сгорело 4 дома, поселок Юрты – сгорело 10 домов, поселок Большерастягаевский – сгорело 20 домов.

И это только резонансные случаи. Только те пострадавшие населенные пункты, которые попали в сообщения СМИ на фоне новостей из горящих регионов.

Погибших людей не вернуть. И никакими компенсациями не исправить случившееся для членов их семей. Сгоревшие дома можно отстроить. Но и это дорого, долго. Куда пойдут учиться дети из сгоревшей школы? Как поменяется жизнь тех, кто остался без всего хозяйства, без возделанной земли, без инструментов, домашней скотины и т.п.

Эти пожары – это не стихийное бедствие, вроде извержения вулкана или падения метеорита. Этой весной не было ни одного случая, когда бы пожар достоверно возник от природной причины (от грозового разряда). То есть, все эти пожары – рукотворные. И большинство из них – результат банального поджога травы.

Кто-то таким способом «вел сельское хозяйство» или «убирал мусор». В большинстве случаев люди, скорее всего, думали, что делают это контролируемо. И точно не планировали стать убийцами. Но случилось то, что случилось.

Не бывает безопасного огня, если огонь применяют в хозяйственных целях на больших пространствах.

Именно поэтому в 2015 году, после многочисленных обсуждений этой темы в том числе в рамках работы Совета, после соответствующих поручений Президента, был принят федеральный запрет на бесконтрольные выжигания сухой травы на сельскохозяйственных землях. В дополнение к нему были разработаны и правила, по которым огонь контролируемо может применяться там, где это необходимо.

За два года действия запрета на выжигания травы мы увидели принципиальные изменения к лучшему в тех регионах, в которых власти начали внедрять принятые нормы. Так, серьезно улучшилась ситуация в Центральном федеральном округе.

Явное снижение числа весенних поджогов привело к улучшению ситуации и с лесными пожарами, и с пожарами на торфяниках. На картинке – график, отражающий все термоточки (пожары, обнаруженные по данным космического мониторинга) по Тверской области.

Число пожаров за последние два года во много раз меньше, чем в среднем за прошлые годы.

К сожалению, пока такие изменения произошли не по всем регионам. Там, где с поджогами травы не научились пока справляться, там, где особенно сильны традиции сельхозпалов, весной происходят многочисленные пожары. На Калининградскую область стыдно смотреть. На фоне почти совсем не горящих соседей, наш анклав выглядит особенно страшно каждую весну.

Космоснимок – Suomi NPP от 27 марта 2017 года.
Слой термоточек системы FIRMS (VIIRS, MODIS)

Запрет на выжигания травы был окончательно принят после страшных событий в Хакасии. Тогда сгорело несколько тысяч домов. Десятки людей погибли. В этом году из-за таких же поджогов травы горели поселки в Красноярском крае и Иркутской области.

По итогам этих событий подготовлен целый набор поручений Президента. Часть из них направлены на оказание помощи пострадавшим регионам. На восстановление жилья и инфраструктуры, пострадавших от бесконтрольных выжиганий. Есть поручение о выработке мер по привлечению граждан и организаций к борьбе с пожарами.

В условиях массовых бесконтрольных выжиганий, которые еще не удалось окончательно побороть, государству нужна помощь добровольцев. Уже в этом году немало пожаров потушено группами добровольцев в Иркутской области, в Забайкалье, в Бурятии, в Московской области, во многих регионах центральной России и на Северо-Западе.

В Бурятии именно добровольцами организовано оказание помощи и разбор завалов в сгоревшей деревне.

Село Черемушки. Республика Бурятия. 2017 год. А. Алтаев

Но в том же наборе поручений Президента от 25 мая 2017 года среди прочего есть пункт 1б “рассмотреть вопрос о целесообразности предоставления субъектам Российской Федерации права регулирования вопросов, касающихся выжигания сухой травянистой растительности, стерни, пожнивных остатков на землях сельскохозяйственного назначения при условии обеспечения ими соблюдения мер пожарной безопасности;” http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/54579 Предполагаю, что текст этого пункта поручений появился в ответ на инициативу губернатора Якутии. Глава республики недавно обращался с просьбой разрешить проведение сельхозпалов. Надо сказать, что в республике в последние годы ситуация с пожарами принципиально улучшилась именно благодаря отказу от весенних палов. Но властям региона кажется, что запрет вреден для традиционного сельского хозяйства. Под этим предлогом губернатор просит вернуться назад к практике массовых поджогов обширных якутских пастбищ и сенокосов. И одновременно просит дополнительного федерального финансирования для борьбы с пожарами в Якутии (очевидно, что ситуация с пожарами после возврата выжиганий снова станет очень тяжелой). Это особенно страшно и цинично выглядит сейчас, когда еще дымятся остатки сгоревших от поджогов травы поселков в Иркутской области и в Красноярском крае. И когда остальные пункты поручений направлены на экстренное оказание помощи погорельцам. Возврат сельхозпалов отбросит нас назад в борьбе с пожарами. Обесценит всю огромную работу, проделанную МЧС, Рослесхозом, общественными организациями.

Надеюсь, что исполнение данного пункта поручений Президента приведет к обсуждению вопроса с экспертным сообществом.

И дополнительное «регулирование вопросов, касающихся выжигания сухой травянистой растительности, стерни, пожнивных остатков на землях сельскохозяйственного назначения при условии обеспечения ими соблюдения мер пожарной безопасности» будет использовано не для возврата порочной и опасной практики массовых выжиганий (это точно будет несовместимо с действующими правилами о мерах пожарной безопасности), а к введению в регионах дополнительных мер по борьбе с сельхозпалами и ужесточению ответственности за поджоги травы.

Тем более, что условия для более серьезных мер по борьбе с поджогами травы в регионах созданы.

Только что, 29 мая 2017 года официально опубликован и вступил в силу федеральный закон от 28 мая 2017 года №100-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О пожарной безопасности” и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях”, в числе прочего создающий правовую основу для передачи полномочий по осуществлению федерального государственного пожарного надзора органам государственной власти субъектов РФ. Это позволит существенно усилить работу по борьбе с пожарами, сделать наказание для поджигателей более вероятным.

Социальные комментарии Cackle

Источник: http://president-sovet.ru/members/blogs/post/3071/

Юриста совет
Добавить комментарий