Действия после вынесения приговора

Зачет СИЗО оказался не для всех заключенных

Действия после вынесения приговора

03.06.2019 19:53:00

Дни в колонии пересчитали лишь тем, кто был под арестом до приговора суда

Закон о двойном учете времени пребывания в СИЗО в сроке заключения оказался с большими изъянами. Фото РИА Новости

Закон о зачете срока нахождения человека в СИЗО нуждается в доработке, считают в адвокатском сообществе.

Дело в том, что сейчас эта мера пресечения засчитывается по льготным коэффициентам – день в изоляторе за полтора или два в колонии – лишь в отношении времени до вступления приговора в законную силу.

То есть под смягчение нового закона не попали те, кто уже был осужден, но дожидался в СИЗО отправки в места не столь отдаленные. А еще из-под льготы оказались выведены те заключенные, которые переводятся в изоляторы для проведения следственных действий, которые могут длиться годами.

В юридической среде раскритиковали действия закона о перерасчете времени пребывания в СИЗО. По словам экспертов, из-за неверной формулировки льготы не распространяются на тех, кто сидит в изоляторах уже после вынесения приговора. Адвокаты настаивают на дополнительных поправках в Уголовный кодекс (УК), направленных на новый порядок зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания.

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Максим Никонов пояснил, что законодатели не учли многообразия ситуаций: «Они просто взяли самые типовые случаи и наиболее простую временную отсечку – вступление приговора в законную силу».

В результате такие нюансы, как пребывание человека в СИЗО после приговора в ожидании своего этапа, остались за рамками предусмотренных льгот. «Этот срок, который может превышать недели, а то и месяцы, как и сама дорога, уже не попадает под перерасчет.

Я считаю, что проект нужно было делать более детальным с учетом спорных ситуаций», – заявил эксперт.

Как оказалось, под льготы не попали и случаи краткосрочного нахождения под стражей – до 30 суток. Речь о ситуациях, когда под стражу берут, допустим, уклоняющегося от выплаты штрафов или добровольной явки в колонию-поселение.

Упущены и ситуации, когда человек уже попал в колонию, но его на какое-то время забирают обратно в СИЗО для проведения следственных действий. И все это время не подпадает под перерасчет, ведь приговор уже вступил в силу.

«То, что он физически находится в СИЗО, на его правовом режиме как отбывающего наказание не сказывается, соответственно коэффициенты для пересчета здесь не применяются», – подтвердил Никонов информацию «НГ».

Еще один пример пробела в законодательстве – отправка человека, находящегося под стражей, в медицинский стационар.

Законодатель указал на необходимость «учитывать особые условия содержания в медицинском стационаре, сопоставимые с условиями содержания в следственном изоляторе». Но об обвиняемых, не находящихся под стражей, закон умалчивает.

Соответственно в случае их принудительного помещения в стационар срок по льготным коэффициентам не пересчитывают.

«Есть еще несколько спорных моментов: допустим, дела, когда человека обвиняют сразу в нескольких преступлениях. Это могут быть преступления, на которые распространяются льготные коэффициенты, и те, которые из-под них выведены. Поэтому возникает вопрос: стоит ли в данном случае пересчитывать ему сроки? Пока сложилась отрицательная для защиты практика.

Вторая проблема – зачет срока содержания под стражей в такое наказание, как штраф. Нередки случаи, когда человека содержат под стражей или домашним арестом, а потом происходит переквалификация его деяния на более мягкое. И получается, что человек сидел под стражей, а никаких коэффициентов применительно к штрафам законом не предусмотрено.

То есть зачет меры пресечения в штраф происходит по судейскому усмотрению», – пояснил «НГ» Никонов.

Также, по данным «НГ», дискриминации подверглись пресловутые «наркотические» статьи.

«Непонятно, из каких соображений исходил законодатель, приравнивая незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта к таким преступлениям, как террористический акт, и выводя их из-под действия поправок.

При этом оставлены такие общественно опасные преступления, как убийство и педофилия», – заявила «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.

Она посетовала на распространенность случаев, когда осужденных просят выступить свидетелями по другому уголовному делу, перевозя из колоний в СИЗО.

Срок такого содержания – до двух месяцев, однако впоследствии его могут неоднократно продлевать.

И все это время, подчеркивает эксперт, человек находится в более тяжелых условиях, однако из-за сегодняшней формулировки, раз он уже отбывает срок, перерасчет ему не положен.

«То есть возможность дополнительно ограничить права и свободы уже осужденных лиц законодатель предусмотрел, а порядка восстановления нарушенных прав нет.

Поскольку указанные нововведения работают практически год, следовало бы предположить, что уже имеются достаточные наработки для того, чтобы вынести нормативно-правовой акт, устраняющий проблемы несовершенства принятых нововведений и разрешающий возникшие за это время вопросы. Однако ситуация до настоящего времени не изменилась», – сообщила Пашкевич.

«Проблема в том, что статья УК в части изменения исчисления сроков назначенного судом наказания и зачета времени содержания под стражей изменилась, а правоприменительная практика – нет», – сказал «НГ» партнер АБ «Деловой фарватер» Павел Ивченков.

По его словам, виной тому – позиция Верховного суда (ВС), который не подготовил своевременного разъяснения по факту исчисления указанных сроков, что в конечном счете и привело к массовому нарушению прав и охраняемых законом интересов осужденных.

Речь идет о постановлении пленума ВС от 2015 года, которое по-прежнему предписывает исчислять срок отбытия наказания со дня постановления приговора.

«Таким образом, недоработка законодателя и его нежелание привести свои же собственные ранее выпущенные позиции в соответствие с нормами материального и процессуального права привели к образованию правового пробела, негативным образом сказывающегося на правах лиц, отбывающих наказание. А суды должны однозначно понимать, какие решения необходимо принимать в тех или иных случаях в целях соблюдения прав осужденных», – заявил Ивченков. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-06-03/3_7589_sizo.html

Обжалование обвинительного приговора. На что обратить внимание?

Действия после вынесения приговора

Когда суд первой инстанции оглашает приговор, в 99,5% случаев указывающий на виновность подсудимого (согласно данным Судебного департамента при Верховном суде), начинается так называемый апелляционный период.

Это значит, приговор уже есть, но считается не вступившим в законную силу.

Хотя если обвиняемому была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а приговор дает ему реальный срок, то под стражу осужденный (а статус “подсудимый” меняется на “осужденный” после оглашения приговора) берется прямо в зале суда и уезжает в СИЗО.

Апелляционный период длится десять дней. В это время стороны защиты и обвинения имеют право обжаловать приговор в вышестоящем суде. Если этого не происходит, то по истечении данного срока приговор вступает в законную силу.

Странная вещь, но многие осужденные считают, что если обжаловать вердикт, то в судебных инстанциях могут разозлиться и дать к отсидке еще больше. Конечно, это в корне неверно. Согласно ст. 389.

24 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), обвинительный приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону, ухудшающую положение осужденного, не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего.

А наличие апелляционной жалобы только со стороны осужденного исключает возможность увеличения срока.

На что осужденный может жаловаться? Первое – на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 389.16 УПК). На игнорирование судом первой инстанции фактов, на которые указывала сторона защиты, показаний свидетелей, приглашенных защитником, и так далее. Об этом мы неоднократно говорили в предыдущих публикациях.

Второе – на несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости (ст. 389.18 УПК). То есть когда осужденный в целом не оспаривает фактическую сторону дела, но считает, что с ним обошлись слишком уж строго.

“Пятерочку” он бы отсидел, но вот “десятка” – это явный перебор. Годик-другой по такой жалобе могут скинуть.

Кстати, на основании той же статьи требовать пересмотра наказания вправе и прокурор, но – ввиду чрезмерной мягкости приговора.

Третье – можно оспаривать существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона (ст. 389.17 и 389.18 УПК). Все это логично назвать процедурными нарушениями.

Например, подсудимому не дали последнего слова. Фактически оно ни на что не влияет. Последнее слово – не более чем эмоции, и многие от него отказываются.

Но, согласно УПК, оно – непременный элемент, и без него никак.

Есть еще четвертый, не описанный в кодексах, но весьма любимый многими осужденными аргумент. Название документа – “жалоба” – они воспринимают буквально и начинают жаловаться: на наличие малолетних детей, престарелых родителей-инвалидов, на необходимость содержать семью и тому подобное, считая, что по этим причинам их должны отпустить домой.

Путь, по мнению автора этих строк, тупиковый. Юридического значения эмоции не имеют, а разжалобить вершащего правосудие… У кого как, а у меня давно сложилось впечатление, что судьи работают будто станки по вынесению приговоров, и все человеческое, способное к состраданию, в них если когда-то и было, то давно атрофировалось как граничащее с профнепригодностью.

И давить на жалость бессмысленно, да и некрасиво.

А вот развернуть дело вспять, зацепившись за нарушение судьей первой инстанции исключительно процедурных моментов, – здесь куда больше шансов на успех.

Приведу два примера судебных процессов в отношении профсоюзных лидеров в нашей необъятной стране.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ

Следствие и суд шли долго. Обвинение было серьезным, а срок, выданный к отсидке, солидным.

Апелляционные жалобы профлидера и его защитника расписывали многочисленные несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Но кроме этого, перелистывая в очередной раз многотомное дело при подготовке к апелляционному заседанию, опытный защитник обнаружил не бросавшийся до того в глаза документ.

Дело в том, что на первом заседании суда, когда заслушивалось обвинение и выполнялись прочие формальности, работавший с подсудимым адвокат был занят в другом процессе и явиться не смог. И суд назначил защитника из числа, по сути, первых попавшихся.

Этот один день работы адвоката полагалось оплатить.

Судья в тот же день вынес постановление, в котором было сказано, что “в судебном заседании суда первой инстанции в качестве защитника осужденного профлидера по назначению участвовала адвокат такая-то”.

Рассмотрение дела судом только начиналось. Профлидер находился в статусе подсудимого, и до признания его виновности было еще очень далеко. А судья уже назвал его осужденным. То есть высказал свое мнение относительно судьбы обвиняемого до вынесения приговора.

Статья 61 УПК говорит, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, когда обстоятельства позволяют полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ в определении от 01.11.

2007 № 799-О-О, “высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения”.

И поскольку указанная выше позиция судьи первой инстанции по существу предрешила исход разбирательства, тот судья не вправе был рассматривать дело по обвинению профлидера. Несмотря на это, спустя почти год под председательством того же судьи в отношении профлидера был вынесен обвинительный приговор.

На эти процедурные нарушения адвокат указал в дополнение к своей апелляционной жалобе и ходатайствовал об отмене приговора.

Суд второй инстанции нашел доводы защитника о нарушении уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора обоснованными, а рассмотрение дела судьей, заранее высказавшим мнение о виновности подсудимого, – существенным нарушением права профлидера на защиту.

Учитывая, что допущенные в суде первой инстанции нарушения закона затрагивали основополагающие принципы уголовного судопроизводства, их устранение оказалось невозможно в суде апелляционной инстанции. Обвинительный приговор подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

Всем было понятно, что в материалы уголовного дела вкралась самая обычная описка. Даже не судейская, а секретарская. Но! Процедура была нарушена, а подобное карается вышестоящим судом строго.

ПРИМЕР ВТОРОЙ

В ходе другого судебного процесса другому профлидеру помимо основного наказания в виде реального лишения свободы назначили штраф в сумме 8 млн рублей.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК суд в обвинительном приговоре должен указать “мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия”.

Говоря о сроке, суд первой инстанции указал, что “с учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Таким образом, мотивы назначения реального срока были понятны. Не будем рассуждать о справедливости, исправлении, предупреждении новых преступлений – это материал для другой публикации.

А вот в отношении штрафа было сказано лишь: “…суд, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи применяет дополнительное наказание в виде штрафа”. То есть следовала лишь констатация факта без указания мотивов. Интересно, как суд высчитывал имущественное положение…

На отсутствие мотивировки со стороны суда первой инстанции и – следовательно – на неправомерность штрафа защита указала в апелляционной жалобе. Стоит отметить, помимо этого в жалобе указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по многим пунктам.

Апелляционной суд, проигнорировав все доводы о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела (и оставив срок отбывания наказания прежним), пошел навстречу осужденному именно в вопросе штрафа. Суд постановил, что решение о необходимости назначения в качестве дополнительного наказания в виде штрафа “в нарушение требований п. 4 ст. 307 УПК не мотивировано и подлежит исключению”.

Таким образом, профлидер поехал отбывать срок на зону, но от выплаты 8 млн рублей был освобожден.

*   *   *

Эти примеры в некоторой мере иллюстрируют работу судов апелляционной инстанции. Можно сделать выводы о том, что к основным доводам защиты они так же глухи, как и суды первых инстанций.

Но нарушения процессуальные со стороны нижестоящих судов караются жестко – отменой отдельных видов наказания или даже целых приговоров. Это лишний раз подтверждает, что формально судебный процесс выстроен в РФ на “отлично”. Грубых нарушений УПК вы не найдете. Внешне придраться не к чему.

Но к аргументам защиты по сути обвинения ни одна судебная инстанция прислушиваться не будет.

Судебный процесс, как правило, превращается в торжество гособвинения. Суд соглашается почти со всеми доводами последнего и игнорирует все доводы защиты. И не имеет особого значения, что именно говорит подсудимый и его защитник, – скорее всего, судом это будет отброшено без объяснений.

Сегодняшним сюжетом мы заканчиваем серию публикаций, основной темой которых было разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций, а также типичные ситуации, в которые все чаще попадают профлидеры. Все материалы основывались на реальных событиях и конкретных уголовных делах.

Следующей публикацией мы начнем серию сюжетов, касающихся досудебного уголовного преследования профактивистов (в том числе – задержания, суда по мере пресечения, предъявления обвинения).

И постараемся дать несколько практических советов относительно того, какую тактику применять в ходе допроса, как общаться с соседями по камере и так далее.

Особое внимание следует уделить такому знаковому персонажу, как адвокат, и его роли в досудебном и судебном процессе.

Ведь от тюрьмы, как говорит народная мудрость, зарекаться не следует.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Obzhalovanie_obvinitelnogo_prigovora.html

Константин Котов получил четыре года колонии за три митинга

Действия после вынесения приговора

Тверской суд Москвы приговорил активиста Константина Котова к четырем годам колонии общего режима за неоднократные нарушения закона о митингах. Котов стал вторым осужденным по статье 212.1 УК РФ, известной как “дадинская”.

“Суд установил: Котов совершил неоднократное нарушение правил проведения публичных мероприятий в течение предшествующих 180 суток”, – объявил судья Станислав Минин.

Оснований для менее строгого наказания суд не нашел. Гособвинитель просил приговорить Котова к четырем с половиной годам лишения свободы.

Дело Котова было расследовано в рекордные сроки: 13 августа ему предъявили обвинение, а уже 15-го Следственный комитет России объявил об окончании следственных действий. Рассмотрение дела в суде заняло два дня.

Люди, пришедшие на суд над Котовым, после вынесения приговора какое-то время оставались на улице и скандировали “Позор!” и “Свободу Котову”.

Как следует из материалов дела, оглашенных в суде, 2 марта Котов участвовал в акции в поддержку аспиранта МГУ Азата Мифтахова, 13 мая – в акции поддержку фигурантов дел “Сети” и “Нового величия”, 12 июня – в акции поддержку журналиста Ивана Голунова.

“Дадинская” статья, названная по имени активиста Ильдара Дадина, предусматривает уголовное наказание для тех, кто в течение полугода более двух раз привлекался по административным статьям о нарушении правил проведения акций протестов.

Кроме того, Котов 15 июля в “Фейсбуке” призывал выходить на Трубную в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму (на него составили протокол об организации несанкционированного мероприятия), а 10 августа был задержан после митинга на проспекте Сахарова.

Митинг за честные выборы, прошедший 10 августа на проспекте Сахарова, был согласован с властями. Однако прогулку в районе Китай-города, на которую после него отправились несколько сотен участников, власти сочли несанкционированной акцией. Тогда полиция задержала около 250 человек (по данным “ОВД-Инфо”), в том числе и Котова.

Защита Котова просила приобщить к материалам дела видео с камер наблюдения в районе Китай-города, доказывающих, что 10 августа он не пришел к памятнику героям Плевны вместе с другими протестующими, как утверждали полицейские, а вышел из метро. Однако судья отклонил это ходатайство.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

По мнению обвинения, Котов, до этого привлекавшийся к административной ответственности, продолжил нарушать законодательство “не сделав должных выводов, презирая конституционно охраняемые ценности, демонстрируя тем самым свое пренебрежительное отношение к органам государственной власти Российской Федерации и обществу”.

Прокуратура просила приговорить Котова к четырем с половиной годам колонии общего режима. Максимальное наказание по статье – пять лет лишения свободы.

Котов свою вину не признал. “Вину свою я как не признавал, так и не признаю. Считаю, что участие в мирных акциях не является преступлением. И данное деяние не приносит вреда обществу, а приносит только пользу”, – заявил он в ходе прений в суде (цитаты по “Медиазоне”).

“Он не мог не выходить за тех людей, которым, как он считал, нужна помощь. Такие люди, как Котов, делают наше общество лучше, не позволяют ему скатиться в фашизм. Мы понимаем, что приговор уже готов. Я хочу, чтобы вы понимали, что не надо сажать человека, потому что потом некому будет выйти за вас”, – говорила в ходе прений в суде адвокат Котова Мария Эйсмонт.

“Я считаю, что судят не меня, а право на свободу слова и свободу собраний. Нет независимых партий, нет честных выборов, остается один выход – идти на улицу и там прокричать свои требования.

Но даже это не разрешают.

Публичные акции не согласовывают, мирный протест называют массовыми беспорядками, сотни и тысячи людей судят административно, некоторых сажают под арест”, – сказал Котов в последнем слове накануне.

“Дадинская” статья

Статья 212.1 УК РФ применяется в том случае, если человек в течение полугода более двух раз привлекался по административным статьям о массовых мероприятиях. Она получила название “дадинская”, поскольку до сих пор единственным осужденным по ней оставался активист Ильдар Дадин.

Его приговорили к трем годам колонии в 2015 году, однако в январе 2017 года Конституционный суд России потребовал пересмотреть приговор, а в феврале того же года Верховный суд России отменил его и Дадин вышел на свободу.

В постановлении Конституционного суда говорилось, что уголовная ответственность может применяться только в том случае, если действия митингующего повлекли за собой вред гражданам, общественной безопасности или другим ценностям.

В течение двух лет после решения КС дела по “дадинской” статье не заводились, однако в 2019 году она вновь начала применяться.

По этой же статье сейчас обвиняются двое участников так называемых мусорных протестов – подмосковный активист Вячеслав Егоров, выступающий против ввоза мусора под Коломну, и активист движения “Поморье – не помойка” Андрей Боровиков, выступающий против строительства мусорного полигона на станции Шиес в Архангельской области.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-49587109

Обжалование судебных актов

Действия после вынесения приговора

ОБЖАЛОВАНИЕ РЕШЕНИЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Апелляционное обжалование Решение мирового судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке сторонами и другими лицами, участвующими в деле, в соответствующий районный суд через мирового судью (п.1 ст.320 ГПК РФ). Объектом права апелляционной жалобы является решение мирового судьи, не вступившее в законную силу.

Жалоба может быть подана на решение, как в целом, так и в части (мотивы решения, резолютивная часть). Апелляционные жалоба может быть подана в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме (ст. 321 ГПК РФ).

Жалоба, поданная по истечении этого срока, возвращается судьей лицу, подавшему ее, если при этом от него не поступило просьбы о восстановлении пропущенного срока либо в восстановлении этого срока мировым судьей отказано (подп. 2 п. 1 ст. 324 ГПК РФ). Апелляционная жалоба подается в письменной форме (ст. 322 ГПК РФ).

В ней должны быть указаны: 1) наименование суда, в который подаются апелляционные жалоба, представление; 2) наименование лица, подающего жалобу, представление, его место жительства или место нахождения; 3) указание на решение суда, которое обжалуется; 4) требования лица, подающего жалобу, или требования прокурора, приносящего представление, а также основания, по которым они считают решение суда неправильным; 5) перечень прилагаемых к жалобе, представлению документов. В апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные мировому судье (ч. 2 ст. 322 ГПК РФ). Апелляционная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие. К апелляционной жалобе прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, если жалоба подлежит оплате. Апелляционная жалоба и приложенные к ней документы должны представляться с копиями по числу лиц, участвующих в деле. При подаче апелляционных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным ст. 322 ГПК РФ, при подаче жалобы, не оплаченной государственной пошлиной, судья не позднее чем через пять дней со дня поступления жалобы, представления выносит определение, которым оставляет жалобу, представление без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, разумный срок для исправления недостатков жалобы, представления с учетом характера таких недостатков, а также места жительства или места нахождения лица, подавшего жалобу. В случае, если лицо, подавшее апелляционные жалобу, представление, выполнит в установленный срок указания, содержащиеся в определении судьи, жалоба, представление считаются поданными в день первоначального поступления их в суд. На определение судьи об оставлении апелляционных жалобы, представления без движения могут быть поданы частная жалоба, представление прокурора. Основаниями возвращения апелляционной жалобы являются следующие обстоятельства: 1) невыполнение в установленный срок указаний мирового судьи, содержащихся в определении суда об оставлении жалобы без движения; 2) истечение срока обжалования, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении пропущенного срока или в его восстановлении отказано. 3) по просьбе лица, подавшего жалобу (ст. 324 ГПК РФ) Отказ от апелляционной жалобы, представления допускается до вынесения судом апелляционного определения. Заявление об отказе от апелляционной жалобы, представления подается в письменной форме в суд апелляционной инстанции. О принятии отказа от апелляционной жалобы, представления суд апелляционной инстанции выносит определение, которым прекращает производство по соответствующим апелляционным жалобе, представлению. Прекращение производства по апелляционным жалобе, представлению в связи с отказом от них не является препятствием для рассмотрения иных апелляционных жалоб, представлений, если соответствующее решение суда первой инстанции обжалуется другими лицами (ст. 326 ГПК РФ). В соответствии со ст. 325 ГПК РФ после получения жалобы, поданной в срок и с соблюдением требований, предусмотренных в ст. 322 ГПК РФ, мировой судья обязан направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы и приложенных к ней документов. Лица, участвующие в деле, вправе представить мировому судье возражения в письменной форме относительно апелляционных жалобы, представления с приложением документов, подтверждающих эти возражения, и их копий, количество которых соответствует количеству лиц, участвующих в деле, и вправе ознакомиться с материалами дела, с поступившими жалобой, представлением и возражениями относительно них. По истечении срока обжалования суд первой инстанции направляет дело с апелляционными жалобой, представлением и поступившими возражениями относительно них в суд апелляционной инстанции. До истечения срока обжалования дело не может быть направлено в суд апелляционной инстанции (ч. 3 ст. 325 ГПК РФ).

Кассационное обжалование

Вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями. Судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу при условии, что лицами, указанными в ч.1 ст.376 ГПК РФ, были исчерпаны иные установленные ГПК РФ способы обжалования судебного постановления до дня вступления его в законную силу. Учитывая положения ст. 377 ГПК РФ, кассационная жалоба или представление прокурора подаются на вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения мировых судей в президиум верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа. Кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в суд кассационной инстанции. Кассационные жалоба, представление должны содержать: 1) наименование суда, в который они подаются; 2) наименование лица, подающего жалобу, представление, его место жительства или место нахождения и процессуальное положение в деле; 3) наименования других лиц, участвующих в деле, их место жительства или место нахождения; 4) указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной или кассационной инстанции, и содержание принятых ими решений; 5) указание на судебные постановления, которые обжалуются; 6) указание на то, в чем заключаются допущенные судами существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях; 7) просьбу лица, подающего жалобу, представление. В кассационной жалобе лица, не принимавшего участия в деле, должно быть указано, какие права или законные интересы этого лица нарушены вступившим в законную силу судебным постановлением. Кассационная жалоба должна быть подписана лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, прилагается доверенность или другой документ, удостоверяющие полномочия представителя. К кассационным жалобе, представлению прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу. Кассационные жалоба, представление подаются с копиями, количество которых соответствует количеству лиц, участвующих в деле. К кассационной жалобе должны быть приложены документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в установленных закономслучаях, порядке и размере или право на получение льготы по уплате государственной пошлины, либо судебное постановление о предоставлении отсрочки, рассрочки ее уплаты или об уменьшении размера государственной пошлины (ст.378 ГПК РФ). Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Обжалование определений мировых судей

Определения мировых судей могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции (районный (городской) суд) отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если: 1) это предусмотрено настоящим ГПК РФ; 2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела. Частная жалоба на определения мирового судьи рассматривается районным судом. На остальные определения мирового судьи частные жалобы, представления прокурора не подаются, но возражения относительно них могут быть включены в апелляционные жалобу, представление (ст.331 ГПК РФ). Частная жалоба, представление прокурора могут быть поданы в течение пятнадцати дней со дня вынесения определения судом первой инстанции (ст. 332 ГПК РФ). Частная жалоба, представление прокурора на определение мирового судьи, за исключением определений о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения, рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле (ст. 333 ГПК РФ). Определение суда апелляционной инстанции, вынесенное по частной жалобе, представлению прокурора, вступает в законную силу со дня его вынесения (ст. 335 ГПК РФ).

ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРОВ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ

МИРОВЫХ СУДЕЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Апелляционное обжалование

Источник: http://minjust.tatarstan.ru/rus/obgalovanie.html

В какой срок в суде выносится приговор

Действия после вынесения приговора

Вынесение результата по делу судопроизводства – это итог принятия судом определенного решения по определенному делу, однако вынесение результата еще не говорит о том, что дело полностью завершено и не может быть обжаловано при определенных условиях. Всегда, в любом судебном делопроизводстве есть такой момент, как сроки принятия судебного решения и вынесения приговора.

События судебного делопроизводства приобретают свою юридическую силу лишь через некоторое время после вынесения приговора. Поэтому важно знать в какие сроки выносятся судебные приговоры и через какое время они начинают действовать.

Как происходит расчет сроков по вынесению приговора

Приговор, принятый в ходе судебного разбирательства, вступает в свою официальную юридическую силу через 10 суток с момента его принятия. Однако это правило действует лишь в том случае, если никакая из сторон, принимающих непосредственное участие в судебном деле не стала обжаловать это решение в установленные законом сроки.

Сроки и действия суда, а также участников, регламентированы УПК РФ, Статья 389.4.

Также, согласно той же статье УПК, отчет срока для обжалования и каких-либо действий начинается на следующий день после вынесения окончательного приговора. Срок в десять дней завершается в полночь последнего дня.

Если же этот последний день совпадает с выходным днем, то в такой ситуации сроки по вынесению приговора и окончательного решения заканчиваются первым рабочим днем, которые идет после выходных.

Важный момент: в рамках того, чем регулируется вынесение приговора и его окончательное решение, следует отметить, что жалобу можно подавать как лично, так и посредством почты. Даже если жалоба об обжаловании судебного решения подается через почту, сроки обжалования не будут считаться официально пропущенными.

Если же есть какие-либо причины, оправдывающие пропуск установленных статьей УПК РФ, Статья 389.4. России сроков для обжалования, судья имеет право восстановить эти сроки для подачи жалобы в апелляционное судебное делопроизводство.

Для того, чтобы разрешить ситуацию со сроками и подачей жалобы на пересмотр судебного дела, рекомендуется обратиться за помощью к адвокату.

Квалифицированный адвокат сможет не только проконсультировать по возникшим вопросам, но и правильно оформить жалобу.

Чем регулируется вынесение приговора и что может быть уважительной причиной?

К уважительным причинам пропуска установленного УПК сроков относятся такие причины, как:

Болезнь осужденного;

  1. Любые форс-мажорные ситуации и обстоятельства, никак не зависящие от действий сторон судебного разбирательства.

В таких случаях законами процессуального кодекса разрешается обжалование судебного решения по вынесению приговора, а также восстановление сроков, пропущенных для обжалования.

Как вправе обжаловать приговор?

Обжаловать решение суда имеют права те лица, которые принимают непосредственное участие в уголовном судебном делопроизводстве. К таковым лица относятся:

  1. Законный представитель обвиняемой стороны;
  2. Сам обвиняемый;
  3. Законный представитель потерпевшей стороны;
  4. Сама потерпевшая сторона;
  5. Государственный обвинитель.

Как правильно обжаловать договор в установленные сроки

На приговор, подлежащий обжалованию, государственный обвинитель приносит документ-представление, а все остальные участники – правильно оформленную и юридически правильно составленную жалобу.

Для того, чтобы правильно составить жалобу и сделать это в установленные действующим законодательством сроки, рекомендуется обратиться к помощи адвоката, имеющего опыт в ведении данных дел, а также в проведении подобных процедур.

Для того, чтобы обжаловать решение суда, необходимо подать апелляционную жалобу. Ее же, в свою очередь, можно будет в будущем обжаловать кассационной жалобы. Правила и сроки оспаривания судебного решения в таких случаях будет точно такими же, как и при обжаловании решения судебного делопроизводства первой инстанции.

Важный момент: если по результатам кассационного или же апелляционного рассмотрения судебного дела приговор не отменяли и никак не изменяли его, дело будет передано в судебное делопроизводство первой инстанции. В таком случае дается всего лишь три дня, так как через трое рабочих суток с момента возврата судебный приговор будет приведен в исполнение.

Каковы последствия вступления приговора в силу

Когда приговор получает свою юридическую силу, наступают неизбежные последствия этого события, а именно:

  1. Приговор нельзя будет опровергнуть/пересмотреть, и здесь не смогут помочь апелляция или кассационная инстанция;
  2. Приговор становится исключительным, то есть нельзя будет запустить новое уголовное преследование в отношении того же самого преступления;
  3. Приговор и судебное решение будет обязательным, а это значит, что судебное решение по делу судопроизводства будет обязательным для общественных и государственных органов, а также для граждан и лиц, занимающих должности;
  4. Приговор становится преюдициальным, а это значит, что выводы по делу будут подлежать учету в процессе рассмотрения дела и его обстоятельств, но уже другими судебными инстанциями.

Важно! По всем вопросам приговора суда, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Юристы по уголовному процессу, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

в какой срок в суде выносится приговор как происходит расчет сроков по вынесению приговора чем регулируется вынесение приговора и что может быть уважительной причиной как вправе обжаловать приговор

Источник: https://jur24pro.ru/sotsialnye-programmy/v-kakoy-srok-v-sude-vynositsya-prigovor-196142/

Сохранение после приговора ареста имущества лиц, не связанных с осужденными, противоречит Конституции

Действия после вынесения приговора

17 апреля Конституционный Суд вынес Постановление № 18-П/2019, в котором рассмотрел вопрос о возможности оставления под арестом после вынесения приговора имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за действия осужденных.

Обстоятельства дела

Согласно жалобе в КС (имеется у «АГ») Ирина Янмаева (Стребкова) приобрела квартиру у ЖСК «Равенство.Гарантия.Стабильность». Спустя два года она купила машину.

Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 30 октября 2008 г. в рамках расследования уголовного дела, фигурантом которого Ирина Янмаева не являлась, в порядке ст.

115 УПК по ходатайству следователя СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области без ее участия был наложен арест на принадлежащие ей на праве собственности квартиру и автомобиль. Поводом для этого послужила информация следствия о том, что соучредитель и руководитель ЖСК «Равенство. Гарантия.

Стабильность» Светлана Покасова «с целью сокрытия имущества, добытого преступным путем, часть недвижимости и транспортные средства передала» Янмаевой.

https://www.youtube.com/watch?v=ttys387CGGw

Стоит отметить, что на предварительном следствии имущество Янмаевой вещественным доказательством по делу, по правилам ст. 81 УПК, не признавалось.

Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 7 ноября 2014 г. женщине было отказано в снятии ареста на имущество. По мнению суда, освобождение от ареста является преждевременным, и оценка доводам, указанным в заявлении, может быть дана только по итогам рассмотрения уголовного дела по существу судом первой инстанции.

При этом срок ареста на имущество на предварительном следствии и на период рассмотрения уголовного дела по существу не устанавливался, промежуточных судебных постановлений о продлении ареста на имущество не выносилось, несмотря на признание Конституционным Судом положений ч. 3 и 9 ст. 115 УПК не соответствующими Конституции (Постановление КС от 21 октября 2014 г.

№ 25-П) и внесение изменений в соответствующую норму УПК.

Приговором Центрального районного суда г. Волгограда от 15 января 2015 г. несколько лиц были признаны виновными в хищении денежных средств пайщиков кооператива «Равенство. Гарантия. Стабильность» путем обмана и злоупотребления доверием. При этом арест с имущества Ирины Янмаевой как с не имеющего отношения к уголовному делу был снят.

Апелляционным приговором Волгоградского областного суда решение первой инстанции было отменено в части: на имущество женщины вновь был наложен арест до полного возмещения причиненного ущерба потерпевшим.

Не согласившись с апелляционным решением, Ирина Янмаева обратилась в кассационную инстанцию, однако в передаче жалобы ей было отказано. Оснований для ее принятия также не нашли судья ВС и заместитель председателя Суда.

Отказывая в передаче жалоб, суды, ссылаясь на положения п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК, давали оценку только выводам, изложенным в постановлении Центрального районного суда г. Волгограда от 30 октября 2008 г.

о наложении ареста на имущество Янмаевой на предварительном следствии, принятого в порядке ст.

115 УПК, поскольку в описательно-мотивировочной части апелляционного приговора доказательств, на которых основаны выводы суда о сохранении ареста на имущество, не приводилось.

Обращение в КС

В своей жалобе в Конституционный Суд Ирина Янмаева указала, что положения п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК, предусматривающие при производстве по уголовному делу доказывание обстоятельств, подтверждающих, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.

1 УК, получено в результате совершения преступления, как и положения п. 10.1 ч. 1 ст.

299 УПК, предусматривающие при постановлении приговора в обязательном порядке разрешать вопрос суду в совещательной комнате, доказано ли, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления, не предусматривают установления аналогичных обстоятельств и разрешения аналогичного вопроса в отношении имущества, находящегося у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия.

По мнению заявительницы, это означает, что суды вправе при производстве по уголовному делу и постановлении приговора ограничиться только разрешением вопроса о том, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа и (или) для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации, т.е. ограничиться вопросами определения дальнейшей судьбы этого имущества (п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК).

При этом, указала Ирина Янмаева, поскольку ст.

307 УПК также не предусматривает обязательного содержания в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора доказательств, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, не подлежащее конфискации, находящееся у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, получено в результате совершения преступления, то суды, соответственно, вправе не указывать в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора и эти доказательства.

В жалобе отмечается, что пробел в ч. 1 ст. 73 и ч. 1 ст.

299 УПК существенно ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод лиц, не являющиеся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность, что не может в полной мере отвечать конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса между публично-правовыми и частноправовыми интересами, а потому пробельность в нормах приводит к нарушению конституционных гарантий охраны частной собственности и нарушению принципов равенства и верховенства закона.

Кроме того, норма ст. 307 УПК, так же как и ч. 1 ст. 73 и ч. 1 ст.

299 УПК, при обжаловании приговора в вышестоящих судебных инстанциях существенно усложняет таким лицам защиту их прав и законных интересов в том смысле, что приводить правильные доводы и представить необходимые доказательства добросовестности приобретения имущества приходится на обстоятельства причастности имущества к преступной деятельности обвиняемого, установленные не приговором суда, а постановлением о наложении ареста на имущество, принятого в порядке ст. 115 УПК.

В связи с этим Янмаева попросила признать не соответствующими Конституции ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК.

КС признал нормы не соответствующими Конституции

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что в предмет доказывания по уголовному делу, в состав вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, и в содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора формально не включен вопрос о правовых основаниях использования имущества лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, для возмещения причиненного преступлением потерпевшему вреда, что позволяет оставить вопрос об обоснованности ранее наложенного на имущество с этой целью ареста нерешенным, хотя суд – в силу специального указания УПК – обязан мотивировать свои выводы о доказанности оснований для конфискации имущества.

Более того, применительно к возможности сохранения после вступления приговора в законную силу ареста, наложенного на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, КС в Определении от 29 ноября 2012 г.

№ 2227-О отметил, что наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора и в качестве таковой носит временный характер, а потому наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением уголовного дела.

Следовательно, ч. 9 ст.

115 УПК, устанавливающая, что арест на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость, в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения этой меры лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. Иное, как указал КС, приводило бы к подмене частноправовых механизмов разрешения споров о собственности уголовно-процессуальными средствами, причем выходящими за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, а обеспечение исковых требований посредством сохранения ареста на имущество без процессуальных гарантий защиты прав собственника не отвечало бы Конституции, влекло бы бессрочное и не контролируемое судом ограничение его прав.

«Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции», – указал Суд.

Кроме того, он отметил, что ч. 2 ст. 309 УПК предусматривает возможность признания в приговоре суда за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передачи вопроса о размере возмещения для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

В связи с этим дальнейшее, после постановления приговора, производство по такому гражданскому иску также предполагает возможность обеспечения посредством наложения ареста на имущество.

Однако арест не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия.

КС указал, что, тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов такого лица, на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и конституционно защищаемых прав потерпевших от преступлений, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного преступлением вреда, включая предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское (арбитражное) судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

Таким образом, Конституционный Суд постановил признать ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК неконституционными. Кроме того, он указал на необходимость пересмотра дел заявительницы.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sokhranenie-posle-prigovora-aresta-imushchestva-lits-ne-svyazannykh-s-osuzhdennymi-protivorechit-konstitutsii/

Юриста совет
Добавить комментарий