Как действовать, если мой ноутбук в отделе полиции?

Киберполиция в Украине: чем занимаются робокопы

Как действовать, если мой ноутбук в отделе полиции?

В 2015 году в системе правоохранительных органов было создано новое подразделение – киберполиция. Мы узнали, чем занимаются его сотрудники и как работают такие же подразделения в других странах.

Что вообще такое киберполиция?

Киберполиция – это общий термин для подразделения МВД и спецслужб, которые занимаются борьбой с преступлениями, совершенными в Интернете и контролируют соблюдение правил поведения во Всемирной сети. При этом в разных странах цели и задачи киберкопов могут отличаться: от предотвращения банковского мошенничества до цензуры и манипулирования общественным мнением.

Например, основное занятие китайской интернет-полиции – поиск на местных сайтах комментариев, критикующих коммунизм, и их замена на проправительственные сообщения. Примерно тем же самым занимается и подразделение Королевской полиции Тайланда: там за «лайк» сообщения с критикой правительства или призывами к митингам вас могут задержать киберкопы и посадить в тюрьму.

В Эстонии, которая славится своим e-government, нет специального отдела полиции, занимающегося киберпреступлениями. Его роль исполняет команда CERT-EE – группа экспертов, реагирующая на любые угрозы интернет-безопасности для эстонских граждан.

CERT-EE отслеживает все киберинциенты, происходящие в доменной зоне «.

ee», защищает эстонцев от мошенничества в сети и даже противостоит пропаганде РФ – именно она реагировала в 2007 году на кибератаки с IP-адресов российских госучреждений на сайты эстонского правительства и банков после переноса памятника Бронзовому солдату.

Соединенные Штаты Америки стали одной из первых стран, создавших органы борьбы с преступлениями в сфере информационной безопасности. Там расследованием нарушений закона в Сети занимается специальный отдел ФБР. Этот отдел отслеживает и реагирует на любые преступления в Интернете, начиная от мошенничества с банковскими картами и заканчивая терроризмом и продажей людей.

А что делает киберполиция в Украине?

Осенью 2015 года в рамках реформы МВД в Украине было создано специальное подразделение – киберполиция, которое призвано защищать граждан и государство от посягательств в киберпространстве.

Спектр его работы достаточно широк: полицейские занимаются борьбой с вирусами, DdoS-атаками, спамом, мошенничеством с банковскими системами и кражей личных данных.

Кроме того, киберкопы отслеживают распространение порнографии и нейтрализуют пиратский контент.

В департаменте киберполиции сейчас работает несколько сотен сотрудников: большая часть из них – это инспекторы, занимающиеся привлечением к ответственности киберпреступников.

При этом используют те же методы оперативной и розыскной работы, что и обычные полицейские.

По сути – это те же следователи, только специализирующиеся на преступлениях в Сети: они заводят уголовные дела, собирают заявления, пишут запросы в суд.

Кроме инспекторов, в киберполиции работает еще несколько десятков спецагентов – «белых хакеров». Эти люди в рамках закона помогают инспекторам: добывают техническую информацию (из кода сайта или заголовка электронного письма), «допрашивают» устройства, которые стали инструментами для киберпреступлений.

Большинство нарушений закона, с которыми сталкиваются украинские интернет-копы — это онлайн-мошенничество. К примеру, покупатель оплачивает товар, а продавец не отправляет его и пропадает; либо рассылаются смс с фальшивой информацией о «выигрыше» машины и т. п.

Насколько они профессиональны?

Изначально в киберполицию планировали набрать самых крутых IT-специалистов Украины, которые могли бы адекватно реагировать на любые киберугрозы.

Для этого были установлены высокие требования к кандидатам на должность спецагентов, каждый из которых должен был пройти технические тесты, тест на знание английского и израильский тест MIDOT, проверяющий благонадежность человека.

Первый выпуск киберполицейских. пресс-служба Нацполиции

Однако эти планы ждал крах: отобрать в спецагенты удалось всего 30 человек на 39 вакантных мест. Часть кандидатов отсеялась из-за того,что не смогли пройти тестирование или не обладали нужными техническими знаниями.

Большинство из тех специалистов, которые были реально интересны для киберполиции, вообще не подали анкет. Это связано с тем, что зарплата в МВД даже близко не может конкурировать с зарплатами в сфере IT.

Если зарплатный «потолок» спецагента – 30 000 гривен, то специалист по информационной безопасности в частной компании получает от $3000.

Поэтому большая часть из тех, кого набрали в «киберполицию» — это талантливые новички в IT, которые имеют потенциал развития и могут позволить себе работать за низкую для рынка зарплату. Бонусом им становятся знания, которые не может получит простой смертный и обмен опытом со специалистами из США и стран Европы.

Есть ли уже первые результаты деятельности киберкопов?

Киберполицейские часто рапортуют о победах над интернет-преступностью: например, в ноябре 2016 года они закрыли один из самых посещаемых пиратских сайтов – FS.TO, который нанес правообладателям ущерб около 5 млн грн.

Киберкопы вычислили 19 человек, которые участвовали в создании и поддержке сайта и нашли оффшорные компании, через которые пираты легализовали доходы FS.TO.

Кроме того, киберкопы задерживают интернет-мошенников, ворующих данные банковских карточек украинцев, а также авторов мошеннических SMS о выигрыше машины.

В целом, по состоянию на конец 2016 года киберкопы раскрыли примерно половину преступлений из почти двух тысяч уголовных производств и смогли возместить от 80 до 85 % ущерба пострадавшим.

Самыми частыми преступлениями, около 65% от общего числа, стало мошенничество на разных торговых площадках и сервисах бесплатных объявлений;16% – хакерские атаки, 13% – атаки на банковскую сферу, кража ПИН-кодов карт, заражение вирусами банкоматов, еще 5% – это пиратский контент.

Отреагировала киберполиция и на новую для Украины угрозу: детские «группы смерти». В марте 2017 года правоохранители спасли нескольких подростков, состоявших в группах «синих китов» и задержали администраторов этих групп.

Так что, киберкопы теперь будут следить за мной в Интернете?

Беспокоиться по этому поводу не стоит, если вы, конечно, не владеете крупным сайтом, распространяющим пиратский контент или любым другим способом не нарушаете закон в Интернете.

Да и в этом случае, например, чтобы обыскать ваш дом, киберполиции нужно будет получить разрешение суда – процедуры никто не отменял и не упрощал.

Однако камеру ноутбука лучше и правда заклеить черным скотчем, хотя бы потому, что так делает глава Марк Цукерберг.

Марк Цукерберг

Источник: https://nakipelo.ua/kiberpolitsiya-v-ukraine-chem-zanimayutsya-robokopy/

Как контролировать (сопровождать) рассмотрение вашего заявления в полиции

Как действовать, если мой ноутбук в отделе полиции?

На самом деле, сопровождение заявления, направленного в полицию, полезно не только непосредственному заявителю, но и фигуранту, в отношении которого указанное заявление направлено.

Под сопровождением подразумевается постоянное наблюдение и контроль над действиями сотрудников полиции, которым поручено проведение проверки по заявлению.

Необходимость такого сопровождения обусловлена хотя бы тем, что оперативники, следователи, участковые, в большинстве своем, не заняты Вашими проблемами и, оставив рассмотрение заявления «на самотек», Вы рискуете получить короткую отписку вместо ожидаемого результата.

В свою очередь, фигуранту также следует отслеживать ход проведения расследования по направленному в отношении него заявлению, в связи с тем, что в случае нарушения его прав со стороны правоохранительных органов ему будет проще обжаловать результаты проверки.

Таким образом, после подачи заявления в полицию, необходимо придерживаться следующего алгоритма действий.

1. Надо знать, что в соответствии со статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее УПК) срок рассмотрения заявления о преступлении составляет до 3-х суток. При необходимости, срок проведения проверки по заявлению может быть продлен до 10-ти суток.

По сложившейся практике у полицейских постоянно имеется необходимость в продлении сроков. При этом причина волокиты не всегда зависит от бездействия исполнителя – это беда всей правоохранительной системы, которая, по сей день, не создала нормальных условий для работы личному составу.
В этой связи, ждать инициативного ответа полицейских о результатах рассмотрения заявления бесполезно.

Спустя сутки после подачи заявления, надо позвонить по телефону в дежурную часть подразделения полиции, назвать регистрационный номер поданного Вами заявления и спросить фамилию, имя, отчество, звание исполнителя, в каком кабинете он работает, его рабочий телефон (Звонить лучше утром с 9-00 до 10-00).

Необходимо созвониться с исполнителем и задать ему несколько вопросов по существу заявления. При этом из разговора важно понять приступил ли к проведению проверки сотрудник полиции, изучил ли он Ваше заявление, имеется ли у него какой-либо план действий и чем ему можно быть полезным при проведении проверки.

Если сотрудник полиции уже приступил к проведению проверки, он должен пригласить Вас к себе для дачи объяснения по существу Вашего заявления.

В том случае, если разговор так скажем, не удался, например Вам холодно ответили, никаких конкретных пояснений не дали – это верный признак того, что Вам надо «брать ноги в руки», следовать в отделение полиции и дать понять исполнителю, что сроки проверки ограничены законодателем, и Вам необходимо вовремя получить соответствующее решение.

Разумеется, ничего конкретного Ваш визит в полицию может и не принести. Но Ваша основная цель это оказать психологическое воздействие на полицейского и дать ему понять, что Вы грамотный заявитель и к Вам следует относиться с уважением!

Сотрудники полиции весьма настороженно относятся к лицам, способным грамотно отстаивать свои права. Вина всему – слабое знание полицейскими своих собственных прав и полномочий, не говоря уже о знаниях законодательства вообще. Поэтому Ваша уверенность и настойчивость придаст им соответствующий импульс при проведении проверки по Вашему заявлению.

2. Надо знать, что в соответствии со статьей 145 УПК РФ, по результатам проведенной проверки по заявлению может быть принято одно из 3-х возможных процессуальных решений:

  • возбуждение уголовного дела по фактам, изложенным в заявлении;
  • отказ в возбуждении уголовного дела;
  • передача заявления по подследственности.

По истечении 10-ти суток после регистрации заявления, сотрудник полиции, проводивший проверку, должен принять соответствующее процессуальное решение и направить в Ваш адрес уведомление.

При принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела часто такое уведомление фактически не направляется.

Опасаясь Вашего недовольства, исполнитель может зарегистрировать подготовленное уведомление в канцелярии полиции, копию подшить к материалу проверки, а оригинал просто выбросить.

В последствии проверить отправку уведомления по почте не представляется возможным. Почта отправляется мешками, часто реестр составляется формально и никем не проверяется.

В этой связи, необходимо самостоятельно прийти в полицию и потребовать предоставить Вам уведомление и заверенную копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в целях ознакомления и возможности его обжалования.

Для убедительности Ваших требований, перед посещением полиции подготовьте соответствующее заявление (запрос) в 2-х экземплярах на имя начальника подразделения, и, в случае отказа сотрудников полиции в выдаче вышеуказанных копий, зарегистрируйте Ваш запрос в канцелярии полиции.

Не забудьте проконтролировать, чтобы на 2-м экземпляре запроса сотрудник канцелярии поставил дату приема запроса и входящий номер. Вполне возможно, что Вам придется обращаться с жалобой на действия сотрудников полиции в прокуратуру или суд.

При посещении полиции полезно при себе иметь диктофон!

Удачи!

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/soprovozhdenie_zayvlenia/

Могут ли полицейские просматривать информацию в вашем телефоне

Как действовать, если мой ноутбук в отделе полиции?

Москвичи рассказали про новую особенность досмотров, а The Village выяснил, законно ли это

Спецоперация «Анаконда», во время который полицейские массово досматривали горожан, закончилась 11 мая, но регулярные осмотры на улицах продолжаются до сих пор.

Недавно жители Москвы начали жаловаться на новую практику, которая, судя по их словам, появилась незадолго до «Анаконды» и используется сейчас.

Сразу несколько человек рассказали The Village, что при осмотре или досмотре полицейские требовали от них показать телефоны и даже сами искали там информацию, просматривая личные файлы, в том числе и без понятых.

Публикуем две такие истории вместе с комментарием эксперта правозащитной группы «Агора» Дамира Гайнутдинова — о том, насколько эта процедура законна.

Сотрудник московской полиции анонимно сообщил The Village, что такие действия не являются «установкой сверху» и, скорее всего, происходят по личной инициативе отдельных полицейских.

Он отметил, что на проверки телефона можно пожаловаться, потому что «с точки зрения прав человека и гражданина это может быть не совсем нормально» и в таких случаях «конституционное право на неприкосновенность частной жизни 100 % нарушено». Пока, по его словам, подобных жалоб не поступало.

Это случилось во второй половине марта на Трехгорном Валу. Я забирал на машине разобранную двухъярусную кровать для своих товарищей из клуба «Рабица». Приехал, мне помогли ее вытащить. В какой-то момент одна из мелких деталей кровати закатилась под машину, а у меня большой автобус, март месяц, грязно, поэтому я решил отъехать назад, чтобы не лезть за ней под машину.

Я завел машину, проехал переулок до конца и припарковался. Далее все происходило так: подхожу к месту, где осталась деталь, нагибаюсь, поднимаю ее — и тут из-за угла ППС выезжает.

Я смотрю на них, они смотрят на меня, я поднимаю эту штуку и иду, думая: «Ну все, сейчас по-любому до меня ******** (докопаются. — Прим. ред.)». Штука в том, что бояться мне нечего: я не употребляю и не принимаю. Если они начнут мне говорить «Сейчас мы тебя повезем, продуем», я готов им любые анализы сдать.

Даже интересно было: вот я поднял что-то с земли, и для них это уже стало основанием для того, чтобы пойти меня осматривать.

Полицейский кричит мне: «Молодой человек! А что это вы так разволновались? Давайте мы вас осмотрим, у нас спецоперация проходит». Я показал документы, с ними все в порядке, и тут он берет у меня телефон, достает его из чехла, не находит там ничего запрещенного, а потом начал смотреть, что у меня там в телефоне, который был не запаролен.

— А что вы там смотрите? — говорю.

— Ну а вдруг вы там сайты запрещенные посещаете, — отвечает.

— У вас список запрещенных сайтов с собой? Или вы их все наизусть помните? Там моя личная информация, что вы там лазаете.

— Я вашу личную информацию не смотрю.

— Я не вижу, что вы там смотрите, я вижу телефон сзади, вы там что-то просматриваете.

В общем, он отдал мне его, и на этом мы разошлись. Март был у меня рекордный: меня за всю жизнь никогда не осматривали, а тут раза четыре было.

Владимир

(имя изменено по просьбе героя)

Мы с моей девушкой гуляли на окраине Кусковского парка со стороны «Выхино», на пустыре в лесу. Время было за полночь, мы были без денег и без документов.

После того как мы вышли из парка и начали отъезжать, навстречу выехали копы. Мы занервничали — я лично никогда за 25 лет своей жизни не сталкивался с представителями закона.

Полицейская машина проехала мимо нас, развернулась, врубила сирену, и копы прокричали в громкоговоритель, чтобы мы остановились. После того как мы остановились, они вышли из машины и сказали нам вылезать. Мы спросили, на каком основании. «На том основании, что у вас грязные руки, и мы знаем, что вы там в лесу делали», — сказал один из них.

Дальше мы выходим из машины, полицейский забирает у меня телефон, без труда находит там фотографии с известными красными кружочками и говорит: «Ну все, вам ******(конец. — Прим. ред.)».

Мы, зная, что в машине у нас ничего нет, говорим: «Вызывайте понятых, собаку, обыскивайте тачку, вы ничего не найдете». Они начинают шмонать тачку, заглядывают в бардачок и везде, где только можно. Ничего не находят, а потом говорят мне: «Показывай, что у тебя в трусах и носках».

Я офигел от такого, но пришлось показывать, потому что я понятия не имею, на что они имеют право, да и разнервничался прилично.

Подругу так жестоко осматривать они не стали. Говорят: «Сейчас вызовем полицейского вашего пола, прошмонаем, вызовем собак». Мы говорим: «Вызывайте кого хотите — ничего все равно не найдете». На это они спрашивают у меня: «Кем работаешь?» Я отвечаю. Они говорят: «Сейчас повезем тебя на медосвидетельствование, если что найдут у тебя в крови — встанешь на учет и лишишься работы».

При этом копы явно не хотели никуда нас везти, они ждали, когда мы начнем им предлагать бабки. Денег у нас с собой не было, но подруга решила позвонить брату — узнать, что делать. Брат приехал, отдал им 20 тысяч рублей.

Потом нас отпустили. Но осадок остался, учитывая, что у нас ничего с собой не было.

Разве законно было лезть в мой телефон, копаться в переписках, шмонать меня так жестко только за то, что у нас были грязные руки и копы видели, как мы выходили из леса?

Дамир Гайнутдинов

эксперт правозащитной группы «Агора»

В том, что касается вопроса доступа к содержимому электронных устройств, ситуация пограничная.

С одной стороны, есть положение статьи 13 закона «О полиции», которое предоставляет полицейским право при определенных обстоятельствах проводить осмотр предметов и досмотр граждан.

Обычно они ссылаются на это положение. С другой стороны, есть общие принципы о праве на тайну переписки, конституционные в том числе.

Очевидно, что вторжение в устройство представляет собой вмешательство в это право, его ограничение, поскольку сотрудник получает или может получить доступ к содержимому переписки. Для ограничения этого права во всех случаях необходимо разрешение суда. Происходит это в рамках рейда или при обыске, когда изымают устройство, всегда должно быть разрешение суда на ограничение тайны переписки.

Напрямую в законе такой запрет нигде не прописан. И полицейские пользуются этой пограничной ситуацией для того, чтобы говорить: «Мы проводим осмотр предметов, в том числе телефона». Нигде на написано, что такое «осмотр предметов» и как он должен проходить.

То есть одно дело, когда они за чехлом ищут наркотик, но совершенно другое, когда они вторгаются в содержимое телефона. А на Конституцию полиция, естественно, всегда плевала.

На мой взгляд, юридические способы защиты здесь малоэффективны. Можно попытаться обжаловать действия сотрудников полиции, и это будет неплохой кейс для Европейского суда по правам человека.

Но понятно, что все это произойдет уже после того, как полицейский порылся в вашем телефоне, все про вас узнал, скопировал или разместил что-то от вашего имени в соцсетях, чтобы потом вас еще и за экстремизм прикрыть.

Поэтому единственный путь — это шифрование, пароли и блокировки. Еще до того, как ваше устройство попало в чужие руки, нужно приложить максимум усилий, чтобы эти чужие руки не смогли попасть внутрь устройства. Все современные операционные системы, в том числе мобильных устройств, позволяют и зашифровать содержимое, и запаролить его.

Если мы допускаем, что сам досмотр проводится законно (например, в рамках статьи 27.

7 КоАП — в целях обнаружения предметов либо орудий совершения административного правонарушения), то телефон отдать придется, иначе есть риск быть привлеченным к административной ответственности по статье 19.

3 КоАП. Но такой досмотр должен проводиться с составлением протокола в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

Пароль вводить отказаться можно смело: такой обязанности закон не предусматривает. В крайнем случае можно сказать, что вы его забыли.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/situation/267824-obyski-telefonov

«Мы его взяли, но удержать не можем»: в Волгограде сделали обвиняемыми братьев, схвативших ночного вора

Как действовать, если мой ноутбук в отделе полиции?

В Волгограде двое братьев стали главными фигурантами уголовного дела после того, как задержали своими силами прокравшегося в дом вора и сдали его полиции. Спустя пять с половиной месяцев молодых парней скрутили и доставили в отдел полиции № 3 уже не как потерпевших, а как подозреваемых.

В результате один из задерживавших ночного визитера братьев сейчас ждет суда в СИЗО, второй — под подпиской о невыезде. Задержанный ими похититель ноутбука, оказавшийся бывшим ОМОН-овцем, гуляет на свободе.О кошмаре, в котором пребывает семья волгоградцев, журналистам V1.RU рассказала мать фигурантов сомнительного уголовного дела Татьяна Астафьева.

 

«Открыла глаза, а передо мной неизвестный мужчина»

Ситуацию, в которой оказалась ее семья, Татьяна называет полным абсурдом. Вырастившая троих детей одна, волгоградка прилагает все силы, чтобы помочь своим сыновьям. Младший из братьев — 21-летний Артем — находится в СИЗО. 29-летний Антон ждет суда под подпиской о невыезде. Ночь, когда все завязалось, Татьяна Астафьева помнит детально. — В ночь с 16 на 17 июня я с работы пришла очень поздно.

До полуночи точно не спала, потому что был сильный ливень и уснуть было невозможно. И только я закрыла глаза в первом часу ночи — тут же их открываю и вижу буквально в 50 сантиметрах от себя силуэт мужчины. Никто из моих домашних это быть не мог, потому что человек был очень крепкого телосложения.От испуга, говорит волгоградка, она начала кричать.

Одновременно непрошенный гость схватил с тумбочки ноутбук и поспешил на выход. — Когда он убегал, первое, что мне пришло в голову, — я закричала ему: «Я же тебя по камерам все равно увижу!». После этого сбежались сыновья. Старший быстро оделся и побежал следом, младший сел в припаркованную около дома машину и тоже уехал. Я позвонила на 112 и вызвала полицию.

В ответ на объяснения я услышала: «Да, мы все передадим в отдел полиции. Ждите». После звонка Татьяна снова вышла на улицу и, услышав возню на соседней улице, поспешила туда.— Я позвонила сыновьям и спросила, что у них происходит. Они ответили: «Мама, мы его задержали, но мы не можем его удерживать — он здоровый, как лось. Звони скорее в полицию, мы не можем держать его».

Я второй раз делаю вызов в 112 и прошу, что называется Христом Богом, скорее прислать наряд. Когда я спустилась на соседнюю улицу, увидела, что тот человек, который украл у меня ноутбук, лежит на земле. Мальчишки его удерживали, рядом был сосед с этой улицы. Вскорости приехала полиция. Украденный ноутбук тоже валялся рядом.

По словам сыновей Татьяны, мужчина ожесточенно отбивался и они едва смогли его скрутить. — Я помню слова Артема. «Мама, он так ударил Антона, так его отшвырнул, что у него хрустнули ребра. А я смотрел на него и понимал, что я не смогу его ударить», — говорит Татьяна, — Они у меня не агрессивные. Мы, кстати, гнали Антона на освидетельствование.

Но в райотделе нам отказали в направлении, а в поликлинике сказали, что без направления ничего делать не будут. Круг замкнулся.Татьяна до сих пор не понимает, как ее неказистый дом мог привлечь внимание

 Алексей Волхонский

Татьяна вспоминает, что до приезда полицейских успела спросить у мужчины, лежавшего на земле, зачем он пробрался в ее дом. — Он мне ответил: «Я никуда не лез, я проходил мимо и вообще ничего не знаю». Его поведение было странным. Первое, что сказал полицейский, когда склонился над ним: «О, от тебя алкоголем не пахнет, но ты странный какой-то.

Наверное, обдолбанный». Меня отправили в дом давать пояснения, и больше я ничего не видела. До сих пор женщина теряется в догадках, как обокравший ее мужчина оказался в доме, и как вообще он мог в принципе привлечь чье-то внимание. Более того, говорит женщина, на кухне в момент кражи горел свет. Но даже это не остановило мужчину.

 — На камерах он появляется только в тот момент, когда отворяет калитку и выбегает на улицу. Белые бриджи очень хорошо видно. Кстати, в показаниях он признается, что был одет именно так. Какие еще нужны доказательства? Откуда он взялся — у меня одно предположение: со стороны автомойки. Странное место, где постоянно собираются непонятные компании.

«Он ведь бывший сотрудник ОМОНа»

Сотрудники третьего отдела полиции, расположенного в Дзержинском районе Волгограда на улице Аракской, ограничились, по словам Татьяны Астафьевой, только тем, что взяли у нее показания.

— Украденный ноутбук полицейские не изымали, отпечатки пальцев никто не снимал ни с ноутбука, ни с дома, где он хватался. Я дала показания, и на этом моя встреча с сотрудниками закончилась. Единственное — 17 июня ко мне приходил оперативник, причем даже не показал удостоверения.

Я ему предоставила запись с камер видеонаблюдения, но эти записи в итоге пропали. Сейчас в третьем отделе хлопают глазами и говорят: «Какие записи? У нас ничего нет». Ну, нет, так нет.

Еще момент — сосед, присутствовавший во время задержания моими сыновьями того мужчины, готов в любой момент выступить свидетелем. Но его не принимают во внимание. Камеры засняли, как неизвестный мужчина выбегает из дома Татьяны

 записи камер наблюдения

Через два дня после той ночи Татьяну Астафьеву пригласили в суд на избрание меры пресечения задержанному. — В суде я обратила внимание, что на руке у него была наложена лангетка на кисть, еще была повязка на голове. И все. Я хорошо помню бумагу из 25-й больницы в руках следователя, где было написано: «Перелом луче-запястного сустава. Вывих ключицы.

Ушибы, ссадины». И строчка мне запомнилась: «В госпитализации не нуждается». Все. Задержанным оказался некий 38-летний житель Городищенского района. Ранее, как выяснилось, он уже имел судимости. — Как выяснилось потом, этот человек — бывший сотрудник ОМОНа, — рассказывает Татьяна Астафьева. — Он ветеран боевых действий, отмеченный министерскими наградами.

Человек, имеющий специальную подготовку. При этом у него две судимости из-за краж. В обоих случаях стороны выходили на мировую. Полицейские установили личность ночного гостя.

Им оказался 38-летний ранее судимый за кражи житель Городищенского районаГУ МВД России по Волгоградской областиСлова волгоградки подтверждаются информацией, которую 18 июня — на следующий день после попытки кражи ноутбука — публиковало на своем сайте ГУ МВД России по Волгоградской области: — 17 июня 2019 года в дежурную часть полиции обратилась 51-летняя жительница Дзержинского района. По словам заявительницы, ночью, находясь у себя в частном домовладении по ул. Ангарская, она проснулась от постороннего шума и увидела неизвестного ей мужчину, который держал в руках ее ноутбук. Женщина закричала, после чего незнакомец попытался скрыться. На крик женщины прибежали ее сыновья и, догнав злоумышленника, удерживали его до приезда сотрудников полиции. Прибывшие полицейские установили личность ночного гостя. Им оказался 38-летний ранее судимый за совершение квартирных краж житель Городищенского района. В отношении задержанного возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ — «Покушение на совершение кражи с незаконным проникновением в жилище». Санкция настоящей статьи предусматривает лишение свободы на срок до 6 лет.Укравшего ноутбук человека братья настигли около серой машины. Есть свидетели, но их в ОП-3 слушать никто не желает

 Алексей Волхонский

По данным главка, уже на первых допросах бывший омоновец успел сознаться в преступлении.— Задержанный сознался в содеянном и пояснил, что приехал в гости к друзьям в Дзержинский район, — говорится в информации МВД от 18 июня. — Находясь в состоянии алкогольного опьянения, проходя по улице, он увидел открытую калитку частного дома.

Дверь дома также была не заперта, и злоумышленник без труда проник в чужое жилище, откуда и попытался похитить ноутбук.Судимости пробравшийся в дом волгоградки мужчина имеет по 158-й статье УК «Кража» и по 161-й статье «Грабеж». — Похоже, имея судимости в 15-м и 17-м годах, он уже хорошо знает, как надо действовать.

Буквально на следующий день после задержания он написал заявление о том, что на него было совершено нападение. Он якобы шел по улице, никого не трогая. К нему подбежали двое мужчин, ударили в голову, уронили, дотоптали ногами, дали ему в руки ноутбук и вызвали полицию.

Ребята, ну кто у нас бегает ночами по улицам с ноутбуком и ищет приключения на свою пятую точку?

«Завели уголовное дело и поместили в СИЗО»

Сегодня Татьяна сожалеет, что вызвала полицию: «Надо было помахать ему ручкой»

 Алексей Волхонский

О том, что на ее сыновей завели уголовное дело по 111-й статье Уголовного Кодекса «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», Татьяна узнала спустя пять месяцев после кражи. — В июле моих детей вызывают в полицию вроде бы для взятия объяснений по уголовному делу о покушении на кражу, в рамках которого я прохожу потерпевшей.

Но, как оказалось, вызвали не к тому следователю, который вел это дело, а совсем к другому. Там им сообщили, что они обвиняются в нанесении тяжких телесных повреждений. Каким образом они ушли в тот день из райотдела, я не знаю. Но они пришли домой без подписки о невыезде, без каких-то ограничений в свободе. Они пришли и говорят: «Мама, против нас возбудили дело».

Я спрашиваю: «А как? Экспертизы не было. Я видела, повторюсь, эпикриз. Человек с тяжкими повреждениями должен как минимум отлежать в больнице, получать квалифицированную помощь в течение длительного времени».Почуяв неладное, волгоградка стала писать жалобы.

Писала на имя президента, в Генпрокуратуру и СК России, в прокуратуру Дзержинского района Волгограда и прокуратуру по Волгоградской области, региональное СУ СКР.— Я прям садилась и пачками отправляла письма. Москва отвечает исправно: «Ваше заявление отправлено в Волгоград, тому-то, за таким-то номером». В Волгограде на мои письма нет никаких ответов. Первую жалобу я отправила в сентябре.

 Они не скрывались, все время находились по известному следствию адресу. На каком основании моих сыновей объявили в розыск?Татьяна АстафьеваЧерез пять месяцев после того, как Астафьевы узнали о возбуждении уголовного дела, Татьяне позвонили и сообщили о задержании сыновей.

— Второго декабря мне звонят и говорят: «Не понятно, что это было, но твоего сына младшего забрали с автосервиса в одних штанах и футболке, заломали и куда-то увезли». Я начала искать его. Поехала в райотдел на Аракскую. Там сказали, что сына у них нет. Через какое-то время я им звонила. Они опять сказали, что сына нет и сведений они никаких не дают.

И только в 20:55 2 декабря мне позвонил адвокат по назначению и сказал: «Не звоните. Сегодняшнюю ночь он проведет в изоляторе временного содержания. Его задержали». На мой вопрос, почему меня не известили, адвокат ответила, что не обязана извещать. Через короткое время приехали к дому следователь, адвокат, оперативники и еще какие-то люди.

Позволили одеть ребенка, потому что он был в одних штанах. И все. Через два дня был назначен суд, и Артему избрали меру пресечения. Были положительные характеристики. Ни одну из них во внимание не приняли. Его отправили в СИЗО до 2 января 2020 года. Антон, которого также принудительно доставляли в отдел без извещения, находится под подпиской о невыезде.Семья Артема и Антона, как может, борется за их судьбы. В социальных сетях можно встретить такие листовки

 .com

Задержание, говорит Татьяна, состоялось после того, как ее сыновей объявили в розыск. О том, чтобы явиться в райотдел, до этого момента никаких уведомлений не приходило.— Это полный абсурд. Они не скрывались, все время находились по известному следствию адресу.

И мы не получали никаких извещений, повесток или звонков о необходимости явиться в райотдел. На каком основании моих сыновей объявили в розыск, следователь так и не смог пояснить. Никаких документов, подтверждающих, что мои дети скрывались от следствия, нам не предоставили.Собрав последние деньги, женщина наняла сыну адвоката.

Защитник подал жалобу в Волгоградский областной суд на неправомерность ареста.— Мы настаиваем на том, что объявление в розыск было незаконным, и просим об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. При таких травмах он должен лежать в больнице.

Учитывая, что он бывший сотрудник ОМОНа, травмы могли быть получены им давноТатьяна АстафьеваБольшие вопросы вызывает у Татьяны Астафьевой заключение о вреде здоровью, который якобы нанесли ее сыновья бывшему омоновцу при задержании. Заключение сделано на основе медкарты из 25-й больницы и КТ-исследований.

 — В частной беседе со специалистами мне пояснили, что по тем травмам, которые описаны в заключении и квалифицированы как тяжкий вред, потерпевший должен как минимум находиться в шейном корсете. У него должно быть жестко зафиксировано плечо, а вся рука должна быть в гипсе.

По мнению экспертов, травмы, полученные им, учитывая, что он бывший сотрудник ОМОНа, могли быть получены давно — еще во время его службы. Повторюсь, что в гипсе у него была только кисть. Эту травму он мог получить, упав в грязи на прямо поставленную руку. Татьяна мечтает поскорее увидеть всю семью за общим столом

 Алексей Волхонский

Наняв себе адвоката, прокравшийся в дом Астафьевых экс-омоновец вышел из СИЗО. Оценив состояние его здоровья, суд поместил бывшего сотрудника под подписку о невыезде.— Получается, что он сейчас на свободе, а мой сын в СИЗО. Видимо, наша система устроена так, что я должна была, увидев незваного гостя в своем доме, сказать ему: «Ну ладно, бери этот ноутбук.

Тебе, наверное, нужнее». Честно скажу, я пожалела, что вызвала полицию. Нужно было помахать ему ручкой, наверное. Мы же думали иначе: вора нужно задержать. В следующий раз, наверное, не нужно никого задерживать. Должна полиция ловить? Ловите. Сильная с виду женщина во время разговора с журналистами V1.RU не раз срывается на слезы.

— Все, что я хочу сегодня, спокойно жить в своем доме, чтобы туда никто не врывался. Я мечтаю о внуках и хочу видеть своих детей за завтраком напротив себя. В 2001 году мой муж погиб на дальнобое. И с тех пор я растила их абсолютно одна. Мне было очень трудно. Лишних детей у меня нет, и отдавать их просто так я никому не собираюсь.

Они не делали того, в чем их сейчас обвиняют. Показания Артема и Антона, в которых они говорят, что Артем нанес удары, они давали под давлением. Артем писал изначально, что ни в чем не виноват и не признает своей вины. Но следователь и адвокат настаивали, что так писать нельзя. Не смогли они настоять на своем и воспользоваться 51-й статьей.

Пошли по предложенному следователем пути, за что теперь и страдают.  Добродушный Артем, уверена мать, не мог бить человека

 .com

«Будем ходатайствовать о переквалификации дела» 

Источник: https://vzglyad.pw/news/incidents/10953-my-ego-vzjali-no-uderzhat-ne-mozhem-v-volgograde-sdelali-obvinjaemymi-bratev-shvativshih-nochnogo-vora.html

Вас вызвали в отдел полиции. Что делать?

Как действовать, если мой ноутбук в отделе полиции?

В течение всего поста ключевыми будут два совета: “не ходить” и ” если пошли, то возьмите с собой адвоката”.

Морально готов к тому, что в х будет критика и фразы типа: “еще один адвокатишка решил придать большей значимости представителям своей профессии, чем она того заслуживает”. Ну что ж, мнение имеет право на существование, даже если оно неправильное.

Случаев когда человек приходит в отдел полиции в статусе свидетеля, а выходит подозреваемым с постановление об избрании меры пресечения очень много. Не меньше, когда уходит по вызову и его потом неделю родственники с адвокатами ищут. Про случаи противоправных действий в отношении граждан со стороны сотрудников полиции – просто просмотрите в интернете новости за последние сутки.

Следование первому совету (не ходить) от всего этого может уберечь. Есть ли ответственность за это – будет ниже.

Второму (явится с адвокатом) – может существенно сократить время нахождения в отделе полиции, возможно избавит от противоправных действий.

Теперь возвращаемся к теме.

Что такое вызов в полицию? Для того чтобы ответить на этот вопрос знакомимся с нормативной базой в части вызовов для производства следственных действий и проч: ФЗ О Полиции, КоАП России, УПК России.

Обобщаем и излагаем кратко: Полицейские имеют право вызывать граждан для получения объяснений и дачи показаний при проведении проверки сообщения о преступлении, производстве по делу об административном правонарушении, расследовании уголовного дела.

Значит ли это что надо бежать сломя голову по первому телефонному звонку участкового/опер уполномоченного, дознавателя/следователя, инспектора ПДН? Конечно же нет.

Классический вызов на допрос – это вручение вам под роспись или направление заказным письмом с уведомлением о вручении повестки. В повестке должно быть указано: кто (например следователь Иванов, СО ОМВД по городу N …

ску), кого (например вас, Петрова Петра Петровича), куда (в СО, расположенный по адресу: город N…ск, улица Феликса Дзержинского, дом 1, кабинет 13) когда ( дата и время) и в качестве кого (свидетель по делу об административном правонарушении, подозреваемый по уголовному делу, и т.д.) вызывает.

Должны быть ФИО, должность и подпись лица выдавшего повестку. Обычно еще указывают телефон для связи.

Если одного из этих реквизитов нет, то получив повестку можете тут же выкинуть её в мусорное ведро и никуда не ходить. Подвергнуть принудительному приводу с такой повесткой вас не могут. вернее могут. Но это незаконно

Принудительный привод так же незаконен, если повестку прислали письмом без уведомления, передали через родственников или соседей.

Часто полицейские используют следующий лайфхак: вручают вам повестку, в которой указано время явки таким образом, что, например, время вручения 10.00, а явится необходимо в этот же день в 10.30.

Как с этим бороться?

Уведомить вызывающего вас о невозможности явки в указанное время в связи с тем, что вам необходимо встретиться с адвокатом, и требовать вызова на другие время-дата. И, разумеется, никуда не ходить

Обязательно передайте информацию кто, куда и в связи с чем вас вызывают людям, которым не безразлична ваша судьба. В случае чего вас будет проще искать.

Еще пару слов почему обязательна повестка. Во-первых, чтобы не было прогулов на работе.

Во-вторых, бывали случаи когда человека вызывали по телефону чуть ли не каждый день, но при этом следственные действия не проводились (следователь занят, у нас труп, возможно криминальный).

Когда гражданину надоело что его постоянно дергают, а ничего не происходит, он написал жалобу. Итог рассмотрения закономерен “он сам приходил, для чего не знаем, мы его не вызывали”.

Если вы все-таки решили посетить отдел полиции, то вам следует найти себе адвоката. Это не очень дорого, но может очень помочь.

Например, в ходе бесед о том что вам следует написать явку с повинной о совершении преступления, так как у полицейских очень много изобличающих вас доказательств, кто-то, играющий за вашу команду, должен сказать: “Пф, чё за бред? У них ничего на вас нет, встаем и уходим”. Взгляд специалиста поможет отсеять всю эту словесную шелуху, которую вывалят на вас для ускорения принятия нужного полицейским решения.

Ок, вы нашли себе адвоката…

Порядок действий: соглашение об оказании юридической помощи, гонорар в кассу адвокатского образования, консультация, если знаете по какому вопросу вас вызывают, то можно изложить ваши показания на бумаге (предпочитаю чтобы получение объяснений/допрос происходил в таком порядке: опрашиваемый/допрашиваемый зачитывает показания по бумаге, от дачи ответов на остальные вопросы отказывается, пользуясь статьей 51 Конституции России), обговариваете два условных знака “Встаем и уходим” и “Вы стали говорить не в ту сторону, можете наговорить себе на статью”, а также порядок действий, если прибыв на допрос с адвокатом вас пытаются развести по разным кабинетам (об этом ниже).

Про условные знаки.

“Встаем и уходим”. Иногда с первых минут становится ясно, что никаких следственных/процессуальных действий проводится не будет, разговоры бессмысленны и пустая трата времени.

Иногда стоит послушать (обе стороны получают то что им нужно: полицейские пытаются склонить вызванного к принятию нужного им решения, вызванный – получает информацию о том насколько серьезная ситуация), но в ходе беседы могут начаться угрозы и прочие непотребства. Тогда единственный правильный вариант развития событий это встать и уйти.

“Вы слишком много говорите”. Адвокат во время следственных и процессуальных действий может давать клиенту краткие консультации. Не всегда излишняя подробность и открытость полезна в ходе допроса или дачи объяснений, иногда вовремя заткнуться = избежать статьи.

Про лишение вас возможности общаться с адвокатом.

Несколько раз было, когда гордый оперуполномоченный, не менее гордо, заявлял о том, что сейчас будет проводиться не получение объяснений в порядке проверки сообщения о преступлении (статья 144 УПК России, прописано право пользоваться помощью адвоката), а будет проводится оперативно-розыскное мероприятие Опрос, а в соответствии с Законом об ОРД участие адвоката не предусмотрено.

Единственно правильный выход из этой ситуации в таком случае, напомнить доблестному полицейскому о том, что гласные оперативно-розыскные мероприятия проводятся только с согласия граждан (спасибо обучению в милицейском вузе, ссылка на закон), заявить что участвовать в проведении ОРМ никто не желает и удалиться с гордо поднятой головой.

Теперь кратко о продолжении. Пришли, узнали по какому поводу вызваны. Можете попросить время для общения с адвокатом. Приступили к даче пояснений или следственному действию. Требуем разъяснения прав, если дознаватель/следователь не справляются, то просите им помочь адвоката.

Даете пояснения/показания и, по возможности, избегаете выражений, позволяющих более одного толкования. В идеале – читаете по бумажке. По окончанию – внимательно знакомимся с текстом протокола и проверяем правильно ли показания внесены в протокол.

Не слушаем как показания прочтет сотрудник полиции, не просим все проверить адвоката, а читаем сами (сидеть в тюрьме в случае чего вам).

Если что-то внесено неверно, не стесняемся исправлять или требовать внесения изменений. Как правило по окончанию следственных (или иных) действий можно сделать заявления (меня били, я неуиновный) и принести замечания на правильность составления документа. И то и другое вносится в протокол и заверяется вашей подписью.

Еще главное – это не бздеть до начала, во время и по окончанию действий, для которых вас вызвали. А то бывает, что покажут рандомную статью в уголовном кодексе, глаз зацепится за наказание в виде 20 лет лишения свободы или ПЖ, и все – человек ничего не видит, никого, включая адвоката, не слышит, подписывает все не глядя.

Когда запугивают закрыть, или признательные показания и подписка о невыезде, важно помнить: закроют (а в последствии арестуют) или нет – это еще вопрос, а вот признательные показания могут обернуться реальным сроком, даже если в ходе следствия и суда был на подписке. Досадно, знакомясь с материалами уголовного дела по окончании расследования, понимать, что без признательных показаний остальных доказательств недостаточно для направления уголовного дела в суд.

Для допросов продолжительность без перерыва ограничена 4 часами. Если устали раньше, то можете попросить перерыв, если не дают отдохнуть, то можете отказаться от дачи показаний. Тяжело допрашивать человека, который не отвечает на вопросы.

После этого все. Пришли в полицию с адвокатом, и уйти должны с адвокатом (хотя бывают варианты). Дальше следите за развитием событий.

На сегодня советы закончились. Критика приветствуется. Постоянно скатывался на примеры из уголовного преследования. Каюсь, виновен

Опять ссылка на чатик в Телеграмме (оказалось, что по местным правилам это не запрещено, но для чего он мне и тем кто в нем участвует я так, до конца и не понял).

Всем удачи, добра и пусть вас минует полицейский произвол

Случайное фото повестки из интернета, внимательный читатель заметит, что не указано в качестве кого вызывается человек. Я бы по такой повестке никуда не пошел….

Источник: https://pikabu.ru/story/vas_vyizvali_v_otdel_politsii_chto_delat_iz_tsikla_likbez_6788267

Юриста совет
Добавить комментарий