Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

Адвокат со стажем в полгода поразил прокурора и следователя ораторским мастерством

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

27.12.20189953

В Ленинградской области малоопытный адвокат привлечен к дисциплинарной ответственности за многократные нарушения процедуры судопроизводства с участием присяжных заседателей. Ему, помимо прочего, поставили в вину критику выступления гособвинителя, оценочные высказывания в адрес следователя, а также шутки во время допроса участников процесса.

Как следует из материалов дисциплинарного производства, рассмотренного советом адвокатской палаты Ленинградской области, 28 августа 2017 года жалобу на адвоката В.

подал судья облсуда, усмотревший в поведении защитника пренебрежение не только нормами КПЭА, но и требованиями УПК РФ.

Все вменяемые в вину адвокату нарушения были совершены в процессе рассмотрения судом Ленобласти при участии присяжных заседателей уголовного дела в отношении К. и еще двух лиц, обвинявшихся по ст. 209 (бандитизм) и ст. 162 (разбой) УК РФ.

Автор жалобы указал, что В., защищая К. по соглашению, нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего и «вступает с ним в спор в присутствии присяжных заседателей».

Защитник, кроме того, прерывает выступления свидетелей по делу, комментируя их с места, «допускает некорректные высказывания» в отношении допрашиваемых лиц, демонстрирует пренебрежительное отношение к участникам процесса. Во время же перерывов в заседании В.

успевал консультировать двух других подсудимых – без согласия их защитников. Судье, сделавшему вывод о недостаточном знании адвокатом норм Уголовно-процессуального кодекса, пришлось неоднократно объявлять ему предупреждения о недопустимости подобного поведения. Но так как В.

и после этого не исправился, у суда возникла необходимость отложить разбирательство с целью предоставления подсудимому времени на заключение соглашения с другим защитником.

Что касается конкретных претензий к поведению адвоката, то сообщалось: во вступительном заявлении перед присяжными он «дал оценку» прозвучавшему ранее вступительному заявлению гособвинителя. А во время заседаний В.

выкрикивал требования (например, о внесении слов свидетеля в протокол), допускал шутки по поводу свидетельских показаний и некорректные высказывания в адрес самих свидетелей.

«Досталось» от адвоката и стороне следствия: после изучения протокола следственных действий он «дал оценку грамотности следователя».

Сам В. посчитал, что выводы судьи носят оценочный характер и основаны на предположениях. А сделанные ему замечания защитник назвал «подавлением процессуальной активности» и способом «психологического давления».

Вообще, обращение служителя Фемиды в адвокатскую палату, по его мнению, продиктовано тем, что «она ранее не сталкивалась с такой грамотной, активной, а порой и агрессивной защитой, которую продемонстрировал адвокат». Свою излишне напористую и эмоционально окрашенную речь в заседаниях В.

вполне оправдал. В письменных объяснениях он отметил, что ни закон, ни КПЭА не запрещают использование «элементов юмора, метафор или гипербол, пауз или интонационных акцентов, цитат из популярной классики и иных приемов ораторского мастерства».

Эти приемы защитник определил как «непременную часть искусства квалифицированного адвоката в подаче материала».

Он признался в критической оценке выступления гособвинителя, но уточнил, что «имел на это право» и не вышел за рамки корректности. Комментируя свой выпад в сторону следствия, В.

также оправдался – следователь остается «процессуальным противником защитника», и нет ничего неуважительного в том, чтобы «напомнить» ему «об отсутствии иммунитета от уголовного преследования… например, при установлении фактов фальсификации доказательств».

Сомнения судьи в знании им норм УПК защитник пояснил следующим оригинальным образом: он исходит из принципа «что не запрещено – то разрешено», а судья «толкует запреты ст. 335 и пробелы в УПК в соответствии со старой традицией правоприменения, давно утратившей силу». Примерно в этом же ключе В. отверг и все прочие обвинения.

Тем не менее квалифкомиссия палаты пришла к заключению о наличии в действиях адвоката состава дисциплинарного проступка. В свою очередь совет АП нашел, что оснований для прекращения производства в отношении В. не имеется.

На заседании совета были, в частности, озвучены конкретные наиболее «острые» высказывания защитника. Так, по поводу следователя, занесшей в протокол слово «дигитал», он заметил: «Надо «диджитал», ну, она неграмотная немножко, ну что делать».

А в заседании после предъявления гособвинителем свидетелю пистолета с глушителем В. заявил: «Прошу продемонстрировать прокурора, как он так состыковывает эту штуку, непонятно откуда взявшуюся».

В другой раз после того, как свидетель затруднилась ответить на его вопрос, сославшись на двухлетнюю давность событий, адвокат парировал, указывая жестом на скамью подсудимых: «Если бы на другом месте вы два года были, то все бы хорошо помнили».

Совет АП посчитал, что все нарушения совершены В. неоднократно и «по грубой неосторожности». Он также принял во внимание не слишком впечатляющий стаж адвоката, исчисляемый с 31 января 2017 года. С учетом всех обстоятельств к нему применена мера дисциплинарной ответственности в виде замечания.

Источник: https://legal.report/advokat-so-stazhem-v-polgoda-porazil-prokurora-i-sledovatelja-oratorskim-masterstvom/

Образец апелляционной жалобы на приговор суда по ч. 3 ст. 162 УК РФ

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

В Судебную коллегию по уголовным делам

________________________________ областного суда

от адвоката С. ____________________________

_____________________________________

_____________________________________

моб/тел: _____________________________;

в защиту осужденного

В___________________________

(по приговору ________________ районного суда

города ___________ от ___. ___. __ г)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯЖАЛОБА

(предварительная)

Приговором судьи ______________________ районного суда города ________________ от «___» ________ 20_____ г (полный текст приговора выдан __. __. __ г), осужден В________________________, ___. ___. ___ г.р.

, признанный виновным в совершении группой лиц преступления, предусмотренного ч.3, ст.

162 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены также Т.; Н.; и У.

Ознакомившись с содержанием приговора, полагаю данный приговор подлежит изменению по следующим основаниям:

Отвергая показания подсудимых, суд руководствовался показаниями потерпевшего Ярославцева А.В., занимавшегося сбытом наркотических средств, который неоднократно по данному уголовному делу менял свои показания, в связи с чем, его показания оглашались в судебном заседании.

При этом, в приговоре (стр.7, низ – стр.10, верх) приведены только одни показания потерпевшего П. Другие показания потерпевшего П.

, содержащие противоречия, в приговоре не приведены и правовая оценка этим противоречиям в показаниях потерпевшего в обжалуемом приговоре не дана, что повлекло необъективность и односторонность выводов суда в оценке доказательств по уголовному делу. Фактически, в нарушение указаний Пленума Верховного Суда Российской Федерации в п. п.

4, 6 Постановления № 55 от 29.11.16 г «О судебном приговоре», судом выборочно приведены и оценены в приговоре доказательства, в связи с чем приговор не может быть признан законным и обоснованным.

Из приведённых в приговоре показаний потерпевшего П. следует, что осужденный В. не присутствовал, когда в квартиру входили Н. и У., которые якобы, только лишь со слов потерпевшего П., демонстрировали последнему оружие и применили в отношении него насилие толчками и нанесением удара в область груди.

В. не только не участвовал в этих действия Н. и У., но, даже не наблюдал их. Поэтому, В. не может нести уголовную ответственность за эти действия других лиц.

Показания потерпевшего П. о якобы согласованности всех действий осужденных, являются всего лишь его предположениями, на том лишь основании, что потерпевший их наблюдал в своей квартире.

При этом, простая совместность действий нескольких лиц ещё не означает наличие у них предварительного сговора – договоренности на совершение данного преступления – поскольку не исключается эксцесс исполнителя.

Утверждения потерпевшего, что якобы Т.; У., В. и Н. стали обвинять его (потерпевшего) в сбыте наркотических средств, являются неконкретными, так как в этих показаниях нет данных о действиях В. и его осведомленности о том, как другие осужденные Н. и У. вошли в квартиру потерпевшего и применили к нему насилие.

В. не только не применял к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, но, и не высказывал потерпевшему таких угроз. В. не требовал передачи потерпевшим денежных средств под угрозой применения насилия, что исключало в действиях В. этих квалифицирующих признаков разбоя.

Всё вышесказанное подтверждается показаниями потерпевшего П., приведёнными в приговоре. Несложно увидеть, что в этих показаниях потерпевшего нет также и сведений о том, что осужденный В. был осведомлён о том, что потерпевшему демонстрировали оружие (пистолет) и давал согласие на такие действия. Всё это, если оно действительно произошло, случилось в отсутствие В.

Поскольку обжалуемый обвинительный приговор в отношении В. основан исключительно на показаниях потерпевшего П., то, при таких данных у суда не имелось достаточных юридических и фактических оснований для осуждения В. по ч.3, ст.162 УК РФ, так как в приговоре отсутствует описание конкретных действий В., содержащих квалифицирующие признаки разбоя.

На стадии предварительного следствия и в судебном разбирательстве осужденный В. последовательно признавал своё участие в том, чтобы путём обмана потерпевшего П.

, убедить его в том, что он может быть привлечён к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков, чтобы склонить потерпевшего к тому, чтобы он и его супруга добровольно передали осужденным денежные средства и тогда в отношении потерпевшего не будет возбуждено уголовное дело и он не будет осужден на длительный срок за распространение (сбыт) наркотических средств, которые были обнаружены в квартире потерпевшего.

Эти действия В. были сначала правильно квалифицированы органами расследования, как мошенничество. По крайней мере, сам В. именно так воспринимал содеянное им.

Однако, органы предварительного расследования решили «отягчить» обвинение для повышения статистических показателей раскрываемости особо тяжких преступлений и склонили потерпевшего П.

к изменению его первоначальных показаний. И на основании этих «уточнённых» показаний потерпевшего действия всех осужденных были переквалифицированы на ч.3, ст.162 УК РФ, что в отношении В.

не подтверждалось имеющимися в уголовном деле доказательствами.

При этом, судом не проверялась даже такая очевидная версия, как эксцесс исполнителя со стороны осужденного Н. (при условии доказанности, что он действительно демонстрировал потерпевшему оружие и нанёс удар в грудь).

Кроме того, на стр.____ (2-й абзац сверху) приговора судом указано, что все осужденные проникли в жилище потерпевшего незаконно.

Однако, это не подтверждается исследованными судом доказательствами, поскольку В. вошёл в квартиру позже и беспрепятственно, без возражений на это со стороны потерпевшего. Поэтому, В.

не могли вменяться такие действия, как незаконное проникновение в жилище.

Как усматривается из текста приговора (стр.____, 4-й абзац сверху), судом исследовалась явка с повинной В. (том ____, л.д.91-93), что в соответствии с п. «и», ч.1, ст.61 УК РФ, является обстоятельством, смягчающим наказание.

Однако, при назначении В. наказания, судом не было учтено наличие данного смягчающего наказание обстоятельства. Суд указал в приговоре только активное способствование осужденным В.

расследованию и раскрытию преступления, что является самостоятельным смягчающим наказание обстоятельством, а о явке с повинной ничего не сказано.

Указывая на применение к осужденному В. положений ч.1, ст.62 УК РФ, суд назначил ему наказание, одинаковое со всеми другими осужденными, хотя к другим осужденным положения ч.1, ст.62 УК РФ суд не применял.

Что свидетельствует о несоразмерности назначенного наказания содеянному В.

, принимая во внимание, что его участие в совершении преступления было минимальным и его показания о своём соучастии не только не были опровергнуты, но, даже не были поставлены под сомнение, что подтверждается протоколом судебного заседания.

При таких обстоятельствах, обжалуемый приговор судьи ___________________ районного суда города _____________ в отношении осужденного В. не может быть признан законным и обоснованным, вследствие чего приговор подлежит изменению из-за неправильного применения судами уголовного закона.

Руководствуясь п.п.1,3,4, ст.389.15; п.1-4, ст.389.16; п.п.1-3, ч.1 и ч.2, ст.389.18 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Приговор ________________ районного суда в отношении осужденного В. изменить – переквалифицировать его действия с ч.3, ст.162 УК РФ на ч.3, ст.30 и ч.3, ст.159 УК РФ, назначив ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

Адвокат защитник   ___________

(ордер адвоката в материалах дела)

«_____» __________ 20_______ года

Источник: https://pravo163.ru/obrazec-apellyacionnoj-zhaloby-na-prigovor-suda-po-ch-3-st-162-uk-rf/

Апелляционная жалоба на приговор суда с просьбой о смягчении наказания и применения к осужденному ст. 73 УК РФ (образец)

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

В судебную коллегию по уголовным делам

Самарского областного суда

443099, г. Самара, ул. Куйбышева, д. 60

От адвоката НО “Самарская областная

коллегия адвокатов” Антонова А.П.,

рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции:

443080, г. Самара, проспект Карла Маркса,

д. 192, оф. 619, тел. 8-987-928-31-80

В защиту интересов осужденного Г.

Апелляционная жалоба

Приговором Промышленного районного суд г. Самара от ДАТА Г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, а также взыскано в пользу «Магнит» АО «Тандер» в счет возмещения материального ущерба ХХХ рублей.

С данным решением суда я не согласен в связи с чрезмерной суровостью назначенного наказания.

Согласно п. 1 ст. 6 УК РФ, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Свою вину в совершении преступления по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ Г. полностью признал, в содеянном раскаялся.

По окончании предварительного расследования обвиняемым Г. было заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке особого производства. Судом постановлен приговор без проведения судебного разбирательства (в особом порядке).

При определении меры наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, особый порядок принятия судебного решения, обстоятельства дела и личность подсудимого, который ранее судим за умышленное преступление к реальному лишению свободы, наказание отбыто, но судимость не погашена, в его действиях усматривается рецидив в соответствии со ч.1 ст. 18 УК РФ, что судом признано отягчающим ответственность обстоятельством.

Смягчающими ответственность обстоятельствами суд признал чистосердечное признание вины, раскаяние в содеянном, а также наличие тяжелого заболевания — ХХХ.

Однако несмотря на данные обстоятельства, суд принял решение о назначении наказания в виде реального лишения свободы и не нашел оснований для применения ст. 73 УК РФ.

Фактически, по мнению защиты, данная позиция суда связана исключительно с наличием простого рецидива.

Между тем, согласно п “в” ч.1 ст.73 УК РФ условное осуждение не назначается при опасном и особо опасном рецидиве.

В соответствии с частью 1 статьи 73 УК РФ, если, назначив лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным.

Вместе с тем, суд посчитал необходимым назначить наказание в виде лишения свободы с его реальным отбытием, в пределах санкции статьи, с учетом требований ст. 316 ч. 7 УПК РФ, предусматривающей наказание не свыше 2/3 максимального срока, и 68 ч. 2 УК РФ, то есть с учетом рецидива преступлений, но без дополнительных мер наказаний в виде штрафа и ограничения свободы.

Кроме того, защита полагает, что суд первой инстанции не принимает в должной мере во внимание обстоятельства, смягчающие наказание (ст. 61 УК РФ):  данным о личности осужденного, что на учетах в ПНД и НД не состоит, социально обустроен, исключительно с положительной стороны характеризуется по месту жительства.

Согласно п. 2 ст. 61 УК РФ, при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Таким обстоятельством может быть то, что Г. прошел лечение от хронического алкоголизма.

Перечисленные обстоятельства свидетельствуют о необходимости смягчения наказания, о возможности  Г. исправления без изоляции от общества.

Осужденный не является представляющим опасность и нуждающимся в изоляции от общества преступником, он искренне раскаивается и нуждается в снисхождении.

С учетом личности осужденного, его критического отношения к содеянному, смягчающих обстоятельств, полагаю возможным достижение цели его исправления без реального отбывания наказания в виде лишения свободы, с применением положений ст.73 УК РФ и установлением испытательного срока, в течение которого осужденный должен своим поведением доказать свое исправление.

С учетом перечисленных обстоятельств, прошу приговор суда изменить, смягчить назначенное осужденному судом наказание, применив к нему нормы условного осуждения, предусмотренные ст.73 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.15, 389.17, 389.19, 389.20 УПК РФ,

П Р О Ш У    С У Д:

Приговор Промышленного районного суд г.Самара от ДАТА в отношении Г., изменить, применив к осужденному ст. 73 УК РФ.

Приложение:

Копия приговора от ДАТА

Адвокат   ______________________  А.П.Антонов              

Источник: https://pravo163.ru/apellyacionnaya-zhaloba-na-prigovor-suda-s-prosboj-o-smyagchenii-nakazaniya-i-primeneniya-k-osuzhdennomu-st-73-uk-rf-obrazec/

Прокуратура Ставропольского края признала незаконными допрос и отвод защитника

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

17 октября прокуратура Ставропольского края вынесла постановление (имеется у «АГ») о полном удовлетворении жалобы адвоката АП Ставропольского края Дмитрия Борисова на действия следователя по допросу защитника и его отводу от участия в уголовном деле.

Адвокат Дмитрий Борисов осуществляет защиту Дениса Симонова, обвиняемого в совершении ряда преступлений по ч. 2 ст. 228, ч. 2 ст. 167 и ч. 3 ст. 162 УК РФ. Защитник начал участвовать в уголовном деле на основании ордера с 19 августа. Спустя несколько дней после вступления в дело адвокат осуществил сбор доказательств путем опроса свидетеля по делу Курбана Ильясова с его согласия.

КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводуСуд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь

2 октября 2019 г. следователь СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю Артем Борзов пригласил адвоката в свой кабинет для ознакомления с материалами уголовного дела по ходатайству защитника. Уже в кабинете следователь сообщил адвокату о своем намерении допросить его в качестве свидетеля об обстоятельствах опроса Курбана Ильясова.

Дмитрий Борисов пояснил, что не может отвечать на вопросы следователя согласно Закону об адвокатуре и разъяснениям КС РФ, и отказался давать показания.

Тем не менее следователь оформил протокол допроса свидетеля в отношении адвоката и в этот же день отвел защитника от участия в уголовном деле (соответствующие протокол и постановление имеются у «АГ»).

Дмитрий Борисов незамедлительно подал заявление о привлечении к ответственности следователя в СУ СКР по Ставропольскому краю в связи с превышением последним своих служебных полномочий. В этот же день адвокат уведомил о случившемся АП Ставропольского края.

Уже 3 октября защитник обжаловал действия следователя по его допросу в порядке ст. 125 УПК РФ в Ленинский районный суд г. Ставрополя. Тогда же адвокат направил жалобу на действия следователя в региональную прокуратуру.

Так, в жалобе (есть в распоряжении «АГ») Дмитрия Борисова в прокуратуру Ставропольского края указывалось, что постановление об отводе адвоката от участия в уголовном деле было вынесено незаконно, поскольку следователь пытался допросить адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением защиты обвиняемого, а также без соответствующей санкции суда.

В документе также отмечалось, что действия следователя причинили ущерб конституционным правам и свободам обвиняемого как участника уголовного судопроизводства.

«При рассмотрении уголовного дела имеется волокита, ненадлежащий процессуальный контроль, что подтверждается постановлением о частичном удовлетворении жалобы от 6 сентября 2019 г., вынесенным и. о. начальника отдела по надзору за расследованием особо важных дел», – отмечено в жалобе.

В связи с этим защитник, в частности, потребовал от прокуратуры внести представление в адрес руководителя следственного органа об устранении нарушений уголовно-процессуального закона.

Впоследствии Дмитрий Борисов также обжаловал в порядке ст. 125 УПК РФ постановление следователя об отводе защитника от участия в уголовном деле. 8 октября судья Ленинского районного суда Ирина Гиевая вынесла постановление (имеется у «АГ») об отказе в принятии жалобы адвоката.

В указанном документе отмечалось, что в жалобе адвоката отсутствует предмет обжалования, а действия следователя не способны нарушить конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства или иных лиц.

11 октября Дмитрий Борисов обжаловал данное постановление судьи в апелляционную инстанцию – судебную коллегию по уголовным делам Ставропольского краевого суда.

Обо всех предпринятых адвокатом действиях по защите нарушенных прав Дмитрий Борисов держал в курсе АП Ставропольского края.

17 октября жалоба адвоката была рассмотрена и полностью удовлетворена заместителем начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельностью краевой прокуратуры.

В соответствующем постановлении отмечено, что адвокат не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, когда о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь.

«Однако в нарушение требований ч. 3 ст. 57 УПК РФ, ч. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре 2 октября следователем Борзовым А.И.

был допрошен по уголовному делу № … адвокат Дмитрий Борисов об обстоятельствах, которые стали известны ему в связи с оказанием юридической помощи Денису Симонову, а именно об обстоятельствах вышеуказанного опроса Курбана Ильясова, и 2 октября 2019 г. незаконно вынесено постановление об отводе адвоката от участия в уголовном деле», – указано в постановлении прокуратуры.

Также отмечается, что руководитель следственного органа неоднократно продлевал срок предварительного следствия по уголовному делу. «Установлено, что в нарушение требований ст. 6.

1 УПК РФ, необходимый комплекс следственных и иных процессуальных действий, направленный на установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию в полном объеме, не выполнен, что не отвечает установленному законом принципу уголовного судопроизводства, имеющему своим назначением своевременную защиту прав и законных интересов его участников», – отмечено в документе прокуратуры.

В связи с этим первый заместитель прокурора края вынес требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных следователем в ходе предварительного расследования уголовного дела.

21 октября Комиссия по защите прав адвокатов АП Ставропольского края вынесла заключение (имеется у «АГ») по данному делу. В документе отмечено, что адвокат обладает свидетельским иммунитетом в силу п. 40 ст. 5 УПК РФ.

«Адвокатская тайна является непременным условием эффективной деятельности адвокатуры и важной гарантией обеспечения конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

Комиссия полагает, что адвокат не сможет реализовывать свои законные полномочия по производству опросов лиц с их согласия, если будет опасаться, что сам опрос может повлечь за собой допрос адвоката в качестве свидетеля по поводу его обстоятельств с последующим отводом адвоката от участия в уголовном деле.

Такая практика самым грубым образом нарушает не только принципы равноправия и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, адвокатскую тайну, но и профессиональные права адвоката», – указано в заключении Комиссии.

В связи с этим были выявлены нарушения профессиональных прав адвоката Дмитрия Борисова путем его незаконного допроса следователем и отвода от участия в деле. Таким образом, было принято решение об оказании содействия адвокату в восстановлении его нарушенных профессиональных прав и обжаловании в апелляционном порядке постановления судьи.

В комментарии «АГ» Дмитрий Борисов сообщил, что в ходе расследования уголовного дела сторона защиты неоднократно подавала ходатайства в интересах подзащитного, а впоследствии – жалобы на действия следователя.

«В результате категоричная позиция адвоката не понравилась следователю, и он решил допросить “неудобного” адвоката об обстоятельствах опросов участников уголовного дела с целью последующего отвода от участия в деле.

Таким образом, 2 октября адвокат был вызван для ознакомления с материалами уголовного дела, которое в итоге не состоялось, ведь вместо него был произведен незаконный допрос защитника», – пояснил Дмитрий Борисов.

По словам защитника, прокуратура Ставропольского края своевременно отреагировала на допущенные нарушения закона, что позволяет надеяться на дальнейшее недопущение фактов нарушения закона со стороны органов предварительного расследования.

«Этого нельзя сказать о решениях районного суда, не усмотревшего предмета для обжалования, предусмотренного ст.

125 УПК РФ, и отказавшего в приеме жалобы, поскольку допрос адвоката в качестве свидетеля, по мнению суда, не способен причинить ущерб конституционным правам участников уголовного судопроизводства либо нарушить доступ граждан к правосудию», – считает адвокат.

Вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян отметил, что факт признания прокуратурой региона незаконным постановления следователя об отводе адвоката в связи с его допросом в качестве свидетеля является очень важным и знаковым. «Этот документ свидетельствует об осуществлении прокурором реального надзора за соблюдением закона и заботе об адвокатской тайне.

Обычно мы ждем объективности от суда, а не от наших процессуальных оппонентов, но тут получилось наоборот.

Надо отдать должное самому адвокату Дмитрию Борисову, который сразу после нарушения профессиональных прав оперативно обжаловал незаконные действия следователя в суд и прокуратуру, а также поставил в известность Адвокатскую палату Ставропольского края», – отметил он.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/prokuratura-stavropolskogo-kraya-priznala-nezakonnymi-dopros-i-otvod-zashchitnika/

От преступного сообщества отказался второй суд

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

Уже во второй раз, едва начавшись, закончился процесс по делу предполагаемых лидеров и членов одного из самых кровавых преступных сообществ России — на его счету не менее двух десятков убийств, жертвами которых были представители бизнеса и криминальные авторитеты. Сначала участников банды Дмитрия Леснякова (Лес) отказался судить Мосгорсуд, теперь такое же решение принял Московский областной суд. Причиной в обоих случаях стали существенные нарушения УПК РФ, допущенные следствием и прокуратурой.

Как сообщили “Ъ” в Мособлсуде, уголовное дело в отношении Дмитрия Леснякова и восьми его подельников поступило из прокуратуры в конце сентября. Им вменяется в вину множество тяжких и особо тяжких преступлений, среди которых “Создание и участие в преступном сообществе” (ст. 210 УК РФ), “Бандитизм” (ст. 209 УК РФ), “Убийство” (ст.

 105 УК РФ), “Разбой” (ст. 162 УК РФ). Всего в деле более 50 эпизодов. Расследование вел столичный главк СКР, но география преступлений охватывала всю Россию.

Недавно состоялось предварительное слушание, однако судья даже без ходатайств защиты решил вернуть дело прокурору Москвы для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения.

Отметим, что слушания по этому громкому уголовному делу могли начаться еще весной текущего года. Как сообщал “Ъ”, материалы изначально были направлены в Мосгорсуд.

Адвокат одного из подсудимых Анатолий Мякишев пояснил “Ъ”, что тогда защита подала ходатайства о возврате материалов в прокуратуру, так как, по ее мнению, были допущены многочисленные нарушения УПК во время следствия, при предъявлении обвинения и при составлении обвинительного заключения.

Отдельно тогда суд указал, что была нарушена подсудность. С этим согласилась прокуратура, и, так как большая часть инкриминируемых обвиняемым преступлений была совершена в Подмосковье, повторно дело было направлено в Мособлсуд.

Отметим, что Дмитрий Лесняков и другой фигурант дела Дмитрий Задков уже отбывают наказание: как сообщал “Ъ”, два года назад за четыре убийства и ряд других преступлений Лес получил 25 лет колонии строгого режима, а его подельник — 13 лет. Тогда суд рассмотрел только часть эпизодов деятельности банды.

По версии следствия, свою банду Лес сколотил в 1990-х годах. Уроженец Ростова-на-Дону, он был вынужден покинуть родные края после того, как был объявлен в розыск за нападение на бизнесмена.

Познакомившись во время скитаний с челябинскими “авторитетами”, он вместе с ними перебрался в Подмосковье. Новая группировка решила взять под контроль Пушкинский район и начала настоящую гангстерскую войну с уже действовавшими там организованными преступными группировками (ОПГ).

Кроме того, банда обзавелась знакомствами в среде воров в законе и стала принимать заказы на убийства. Жертвами киллеров были и коммерсанты, и криминальные авторитеты.

Особняком стоит убийство главы Международного центра по ядерной безопасности Минатома РФ Сергея Бугаенко: ему проломили голову, перепутав с намеченной жертвой — несговорчивым руководителем одного из пушкинских предприятий.

Силовики обезвредили группировку в ходе расследования убийства в Москве вора в законе Алика Миналяна (Алик Сочинский). Были задержаны Дмитрий Лесняков и Дмитрий Задков, а также два штатных киллера банды Андрей Вершинин (Вершина) и Алексей Евсеев. На счету последних, по версии правоохранителей, как минимум 13 убийств.

Чтобы избежать пожизненного заключения, они дали детальные показания о деятельности группировки. Таким образом были раскрыты еще 15 убийств и ряд других тяжких преступлений, совершенных бандой в Сочи, Ростове-на-Дону и Челябинской области.

Отслеживая связи группировки, сыщики вышли на действовавшую в Миассе (Челябинская область) ОПГ “Турбазовская”, задержали нескольких ее членов, а осенью 2013 года был задержан и доставлен в Москву сити-менеджер Миасса Виктор Ардабьевский.

Как считают в СКР, он имеет непосредственное отношение к убийствам в 2005 и 2008 годах двух местных предпринимателей Андрея Падучина и Павла Сидорова.

Адвокат экс-чиновника Евгений Мартынов от комментариев категорически отказался, сославшись на подписку о неразглашении, однако, по данным “Ъ”, Виктор Ардабьевский и другие фигуранты расследования вину категорически не признают. По их словам, обвинение основано главным образом на показаниях осужденных киллеров, а часть эпизодов вообще к ним не имеет отношения — на них просто списывают “висяки”.

По мнению защиты, статья об участии в организованном преступном сообществе (ОПС) включена в обвинение искусственно и незаконно, а всех фигурантов следует судить отдельно по местам якобы совершенных ими преступлений — в Подмосковье, Ростове-на-Дону, Челябинской области, Краснодарском крае и т. д. Более того, отмечают защитники, попытка судить их вместе в Мособлсуде, если иметь в виду количество подсудимых и число преступных эпизодов, затянет процесс на несколько лет.

Владимир Баринов

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2840649

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?
Юридическая энциклопедия “МИП” » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.

Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны – сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 – 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых “громких” дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/instrukcii/po-sudebnym-i-sledstvennym-oshibkam.html

Адвокат специализируюсь по статье 162 УК РФ разбой

Как быть, если прокурор подал апелляцию по ст 162 УК РФ?

Если следователи начали разбирать дело по ст. 162 УК, имеется обвиняемый, ему требуется помощь уголовного адвоката. Задача юриста доказать, что одного элемента правонарушения не было. Например, что обвиняемый не достиг возраста, когда наступает ответственность по УК РФ. Или у обвиняемого не было умысла прямо похитить имущество жертвы.

Адвокат обвиняемого в первую очередь знакомится с материалами дела и ищет возможности решения проблемы. Правозащитник либо снимет полностью с клиента уголовную ответственность, либо изменит статью (часть) на мягкую статью (часть). Юрист ищет доказательства отсутствия умысла на получение имущества и насилие. 

Для того чтобы понять, как действует правозащитник гражданина по 162 УК, разберём реальный случай из судебной практики.

Суд признал гражданина виновным по ч.3 ст. 162 УК. Наказание 7,6 лет тюремного заключения. Вина признана частична. Как пояснил подсудимый, соучастник правонарушения убедил его, что в салоне сотовой связи работают «свои» люди, поэтому задача преступников – имитация ограбления. О том, что в ход пойдёт угроза оружием и что пистолет имеется, подсудимый не знал до «ограбления». 

Суд поверил показаниям осуждённого в части, совпадающей с показаниями жертв ограбления. Остальным показаниям суд не доверяет.

Уголовный адвокат по разбою подал жалобу на решение суда, указав противоречия в материалах дела. Противоречия доказывали, что обвинение в разбое не имеет оснований:

  1. показание жертв и свидетелей точно совпадают с показаниями осуждённого;
  2. не доказано, что клиент адвоката знал о наличии оружия у соучастника правонарушения;
  3. суд не оценил реальность умысла осуждаемого, который заключался в имитации ограбления.

То, что осуждённый считал происходящее имитацией, важно, так как в этом случае участники «спектакля» действуют заодно, знают, что здоровью и жизни ничего не угрожает. Несмотря на применение оружия, это входит в часть розыгрыша. Реальной угрозы вреда или насилия в имитации преступления нет.

Исходя из этого, знал или нет осуждённый об оружии у соучастника неважно, ведь оно не могло быть применено, о чём знали все участники инцидента. Это подтверждает слова подзащитного адвоката и свидетелей преступления. 

Смягчающими обстоятельствами суд признал нахождение у осуждённого на иждивении отца с инвалидностью, ранее несудимость и положительные характеристики.

Однако суд не учёл, что подсудимый участвовал в правонарушении под давлением соучастника, которому должен 100 000 рублей, о чём имеется расписка.

Так как в указанный срок осуждённый не вернул долг, соучастник инцидента заставил его пойти на имитацию разбоя угрозами. Этот момент не был учтён судом в качестве смягчающего обстоятельства.

Суд не учёл, что осужденный не принимал активного участия в инциденте. Не угрожал словесно или оружием. Гражданин складывал украденный товар в сумку и помогал вынести её из салона. Действие квалифицируется как пособничество.

Адвокат предлагал переквалифицировать обвинение на ч. 3 ст. 158 УК «кража», принять во внимание все обстоятельства дела. Правозащитник настаивал на применение ст. 64 УК, смягчить наказание. Суд принял во внимание доводы юриста, осужденный получил наказание в 3,6 лет по 158 УК.

  • Консультация адвоката по 162.1 000 рублей.
    Юридическая защита на доследственной проверке.от 40 000 рулей.
    Юридическая защита на предварительном расследование.от 50 000 рублей.
    Юридическая защита в суде.от 80 000 рублей.
    Юридическая защита потерпевшего.от 60 000 рублей.
    Апелляция.от 70 000 рублей.
    Комплексное ведение дела.от 90 000 рублей.
  • Дела по разбою (ст. 162 ч.2 УК РФ).

    По ч.2 ст. 162 УК обвинялось два гражданина. К уголовному адвокату обратился обвиняемый – гражданин N, утверждающий, что не знал о намерениях второго обвиняемого совершить разбой. 

    Обвинение настаивало на том, что разбой совершён двумя обвиняемыми в сговоре. Адвокат обвиняемого гражданина N доказал в суде, что его клиент во время совершения правонарушения находился в своём автомобиле, о происходящем преступлении не знал. Оправдывали гражданина N и показания второго обвиняемого, фактически совершившего разбой.

    Суд принял доводы адвоката по 162 УК, гражданин N оправдан, второй обвиняемый осуждён по ч. 2 ст. 162 на 4 года (условное наказание).
    Позиция защиты по обвинению по ст. 162.2 УК РФ.

Источник: https://ugolovnyij-advokat.ru/advokat-po-state-162-uk-rf-razboj.html

Юриста совет
Добавить комментарий