Как молодому человеку развестись с женой из Таджикистана, не выезжая из России?

Таджикистан: ранние браки как следствие миграции

Как молодому человеку развестись с женой из Таджикистана, не выезжая из России?
Image caption В школах уже сейчас наблюдается перевес в сторону девочек

Трудовая миграция из Центральной Азии в Россию становится причиной возросшего количества ранних браков и разводов в семьях мигрантов.

Массовая миграция также может привести в будущем к серьезному осложнению демографической ситуации в Таджикистане и Киргизии, сказано в отчете региональной общественной организации Центр миграционных исследований.

Новый отчет о трудовой миграции в Центральной Азии и России подготовлен при поддержке МОМ (Международной организации по миграции), ООН, при финансовой поддержке правительства Великобритании и Всемирного банка.

“Выезд на протяжении долгих лет молодых мужчин в другую страну – это угроза в будущем для демографической ситуации в странах исхода. Для стран с высокой миграцией – это плохой показатель. Мигранты не связывают перспектив развития своего будущего со своей родной страной”, – отметил Дмитрий Полетаев, директор российского Центра миграционных исследований.

По разным данным, в России работают от миллиона до полутора миллиона таджикских гастарбайтеров.

Отношение государства

“Если положение тяжелое и выезд необходим, то мигранты хотя бы должны знать, что они помогают своей стране и их возвращение будет радостью.

Должна быть выстроена система, при которой деньги мигрантов не просто проедаются, а вкладываются в экономику государства, открываются новые рабочие места.

Необходимо изменить отношение государства к мигранту, научиться уважать его труд, тогда ему захочется вернуться на родину”, – сказал Дмитрий Полетаев.

Image caption Социолог Дмитрий Полетаев считает, что в стране наблюдается гендерный дисбаланс

Согласно официальной статистике, в Таджикистане мужчин больше женщин на 0,6%, однако из-за массовой миграции в стране наблюдается гендерный дисбаланс.

“Миграция действительно меняет мужчин. Многие из них уже не соглашаются жить по старым нормам. Независимо от условий проживания в миграции, мигранты предпочитают жить в подвале, чем у себя на родине. Там другие условия жизни, возможность для экономического роста, личной свободы”, – сказала Рано Бободжанова, заведующая отделом по делам женщин и семьи Согдийской области.

Катастрофическая нехватка молодых мужчин становится одной из главных причин ранних браков и полигамии.

Из-за опасения, что девушки могут остаться незамужними, родители соглашаются на вступление брак детей в раннем возрасте.

В некоторых случаях возрастной ценз снизился до 15-16 лет. Многие школьницы едва успевают оканчивать среднюю школу, и их выдают замуж, и это несмотря на принятый в стране закон, запрещающий замужество до 18 лет.

Однако, как сказано в отчете, практика показывает слабое исполнение принятой законодательной инициативы.

“Обращений по нарушению закона почти нет, а власти стараются не вмешиваться в семейные дела. Медики же уверены, что контроль в этом вопросе необходим, так как 80% смертности при родах в стране приходится на районы, где распространены ранние браки”, – подчеркивают авторы исследования.

“Наблюдается стабильный рост разводов. Причина – миграция. Мы рано выдаем своих девочек замуж, чтобы удержать мужчин или из страха, что они потом могут остаться одни. Мигранты женятся, уезжают, оставляя своих молодых супруг для обслуживания своих семей. А потом там женятся повторно и уже не стремятся домой”, – рассказывает Рано Бободжанова.

Ранние браки

Image caption Таджикские жены часто годами остаются в одиночестве

Ежегодно в мире заключаются до 10 миллионов ранних браков. В развивающихся странах каждый пятый брак заключается с девочкой до 18 лет, каждый седьмой с девочками, не достигшими 15-летнего возраста.

Ранние браки и брачные союзы по принуждению нередко становятся причиной самоубийств.

В Таджикистане, по официальным данным, ежегодно около 600 человек совершают суицид, большая часть из погибших молодые женщины, которые сводят счеты с жизнью из-за семейных конфликтов с мужем или с членами его семьи.

Жительницу Куляба Хайриниссо выдали замуж в 17 лет. Родители сразу приняли предложение взрослого мужчины, понадеявшись, что он сможет ее обеспечить всем необходимым.

Хайриниссо согласилась с решением родителей. Выбора у девушки с семилетним школьным образованием не было, а замужество стало единственной возможностью помочь своей малообеспеченной семье. Но жизнь в замужестве продлилась недолго. Теперь Хайриниссо снова живет у родителей.

“Мы прожили вместе с мужем неделю, а потом он уехал на заработки. Вернулся через год, но это был совершенно другой человек. Стал мне говорить, что я его не устраиваю во всем. Не умею одеваться, необразованна, а ему нравятся девушки раскрепощенные и свободные.

Через некоторое время по телефону он сообщил мне, что хочет развестись со мной. Его родители одобрили его решение, потому что их я тоже как невеста не устраивала. Плохо справлялась с делами по хозяйству. Привезли меня к родителям”, – вспоминает Хайриниссо.

В женском ресурсном центре города Куляб, расположенном на юге Таджикистана, помогают тем, кто пережил развод.

Хайриниссо попала в центр случайно. Сейчас молодая женщина учится на курсах по кройке и шитью и мечтает устроиться на работу, чтобы помочь своим родителям.

Пока она еще сильно переживает по поводу своего развода, но психологи говорят, что кризис в ее случае уже прошел, и она не будет пытаться совершить самоубийство.

Разводы по телефону

В последние годы увеличилась практика телефонных разводов, когда муж-мигрант отправляет жене сообщение со словами “талак, талак, талак”, после чего, согласно мусульманской традиции, муж и жена считаются разведенными.

Молодой мужчина годами вынужден жить в разлуке с женой, а вокруг огромный выбор женщин.Дмитрий Полетаев, директор Центра миграционных исследований.

“В наш центр женщины обычно обращаются, находясь в крайне тяжелом психологическом состоянии. Ведь у нас не принято выносить сор из избы, а этим девушкам просто уже некуда обратиться за помощью”, – рассказывает Махбуба Муродова, координатор женского ресурсного центра в Кулябе Хатлонской области

“Они, как правило, необразованны, разведены, у некоторых есть дети. Работу таким женщинам найти сложно. После того как их выгоняют из дома родственники мужа практически ни с чем, они вынуждены возвращаться в родительский дом, но это очень тяжело.

Ведь многие из очень бедных и малообеспеченных семей. Их замуж-то выдали из-за бедности, а после развода она возвращается уже не одна, а с детьми. Представьте состояние 17-летней разведенной неграмотной бедной девушки с ребенком.

Понятно, почему возникают мысли о суициде”, – добавляет психолог Махбуба Муродова.

Миграция, по данным отчета, становится серьёзным испытанием для брака. Меняющиеся условия, более высокие жизненные стандарты и иные культурные ценности в более развитых странах, куда направлены миграционные потоки, всегда становились причиной, способствующей распаду браков, особенно если это брак по принуждению.

“Молодого мужчину на родине могли принудить к браку, а ему, может, не очень нравится его вторая половина. Он пытается от этого как-то уйти, но это не получается.

И как хорошее, удобное оправдание его выезд в миграцию – денег заработать для семьи. Здесь он попадает в другую цивилизационную культуру, где нет принуждения, где все другое. Это меняет его отношение, в том числе к институту семьи и брака.

Притягивает большая независимость от родственников”, – говорит Дмитрий Полетаев.

В последние годы увеличилось количество женщин-мигрантов. Они выезжают в Россию не только для того, чтобы заработать денег, но и для сохранения семьи. Однако, как утверждают эксперты, женская миграция чревата еще большими последствиями для страны. На родине у женщин остаются несовершеннолетние дети.

И хотя они находятся на попечении родственников – судьба детей мигрантов незавидна.

Параллельные браки

“Мигранты не заключают в России фиктивные браки, как обычно считается. Они заключают второй брак. Молодой мужчина годами вынужден жить в разлуке с женой, а вокруг огромный выбор женщин.

Это губительно для брака и этим объясняется число параллельных браков.

Важный фактор, что в России мигранту экономически легче жить, у него есть возможность заработать деньги”, – считает Дмитрий Полетаев.

Исследование показывает, что 30% холостых таджикских мигрантов вступают в брак в России, а 50% женатых мужчин из Таджикистана заключают так называемый “параллельный брак” на выезде.

“Разрешительные документы для проживания и работы в России получить достаточно сложно, поэтому это тоже способствует заключению фиктивных и реальных браков. Мигранты на родине разводятся, уговаривая своих жен дать согласие на развод, обещая им через некоторое время забрать к себе.

В таджикском посольстве в Москве подтвердили, что число таких справок возросло. Уже сейчас очевидна проблема того, что молодые женщины не могут выйти замуж, потому что не хватает мужчин. Это особенно заметно по росту количества полигамных браков.

В будущем эта проблема только обострится”, – заявила Малика Ярбабаева, старший программный ассистент проекта по трудовой миграции миссии МОМ в Таджикистане.

Источник: https://www.bbc.com/russian/international/2013/03/130321_tajikistan_demographics

Таджички выходят замуж рано вопреки политике властей

Как молодому человеку развестись с женой из Таджикистана, не выезжая из России?

Анора Саркорова Русская служба Би-би-си, Душанбе

Правообладатель иллюстрации none Image caption Потому что на 10 девчонок по статистике 9 ребят…

Повышение брачного возраста для женщин с 17 до 18 лет в Таджикистане с начала этого года принципиально не изменит правовое положение таджикских женщин, считают правозащитники.

Руководство страны приняло соответствующие поправки в семейный кодекс страны в связи с переходом на новую систему обязательного десятилетнего среднего образования и увеличением числа разводов.

По официальным данным, на более чем 60 тыс зарегистрированных браков в Таджикистане пришлось почти 5 тыс случаев распада семьи.

Первое свидание – на свадьбе

Своего мужа Файзиниссо Курбанова, жительница одного из горный селений Раштской долины, что на востоке Таджикистана, впервые увидела на свадьбе. Молодой женщине недавно исполнилось 20 лет. Она уже успела побывать замужем, родить двоих детей и развестись.

Родители бывшего мужа сосватали девушку, когда ей только исполнилось 14. К тому времени она была мысленно готова к свадьбе. Родители после окончания 7 класса запретили дочери посещать школу.

“Мне до свадьбы показали фотографию будущего мужа, но часто невесты только на свадьбе видят своих мужей. Нередко родственники идут на обман. Показывают фото одного мужчины, а на свадьбе рядом оказывается совершенно другой”, – рассказывает Файзиниссо.

Не раз думала о том, чтобы свести счеты с жизнью, но дети: что с ними будет?Файзиниссо Курбанова

“Мы с мужем вместе прожили пару месяцев, а потом он уехал в Россию на заработки, – продолжает жительница горного кишлака. – Вскоре выяснилось, что там у мужа есть другая семья, в которой уже есть дети. Он боялся перечить воле родителей и не захотел их обижать. Сделал то, что они просили – привел в дом помощницу из своего же кишлака”.

Перечить воле родителей в традиционных таджикских семьях не принято. Слово родителей закон для большинства молодых людей.

Файзиниссо теперь разведена и живет у своих родителей. Бывшей муж в родное селение почти не приезжает, а его родители о ней не вспоминают.

“Устроиться на работу я не могу, у меня нет специальности. Едва свожу концы с концами. Не раз думала о том, чтобы свести счеты с жизнью, но дети: что с ними будет? Трудно мне поднимать их одной без средств к существованию”, – продолжает Файзиниссо.

История Курбановой – одна из многих женских историй, которые можно услышать во многих таджикских селениях на востоке, севере и юге страны.

Ранний брак для личной защиты

Согласно новому исследованию Центра стратегических исследований Таджикистана, каждая пятая девушка в стране в последние годы вступала в брак, не достигнув 18 лет. Объясняя причины распространения ранних браков, социологи напоминают о гражданской войне в Таджикистане в 90-е годы прошлого столетия, когда родители отдавали девочек замуж, чтобы спасти дочерей от изнасилований.

Считается, чем моложе девушка, тем удачнее будет бракДилором Рахматова
социолог

Эксперт Дилором Рахматова считает, что практика ранних браков всегда была распространена в Таджикистане, но в эпоху рыночных отношений изменилась ментальность людей.

“Произошло изменение в мышлении людей. Считается, чем моложе девушка, тем удачнее будет брак. Ранние браки всегда были, но в советский период власти серьезно отслеживали их, а сейчас государство не в состоянии весь этот процесс контролировать”, – сказала Дилором Рахматова.

Большинство ранних браков, как правило, заключается в сельских регионах страны и не регистрируются в ЗАГСе. Совершается лишь обряд “никох” – мусульманское бракосочетание.

Правообладатель иллюстрации none Image caption Шамигул Рахматова сетует на бесправие девочек

Юный возраст невесты дает ей возможность быстрее найти жениха. Считается, что такую невесту легче воспитать, и ей легче приспособиться к отношениям в новой семье.

“Нередко после 8 или 9 классов девочке не разрешают учиться. Многим, получившим образование, не разрешают работать. Женщина не осмеливается пойти наперекор устоявшемуся мнению в кишлаке и, боясь опозорить отца, мужа или братьев, соглашается выполнять их условия”, – поясняет Шамигул Рахматова, жительница селения Калаи Дашт Файзабалского района.

Троекратный “таллок”

Количество разводов в прошлом году увеличилось, причем стал модным развод по телефону. Муж-мигрант, к примеру, звонит жене из России и в присутствии свидетелей трижды произносит слово “таллок”.

В таких случаях женщина, чей мусульманский брак не зарегистрирован в ЗАГСе, остается без алиментов и жилья.

Не имея образования, молодая жена с детьми фактически остается без средств к существованию и возможности заработать самостоятельно себе на жизнь.

“Приход невестки в семью освобождает мать мужчины от работы по дому и хозяйству, по уходу за детьми, если такие есть в семье. То есть молодую жену приводят в дом как дополнительную рабочую силу, в первую очередь, помощницу, а только потом как жену-спутницу”,- говорит Мунира Иноятова, руководитель НПО “Устойчивое человеческое развитие”.

Правообладатель иллюстрации none Image caption Мунира Иноятова – против эксплуатации женщин

Трудовая миграция серьезно осложнила положение таджикских женщин. Ежегодный выезд около миллиона молодых людей отразился на проблеме выбора женихов.

В многодетных семьях для облегчения ведения хозяйства стараются не тянуть со свадьбой дочери и часто выдают ее за первого, кто приходит в дом невесты.

Многие активисты женского движения полагают, что количество разводов растет потому, что малолетние невесты часто не готовы к семейной жизни, и мужчины с легкостью бросают жен.

При этом их действия поощряются родителями мужа, которые активно вмешиваются в семейную жизнь детей.

“Молодожены не готовы к браку. Малолетняя невеста готовить не умеет, ухаживать за детьми тоже. Родители мужа постоянно вмешиваются в жизнь молодых, – сказала Гулсара Ашурова, активистка женского движения Файзабадского района. – Часто девушки необразованны. Ведь их забирают из школы после 6 класса, готовя к замужеству”.

“Во многих семьях не хватает денег на образование, покупку одежды и школьных принадлежностей. И как результат, ранний брак – и такой же скорый развод”, – заключает Ашурова.

Гендерный дисбаланс

После гражданской войны в республике и с началом массовой трудовой миграции в стране наблюдается гендерный дисбаланс. На одного мужчину приходится 3-4 женщины. Нередко таджикские мужчины, выезжая на заработки в Россию или Казахстан, женятся там на жительницах этих стран. За последние годы число брошенных таджикских жен трудовых мигрантов увеличилось в разы.

Наиболее “удачный” брачный возраст – 15-16 лет. Считается, что такую невесту можно привести в новую семью и воспитать так, как нравится мужу и его семье.

Согласно новым поправкам в семейный кодекс, в брак можно вступать с 18 лет.

К закону, однако, есть небольшое дополнение, в котором говорится, что возрастной ценз “в особых случаях” может понижаться. Право решать, насколько особым будет каждый случай, дано местным властям.

Чиновники при выдаче необходимых документов учитывают национальные традиции. И хотя за нарушение закона предусмотрен штраф, случаи, когда к ответственности привлекались родственники малолетних невест, единичны.

Как правило, власти в семейные дела своих граждан не вмешиваются.

Ранние браки для Таджикистана никогда не были редкостью. Наибольшее количество их было зарегистрировано в годы гражданской войны (1992-1997). Чтобы уберечь дочерей от изнасилования, родители старались как можно скорее выдать их замуж.

В некоторых регионах страны наиболее “удачный” брачный возраст – 15-16 лет. Считается, что такую невесту можно привести в новую семью и воспитать так, как нравится мужу и его семье.

Самоубийства из-за скандалов

Медики заявляют, что растет число женщин-самоубийц.

Семейные скандалы, известие о разводе и сложные отношения между родственниками нередко становятся причиной участившихся в последние годы случаев самосожжения и утопления молодых женщин и девушек.

Как правило, виновникам трагедии удается избежать наказания, потому что заявления родственников потерпевшей стороны поступают в органы правопорядка очень редко.

Боязнь огласки и желание сохранить брачный союз заставляет многих женщин терпеть сложившуюся ситуацию. По мнению многих наблюдателей, люди опасаются общественного осуждения.

Правообладатель иллюстрации none Image caption Уж выдать замуж невтерпеж

“Поскольку многие молодые мужчины находятся в трудовой миграции, их сверстницы на родине остаются незамужними, – поясняет правозащитница Ойнихол Бобоназарова. – Это становится по-настоящему большой проблемой”.

“Представьте: маленький кишлак – и в одной семье не одна, а сразу несколько девушек на выданье. А женихов нет, продолжает правозащитница. – Что делают родители в этом случае? Они начинают искать мужей для своих дочерей. Неважно, кто этот молодой человек, чем занимается, как сложится жизнь дочери. Главное – выдать замуж”.

Ответственность перед законом родителей малолетних невест не пугает. Власти стараются не вмешиваться в семейные дела граждан. Чиновники уверяют, что если и надо менять национальные традиции, то очень осторожно.

Источник: https://www.bbc.com/russian/international/2011/01/110131_tajik_marriage

Таджики меняют своих жен на русских

Как молодому человеку развестись с женой из Таджикистана, не выезжая из России?

Худенький, маленький, в оборванных штанах и с грязныминогами — не мужчина, мечта. Причем женщин разных стран — двух как минимум. В34 у него уже седая башка, куча голодных родственников и вечно нет денег.

Другойбы на его месте запил, а таджик Нигматулло просит звать его Саней и источаеттакую непрошибаемую уверенность в собственной неотразимости, что невольно перестаешьудивляться его мужской востребованности и в Таджикистане, и в России.

«Я женане люблю, я Фатима люблю! Питер — лучший город на земле!» — кричит он на весьдвор на окраине Душанбе. «Да-да, не любит, это все знают, — кивает головойсоседка, — только каждый год ей по ребенку делает и снова в Россию к Фатимеуезжает».

В России около миллиона трудовыхмигрантов из Таджикистана. Они кладут асфальт и плитку, убирают улицы иподъезды, работают в супермаркетах, строят дачи и копают огороды.

Их денежныепереводы на родину составляют 60%ВВП страны — по данным Всемирного банка, по соотношению переводов к ВВПТаджикистан занимает 1-е место в мире. Так же Таджикистан вырвался на 1-е местов другом рейтинге — по количеству брошенных женщин.

Раньше «страной оставленныхжен» называли Мексику, тоже славящуюся своей дешевой рабсилой, теперь —Таджикистан.  

До распада Союза таджикская диаспора в России составляла 32тыс. человек, сейчас она в семь раз больше и растет как на дрожжах. В прошломгоду, по официальным данным, таджики с русскими сыграли 12 тыс. свадеб.

«Каждыйтретий таджик, уезжающий на работу в Россию, домой никогда не вернется» — ктакому выводу пришли исследователи МОМ (Международной организации по миграции).

90% таджиков оседают в Москве и области, 5% в Питере, остальные едут в Поволжьеи на Дальний Восток.

Фатиму, любимую женщину таджика Сани, на самом деле зовутСветой. Ей 29, работает медсестрой в детской больнице, живет в Питере с мамой.

«Она мне помогать по-русски, а я с ней за это живу, — объясняет Саня, — я хочупрописку Питер, а мать ее, Люда, злая, не хочет меня». В Питере он уже восемьлет, чуть меньше живет с Фатимой-Светой.

За эти годы она приняла мусульманствои переехала к нему на съемную квартиру. После работы убирается и готовит нетолько для Сани, но и для его дяди и братьев — всего их в «трешке» восемьчеловек.

Раз в год Саня наведывается вДушанбе, к законной жене и детям — их у него четверо, последнему всего год. СФатимой детей нет. «Ах-ах, она хочет», — таджик томно закатывает глаза и целуетфотку своей темноволосой возлюбленной в телефоне. Рано или поздно они поженятсяи у них будут дети, не сомневается Саня, а «злая Люда» пропишет его в своюквартиру.

Саня — мужик порядочный: каждый месяц шлет домой переводы на5–7 тыс. рублей, регулярно звонит и пусть редко, но приезжает. И ему хорошо, ижена счастлива.

Большинство таджичек, отлично зная о вторых «русских семьях», вочередной раз провожая мужей на заработки, с ужасом ждут SMS-развода. «Талак, талак,талак!» — и все, свободна.

SMS-разводы захлестнули страну, а политическиедеятели разделились на два лагеря: одни требуют признать такой развод легитимным,другие — запретить как неуважение к женщине и шариатским законам: по канонам «талак»надо говорить лично.

Любовь с огоньком

Брошенных женщин — тысячи. Кто-то от безысходности инеуверенности в себе становится самоубийцей. Кто-то едет за мужем в Россию илипытается получить хотя бы алименты.

28-летняя Латофат из Душанбе подала насбежавшего мужа в суд и ждет теперь заочного решения об алиментах. «Он уехал назаработки 1,5 года назад, — рассказывает она.

— Вначале звонил, потом попал вРоссии в тюрьму на полгода за воровство, ну а несколько месяцев назад вообщеисчез».  

Латофат жила у свекрови — по старой традиции муж всегдаприводит жену к своим родителям. По новой традиции пока муж на заработках,недовольная свекровь может запросто выгнать невестку с детьми на улицу — достаточнопозвонить сыну и сказать, что она ей не нравится.

До свадьбы Латофат мужа не знала — их сосватали родители.«Оказался наркоманом, избивал меня постоянно, а когда уехал, стала поколачиватьсвекровь», — опустив глаза, вспоминает женщина. В итоге она с двумя детьмивернулась в свою семью.

Устроиться на работу не может — окончила всего четырекласса школы. «Потом началась война, стреляли и днем и ночью, и родителиперестали пускать меня на улицу, — говорит Латофат.

— Они рассуждали, что ужлучше пусть я буду живой, чем образованной, но изнасилованной или мертвой».

«В кишлаках таких девушек без образования тысячи, — говоритЗибо Шарифова из Лиги женщин-юристов Таджикистана. — Они все — бесправныерабыни свекровей, терпят сколько могут, а потом — в петлю.

На днях к намобратилась за помощью сестра одной такой самоубийцы. Утром встала, подоилакоров, убрала в доме, приготовила завтрак. А потом пошла в сарай и повесилась.Муж в России, осталось двое детей».

 

На севере Таджикистана в ход идет канистра с бензином —желающих поджечь себя назло бросившему мужу или ненавистной свекрови становитсявсе больше.

Через ожоговый центр в Душанбе проходит около 100 таких самоубийц вгод, половина из них — жены трудовых мигрантов.

21-летнюю Гульсифат Сабировупривезли из кишлака три месяца назад в ужасном состоянии — у нее было обожжено34% тела. После шестипластических операций на нее все равно страшно смотреть.

«Он меня мучил, избивал, а потом сказал: или сама себяубьешь, или я тебя задушу», — едва шепчет она обожженными губами. Послеочередной ссоры с мужем она пошла в сарай и вылила на голову канистру бензина,а потом бросила спичку.

Муж Гульсифат тоже несколько раз работал в России и повсем меркам был видным женихом. Гуля — самая младшая из восьми детей, самаякрасивая и скромная. Он только вернулся с очередных заработков, увидев ее вкишлаке читающей Коран, влюбился и прислал сватов.

«Хоть она голодать не будет»,— сказали родители, выдавая ее замуж. Через пять дней после свадьбы муж сновауехал в Россию, а Гуля осталась у свекрови. Потом вернулся, но вместе они непрожили и двух месяцев. Уже в больнице выяснилось, что Гуля беременна.

 

«Он ее правда любит, да и она, когда он приходит, становитсятакая радостная, активная, — говорит Зафира, старшая медсестра отделения. — За14 лет, что я здесь работаю, первый раз вижу, чтобы муж так за больной ухаживал.Он ждет ее из больницы, делает ремонт в комнате, а ее родители — ни в какую. Считают,что его должны посадить».  

Медсестры, несмотря на ее жуткий вид, Гуле даже завидуют:брак по любви, пусть он и вылился в такую чудовищную трагедию, в Таджикистане всееще большая редкость. Большинство союзов укладывается в простую схему:сосватали — родились дети — уехал в Россию — бросил.

Мужья напрокат

Чем дальше от Душанбе, тем чаще вместо машин едут навстречу ишак-мобили. В повозках женщины и дети. Дорога в идеальном состоянии —ее строили китайцы, в кредит. Теперь, чтобы добраться из Душанбе в Худжанд(бывший Ленинабад), нужно платить — бесплатной альтернативы просто нет. Наполях с только что распустившимся хлопком — одни женщины. 

«Спасибо России, что даете нашим мужьям работу!» — кричитнам самая пожилая из всех. Одна не видела мужа пять лет, другая три,большинство — не меньше двух. За месяц работы под палящим солнцем (наградуснике 45 градусов) они получат мешок картошки, лук да морковь. Зарплатыхватит ровно на два килограмма мяса. Но другой работы все равно нет, поэтомувсе в поле.

В кишлаках, которые на современный манер называютджамаатами, мужчины давно наперечет. Аловедину Шамсидинову из джамаата Навгилем72, сыновья давно в Ростове-на-Дону, после смерти жены назад — присматривать заним — вернулась невестка Махина с детьми. В России она прожила с мужем восемь лет,работала в больнице операционной сестрой, потом украшала торты. 

«По-всякому мы пробовали получить гражданство — чего бы ниврали по телевизору, его не дают, — говорит Махина, доставая из тандыра пышущуюжаром лепешку. — Единственный верный способ — жениться на русской, поэтому оченьмного фиктивных браков. С другой стороны, у всех таджиков, живущих в России,есть местные подруги. И много других браков — мусульманских, «никох» называется». 

Махина хочет вернуться назад, к мужу. «Хочется уехать,правда хочется — а дед ни в какую!», и одного его оставить нельзя —родственники заклюют. И мужу в кишлаке нечего делать.

Навгилем находится в 2 км от города Исфары, раньше там были заводы — химический,гидрометаллургический, спиртзавод, и фабрики — швейная и прядильная. А сейчасна весь район 100 рабочих мест.

И без мужа плохо — и не хочется, чтоб свои проклинали, если бросит свекра. 

«У нас тут еще дикие нравы, никто своих прав не знает, —тяжело вздыхает зампред джамаата по делам женщин и семьи Суясар Вахобоева. Онавроде мирового судьи — в случае семейных конфликтов вызывает стороны дляпереговоров и объясняет, что невестка — тоже человек.

— Как бы ни старалисьвласти, в кишлаках по-прежнему девочек не пускают в школу и выдают замуж в14–15 лет. А дальше — заколдованный круг: он приедет ненадолго, сделает ейребенка — и назад, в Россию».

«Может, они и отпускали бы девочек в школу, нозачастую нет даже денег, чтобы купить форму и собрать ранец», — говорит МавлюдаИбрагимова из ассоциации по защите прав женщин трудовых мигрантов.

«Соломенные жены»

«Женщина без мужской ласки чахнет и становится похожа насушеный урюк, что растет у нас в огороде», — машет 46-летняя Васила рукой всторону высокого дерева.

У Василы лицо круглое, гладкое, бока плотные — не то что у ее подруги Малохат, от которой муж уехал в Россию много лет назад, тожеобзавелся семьей и ни разу с тех пор в кишлаке не объявлялся.

«У нас соседвернулся с хаджа, я к нему без спроса пошла, на пять минут — а он из-за этоговзял и развелся со мной, осталась одна с четырьмя детьми», — тяжело вздыхаетМалохат. Таких, как Малохат, полкишлака, а Васила на всю округу одна. 

Василе из джамаата Чоркух надоело, что ее муж вечно назаработках, а денег присылает крохи, и когда он приехал к ней на побывку,просто заперла его в доме.

«Он в Сызрани работал, в Иванове, я его все пытала:у тебя там кто-нибудь есть? Он — нет! А потом, когда я ему устроила истерику исказала, что все равно не отпущу, мне его «жена» начала названивать и требоватьего назад, вот кобель! — Васила — руки в боки, золотые зубы блестят на солнце —баба боевая, с высшим образованием, бригадирша в поле, сама купила и водит«шестерку». Мужа она не отпускает уже три года. — Дочки на папу не нарадуются,я его к себе в бригаду взяла — ну и пусть денег почти не зарабатывает и стонет,что хочет в Россию, зато я при мужике».

Чоркух упирается в горы, вдоль низких пыльных домов бежитмутный арык, в котором моет посуду и ноги все население Чоркуха — женщины идети. Возле старинной мечети сидят аксакалы — они следят, чтобы девочки,отправляясь с ведрами на колонку, не слишком смотрели по сторонам. Одно ихслово — и если в кишлаке появится жених, к ней во двор он никогда не заглянет.

В кишлаке Шахристан, что на севере Таджикистана, нравы нетакие суровые, а мужиков еще меньше. Тут с работой еще хуже, и единственныйспособ выжить — податься в Россию. Мавлюда Шкурова носит темный халат и белыйплаток, она в трауре — полгода назад ее мужа Рахмата сбил насмертьмикроавтобус. Ему было 44, осталось четверо детей. В Шахристан в прошлом годувернулись в гробах еще трое мужчин. 

«Рахмат стоял на остановке в подмосковном Щекине, рядом схладокомбинатом, где работал и жил, — рассказывает его брат Немат. — Его сбил АлександрСухов, денег даже на гроб не дал — все равно, сказал, посадят».

За девять лет,что Рахмат был в России, старый дом совсем развалился, а на новый он так и незаработал. Теперь на трудовую вахту отправился его старший сын — ему еще нет17, только закончил 9-й класс. «Одна надежда — на него, — едва не плачетМовлюда. Второй сын ходит рядом — он инвалид детства.

— Звонил на днях —работали с ребятами у армян на даче, а им не заплатили. Он от обиды плакал, ятоже рыдала».

Хабиба Наврузова, учительница русского языка, с пятьюдетьми уже шесть лет живет без мужа. Младший сын отца ни разу не видел. Старшуюдочь сама замуж отдавала — по всем законам это должен делать отец. И свекровьсама хоронила — муж, хоть и звонит иногда, говорит, что нет денег приехать. Дажена похороны.

«Традиции, с одной стороны, все еще сильны, а с другой —отчаянно нарушаются, — говорит Зибо Шарифова из Лиги женщин-юристовТаджикистана. — Раньше представить себе было невозможно, чтобы у нас родителейбросали, а теперь старики сами к нам за помощью обращаются — подать иск противсына на алименты в твердой сумме». 

Хабиба же свято верит, что еще чуть-чуть — и загулявший мужвернется. «Звонил недавно, в сентябре теперь обещает», — убеждает нас Хабиба.«Вернется он, жди, когда совсем старый станет и никому не нужный!» —подкалывают ее соседки. Она не обижается — тут в каждом дворе«соломенные жены».  

Фатима-Света из Санкт-Петербурга готовится к мусульманскойсвадьбе-«никох» — Саня-Нигматулло по телефону сделал ей предложение. Скоро закончится«ураза» (пост), и он снова вернется в Питер. «Таджики ответственные, своих небросают», — убеждена Фатима. Она совсем не переживает, что будет «второй женой»— главное, что любимой, говорит она.

Источник: https://iz.ru/news/497682

Юриста совет
Добавить комментарий