Что предпринять, чтобы отстал инспектор по делам несовершеннолетних?

2018-02-02T08:00+0300

2018-02-02T12:09+0300

https://ria.ru/20180202/1513802340.html

“Ничего не докажешь”. Родители в одиночку спасают детей от травли в школе

https://cdn25.img.ria.ru/images/150518/02/1505180262_0:540:5184:3456_1036x0_80_0_0_e278d7d4c17c856c0fd2d21dd34d50.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 2 фев — РИА Новости, Ирина Халецкая. Сельская школа в Свердловской области прославилась на всю Россию. Всему виной самодурство учителя.

Классный руководитель вручила ученикам грамоты, но тут же отобрала благодарность у одной из школьниц. Родители девочки не сдали 300 рублей на нужды класса — так педагог обосновала свои действия, причем публично.

Инцидент случился еще перед Новым годом, однако огласку получил только сейчас. Теперь делом занимаются местные власти, а девочка вынуждена посещать психолога.

Буллинг (травля. — Прим. ред.) в школах давно не редкость. Травят и учителей, и подростков. Впрочем, управа на это есть. На собственном примере это доказала москвичка Наталья Цымбаленко. Узнав, что над ее сыном издеваются сверстники, она подняла всех — от руководства школы до полиции с прокуратурой. В результате от ребенка отстали, а в классе воцарилась тишина.

Как родителям защитить детей от травли в учебном заведении — в материале РИА Новости.

Анастасия Наговицына воспитывает двух детей. Старшая дочь Оля учится в четвертом классе. Проблем в школе у нее никогда не было. Однако в последний учебный день перед новогодними каникулами девочка пришла домой в слезах.

Выяснилось, что классный руководитель решила подарить детям символические подарки и намеренно проигнорировала девочку. “При всем классе учитель сказала, что для Оли нет ничего, потому что она не сдала на нужды класса 300 рублей”, — рассказывает мама.

После этого, вспоминает Анастасия, учительница стала раздавать грамоты детям, в том числе вручила и Оле.

“Но потом осеклась и говорит: “Ой, Оля, а ты же не сдавала деньги, верни-ка грамоту!” И добавила, что в школе, дескать, не хватает бумаги, а раз деньги не внесли, то и благодарности не жди.

Дочка подумала, что учитель шутит, оставила грамоту на парте, но затем убрала в портфель. Педагог все же заставила ребенка отдать бумажку”, — продолжает Анастасия.

Это выбило девочку из колеи. По словам родителей, дочь отказывалась ходить в школу, говорила, что ее унизили перед одноклассниками. Теперь ей приходится посещать психолога. Но все разговоры на эту тему до сих пор заканчиваются слезами. Что характерно, учительница перед семьей так не извинилась.

Когда Наговицына написала о случившемся в соцсетях, историю подхватили СМИ. Управление образования провело проверку и вынесло учителю выговор с дисциплинарным взысканием. Все могло бы на этом и закончиться, но классный руководитель, поясняет Анастасия, изводит девочку упреками.

“Она ей заявила, что никаких выговоров не боится. Оказалось, что не только моей дочке не досталось подарка. Обделили еще нескольких учениц. Кроме того, в ноябре одна мама просила у директора, чтобы он повлиял на педагога.

Абсурдность ситуации в том, что учитель про деньги на нужды класса говорит не родителям, а детям”, — возмущается Анастасия.

Она рада была бы перевести дочь в другое учебное заведение, но в селе только одна школа и один четвертый класс.

“Другие родители молчат. Опасаются, что начнут гнобить их детей. Многие мамы писали мне, говорили, что я молодец — не побоялась”, — рассказывает Наговицына.

К урегулированию конфликта подключился депутат Госдумы от Свердловской области Дмитрий Ионин. Он привез в школу несколько упаковок бумаги, которой так не хватало классному руководителю Оли. Парламентарий очень хотел пообщаться с директором, но не застал ее на рабочем месте — она в спешке уехала в Екатеринбург после того как начались звонки из СМИ.

“Я считаю, что такой учитель не имеет права работать с классом. К сожалению, это не единичный случай. Однако родители не должны молчать, надо сразу же обращаться в соответствующие органы!” — прокомментировал ситуацию Ионин РИА Новости.

Дети сами не решат

Обычно все же учеников в школе травят одноклассники. Многие психологи в статьях о буллинге обращают внимание на то, что учителя до последнего не замечают проблему: жестокие дети в присутствии взрослых ведут себя прилежно. Кроме того, некоторые родители считают, что ребенок сам виноват. Не можешь поладить с одноклассниками — твоя проблема, сам разбирайся.

Мало кто задумывается, что дело не столько в жестокости детей, сколько в нежелании педагогов повлиять на ситуацию и вовремя вмешаться.

Москвич Петя Цымбаленко в пятом классе перешел в другую школу и попал под град насмешек сверстников. Его мама Наталья вспоминает: как такового повода для травли никогда не было, просто в классе сформировался костяк из “крутых”, которые цеплялись к “некрутым”.

К Пете приставали меньше всего, куда больше страдали другие мальчишки. По словам Натальи, им портили личные вещи, подкладывали бутылки с мочой в портфели, стягивали штаны в раздевалке. Все это снимали на камеру телефона и потом выкладывали в соцсетях.

“Дети просили помощи у классного руководителя. Но педагог — неконфликтный человек, она спускала все на тормозах, говорила, что “стукачей не любят”, “надо закалять характер” и “уметь находить подход к товарищам”. Максимум, что она могла сделать, — провести беседы на тему “давайте жить дружно”, — рассказывает мама Пети.

Наталья долго не вмешивалась, но на всякий случай наняла для сына персонального тренера по фехтованию и рукопашному бою. Отчасти это помогло — драться Петр больше не боялся, “крутые” ребята от него отстали и переключились на его лучшего друга Мишу. Мальчишку “развели на деньги”. ” уговорили его купить у них вейп, взяли деньги и не отдали”, — объясняет Цымбаленко.

После этого Наталья поняла: разбираться с проблемой придется ей самой. Она решила показать чиновникам, педагогам и правоохранителям, что творится в школе. Каждый свой шаг подробно описала в соцсетях, чтобы другие родители знали, как вести себя в сложной ситуации. По сути, ее пост — это самые настоящие лайфхаки для мам и пап.

Борьба с травлей. Лайфхаки

Первым делом она встретилась с родителями учеников, которых травили в классе. Однако одни опасались что-то предпринимать, другие собирались переводить ребенка в другую школу. “В итоге остались три мамы, готовые действовать. Я убрала эмоции и села писать подробное коллективное заявление сухим бюрократическим языком. Получилось 20 с лишним страниц”, — вспоминает Наталья.

Источник: https://ria.ru/20180202/1513802340.html

Комиссия по делам несовершеннолетних: это серьёзно?

Что предпринять, чтобы отстал инспектор по делам несовершеннолетних?

Комиссия по делам несовершеннолетних, или КДН, может испортить жизнь вам и вашему ребёнку по-настоящему. 

Хотя эти люди выглядят не очень страшно, их решение меняет ваше будущее… Адвокат Антон Жаров — о том, что делать с КДН.

Что такое КДН?

Комиссия по делам несовершеннолетних — что это вообще такое? 

Начну издалека. Вообще в мире много вещей, предназначение которых для нас остается неведомым. Я не буду приводить примеры, но комиссия по делам несовершеннолетних сама по себе вполне достаточный пример. Для чего она нужна, не подозревает большая часть населения.

Вообще-то комиссия по делам несовершеннолетних придумана для того, чтобы этих самых несовершеннолетних защищать. Она, по большому счёту, так и называется — “комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав”.

Только вот как защищает эта комиссия права, из кого состоит — в этом еще предстоит разобраться.

Кто входит в состав комиссии?

Комиссию по делам несовершеннолетних, если мы говорим про Москву, создает глава управы. Кого он туда отбирает, вообщем-то, его личное дело. По закону туда должны входить представители органов и организаций системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Я еле сказал эту фразу, поверьте, запомнить ее было еще сложнее. 

Так вот, эти самые представители органов и организаций назначаются туда руководителем управы.

В Московской области глава района назначает представителей в комиссию по делам несовершеннолетних, в других регионах — по разному.

Но тем не менее это абсолютно административный орган, который назначается человеком единолично. Никто людей, которые состоят в этой комиссии, туда не выбирал, их просто назначили. 

Кто это может быть? От здравоохранения может быть заведующий детским отделением больницы, от образования — это может быть директор школы, от полиции, как правило, — инспектор по делам несовершеннолетних или начальник подразделения по делам несовершеннолетних, если такой есть, и так далее.

Вплоть до пожарников и представителей общественности, роль которых прекрасно играют, например, представители клуба собаководов или военно-патриотического клуба, а также в Москве принято включать в состав комиссии членов общественных советов и пунктов охраны порядка (кажется, так это называется).

Кто эти люди, мне неведомо, но именно они обычно и приходят на заседания комиссии. А вот заведующий отделением поликлиники может и пропустить заседание.

В комиссию должно входить несколько человек, и в Москве это число обычно превышает 10. Ну, 14 человек, может быть 12.

Соответственно, комиссия должна заседать, когда в зале, где заседает комиссия, присутствует как минимум половина списочного состава. Если было 14, значит, соответственно, как минимум 7 человек должно быть в зале.

И тут очень важный момент, про который все забывают: это кто эти люди, кто эти семь человек? Они по фамилиям должны совпадать с теми, кто в этой комиссии состоит.

А очень часто бывает так, что вместо начальника подразделения по делам несовершеннолетних, который в отпуске, приходит, например, просто сотрудник подразделения или вместо пожарника-начальника отдела приходит заместитель начальника отдела.

Но дело в том, что комиссия по делам несовершеннолетних — это не кресло, а это люди, поэтому такое, конечно, безобразие твориться не должно. В заседании комиссии могут принимать участие только те люди, которые списочно входят в ее состав.

Пофамильно.

Список комиссии должен быть опубликован. Это открытая информация. По идее он должен быть на сайте управы. Но далеко не все управы этим занимаются. Задайте, кстати, вопрос в письменном виде главе своей управы, кто же именно входит в состав комиссии по делам несовершеннолетних. Вам будет интересно. Уверяю вас.

Кого могут вызвать?

В комиссию по делам несовершеннолетних в принципе могут вызывать любого гражданина. Ну вот абсолютно любого, если дело, которое рассматривает комиссия, как-либо касается детей.

Это может быть ваш сосед по лестничной клетке, которого беспокоит, что ребенок у вас сильно плачет, и комиссия по делам несовершеннолетних в этом тоже может проявить какой-то интерес.

Ходить или не ходить на эту комиссию —  зависит от того, по какому делу вас вызывают. 

Если это дело об административном правонарушении, то ходить туда, конечно, нужно. Например, вашего ребенка поймали с бутылкой пива или курящего за углом школы. в этой ситуации, скорее всего, на комиссию прийти все-таки придется, и делать это нужно.

Идти или не идти в каждом конкретном случае, серьезен или не очень вопрос, который будет обсуждать КДН, и каковы его последствия знает адвокат, к которому безусловно нужно обращаться, если к вам пришел вызов на комиссию по делам несовершеннолетних.

Из комиссии также часто звонят по телефону: “Здравствуйте! Завтра у нас заседание, приходите”. Конечно, на такие заседания ходить не стоит, нужно прямо в телефон говорить: “Без адвоката никуда не пойду”. И не ходить.

Вызов в КДН — это серьезно?

Комиссия по делам несовершеннолетних — это административный орган, это такой мини-суд, который решает определенные вопросы, но тем не менее решает.

От комиссии по делам несовершеннолетних зависит выпишут ли вам штраф или ограничатся предупреждением, если вашего ребенка, например, поймали с банкой пива, либо поставят ребенка на внутришкольный учет или учет в комиссии по делам несовершеннолетних, если опять же случилась какая-то неприятность, связанная с кодексом об административных правонарушениях.

Бояться или не бояться постановки на учет, какие правовые последствия этого — это отдельный разговор. Но комиссия по делам несовершеннолетних при желании может испортить вам жизнь, поэтому пускать на самотек деятельность комиссии по делам несовершеннолетних в вашем отношении, конечно же, не стоит и нужно приходить на ее заседания, но делать это обязательно с адвокатом.

Что делать, если меня вызвали?

Когда вы попали на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, дать какие-то общие советы сложно, поскольку нормативной базы, ну, просто очень мало. Какие-то общие вещи я, конечно, скажу.

Прежде всего сверьте, кто перед вами. Попросите представиться по фамилиям.

Судьи, когда сидят в мантиях, они и то представляются, говорят “коллегия в составе Иванова, Петрова, Сидорова”, поэтому попросите этих чудо-людей представиться как зовут, кто они такие, и прям со списком, распечатанным с сайта управы, ставьте галочки есть такой или нет такого, пересчитайте их по головам, посмотрите какой списочный состав комиссии. Если в комиссии 15 человек, значит должно быть на заседании 8, как минимум, и никто никого не должен заменять и подменять.

Заседание комиссии может вести либо председатель комиссии либо заместитель председателя комиссии, но никак не ответственный секретарь или просто выбранный какой-то товарищ, который вдруг решил вести заседание комиссии. Вот это самые простые вещи.

Конечно же, нужно положить на стол диктофон, скрываться тут не надо и записывать всё, что происходит.

Но поскольку у вас диктофон и поскольку заседание комиссии устное, проговаривайте всё словами, спрашивайте “как ваша фамилия” человека, который задает вам вопрос, “почему вы его задаете, если вы не член комиссии”.

Никакие приглашенные лица, а такие случаются на заседаниях комиссии, почему бы нет, никакие приглашенные лица, как и зрители, например, в судебном заседании, никаких вопросов задавать не могут, участие в обсуждении принимать не могут и должны, если вас выгоняют на время обсуждения комиссией вашего вопроса, тоже выйти из зала. Попробуйте на этом настоять, увидите как интересно развиваются события. Но вообще бояться не надо, ситуация вполне себе под контролем, но, разумеется, юридические последствия быть могут, поэтому без адвоката ходить на такие вещи не надо.

Источник: https://zharov.info/archives/10428

Как победить школьный буллинг: история одной мамы

Что предпринять, чтобы отстал инспектор по делам несовершеннолетних?

Вы узнаете, что вашего ребенка травят в школе. Приходите на разговор с учителем. А в ответ получаете “дети должны сами разобраться”. То есть от учителей поддержки ждать нечего. Кажется, ситуация тупиковая – нужно переводить ребенка в другую школу. Но одна мама поступила иначе и смогла наладить ситуацию в классе.

Наталья Цымбаленко, чей сын-шестиклассник оказался жертвой школьной травли, подробно рассказала на своей Фейсбук-странице о том, как ей удалось эту ситуацию разрешить. Мы приводим текст ее поста целиком.

Самое важное, что я поняла в этой ситуации – во многом это моя вина: я долго не вмешивалась, слушала классную руководительницу и родителей, что «дети сами должны разобраться».

Забегая вперед – на конец января у нас в классе нет проблем с буллингом. Нет, потому что в ситуацию вмешались родители. Ну, то есть я.

Это анонс финалочки, а сейчас сам рассказ и своеобразная памятка для тех, чьи дети попадают в аналогичные ситуации.

Мой сын после младшей школы поступил в гимназию (на тот момент). Дети разные, кто-то активный, кто-то стеснительный – обычное дело. Быстро сформировался костяк класса, так называемых «крутых», которые стали цепляться к «некрутым». Ну, например, мой сын-пятиклассник приносил в школу лего и пластилин – «фу, некрутой».

Это повод для насмешек, обязательств. Имя сына – Петя, его стали обзывать «Педя», сын тушевался и не знал, что сказать в ответ . Он уходил от конфликтов, боялся драк, и громких разборок – «некрутой».

Но как я теперь (изучив множество литературы на тему буллинга) знаю, повод может быть абсолютно любой, и даже убрав якобы причину травли, буллинг не прекратится.

Какие есть способы решения конфликтных ситуаций в 11-12 лет? Он и несколько таких же мальчишек стали просить помощи у классного руководителя.

Реакция? Классная в разговорах с родителями рассуждает на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам».

Родители зачинщиков все как один кричат в родительском чате, что их дите «святое», на них наговаривают, а «ваши сами спровоцировали».

Я верю педагогу, не вмешиваюсь. НО – нанимаю сыну персонального тренера по фехтованию/мечевому и рукопашному бою. И, знаете ли – сработало в части убрать боязнь конфликтов. Драться Петр теперь не боится и может.

От него понемногу отстали. А от остальных «некрутых» – нет.

И мало того осенью прошлого года его лучший друг, с которым он сдружился на теме «некрутости», попадает в ситуацию уже денежного развода со стороны «крутых» одноклассников.

До этого в анамнезе класса у остальных «некрутых» одноклассников уже были истории с отъемом вещей (учебники, портфели прятали – и вроде как это не разбой, а шутка); порчей вещей; подкладыванием бутылки с мочой в портфель; со стягиванием штанов в раздевалке, фотографированием и выкладыванием в соцсети. Классная все так же не видела проблем. Ну, максимум проводила беседы на тему «давайте жить дружно».

И тут нашего лучшего друга Мишу дважды «разводят на деньги» одноклассники, обещая купить тому вейп и не покупая его. Ведь если хочешь быть крутым – ты должен курить вейп! Маме Миши «святые дети» просто хамят и рассказывают, что ее сын «гидроцефал».

Мама ученика, взявшего деньги, говорит еще прекраснее: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп». Ну, в общем ситуация великолепна.

А тут еще один из одноклассников сына на своей странице вешает фотожабы на Петра, веселясь на тему того, что сын стал «качаться». И «Остапа понесло».

 Я встретилась и списалась с родителями учеников, которых травили в классе. Кто-то боялся вмешиваться в ситуацию, кто-то хотел просто перевести ребенка из школы. В итоге нас стало трое – три мамы, которые были готовы писать заявления и разбираться в ситуации с классом. Я собрала все факты, убрала эмоции, вспомнила старый добрый канцелярит)) и села писать заявление.

Фактов, к которым я могла предъявить конкретные доказательства, осталось два. 1. Переписка участников истории с вейпом и эккаунт одноклассника, где было видно, что он состоит в группах, торгующих вейпами, и мало того сам их продает. 2. Фотожабы на Петю и скрины с эккаунта, где эти фотографии были размещены.

 Попросила классную о встрече с директором школы и родителями учеников, травящих других учеников. Классная впала в истерику, стала писать в родительском чате, что не справляется с руководством, отказывается от класса и т.д. Родители «святых детей» стали там же возмущаться уже в мой адрес и требовать линчевать за то, что довела классную.

 Встречу с директором не назначили. Классная утверждала, что та очень занята. Но позовет психолога и соцработника. Ок. Мы (три мамы и мой муж) пришли. С настроем, что это для проформы.

Был отдельный треш)) Родители кричали уже на меня, хватали у меня вещи со стола, переходили на личности. Лейтмотивом звучала миллион раз повторяющаяся фраза «Вы не докажете!». Я отдала заявление соцработнику и сказала, что буду запускать его официально.

Представители школы делали круглые глаза и говорили – какой кошмар, что же вы раньше не сказали, что в классе такое творится. А потом произнесли сакраментальное «Вы не докажете!».

Я честно посоветовала им приберечь эту фразу для прокуратуры, которая придёт по моему заявлению проверить, почему школа бездействует, когда в ее стенах торгуют курительными веществами. Представители школы сказали, что доложат директору о ситуации.

 Утром я позвонила на телефон директора школы, указанный на сайте. И тут оказалось самое интересное – она была не в курсе. Ни собрания с родителями, ни ситуации в классе. Ок, я это предвидела. Поэтому и позвонила )) Сказала, что принесу заявление. Назначили время – когда.

 Мое прекрасное произведение – Заявление на 20 с лишним страницах я отправила по е-мылу на адрес школы, на адрес председателя Управляющего совета школы и отнесла в Управу своего района в Комиссию по делам несовершеннолетних, которую глава управы же и возглавляет. Записала номера входящих.

 Написала пост в соцсетях. Получила много дельных советов. Но и безнадежных историй тоже. Решила, что надо таки идти до конца. Даже если потом мы решим уйти из школы, мы уйдем предварительно “раздав всем сестрам по серьгам”, а не с культивированным чувством виктимного отношения к жизни. Еще раз напишу, что это все мы проговорили с сыном. Он не хотел уходить из школы из-за Миши.

 Написала маме ученика, рисующего фотожабы, что хочу встретиться до того, как подам на них в суд. Была послана со словами «Встретимся в суде!».

 Восемь – восемь (!) человек встречались со мной и мужем (ну, ладно, мама Миши тоже была) в кабинете директора. Помимо представителей школы были еще председатель управляющего совета и представитель департамента образования. Школа включилась.

Ну, сперва председатель управляющего совета задал мне очевидный вопрос: «А вы не хотите забрать своего сына?!». Я честно запретила даже предлагать мне такие советы – этот кейс мы разберем с сыном до конца, а со школой еще и памятку напишем на тему буллинга.

«Не надо памятку!» – взмолилась школа)))

 Здесь отдаю должное школе, процесс пошел – в классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении. Отдельно по двум фактам встречались с родителями, инспектором по делам несовершеннолетних (прекрасная девушка!!) и нами.

Деньги в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами, поставили на учет. Бормотали «мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд» – это на фотожабы. На мой вопрос маме – понимает ли мама, что если я говорю, что пойду в суд, то это значит я туда пойду, а не просто сотрясаю воздух – кивали и угукали.

И надо же – никто не хамил))

 Класс (а я имею ввиду и детей, и родителей) замер. В таком, знаете ли, нейтралитете.

Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться и может тогда с ним дружить будут».

А что мы пойдем прекрасным бюрократическим путем писем и жалоб. Все сразу научились культуре, одергивают желающих рисовать фотожабы и не достают окружающих. Ну, не красота же ))

 Уже в этом году мне звонили из управы и сказали, что готовят ответ на мое заявление со списком проведенных мероприятий; звонил представитель депробра узнать, довольна ли я ситуацией в классе.

 Поживем увидим, что будет дальше…

И вывод – ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут и не выхватят ответственности по полной. Поэтому – подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру.

Мне нравится нейтралитет. А на сколько его хватит – посмотрим. Главный мой меседж всем был таков: «Я не приходила в школу все эти три года – сделайте так, чтобы я и дальше не приходила!» 😉

АПД. Отвечу здесь на два самых частых вопроса:

 Как сын и его друг чувствуют себя сейчас и как отреагировали на мое вмешательство?

Отвечаю: С мальчишками мы все обсудили. Сперва им было очень страшно. Тем более что агрессия “крутых” даже усилилась после нашей встречи с родителями. “Крутые” обсуждали как бы встретить парней после школы, показывали Мише записки “1000 рублей, или твоя собака умрет”.

Но школу мы решили не пропускать. Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А еще я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность.

Но чем большую активность развивала школа (встречи, разговоры), тем больше класс понимал, что это все всерьез. И успокоился. Я дала Пете прочитать этот пост и спросила, что написать. Он сказал, что все ок.

Общаются они с одноклассниками из описанной истории спокойно и максимум та и эта сторона уточняют друг у друга задания. А представители школы регулярно уточняют у него – как дела в классе.

 А если бы не было факта про вейп, чтобы я тогда делала?

Я бы подавала в суд по фактам фотожаб (“о защите чести и достоинства”). Начала бы ходить к директору и инспекцию по делам несовершеннолетних. Кстати! Наша молодая и красивая инспектор так и рекомендовала делать – не дожидаясь “увесистых” фактов, обращаться к ним. Писала бы в департамент образования.

АПДАПД. Мне очень грустно от того, что эта тема оказалась такой востребованной. Мне бы очень хотелось, чтобы мой опыт никому НЕ пригодился. И спасибо всем вам за поддержку!!!

Источник: http://kidssave.com.ua/stati/17-zagolovok-eshchjo-odnoj-stati-na-vashem-sajte

В травмопунктах стали

Что предпринять, чтобы отстал инспектор по делам несовершеннолетних?

Поводом интереса опеки к семье может стать даже обычное отсутствие ремонта

История с многодетной мамой Светланой Дель, у которой изъяли восьмерых приемных детей, не оставила равнодушным никого. В защиту жительницы Зеленограда пишут петиции, собирают подписи, поддерживают хэштегами. А москвичи и жители других городов делятся своим опытом столкновения с опекой — и некоторые случаи вызывают много вопросов к представителям соцзащиты.

Ребенок упал с горки, засунул в нос горошину, живет в комнате со старыми обоями… — если об этом прознает полиция или опека, ждите проблем. Уже сейчас на игровых площадках можно услышать разговоры, что в случае повседневных травм у детей их мамы стараются лишний раз не обращаться к врачу, ибо это чревато последствиями.

Ведь информацию о семье и характере травмы передадут «куда надо».

В современном обществе ювенальная юстиция, безусловно, нужна. Должна существовать система, которая будет выявлять случаи жестокого обращения с детьми, спасать их из семей алкоголиков, наркоманов и прочих опустившихся личностей. Но иногда прицел у представителей власти заметно сбивается.

И тогда при общении с семьями, к которым чиновники из опеки или социальной службы пришли по сигналу из «скорой» или травмопункта, включается режим карательной операции. Даже если семья внешне абсолютно благополучная. Официально это называется «злоупотребление обязанностями и превышение полномочий». И чаще всего не ведет к катастрофическим последствиям. Но родителям от этого не легче.

В результате общество видит в органах соцзащиты не защитников и помощников, а некую противоборствующую сторону.

— Моему сыну было почти три года, мы гостили у друзей в загородном доме, — рассказывает жительница подмосковных Мытищ Екатерина. — Петя сидел на садовых качелях, а какой-то шустрый мальчик их качнул посильнее. Петя упал. Все это произошло за секунды, мы стояли рядом, но никто не успел его поймать. Внизу была плитка, и он ударился головой…

Малыш поплакал и успокоился, продолжил играть. Но по дороге домой мальчик пожаловался, что кружится голова и тошнит. Родители вызвали «скорую» и повезли сына в травмопункт. К счастью, сотрясения не было, семью отправили обратно.

— А наутро мне позвонила инспектор по делам несовершеннолетних и настоятельно рекомендовала явиться к ним и написать заявление — по какой причине у нас ребенок упал с качелей, — говорит Екатерина.

— Но как так? Мы прилично выглядим, оба родителя пришли с ребенком, ребенок нормально одет, на нем нет синяков, никаких ссадин, кроме небольшой шишки на голове после падения. Родители сами сильно напуганы, а они заявляют в полицию… Все это происходило под соусом заботы о нас и нашем ребенке.

Так давайте всех запугаем, пусть дети станут страдать от травм, потому что родители напуганы. В следующий раз я буду обращаться только в платную «травму», благо такая имеется…

* * *

Случай с Екатериной — не единственный. Некоторое время назад в соцсетях обсуждалась ситуация, когда москвичка обратилась в травмопункт с дочкой, которая засунула в нос мелкий посторонний предмет. Ее адрес тоже передали в полицию и органы опеки, в ближайшие дни явилась комиссия, общение с визитерами оставило крайне неприятный осадок у мамы.

Многие родители утверждают, что из уст инспекторов, явившихся по сигналу в схожей ситуации, слышали угрозы «отобрать ребенка» в той или иной форме. И это не маргиналы, а обычные семьи.

Но ведь в квартирах, где подрастают малыши, легко можно обнаружить разрисованные обои, разбросанные вещи, заляпанный кефиром пол… Почему-то сотрудникам органов опеки это неведомо.

Приводят такие визиты к тому, что уже сегодня многие семьи лишний раз стараются не обращаться вообще ни в какие медицинские учреждения в надежде, что падение или ушиб не приведут к осложнениям.

Складывается ощущение, что игра словами «заберем детей» сейчас очень популярна. Причем слышат ее не только от наделенных соответствующими полномочиями органов, но и от тех, кто только косвенно может повлиять на такой исход. «Мы не делаем детям прививки, — пишет в блоге Ирина из Пятигорска. — Когда старшая дочь пришла за справкой в школу, ей дали бумаги, чтобы передала их нам.

В них было написано: если в ближайшее время мы не привьем детей, то они обратятся в органы опеки и без нашего ведома отберут детей и положат на обследование в больницу». А ведь отсутствие прививок в России не является препятствием для посещения учебных заведений, и сотрудники школы не могут об этом не знать.

Тем не менее родителей правдами и неправдами запугивают ради хорошей отчетности.

* * *

Странная история произошла с мамой четверых детей из Петербурга. Сотрудники соцзащиты застращали Елену до того, что ей в спешном порядке пришлось искать деньги и делать ремонт в квартире: за скромную обстановку и беспорядок (с четырьмя малолетними детьми!) семью поставили на учет как неблагополучную. И снова угрозы отобрать малышей…

— Еще в роддоме меня спросили, не хочу ли я получать какую-нибудь помощь как многодетная мать от социальной защиты, — рассказывает Елена. — Я согласилась и подписала в итоге с ними договор на «социальное сопровождение».

Именно этот договор и послужил поводом для дополнительных проверок. Дело в том, что многодетная семья проживает в маленькой «двушке» площадью 49 кв. м. Причем одну из комнат занимает бабушка. Мама, папа и четверо детей живут в комнате 18 кв. м, а также стоят в очереди на получение жилья.

Квартира без ремонта, со старыми обоями. Мама официально трудоустроена, папа — индивидуальный предприниматель, преподает английский. Родители не пьют, не курят, наркотики не употребляют, дом ломится от игрушек.

Но при этом есть момент, который не все воспримут однозначно: места в комнате мало, поэтому родители приняли решение отказаться от кроваток, чтобы дать детям место для игр.

На тот момент все малыши спали с мамой на большом толстом матрасе на полу (4-летняя девочка, двухлетние двойняшки и новорожденная). Именно этот факт стал основанием для привлечения опеки и полиции.

— Через некоторое время в гости без предупреждения явились сотрудники опеки и сказали, что теперь будут ходить к нам раз в две недели. И что если ситуация не изменится, то подключатся правоохранительные органы…

Органы подключились уже через неделю — пришли сотрудники из отдела по делам несовершеннолетних и продемонстрировали письмо от соцзащиты, где были перечислены неудовлетворительные условия жилья: неутепленные окна, разбросанные игрушки и вещи, матрасы на полу, отсутствие ремонта… Супруг Елены показал визитерам, что окна утеплены, а также провел в комнату и спросил: где, по их мнению, здесь можно разместить четыре кровати для детей? Ответа он не получил, но семью поставили на учет как неблагополучную.

— Это был театр абсурда. У нас семья, где оба родителя работают, где дети здоровы, сыты, одеты хорошо. Ни я, ни муж не пьем вообще, не курим, наркотики не употребляем. И это неблагополучная семья?! На эмоциях я позвонила в отдел соцзащиты, подошла замначальника.

Она начала вменять мне, что я не обеспечиваю детей должным образом, что матрасы на полу — это верх ужаса, что мы стоим на учете по беспризорникам… У меня рот открылся от шока. Я встала на так называемое «социальное сопровождение», а в итоге стала преступницей?..

Юрист посоветовал родителям в срочном порядке ставить кровати и делать ремонт. Знакомые поделились двухъярусной кроватью. Квартиру отремонтировали, Елена написала в соцзащиту несколько заявлений о том, что они отказываются от помощи и со всем справляются сами. И от них отстали.

Эту ситуацию можно рассмотреть с разных сторон. С одной стороны, детям удобнее спать на кроватях и комфортнее жить в отремонтированной квартире. А с другой — в чем здесь выражалась помощь представителей соцзащиты? Они не похлопотали о каких-то льготах, материальных выплатах, даже психологическую помощь не предложили оказать.

Зато до смерти запугали молодую семью с четырьмя малышами на руках, заставив в кратчайшие сроки занимать деньги, съезжать на временное жилье, по каждому шагу консультироваться с юристами… И ведь никто из них не разъяснил напуганным родителям, что ни временное отсутствие кроватей, ни стесненные жилищные условия не являются основанием для изъятия детей.

Основанием может быть только прямая угроза жизни ребенку или его здоровью.

Конечно, речь не идет обо всех поголовно сотрудниках служб, обеспечивающих контроль благополучия детей. Но подобные примеры всплывают постоянно, и людям, которые позволяют себе подобное обращение, совершенно точно не место в ювенальной системе.

«Мама восьмерых детей говорила мне, что ни о какой социальной помощи для многодетных семей у них даже вопрос не встает — говорит, что умирать будет, но у государства ни копейки не возьмет», — пишет женщина в популярном интернет-сообществе. Но ведь это совершенно не та цель, к которой мы должны стремиться. А пока выходит, что слова «опека» и «соцзащита» для адекватных родителей становятся чем-то вроде «бабайки», которым пугают непослушных детей.

Источник: https://www.mk.ru/social/2017/01/20/v-travmopunktakh-stali-zakladyvat-policii-roditeley-za-ushiby-u-detey.html

Нововведения в отечественное законодательство, запрещающие юным гражданам находиться на улице без сопровождения взрослых в ночное время, пришли к нам не внезапно. Еще до того, как поправки в Кодекс об административных правонарушениях были одобрены парламентариями, аналогичные решения принимали на своем уровне местные власти. Эксперимент себя оправдал: значительно снизились как подростковая преступность, так и количество различных криминальных инцидентов в отношении самих несовершеннолетних. А с 5 сентября 2012 года официально вступила в силу и обновленная версия КоАП, окончательно расставившая все по своим местам. За тем, чтобы юные граждане и их родители соблюдали требования законодательства, внимательно следит белорусская милиция. Как именно это происходит – в ночь с 23 на 24 ноября наблюдал корреспондент TUT.BY.
Сколько бы мы ни повторяли избитую фразу о том, что “дети – цветы жизни”, пахнет от некоторых из них, увы, отнюдь не орхидеями… Помещение инспекции по делам несовершеннолетних Октябрьского РУВД белорусской столицы приходилось прошлым вечером периодически проветривать из-за задержанного 17-летнего Сергея: житель города Береза, приехавший в столицу осваивать профессию строителя в профлицее, по его собственному признанию, выпил лишь несколько бутылок пива.

 Владимир Чуденцов, TUT.BY

Юный гость столицы Сергей – большой любитель крепкого пива

Правда, хитроумный прибор-алкотестер утверждал, что в его организме находится целых 2 промилле алкоголя: неудивительно, что вел себя будущий представитель самой мирной профессии не слишком мирно, и патруль принял решение доставить его в ИДН. Как пояснили милиционеры – для его же безопасности и во избежание возможных правонарушений. Когда парень протрезвел, выяснилось, что встреча с людьми в погонах у него уже далеко не первая – биография юноши ранее уже была подпорчена в суде.

– И что мне с ним делать? – спрашивает по телефону у матери Сергея сотрудник ИДН. – Вы же за ним в Минск приехать не можете? А в общежитие я его в таком виде отпустить не могу – не доедет.

Забегая вперед, можно сказать, что когда Сергей все же протрезвел окончательно, милиционеры приняли решение его отпустить – разумеется, после составления протокола о нахождении в общественном месте в пьяном виде и тщательной проверки по телефону у коллег на предмет того, не хулиганил ли кто-нибудь несколько часов назад на минском железнодорожном вокзале. Оказалось, что кроме пьянства за Сергеем, по крайней мере сегодня, никаких прегрешений нет.

За всем этим внимательно наблюдала семья минчан с 13-летней дочерью: они пришли в ИДН за помощью. У девочки украли мобильный телефон прямо в школьной раздевалке. Записав объяснения юной потерпевшей и ее родителей, участковый инспектор ИДН Октябрьского РУВД Минска майор милиции Александр Полещук твердо пообещал: “Разберемся”. Подав соответствующее заявление, семья ушла из милиции с твердой уверенностью: здесь – помогут.

Тем временем неумолимо приближался “час Х” для не достигших 16-летнего возраста любителей ночных прогулок: с 23.00 их нахождение на улице без сопровождения взрослых становилось уже незаконным.

Первого такого “клиента” милиционеры задержали уже в 23.10 на столичной станции метро “Институт культуры”, а через несколько минут мы беседовали с 15-летним жителем Солигорска Дмитрием в кабинете ИДН.

15-летний Дима из Солигорска – парень в целом законопослушный

Как признался сам Дима, в столицу он приехал около 20.00, чтобы навестить двоюродного брата – 20-летнего студента одного из минских вузов. Правда, сразу к нему парень не поехал, а решил встретиться с девушкой-ровесницей, с которой немногим ранее познакомился на просторах социальной сети “ВКонтакте”. Ни ее фамилии, ни адреса парень не знал: только имя. Романтическая прогулка молодых людей в микрорайоне Юго-Запад несколько затянулась, и хотя Дима очень старался (по его же словам) попасть к брату, проживающему на улице Асаналиева, сделать это до положенных по закону 23.00 юный гость из Солигорска не успел.

Инспектор записывает объяснения юного ночного путешественника

Тем временем инспектор по делам несовершеннолетних Октябрьского РУВД Минска старший лейтенант милиции Сергей Шах звонит по телефону отцу Димы и выслушивает в свой адрес массу упреков: мол, и “допрашивают” сына без присутствия родителей (на самом деле закон не требует этого – ведь ни о каком “допросе” по административному делу и речь не идет), и “психологически давят”… Вот только приехать в Минск и забрать из милиции юного любителя поздних романтических прогулок его отец почему-то упорно не хочет. К счастью, удается договориться о том, чтобы за Димой приехал его 20-летний двоюродный брат, которому инспекторы по делам несовершеннолетних в итоге и передали подростка под расписку.

20-летнему брату (справа) милиционеры передали 15-летнего Диму под расписку

Такое непонимание со стороны отца выглядит странно: ведь и семья приличная, и сам Дима – парень порядочный, воспитанный и никогда ранее проблем с милицией не имел. Приходится объяснять родителям, что “комендантский час” для лиц, не достигших 16-летнего возраста, введен в том числе и для их собственной безопасности: ведь, гуляя по ночам, можно запросто стать жертвой преступления.Впрочем, непонимание встречается в единичных случаях. Гораздо чаще, как признался корреспонденту TUT.BY майор милиции Александр Полещук, родители говорят людям в погонах спасибо за то, что их детей вовремя остановили и уберегли от возможных неприятностей. Правда, встречаются и такие папы и мамы, которым просто все равно, где гуляет их чадо: их приходится воспитывать составлением протокола по статье 17.13 КоАП – “Неисполнение обязанностей по сопровождению или обеспечению сопровождения несовершеннолетнего в ночное время вне жилища”. На первый раз ответственность небольшая: предупреждение или наложение штрафа в размере до 2 базовых величин. В случае если после этого родители так и не запомнят свои прямые обязанности, то при повторном задержании ребенка во время поздних прогулок раскошелиться придется уже до 5 базовых.

Инспектор ИДН Октябрьского РУВД Александр Полещук

В основном, говорит Александр Владимирович, гуляют после 23.00 подростки 14-15 лет. Но есть и совсем юные нарушители: к примеру, уже после вступления в силу вышеупомянутых поправок в КоАП милиции пришлось задерживать 10-летнего мальчика! Он примерно в час ночи решил прогуляться пешком от друга, живущего на минской улице Немига, к себе домой на Асаналиева. Правда, и семья у ребенка – неблагополучная.Пока мы беседуем с майором Полещуком, в другой точке того же Октябрьского района столицы вовсю развивается драма с другим его 10-летним жителем: в опорном пункте на улице Воронянского милиционеры и педагоги совместно решают, что с ним делать. Маму этого мальчика задержали за пьянство и хулиганство в общественном месте, и ей, скорее всего, придется провести ближайшие суток 15 под административным арестом. У мальчика есть опекун – порядочная и вполне законопослушная бабушка. Но оставаться на это время с ней категорически не желает сам ребенок. Что с ним делать? Отправлять в социальный приют? И такие дилеммы столичным милиционерам приходится решать каждый день…Тем временем в кабинете инспекции по делам несовершеннолетних появляются (конечно же, не по своей воле) новые гости: двое 15-летних жителей Борисова приехали в Минск на рок-концерт и были ночью задержаны милиционерами. Парни улыбаются, словно это не задержание, а какое-то веселое приключение. Вскоре выясняется и причина эйфории: в желудках юношей плещется немалое количество пива… И лишь при виде фотокамеры 15-летние борисовчане сразу загрустили. К слову, совершенно зря – показывать лица несовершеннолетних нарушителей мы, журналисты, и так не имеем права по закону, тщательно оберегающему права подростков – если бы лица были не прикрыты, их пришлось бы заретушировать.

15-летние любители пива из Борисова ночью были задержаны милиционерами в Минске

Естественно, сложно не поинтересоваться у милиционеров: неужели в Минске гуляют по ночам лишь подростки из провинции? Береза, Солигорск, Борисов – по адресам задержанных можно изучать географию всей Беларуси… Причина, как оказалось, лежит на поверхности – ИДН Октябрьского РУВД находится на улице Свердлова, 24а, рядом – вокзал, а столица издавна манила к себе провинциальную молодежь различными приключениями, которые, увы, часто заканчиваются печально.Впрочем, буквально в это же время сотрудники Управления внутренних дел на транспорте задержали и доставили в Инспекцию по делам несовершеннолетних двух юных минчанок. 17-летние девушки ночью распивали пиво недалеко от железнодорожной станции Городище. Емкость, прямо скажем, далеко не дамская – 1,5 литра на каждую.

У этой 17-летней девушки – 2 судимости за кражи

При проверке через милицейскую базу данных выясняется: в свои 17 юных лет одна из милых девушек имеет уже две судимости за кражи! А ведь недавно была амнистия… Конечно, обе – старше 16 лет, а значит, имеют право гулять по ночам, поэтому протоколы на них будут составлены лишь за распитие пива в общественном месте.В то же время, подчеркивает майор милиции Александр Полещук, ночные прогулки подростков сложно назвать массовым правонарушением: сказываются последствия массированной кампании по информированию населения, предшествовавшей внесению поправок в административное законодательство. В итоге о том, что гулять без сопровождения взрослых после 23.00 гражданам, не достигшим 16-летнего возраста, нельзя, знают все: и сами подростки, и их родители. А если и не знают – то незнание закона, как известно, не освобождает от ответственности.Хотя говорить о незнании после того, как о нововведениях несколько месяцев сообщали все отечественные СМИ, а в школах и ПТУ проводились соответствующие дни информирования по данной теме, даже несколько наивно. Тем не менее юные нарушители все еще встречаются, а милиционеры старательно их отлавливают, пока родители самих ночных гуляк, обязанные заботиться об их законопослушном поведении, сладко спят.В белорусском МВД тщательно ведут статистику преступлений и правонарушений, совершенных как самими подростками, так и в отношении подростков. После введения “комендантского часа” ощутимо снизилось количество и тех, и других. А вот сколько преступлений могло бы случиться, но не случилось благодаря такой профилактике – подсчитать невозможно, но совершенно очевидно, что данная мера была введена не зря. Конечно, любители покричать и повозмущаться найдутся всегда и в любой стране мира, но подумайте сами: что они сказали бы, если бы преступление было совершено в отношении их собственного ребенка?Именно этого белорусские милиционеры всеми силами и стараются не допустить, хотя по ночам их ждут дома собственные жены и дети. 

Источник: https://news.tut.by/society/322064.html

Юриста совет
Добавить комментарий