Как я могу защитить подростка при таких условиях?

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Как я могу защитить подростка при таких условиях?

Международные документы по правам ребенка, Конституция Российской Федерации, законодательство РФ наделили школьника довольно обширными правами. В частности, школьник имеет право:

  • на бесплатное образование;
  • на  выбор учебного заведения;
  • на выбор формы получения образования: в школе  и вне школы путем семейного образования и самообразования;
  • на выбор формы обучения: очное, заочное, очно-заочное, на дому, по индивидуальному учебному плану;
  • на перевод в другую школу по желанию ребенка (при согласии родителей);
  • на  бесплатное пользование библиотечной (школьной) литературой;
  • на  участие в школьном самоуправлении;
  • на помощь учителей во время обучения;
  • на свободу совести и выражение личных убеждений;
  • на обучение в безопасных условиях;
  • на добровольное посещение дополнительных кружков, секций, занятий;
  • на помощь школе на добровольных началах;
  • на свободное посещение школьных мероприятий, не входящих в план обучения;
  • на доступ к информации;
  • на защиту от эксплуатации, выполнения работы, которая вредна для физического или психического здоровья ребенка, препятствует получению образования;
  • на предоставление особых условий детям с ОВЗ;
  • на тайну переписки, телефонных переговоров, личных данных;
  • на участие в культурных мероприятиях, занятия творчеством и искусством;
  •  имущественные права.

Нарушать права ребенка, в том числе и в школе,  недопустимо. Вот что сказано на этот счет в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24.07.1998 N 124-ФЗ с последующими изменениями:

«При осуществлении деятельности в области образования и воспитания ребенка в семье, образовательном учреждении, специальном учебно-воспитательном учреждении или ином оказывающем соответствующие услуги учреждении не могут ущемляться права ребенка».

Однако, не всегда это бывает так. Приведем несколько характерных ситуаций.

Типичный случай: ученик опоздал на урок, пришел не в установленной школой форме, не с той прической, и  учитель не  допустил его до уроков. Когда ученика  не пустили на урок или удалили с урока, то в этом случае произошло нарушение его права на образование. У учителя нет права решать: пускать или не пускать ученика на урок.

В школе есть Устав, правила поведения, правила ношения школьной формы и т.д. Если же ученик их нарушает, то к нему могут быть применены такие  меры как замечание, выговор, исключение из школы. А вот такой  меры,  как отстранение от урока — нет.

Если ученик не был допущен на урок, то в таких случаях родители или  ученик могут написать жалобу директору школы,  в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования, в прокуратуру.

Если же действия ученика угрожают жизни и здоровью других обучающихся, учителю, то учитель обязан вызвать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые примут к ученику адекватные меры воздействия. Применение педагогическими работниками  мер физического воздействия к ученикам недопустимо.

Бывает, что  учитель, классный руководитель занимаются проработкой ученика в присутствии всего класса, или дежурный учитель на школьной линейке прорабатывает провинившихся школьников в присутствии других учеников.

 Такие публичные проработки входят в противоречие с правом обучающегося на уважение своего человеческого достоинства, наносят детям огромный моральный вред.

Если такие «методы воспитания» практикуются в школе,  то это повод для родителей  обратиться в суд.

Обсудить волнующую учителя проблему с учеником учитель  может только лично, без посторонних. При этом он не должен также оказывать на ученика давление.

Иногда учителя разговаривают с учеником на повышенных тонах, необоснованно критикуют, шантажируют, предъявляют завышенные требования или подвергают чрезмерным наказаниям.

Это ничто иное  как   применение мер психического насилия по отношению к ученику,  унижение его чести и достоинства.

В таком случае  родители вправе не  только обратиться к администрации школы, но и  в прокуратуру, и в суд.

Не единичны факты, когда  школа под разными предлогами принуждает родителей сдавать деньги. Однако ответственность за то, что некоторые родители не сдали деньги, классным руководителем почему-то возлагается на их детей. Этих учеников начинают ругать, преследовать, шантажировать.

Такие действия классного руководителя — прямое нарушение права ребенка на образование, унижение его чести и достоинства. И в этом случае у родителей  есть все основания обратиться  с жалобой к директору школы, в орган управления образованием, прокуратуру и, если потребуется, – в суд.

Бывает, что школа привлекает учащихся к общественно-полезному труду: уборка класса, генеральная уборка школы или ее территории, работа по благоустройству по месту жительства и др.

В ст.34 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» по этому поводу сказано так: «Привлечение обучающихся без их согласия и несовершеннолетних обучающихся без согласия их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается».

Проблема может быть решена следующим образом: чтобы привлечь учеников к общественным работам, школа должна обратится к ученикам, а не приказывать им, обязательно получить согласие учеников на помощь школе своим трудом и письменное согласие родителей. Это относится и к дежурству учеников по классу и по школе. Если эти условия не будут выполнены, то у родителей будут все основания жаловаться на школу.

Следует отметить, что  Министр образования и науки О.Ю.Васильева  считает, что общественно-полезный труд следует вернуть в школу: «Мы должны вернуть и сельские бригады, которые у нас были в сельских школах, мы должны вернуть работу на приусадебных участках, которая была всегда, мы должны вернуть уборку помещений школьных, которая никак не граничит с угрозой жизни и здоровью школьника.

Мы должны вернуть, прежде всего, ответственность маленького человека за то место, в котором он проводит 11 лет. Не потребитель маленький, а созидатель, который в этой школе созидает вместе с нами, с учителями и родителями», — заявила  она на заседании комитета СовФеда по науке, образованию и культуре  26 сентября 2016 года.

Но для этого необходимо изменить вышеупомянутую норму закона об образовании.

Примеры нарушений прав ребенка в школе можно приводить и дальше. В любом случае, если  родитель считает, что права его ребенка нарушены, то он прежде всего должен  обратиться к педагогу или администрации школы за разъяснениями сложившейся ситуации.

Если разъяснения его не удовлетворили, то он имеет право написать жалобу директору образовательного учреждения и получить письменный ответ, который содержит объяснения относительно предмета спора. Если ответ администрации не устроил родителя, то можно обратиться за разъяснениями в вышестоящие инстанции управления образованием.

Также в зависимости от характера нарушения прав ребенка и удовлетворенности принятыми по этому поводу мерами можно обращаться к региональному уполномоченному по правам ребёнка,  в региональный орган Рособрнадзора, во Всероссийское общество защиты прав потребителей образовательных услуг, в местные органы опеки и попечительства, в  Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, в прокуратуру, суд, полицию. Главное – не оставлять подобные  случаи без разбирательства.

Следует обратить внимание, что юридическая ответственность, в том числе и уголовная, по определению является индивидуальной, а не коллективной. Поэтому ни возбудить уголовное дело, ни подать гражданский иск на группу граждан, например, на школьный класс или группу педагогов, родителей невозможно. Привлекать к ответственности можно только каждого в отдельности, а не коллектив.

Конечно, права школьника не должны нарушаться. Но помимо прав у ученика есть и обязанности, которые он должен знать и неукоснительно  выполнять.

К примеру, школьник должен добросовестно учиться, посещать обязательные занятия  в соответствии с расписанием, бережно относиться к имуществу школы,  уважать честь и достоинство других учеников и работников школы,  выполнять требования работников школы по соблюдению правил внутреннего распорядка, и т.д. В школе они определены Уставом, правилами внутреннего распорядка, локальными актами   школы, а на федеральном уровне —  законом об образовании.

Примечание

С 2009 года в России действует институт уполномоченных по правам ребенка. На Федеральном уровне уполномоченным по правам ребенка в настоящее время является Анна Кузнецова. Есть такая должность и на региональном уровне. Кроме того, в школе тоже может быть уполномоченный по защите прав детей или по защите прав участников образовательного процесса, к которому также можно обращаться.

В соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 № 59- ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» с последующими изменениями,  ответ на свою жалобу заявитель должен получить  в срок, не превышающий 30 дней.

Основные нормативные документы по вопросам защиты прав детей

Декларация прав ребенка

Конвенция о правах ребенка

Конституция РФ

Семейный Кодекс о правах и обязанностях родителей и детей

Семейный Кодекс о защите прав детей, оставшихся без попечения родителей

Федеральный закон «Об опеке и попечительстве»

Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ»

Федеральный закон  «Об образовании в Российской Федерации»

Также в блоге

Защитим наших детей

Нарушения и наказания — новые правила для обучающихся

Из школы в школу

Защищаем права ребенка в школе

Безопасность ребенка в школе

Школьные конфликты можно урегулировать посредством школьной медиации

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Источник: https://eduinspector.ru/2017/02/05/kak-zashhitit-prava-rebenka-esli-oni-narushayutsya-shkoloj/

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Как я могу защитить подростка при таких условиях?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

В каких случаях возможно помещение в психиатрический стационар специализированного типа без согласия пациента? условия продления пребывания лица, нуждающегося в психиатрической помощи. порядок применения принудительных мер медицинского характера

Как я могу защитить подростка при таких условиях?

В каких случаях возможно помещение в психиатрический стационар специализированного типа без согласия пациента? Условия продления пребывания лица, нуждающегося в психиатрической помощи. Кто принимает решение о продлении госпитализации лица?

Отношения, связанные с деятельностью в области оказания психиатрической помощи, регулируются Федеральным законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.

1992 № 3185-1 (далее Закон № 3185-1), а также нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и издаваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на решение вопросов в области оказания психиатрической помощи, а также нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

В силу ст. 5 Закона № 3185-1, ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

https://www.youtube.com/watch?v=n9xiJD_fTvg

Согласно п.3 ст.

5 Закона № 3185-1, ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами возможно только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также в стационарном учреждении социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Статья 29 Закона № 3185-1, регулирует основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке.

Так, лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает: его непосредственную опасность для себя или окружающих, или его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, а также может причинить существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

В соответствии с п. 3 ч. 9 ст. 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», допускается медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами.

Лицо, госпитализированное в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, по основаниям, предусмотренным статьей 29 Закона № 3185-1, подлежит обязательному психиатрическому освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров медицинской организации, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания остаться в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, он подлежит немедленной выписке.

Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в ней.

Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на пребывание в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, только в течение срока, необходимого для оказания психиатрической помощи в таких условиях.

Постановление судьи об удовлетворении заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Вместе с тем, пребывание лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке продолжается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация.

Согласно п. 2 ст.

36 Закона № 3185-1 лицо, госпитализированное в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, в течение первых шести месяцев не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров указанной медицинской организации для решения вопроса о продлении госпитализации. При продлении госпитализации свыше шести месяцев освидетельствования комиссией врачей-психиатров проводятся не реже одного раза в шесть месяцев.

По истечении шести месяцев с момента госпитализации лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости продления такой госпитализации направляется медицинской организацией, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в суд по месту нахождения указанной медицинской организации. Судья постановлением может продлить госпитализацию. В дальнейшем решение о продлении госпитализации лица, госпитализированного в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, принимается судьей ежегодно.

Порядок применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами.

Если говорить о принудительных мерах медицинского характера, то в соответствии со ст.

13 Закона № 3185-1, принудительные меры медицинского характера применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, по основаниям и в порядке, установленным Уголовным кодексом Российской Федерации и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Порядок назначения принудительных мер медицинского характера установлен главой 15 УК РФ с учетом разъяснений, указанных в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера».

В части первой статьи 102 УК Российской Федерации, сказано, что продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, проводившего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Новеллой в законодательстве является то обстоятельство, что суд принимает решение о продлении и прекращении принудительной меры.

Ранее продление и прекращение принудительного лечения, а речь шла только о лечении в психиатрическом стационаре, осуществлялось по решению комиссии врачей-психиатров, которое формулировалось на основании коллегиального осмотра пациента

В силу ч.2 ст. 102 УК РФ, лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения.

Заключение комиссии представляется в суд независимо от тех выводов, которые сделала комиссия. Заключение комиссии подлежит оценке судом, и суд должен сам вынести соответствующее решение.

Представление в суд заключения комиссии врачей-психиатров направляет администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение (ранее эта функция возлагалась на главного психиатра органа здравоохранения, которому подчинен психиатрический стационар). Решение комиссии врачей-психиатров в повседневной практике представляет в суд руководитель психиатрического стационара, где осуществляется принудительное лечение, либо лицо, его замещающее.

Основанием для продления принудительных мер медицинского характера служит сохранение возможности причинения этими лицами иного существенного вреда либо опасность для себя или других лиц, что расценивается как отсутствие оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера.

Иначе говоря, суд продлевает принудительные меры медицинского характера по тем же основаниям, что и назначает их.

Суд, принимая решение о необходимости продления принудительных мер медицинского характера, не только выносит решение об отсутствии положительной динамики психического расстройства, но и оценивает психическое состояние лица, прогноз, учитывающий течение расстройства, стойкость полученного эффекта от принудительного лечения.

В судебной практике в психиатрическом стационаре специализированного типа продлевается принудительное лечение лицу с психическим расстройством, проявляющимся сдерживаемой агрессивностью по отношению к окружающим, а также аутоагрессивностью, т.е. требующим постоянного наблюдения.

Такой пациент не относится критически к своему заболеванию, отрицает значение проводимого лечения. Необходимость постоянного наблюдения в отношении этого лица обусловлена реальной опасностью повторного совершения общественно опасного деяния.

При отсутствии подобных показаний к пребыванию в психиатрическом стационаре специализированного типа по решению суда изменяется принудительная мера с переводом лица в психиатрический стационар общего типа.

Источник: https://www.samproc.ru/regulatory/proc_answer/?ELEMENT_ID=10661

Шесть правил, которые научат ребенка постоять за себя

Как я могу защитить подростка при таких условиях?

  • Рекомендации специалистов
  • 3-7 лет
  • 7-12 лет
  • подросток
  • драки

Отправляясь в магазин спортивных товаров, родители вместе с беговелами, велосипедами, роликовыми коньками и прочим спортинвентарем сметают с витрин комплекты защиты спины, колен, запястий и даже шлемы для своих активных детей.

В таких “доспехах” ребенок будет защищен от внешних факторов, которые при занятиях спортом смогут нанести физический вред. А как помочь ребенку научиться защищать свое «я»? «Я-Родитель» выделил правила, которые помогут укрепить в ребенке внутренний стержень и воспитать уверенность в себе.

Кстати, вполне возможно, что наши советы пригодятся и многим взрослым в общении с другими взрослыми.

Правило первое. Не бояться признавать свои ошибки и быть оптимистом!

Представим ужин в детском саду. Ваш ребёнок случайно роняет тарелку, и та вместе с морковной запеканкой летит на кафельный пол и разбивается с дребезгом.

Как отреагирует малыш? Испугается, что воспитатель будет его ругать? Убежит с места происшествия или будет уверять, что это сделал не он? Научите своего ребёнка признавать свои ошибки, не прятаться от ответственности, но при этом не делать из произошедшего трагедии и во всём видеть лучшее! Растите оптимиста. Ведь тарелки бьются на счастье! Никто не порезался – разве это не чудо? К малышу-оптимисту обязательно подтянется другой малыш, который и поделится своей морковной запеканкой. Ведь вместе есть гораздо веселее. И когда ребенок станет старше, умение нести ответственность за свои поступки и оптимизм будут всегда помогать ему отстаивать свое «я» и находить выходы из самых сложных жизненных ситуаций.

Правило второе. Не реагировать на попытки тебя унизить!

Разумеется, от дразнилок, кличек и обзываний еще никому не удавалось сбежать. Другой вопрос – как на них реагировать. Кого-то коверкание собственной фамилии или имени может довести до плача в школьном туалете, а кого-то может заставить улыбнуться.

Научите своего ребёнка игнорировать дразнилки и самому не придумывать кличек другим людям, потому что у каждого есть имя. Нужно просто усвоить эту истину, но не зацикливаться на ней.

Если ребёнок начнёт каждому объяснять с трясущимися губами, что на самом деле «У меня есть имя!!!», это только раззадорит толпу. «Не реагировать или улыбнуться в ответ», – неожиданный, но приятный взгляд доморощенного оптимиста на обзывание.

Вы только представьте, как эта простая философия поможет ребенку в дальнейшем, когда люди будут говорить ему вещи куда более обидные, чем дразнилки в детском саду.

Правило третье. Не показывать страх.

Ребенок возвращается из школы. По дороге встречаются дети постарше и начинают угрожать. Никто не имеет права заставлять человека действовать против его воли, а также угрожать или причинять боль, – вот что обязательно должен усвоить ваш ребенок. Стоит объяснить ему, что себя нужно уметь защищать, правда, не всегда с помощью кулаков.

Нужно уметь найти в себе силы сгладить конфликт и не показать страха, даже если страшно так сильно, что дрожит голос. Держаться и вести уверенный диалог – вот, что самое важное. Ну а если не поможет, и обидчик начнет драку, то ваш ребенок должен уметь защитить себя. Научите его простым приемам самообороны. На всякий случай.

Если он будет знать, что сможет ответить на физический удар, то ему в таких ситуациях будет проще «бить» словами.

Правило четвертое. Уметь говорить «нет».

Сосед по парте просит вашего ребенка донести его портфель, и ребенок соглашается. Маша из параллельного класса постоянно клянчит конфеты, и ваш сын отдает ей все сладости, которые вы положили ему с собой.

Конечно, отзывчивость и доброта – это хорошие качества, друзьям обязательно надо помогать и делиться с ними, но ребенку надо показать разницу между дружбой и манипуляцией. Ребенка надо научить говорить «нет», если он не хочет что-либо делать.

Иначе он, заодно со всеми, или просто по привычке во всем уступать приятелю не сможет сказать «нет», когда ему предложат «давай попробуй сигарету» или «иди, ударь этого мальчика».

Научите малыша тому, что у него всегда есть выбор и не надо бояться отказываться от чего-либо. Нужно быть добрым, но нельзя позволять другим пользоваться этой добротой.

Правило пятое. Не надо бояться просить о помощи.

У вашего ребенка не получается сделать поделку из пластилина, и, устав бороться с неподатливым материалом, он оставляет затею и больше к ней не возвращается.

Просить о помощи взрослых – стыдно, ведь он и сам уже большой, а сверстники могут застыдить, потому что у них все получилось. Научите вашего ребенка не стыдиться того, что он чего-то не умеет, и просить о помощи. Но просить о помощи – не значит переваливать все на других.

Пусть ему покажут, как правильно держать пластилин в ладонях или вылепят одну из деталей, ну а с остальным он уже справится сам. Таким образом, ребенок почувствует, что он тоже может и умеет и не будет комплексовать из-за неудач.

И если сегодня вы научите его правильно просить о помощи в таких мелочах, то завтра это поможет ему справляться с гораздо более сложными жизненными задачами.

Правило шестое. Привить любовь к спорту.

Вернёмся в тот же спортивный магазин, с которого всё началось. Помните о том, что утренняя пробежка вместе с мамой, зимние прогулки на лыжах с папой или серьёзное увлечение плаванием помогут в формировании уверенности в себе. Заражайте ребёнка любовью к спорту. Это хорошо и для вас, и для него.

Спорт развивает терпение и выдержку, мотивирует на достижение цели в соревнованиях и обязательно приведёт к победе. Ребенок, который испытывал вкус побед в спортивных состязаниях, будет побеждать по жизни и уж совершенно точно всегда сможет постоять за себя в трудных ситуациях.

Кроме того, физически сильного ребенка непросто обидеть, унизить или заставить что-то сделать помимо его воли.

Тип темперамента вашего ребенка

Данный тест позволит получить представление о преобладающем типе темперамента вашего ребенка. Ведь разница в темпераментах между родителями и детьми может привести к глубоким конфликтам, если вовремя не осознать, в чем проблема.

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/shest-pravil-kotorye-nauchat-rebenka-postoyat-za-sebya/

Игра гормонов: что делать, если подросток ведет себя агрессивно

Как я могу защитить подростка при таких условиях?

Детей в переходном возрасте часто называют неуправляемыми и агрессивными. Действительно ли подростки так опасны и кровожадны, как о них думают пенсионеры и мамы малышей? Есть ли способы безболезненно погасить проявления агрессии? На эти и другие вопросы отвечает Летидор.

Агрессивное поведение лишь на первый взгляд кажется немотивированным. Многие взрослые, немного подзабыв собственный переходный возраст, оценивают действия подростков с высоты прожитых лет. Однако понять их причины можно, лишь представив себя на месте тинэйджера.

Летидор рассказывает, как это сделать.

Агрессия как форма коммуникации. В подростковом возрасте повышенная ранимость сочетается со стремлением к доминированию или, по меньшей мере, высокому статусу в группе сверстников. Поскольку конкуренция очень жесткая, показать свою слабость – значит, моментально выбыть из гонки.

Вот и приходится мальчикам выражать свою симпатию к девушке плевком в ее сторону, а дружеские чувства к другим парням – болезненным тычком в плечо. Девочки также стараются крикнуть как можно громче или употребить выражение покрепче, так как другие стратегии общения нуждаются в длительной тренировке.

Пройдет несколько лет, и практически все девушки научатся останавливать шутки надменным взглядом, а парни – извиняться, приподнимая бровь. Но сейчас они нуждаются в вашей помощи.

1. Чаще обсуждайте с подростком поведение других людей или персонажей фильмов, обращая его внимание на удачные и неудачные стратегии. Отмечайте удачные шутки, с помощью которых можно избежать конфликта. Подчеркивайте важность интонации, которая может придать одной и той же фразе как агрессивную окраску, так и нейтральную.2. Не требуйте от подростка, чтобы он всегда был вежлив и корректен. В некоторых ситуациях агрессия вполне оправдана и является единственным способом сохранить достоинство.3. Поощряйте проявления нежности и деликатности со стороны подростка. Например, если он хочет обнять вас или положить голову на плечо, не отказывайтесь, ссылаясь на плохое настроение или занятость.

Способ психологической защиты. Опытные родители знают, что если подросток говорит: «А мне наплевать!», – значит, именно эта «оплеванная» проблема его и беспокоит. В таких случаях не нужно добиваться от ребенка признания этого факта, тем самым причиняя ему еще больший дискомфорт.

Например, некоторые родители, слыша нелестные отзывы подростка о ком-то из учителей или об оценках по нелюбимому предмету, стараются переубедить его в том, что к мнению учителя необходимо прислушаться.

Чтобы снизить уровень агрессии, придется продемонстрировать подростку, что вы с ним находитесь по одну сторону баррикад.

1. Посочувствуйте ребенку. Согласитесь, что программа составлена «криво», учебник написан непонятно, а учительница часто придирается. Тем не менее, у него нет другой программы, учебника и учительницы, поэтому нужно вместе подумать, как можно улучшить ситуацию при таких условиях.2. Иногда нужно набраться терпения и подождать. Многие подростки готовы обсуждать болезненную проблему только после того, как вдоволь поругают ее причину или виновника.3. Чаще показывайте подростку примеры самоиронии. Видя, что другие люди не боятся посмеиваться над самими собой, он рано или поздно попробует использовать эту стратегию поведения вместо агрессии в адрес других.

Трудности эмоциональной регуляции. Взрослые люди ничуть не менее агрессивны, чем подростки.

Однако мы способны чувствовать ненависть, но вежливо улыбаться, клокотать внутри от обиды – и при этом все равно извиняться, а подростки более честны и непосредственны.

Они выражают агрессию каждый раз, когда ее испытывают. В этих случаях нужно помочь подростку бороться не столько с чувствами, сколько с импульсивностью.

1. Поговорите об очевидной выгоде от умения контролировать себя. Например, упомяните о том, что агрессивный ответ всегда затягивает конфликт, и затем приходится прикладывать много усилий для того, чтобы его разрешить.2. Расскажите подростку о самых простых приемах саморегуляции: перед тем, как ответить, пусть сделает глубокий вдох и сосчитает до десяти.3. Обратите внимание на то, что импульсивные реакции не позволяют объективно оценить ситуацию. Помните, как в старом анекдоте про насупленного мужчину, который шел по дороге с широко расставленными руками, а идущие навстречу девушки пугались и пытались ударить его сумочкой? «Эх, уже третье стекло не могу до гаража донести!» – тяжело вздыхал автомобилист, столкнувшись с импульсивным проявлением агрессии и глядя на очередную груду осколков.1. Предложите подростку использовать человека, которому он завидует, в качестве источника ценной информации. Например, наблюдая за «самой стильной в классе», можно понять, какие сочетания цветов в одежде смотрятся наиболее выигрышно.2. Обращайте внимание подростка на предысторию чужого успеха: сколько времени потратил его одноклассник на тренировки, чтобы лучше всех «зажигать» на дискотеке.3. Обсуждайте с сыном или дочерью конкретные шаги, которые можно предпринять, чтобы обойти мнимого или реального соперника. Допустим, вы можете предложить подростку пройти психологический тренинг эффективного общения или сходить на консультацию к стилисту.

Безусловно, родителям за терпение при общении с подростком нужно ставить памятники при жизни. Однако, даже если силы на исходе, не позволяйте себе отвечать агрессией на агрессию. Где, как ни в семье, подросток может почерпнуть конструктивные стратегии ведения спора и разрешения конфликтов?

Источник: https://letidor.ru/psihologiya/igra-gormonov-chto-delat-esli-podrostok-vedet-sebya-agressivno.htm

Юриста совет
Добавить комментарий