Что нам делать, если сгорел дом и не на что жить?

Что делать после пожара и как получить помощь, если жилье сгорело

Что нам делать, если сгорел дом и не на что жить?

С начала 2019 года в Подольске произошло несколько крупных пожаров в частных домах и квартирах, в результате которых семьи с детьми остались без документов, вещей и крыши над головой. Обозреватель «РИАМО в Подольске» узнал, что делать, если вдруг случится несчастье.

Истории пожарных из Подольска: «В окне стоит девочка, а за ней пламя»>>

Выяснение причины пожара и виновника

 @luber_foto/Instagram

Согласно статистике, основными причинами возгораний являются неосторожное обращение с огнем, нарушение правил пожарной безопасности и неисправности электросетей и оборудования.

После того, как пожар потушат, в первую очередь необходимо обратиться в МЧС и полицию, чтобы они установили причину пожара и виновника. Для этого проводят следствие, после которого выдают заключение о причине пожара, которая указывается в акте пожарно-технической экспертизы. Со справкой из МЧС можно обращаться в суд для взыскания ущерба с виновника.

Все причины можно условно разделить на две категории: вина частного лица (например, поджог, несоблюдение правил пожарной безопасности) и произвольное возгорание (лесной пожар, замыкание электропроводки).

В первом случае ответственность за ущерб, причиненный пожаром, лежит на конкретном человеке – виновнике пожара. Во втором случае необходимо выяснить, в чьей зоне ответственности находится очаг возгорания.

Так, если пожар произошел из-за неисправной электропроводки, устаревшего оборудования, неправильного монтажа электросетей, то к возмещению ущерба привлекают УК и энергоснабжающую организацию.

Важный момент: если в справке из МЧС сказано, что возгорание произошло из-за неисправности электропроводки, то нужно различать несколько возможных причин. Если была превышена подключенная мощность и произошел перегрев проводки – это вина жильцов.

То же самое, если были проблемы с проводкой – плохой контакт, скрутки, окисление.

Если же произошло короткое замыкание, но в электрощитке не сработало автоматическое отключение, то это ответственность управляющей компании, которая обслуживает многоквартирный дом.

Существует так называемая граница раздела ответственности.

У приватизированных квартир она чаще всего проходит по счетчику: до счетчика – зона ответственности управляющей компании, после счетчика (то есть уже в квартире) – зона ответственности собственника.

В неприватизированной квартире, скорее всего, за всю проводку отвечает управляющая компания, с которой заключен договор найма, однако если владелец что-то самостоятельно менял в проводке – ответственность может быть на нем.

Показ пожарной техники: спецробот, пушка и огнетушитель для мангала>>

Восстановление документов

 сайт Правительства Московской Области

В первую очередь – еще до подачи иска на возмещение ущерба – нужно восстановить паспорт, а затем все остальные документы.

Для получения нового паспорта нужно незамедлительно обратиться в территориальный отдел ФМС по месту фактического проживания с заявлением о замене паспорта и указанием всех объективных обстоятельств уничтожения предыдущего. Также нужно предоставить следующие документы:

– свидетельство, полученное от представителей МЧС России, подтверждающее факт возгорания;

– военный билет или приписное удостоверение;

– свидетельство о рождении ребенка;

– свидетельство о постоянной регистрации по месту проживания;

– свидетельство об официальном заключении или расторжении брака;

– четыре фотографии;

– квитанцию об оплате государственной пошлины в полном размере – в 2019 году сумма платежа составляет 500 рублей.

Отдел по вопросам миграции УМВД России по городскому округу Подольск расположен по адресу: ул. Большая Серпуховская, д. 1/41. Телефон: 8 (4967) 63-02-33.

Паспорт можно оформить через интернет-портал госуслуг – в этом случае понадобится всего один раз посетить подразделение ФМС, чтобы получить готовый паспорт. Также можно обратиться в МФЦ, где подробно объяснят, что нужно для замены документа, сфотографируют, предоставят реквизиты организаций. Там же стоят автоматы по оплате госуслуг.

Новые удостоверяющие документы формируются в течение 10 рабочих дней с момента подачи вышеуказанных бумаг в ФМС. Но если сгоревший паспорт был выдан в подразделении другого региона, то срок оформления может достигать 2 месяцев.

Обратите внимание: в случае проживания без основного документа, удостоверяющего личность, более 60 дней, у сотрудников контролирующей организации возникнут основания для привлечения к административной ответственности, сумма штрафа может достигать 2500 рублей.

Временное удостоверение личности выдается в день обращения и действует в течение двух месяцев. Платить за его оформление не надо, понадобится лишь фотография размером 3,5х4,5 сантиметра.

Налоговые вычеты для пенсионеров: какие бывают и как получить в Подольске>>

Возмещение убытков через суд

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Иск к управляющей компании подают по статье 15 ГК РФ о возмещении причиненных убытков. В нем необходимо перечислить все сгоревшее имущество, в том числе мебель, бытовую технику, ценные вещи, а также указать стоимость ремонта.

Также нужно требовать возмещения рыночной стоимости аналогичного жилья.

Указывают и моральный ущерб – например, если в квартире сгорели документы и семейные реликвии, если пожар плохо повлиял на психическое и физическое состояние членов семьи – все это нужно подтвердить.

Если виновником возгорания признано физическое лицо, например, сосед, а в справке написано, что пожар произошел вследствие неосторожного обращения с огнем или с электронагревательными приборами, то гражданский иск с требованием возмещения ущерба нужно подавать на этого человека.

Также соседи могут обратиться с претензиями к владельцу квартиры, если пожар произошел по его вине, а их квартиры пострадали от огня или их сильно залили пожарные во время тушения. В таком случае придется договариваться о сумме компенсации самостоятельно или ждать решения суда.

Куда пожаловаться на управляющую компанию в Подольске>>

Возмещение ущерба по страховке

 сайт GIPHY

Главным способом возместить ущерб от пожара является страхование жилья. Причем в страховом договоре можно прописать не только возмещение ущерба, причиненного квартире, но и возмещение стоимости сгоревшего в ней имущества, включая материалы отделки интерьера.

Если страховка платилась вместе с квартплатой, нужно найти компанию, которая работает по жилищному страхованию в данном районе, и обратиться по страховому случаю. Они пришлют эксперта, который скажет, какие документы нужны для подтверждения.

Страховая компания может отказать в выплате погорельцу. Основания для этого:

– пожар случился в результате умысла страхователя или он совершил противоправные действия, которые привели к пожару (например, нарушил технику безопасности);

– при страховании была предоставлена недостоверная информация о квартире и имуществе в ней;

– платеж по страховке был просрочен.

Если в результате пожара наступила смерть страхователя, то родственникам нужно передать страховой компании акт пожарной инспекции и пакет документов, в том числе паспорт, подтверждение родства, страховой полис. Инспекторы проведут собственное расследование, выяснят причину пожара, установят размер нанесенного ущерба.

Как правило, компенсацию со страховой компании можно получить через месяц-полтора с момента подачи документов. Процесс может затянуться, если возбуждено уголовное дело и необходимо доказать, что страхователь не является виновником пожара.

Окончательный размер выплаты зависит от оценки экспертами компании нанесенного ущерба. Если страхователь не согласен с принятым решением, можно оспорить его в суде.

Изнанка ритуального бизнеса: сколько стоят похороны в Подольске>>

Помощь муниципалитета

 пресс-служба администрации Подольска

По закону помощь погорельцам может предоставляться только при соблюдении ряда условий. Так, официальной причиной пожара не могут выступать умышленные действия, то есть поджог.

Сгоревшее жилье должно быть единственным у семьи погорельца. Жилье должно находиться в собственности пострадавших граждан.

Проверку этих условий проведут после обращения пострадавших в государственные или муниципальные органы власти.

Люди, чье жилье получено в рамках социального найма, находятся в особой ситуации.

Если такое жилье сгорает, то человек, написав заявление, по закону может получить аналогичную жилплощадь на тех же условиях, а также денежную компенсацию за утраченное и поврежденное в результате пожара личное имущество. При этом общая площадь предоставляемого жилья должна соответствовать площади ранее занимаемого помещения.

В реальности в Подольске многие погорельцы годами стоят в очереди и не могут получить жилье, так как темпы его строительства в городе сильно упали из-за кризисной ситуации на строительном рынке. К жилью, которое выделяют нуждающимся, также много нареканий, так как социальный жилфонд города сильно изношен.

Например, весной 2013 года в Подольске сгорел многоквартирный дом 13 на улице Курчатова, около 80 человек остались без жилья. Людям выделяли комнаты в общежитиях без удобств и с тараканами, квартиры в ветхих и даже аварийных домах, где на стенах были трещины, а потолок держали подпорки.

Стоит помнить, что погорельцы могут обратиться за материальной помощью в администрацию, к руководству на работе, к родственникам и знакомым, а также ко всем неравнодушным через СМИ и социальные сети. В Подольске неоднократно проходил сбор вещей для погорельцев, многие помогали им не только одеждой, но и продуктами, средствами гигиены, деньгами.

Что делать, если на ваше имя взяли кредит>>

Меры предосторожности

 Пресс-служба заместителя председателя правительства Московской области Дмитрия Пестова

К сожалению, от пожара никто не застрахован. Но есть возможность заранее подготовиться к чрезвычайной ситуации.

Лучше всего застраховать жилье в надежной и проверенной страховой компании. Сделать нотариально заверенные копии всех важных документов и хранить их за пределами квартиры – например, у родственников, на даче, в банковской ячейке.

Можно купить жаропрочный сейф. Можно завести «тревожный чемоданчик» с документами, деньгами и ценностями – в случае опасности не составит труда вынести его. Кстати, так поступили погорельцы квартиры на улице Мичурина в Климовске.

Не нужно хранить все деньги и ценные вещи в квартире, для этого лучше снять ячейку в банке. Стоит завести сберегательный счет «на черный день» – в таком случае будут деньги на первое время после пожара или любой другой чрезвычайной ситуации.

Нужно своевременно проверять проводку в квартире и состояние электроприборов, газового оборудования, пожарных датчиков. Нельзя самостоятельно чинить сломанное оборудование и пользоваться техникой, срок эксплуатации которой давно закончился.

Наконец, в квартире нужно держать огнетушитель. Важно, чтобы все члены семьи умели им пользоваться. Лучше всего купить второй огнетушитель и потренироваться, провести мастер-класс, пригласить на него соседей. Взрослым и детям будет весело и интересно, а главное – они будут знать, что делать в экстренной ситуации.

Как открыть сейф, если сели батарейки?>>

Источник: https://podolskriamo.ru/article/249441/chto-delat-posle-pozhara-i-kak-poluchit-pomosch-esli-zhile-sgorelo.xl

О властях и погорельцах: что делать, если сгорел дом

Что нам делать, если сгорел дом и не на что жить?

Акция протеста перед мэрией заставила NGS55.RU разобраться в истории про погорельцев и гипотетическую помощь для них

Александр Зубов

На прошлой неделе в Омске, прямо перед зданием мэрии, произошла очередная акция протеста.

Горожанка, вынужденная жить в автомобиле из-за пожара, уничтожившего её дом, приехала к мэрии на машине с надписью «Голод», чтобы добиться от власти помощи в решении её проблем.

Мэрия на это быстро отреагировала: один из сотрудников городской администрации начиная с вечера пятницы объезжает с погорелицей все инстанции, чтобы добиться сдвигов.

Однако каких-либо результатов эти объезды пока не принесли. Мэрия даёт понять (в том числе и через провластный 12 Канал), что уже ничего не должна погорелице и что сейчас пытается помочь только из-за самого факта обращения.

Похоже, хеппи-энда здесь не будет. NGS55.RU в связи с этой историей решил разобраться в проблеме: на какие льготы и на какую помощь от власти может рассчитывать омич, если в его квартире или частном доме произойдёт пожар.

Если есть виновник пожара

Сразу надо уточнить, что всё зависит от трёх обстоятельств: от того, какие права на жильё есть у погорельца, от наличия страховки и причин пожара. Ключевым документом становится специальная справка от МЧС, в которой указаны причины возгорания и масштабы ущерба.

Если выясняется, что мог произойти поджог, правоохранительные органы проводят расследование. Именно поджигатель обязан возместить в полном объёме нанесённый пожаром ущерб, и тут есть два варианта.

Если на поджигателя возбуждают уголовное дело, пострадавший в рамках основного производства заявляет гражданский иск, так что судья выносит два решения: преступнику придётся отдать долг государству (возможно, потеряв на некоторое время свободу) и погорельцу, причём последнему — в виде конкретной денежной суммы, которую рассчитают оценщики.

Если обходится без уголовного преследования (такое возможно, если полиция решит, что был не умышленный поджог, а простая неосторожность), пострадавший инициирует гражданское судопроизводство и при благоприятном исходе тоже получает возмещение. Поджигатель либо отдаст деньги сам, либо будет платить в принудительном порядке; понятно, что при втором варианте дело может затянуться.

Если жильё застраховано

При наличии страховки всё становится намного проще. Страховая компания обязана выплатить сумму в пределах, указанных в полисе.

Чтобы получить с неё деньги, нужно предоставить справку о пожаре, выданную МЧС, материалы расследования и заключение эксперта о размерах ущерба.

Страховщики наверняка захотят разобраться более досконально (в конце концов, их цель — минимизировать выплаты): они могут провести свою оценку или даже своё расследование причин пожара, чтобы выяснить, не поджёг ли дом его владелец, чтобы получить деньги.

Помощь власти: областное правительство

Если погорельцы жили в пострадавшем доме или квартире на условиях социального найма, они имеют право получить от государства новое жильё на тех же условиях. Для этого нужно документально зафиксировать, что в старом месте жить уже нельзя. Но и владельцы сгоревшего дома или квартиры тоже могут рассчитывать на определённую помощь.

За уточнениями NGS55.RU обратился в омскую мэрию — ведь именно от неё ждёт и даже требует помощи Жанна Дюпина из СНТ «Птицевод-2».

Пресс-служба департамента общественных отношений и социальной политики прислала ответ с отсылкой к постановлению регионального правительства «О мере социальной поддержки гражданам, находящимся в трудной жизненной ситуации, в виде единовременной денежной выплаты за счет средств областного бюджета».

— Материальная помощь предоставляется по месту жительства или по месту пребывания гражданина при наличии частичной или полной утраты гражданином личного имущества в результате пожара, — объяснили в пресс-службе.

В числе других критериев «трудной жизненной ситуации» значится «недостаточность средств на приобретение топлива, продуктов питания, лекарственных препаратов для медицинского применения, средств санитарии и гигиены, средств ухода за детьми, одежды, обуви, необходимых для жизнеобеспечения граждан», причиной которых, как мы понимаем, тоже мог стать пожар.

Помощь власти: мэрия

Есть и постановление омской мэрии на ту же тему.

— В первую очередь, — говорится в нём, — материальная помощь предоставляется гражданам, находящимся в трудной жизненной ситуации в связи с тяжелым материальным положением вследствие пожара или иной чрезвычайной ситуации.

Размеры материальной помощи зависят от каждого конкретного случая.

Благодаря Жилищному кодексу мы знаем о существовании «маневренного фонда жилья», предназначенного в том числе для «граждан, у которых единственные жилые помещения стали непригодными для проживания в результате чрезвычайных обстоятельств». Предоставляться такое жильё должно из расчёта как минимум шесть квадратов на одного человека.

В 2017 году мэрия приняла ещё одно постановление, согласно которому в помощь от муниципалитета погорельцы могут получить не только деньги, но и «подержанную одежду, мебель, бытовую технику, моющие средства, канцелярские принадлежности и другие материальные ценности, а также продукты питания и строительные материалы».

Неутешительный итог

Получается, что в случае с Дюпиной власти «откатали обязательную программу»: предоставили денежную компенсацию в 100 тысяч рублей (25 тысяч из городского бюджета, 75 — из регионального), предложили социальное жильё.

Если бы домик в СНТ «Птицевод-2» был застрахован, погорелица смогла бы получить деньги со страховой компании; если бы он был оформлен как полноценное жильё, вероятно, она получила бы от власти более существенные преференции.

Но при нынешнем раскладе Жанна Дюпина продолжает жить в своём автомобиле как живое доказательство того, что рассчитывать надо в первую очередь на себя: стройматериалы для восстановления дома ей могут купить разве что какие-нибудь благотворители.

Источник: https://ngs55.ru/news/more/66046816/

Если дом сгорел, а не уплыл…

Что нам делать, если сгорел дом и не на что жить?

После наводнения в конце июня в Иркутской области без жилья остались почти 16 тысяч человек. Часть домов смыло водой, и они уплыли, многие затопило до крыши или окон — их невозможно восстановить.

После обследования комиссией дома признаны непригодными для проживания.

Пока не решен вопрос с покупкой или строительством нового жилья, в регионе развернуты пять пунктов долговременного размещения (в техникумах и школах-интернатах), где сейчас живут 376 человек.

Больше 15 тысяч решили остаться в своих разрушенных домах, живут у родственников или снимают квартиры.

В министерстве социального развития области говорят, что в пункт долговременного размещения может обратиться любой человек, лишившийся жилья, и остаться там столько, сколько необходимо.

Область приобретет в свою собственность 4-этажное нежилое здание на 200 мест в санатории-профилактории «Сайнском» («Улан»). Для тех, кто решает арендовать жилье, предусмотрена компенсация в 12 тысяч рублей в месяц на семью до конца этого года.

Началась выдача сертификатов на социальные выплаты на покупку или строительство жилья. 2291 семья (это 6278 человек) подали документы, 427 семей получили сертификаты на покупку жилья на общую сумму 1 млрд 72 млн рублей. Четыре семьи купили жилье в Иркутской области.

Сумма социальной выплаты на жилье складывается из расчета стоимости одного квадратного метра 45 097 рублей и 18 квадратных метров на человека, если в семье три человека и более, 42 квадратных метра — на семью из двух человек и 33 квадратных метра на домохозяйство из одного человека.

Выдача сертификатов и покупка жилья запланированы до 15 декабря этого года, но Алексей Макаров, заместитель министра соцразвития Иркутской области, утверждает, что ни выселять из пунктов долговременного проживания, ни заканчивать выплату компенсации арендной платы, ни прекращать выплату сертификатов не будут, пока все люди не получат жилье:

«Никто никого не оставит, нет конкретной установки, что все в один момент закончится. Будут конкретные случаи — отрабатывать будем индивидуально».

Сначала жителям разрешили приобретать квартиры по сертификатам только в пределах Иркутской области, но после обращений граждан федеральное правительство постановило, что купить жилье люди могут в любом регионе страны.

По этому сертификату семья может приобрести недвижимость, а может построить дом, самостоятельно выбрав подрядчика, — землю для этого выделяет областное правительство.

У людей, потерявших свои дома, есть и второй вариант получить жилье: согласиться на дом, построенный на территориях, определенных правительством Иркутской области, — индивидуальный или многоквартирный.

Сейчас определены три территории, где будут построены новые дома: это микрорайон «Восточный» в городе Нижнеудинске и микрорайоны Березовая роща и Угольщиков в Тулуне. Компании, которые будут проектировать и строить дома, выбрало правительство Иркутской области вместе с Министерством строительства РФ.

«У них быстровозводимые конструкции, дешевая рабочая сила, и они смогут оперативно построить», — говорит о выбранных компаниях первый заместитель министра строительства Иркутской области Александр Лобач.

Контракты с ними будут подписаны на этой неделе, а после будет определяться технология постройки и объемы строительства первой очереди индивидуальных домов, которая, как сообщает Александр Лобач, будет сдана в октябре-ноябре этого года.

Антон Карлинер — специально для «Новой»

Но получить сертификат или построенный государственными подрядчиками дом смогут только те люди, которые не имеют в собственности другого жилья, кроме потерянного, или не имеют долю в праве собственности, — такой порядок определен постановлением правительства Российской Федерации от 3 августа.

По словам и жителей, и представителей правительства, результатом этого постановления станет то, что люди, которые всю жизнь откладывали на маленькую квартиру для детей или имели долю в квартире дальних родственников, останутся без жилья или им придется ютиться несколькими поколениями на небольшой площади.

Например, Мария Трофимова жила в Тулуне в районе автостанции с мужем и тремя детьми: 10, 15 лет и годовалым малышом. Они жили в этом доме с 2002 года, в договоре на дом он значится как каркасно-засыпная стайка без указания количества квадратных метров. Дом не был оформлен в собственность, и в нем никто из членов семьи не был прописан.

Еще у семьи есть квартира размером 63 квадратных метра. Мария взяла ее в ипотеку для своей пожилой мамы и брата-инвалида (они жили в частном доме без удобств и не справлялись с хозяйством и топкой дома).

Взнос по ипотеке заплатила из материнского капитала, но для этого пришлось оформить долю в квартире на всех членов семьи (себя, мужа и тогда еще двоих сыновей). Получилось, что, по документам, жилье у всех, кроме младшего сына, есть.

Вскоре после покупки квартиры умер брат, а в 2015 году — мама. С тех пор квартира стояла пустая, а семья жила в своем доме.

Во время наводнения вода в их доме поднялась до крыши, дом сняло с фундамента, и он бы уплыл, если бы не бетонный забор в метр высотой.

Комиссия выдала акт о непригодности к проживанию, но Мария не разрешает разбирать остатки строения. Боится, не сможет доказать, что дом вообще был.

Земля находилась в собственности, на днях Мария подала иск в суд для признания в собственности самовольной постройки.

«Нас сказали, что сертификат на жилье нам не положен, потому что юридически у нас этого дома и не было. Мы не потеряли ничего и нам не положено ничего. Если нам ничего не дадут, поставим дом обратно и будем жить».

Другой проблемой при получении нового жилья взамен утраченного стал вопрос о прописке в доме, который признан непригодным для проживания. Как и для получения компенсаций за утерю имущества, непрописанным жителям придется доказывать через суд факт проживания в пострадавшем от наводнения доме. Таких судебных исков уже принято 3996, из которых удовлетворено 3763.

Антон Карлинер — специально для «Новой»

Компенсация за частичную потерю предметов первой необходимости составляет 50 тысяч, за полную потерю — 100 тысяч. К предметам первой необходимости относятся холодильник, телевизор, диван или кровать. Ее получает каждый член семьи, прописанный в доме или доказавший через суд факт проживания. Компенсацию в 50 тысяч уже получили 6169 человек, в 100 тысяч — 16 604 человека.

Но пока еще есть люди, которые не доказали через суд факт проживания в доме, уничтоженном наводнение. Александр Кассменов из поселка Евдокимовский во время наводнения на своей лодке эвакуировал людей. Спас две семьи. Не смог спасти дедушку и мальчика — они погибли.

Дом, в котором он был прописан, сгорел. Три года они с женой жили в другом доме без прописки. Александр говорит: «Все знали, что я там живу, и администрация знает, и мэр района знает.

Район, где я жил, там все дома пойдут под снос, это зона затопления, ее будут ликвидировать. Все пострадавшие получат сертификаты, а у меня — опять ничего нет».

Документов на дом тоже нет, по словам Александра, юрист в районной администрации сказал ему, что доказать факт проживания можно было бы, если бы Александр там жил 15 лет.

«Она мне предложила вариант: сказать про сгоревший дом, от которого остался фундамент, что он не сгорел, а уплыл. Но опять же, это не по закону, это не по-честности».

Сейчас Александр с женой живут у дочери в Тулуне в небольшом доме вместе с ее мужем и тремя детьми.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/08/13/81589-esli-dom-sgorel-a-ne-uplyl

Сгорел дом, что делать и куда обращаться?

Что нам делать, если сгорел дом и не на что жить?

Что делать если дом сгорел

Что делать если дом сгорел? Этим вопросом, задавался каждый, на чью долю выпадало такое нелегкое испытание. По данным МЧС, за 2016 год, без крова осталось 34483 семьи, и каждой из них, пришлось столкнуться с весьма серьезными проблемами.

Сгорел дом что же делать дальше?

Если вам не посчастливилось оказаться в числе погорельцев, то первым делом, что нужно делать, так это обратиться в местное отделение МЧС. Там, вы получите справку, подтверждающую то, что ваше жилье действительно сгорело.

На основании этого, следующим шагом, обратитесь в администрацию вашего района, где вам выдадут жилье, для временного проживания. Подайте заявление, на создание комиссии, которой будет проведен осмотр дома.

По результатам этого исследования, вам на руки будет выдано заключение, в котором будет указано, подлежит ли жилье восстановлению, или идет под снос. Точно такой же ответ, и на вопрос «что делать если сгорел дом в деревне?» порядок действий точно такой же.

Что делать если сгорел дом без страховки? 

В зависимости от того, подлежит ли ваш дом восстановлению, или нет, вам будет выдана компенсация, или новое жилье. Чтобы установить точную сумму нанесенного ущерба, вам потребуется оценка дома после случившегося пожара. Это исследование, в результате которого, устанавливается стоимость:

  •         Работ по восстановлению помещений,
  •         Аренды спецтехники для доставки;
  •         Строительных материалов для реставрации;
  •         Домашней техники, и мебели.

Собрав все документы, и получив на руки отчет о проведении оценочных работ, обратитесь в администрацию, где вам будет выплачена компенсация в том размере, который указан в заключении специалиста. Но произойдет это, только в том случае, если возгорание произошло по вине муниципальных организаций, а чтобы установить виновных, вам потребуется проведение независимой экспертизы пожара дома.

Сгорел застрахованный дом что делать? 

Если вам вовремя удалось застраховать свое жилье, то можно вас только поздравить, ведь в таком случае, вам, скорее всего, будет выплачена компенсация за утраченное или поврежденное огнем имущество.

Однако, и такое бывает далеко не всегда, часто страховые организации, существенно занижают сумму выплат, так как это просто не выгодно.

В такой ситуации, вам потребуется оценка ущерба после пожара дома, представив отчет, о проведенной оценке, страховая компания, будет обязана выплатить сумму, которая указана в заключении. В противном случае, вы можете пойти иным путем, и пытаться добиться справедливости через суд. 

Сгорел застрахованный дом что нужно делать если отказано в выплате?

В нашу экспертную организацию, часто обращаются обманутые клиенты страховых фирм, которым было отказано в выплате компенсации, ссылаясь на различные отговорки, говоря, что это не страховой случай, или вовсе обвиняя клиентов в мошенничестве.

В таком случае, необходима экспертиза после пожара дома. Экспертиза – это исследование, которое направленно на установление причин возгорания, а также восстановления хронологии развития пожара в пространстве и времени.

Таким образом, вам удастся не только определить причину возгорания, но и установить виновных. Обладая заключением на руках, вы можете смело обращаться в свою страховую организацию, и требовать деньги, которые положены вам по закону.

Отчет об экспертизе послужит документальным обоснованием ваших претензий, и, в крайнем случае, вы можете обратиться в суд.  

Сгорел дом по вине соседей что нужно делать дальше? 

И в такой ситуации, можно добиться возмещения своих убытков, но чтобы сделать это, вам необходима экспертиза после пожара дома. Без этого исследования, вы не сможете доказать свою правоту, и вам придется восстанавливать свое жилище самостоятельно.

Пример из практики специалиста АНО «Высшая палата судебных экспертов». В 2010 году, у жителя города Псков сгорел частный дом спрашивая себя что делать и как быть в такой ситуации? Пострадавший обратился к юристу, с вопросом: «что делать если сгорел дом без страховки».

Подробно рассказав, как нужно действовать в такой ситуации, и в какие организации обращаться, юрист добавил, что для проведения экспертизы, лучше обратиться в нашу организацию. Пострадавший так и сделал.

После разговора со специалистом, была назначена независимая экспертиза пожара частного дома. Осмотрев помещение, эксперты подтвердили, что причиной возгорания послужило нарушение правил эксплуатации электроприборов, и нарушение техники безопасности при работе со сварочным аппаратом.

Получив на руки заключение специалиста, пострадавший обратился в суд, где его иск был полностью удовлетворен.

К нам часто обращаются с вопросом: «сгорела крыша дома что делать?», и даже в таком случае, экспертиза необходима, особенно, если вы хотите в дальнейшем пытаться добиться справедливости через суд, и получить свою компенсацию, или наказать виновных. Просто спрашивать себя «сгорел дом что мне делать?» – бессмысленно, если вы хотите получить выплат за уничтоженное имущество, и добиться справедливости. 

Источник: https://www.expertiza.expert/pozharno-tekhnicheskie/chto-delat-esli-dom-sgorel/

Есть ли жизнь после пожара

Что нам делать, если сгорел дом и не на что жить?

Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

В последние дни декабря, когда большинство петербуржцев погрузились в приятные праздничные хлопоты, Ольгу Степановну одолевали отнюдь нерадостные мысли.

Женщина не беспокоилась, какие блюда приготовить, что надеть и кого пригласить.

Её волновали вопросы другого порядка: где ночевать её детям, если дом, в котором прошла вся жизнь, сгорел вместе с вещами, документами и надеждами на светлое завтра.

Сергей Карпов попал в Ленинград по распределению после училища. Он устроился на завод, получил комнату в общежитии, женился. Через год Ольга подарила ему дочь Верочку, еще через полтора – сына Анатолия. Выросшей семье выделили вторую комнату, но молодые мечтали обзавестись собственной квартирой, и львиную долю своих доходов откладывали на её покупку.

Когда необходимая сумма была почти собрана, грянул кризис, и сбережения в одночасье обесценились. Потеря многолетних накоплений стала ударом для главы семьи, у Сергея начались серьезные проблемы с сердцем. Копить на квартиру прежними темпами не получалось, да и за ценами угнаться было все сложнее… Карповы встали на учет в качестве нуждающихся в улучшении условий жилья.

Осенью 2007 года Сергей скоропостижно скончался. Вере тогда было 14 лет, Толе и того меньше. Планы на покупку собственной квартиры стали еще более призрачными. Ведь бюджет семьи состоял из небольшой зарплаты Ольги и пенсии детей по потери кормильца.

Время стремительно летело: часто менялись лица соседей, быстро вырастали дети. Вера с отличием окончила школу и поступила в университет, тем же путем пошел её брат Толя, когда достиг 17-летнего возраста.

Условия в общежитии становились всё менее комфортными. Тех, кто-то приехал сюда одновременно с Карповыми 20 лет назад, почти не осталось. Ольга Степановна снова стала задумываться о переезде.

На семейном совете возникла мысль приватизировать и продать комнаты, получить субсидию и купить квартиру в ипотеку.

И вот – пожар… Ольга Степановна в растерянности смотрела на клубы черного дыма и не могла поверить в реальность происходящего. Вокруг были шум и суета. Социальные службы оперативно и слаженно вели перепись погорельцев, отпаивали их горячим чаем, выдавали тёплые вещи, обеспечивали крышей над головой.

Карповы оказались среди тех, кому некуда было пойти. Им выделили три спальных места в комнате доходного дома для трудовых мигрантов. На стенах не было обоев, зато в углах чернела плесень, а на потолке «красовались» следы протечек. Помимо Карповых на 17 метрах разместились еще пять человек – две женщины и трое мужчин, очень плохо понимающие по-русски.

-Мы будем здесь жить? – спросил Ольгу Степановну испуганный сын. – У меня сессия, где я буду заниматься? Как тут оставлять вещи, когда здесь чужие люди?

-Я не хочу здесь оставаться! – рыдала Вера.

-Ну куда мы пойдем? Не на улицу же.

-Уж лучше на улице!

-Это же временно, всего на одну ночь, – успокаивала детей мать. – Давайте сходим в душ, смоем запах пожара и отдохнем. Утро вечера мудренее.

Но помыться им в тот вечер так и не удалось: горячее водоснабжение в их новом доме не было предусмотрено.

Вместо подготовки к новогоднему празднику, Ольга Степановна бегала по инстанциям. Семье выдали материальную помощь на покупку вещей первой необходимости. Этим определенность властей кончилась.

На вопрос: «Что дальше?» однозначного ответа никто не давал. Все твердили одно: «Нужно ждать!» А сколько и чего, было непонятно.

Из уклончивых объяснений администрации Ольга поняла, что ничего, кроме трёх коек в комнате доходного дома, ей предложить не могут.

Вера и Толя в доходном доме жить отказались наотрез: сказали, что будут гостить у друзей.

– Мама, может, ты поедешь к тете Лене? – спрашивала Ольгу Сергеевну дочь.

-Неудобно мне в 50 лет по знакомым скитаться, – оправдывалась женщина.

-Наше старое общежитие теперь кажется мне раем, – грустно сказал Толя. – Здесь как в плацкартном вагоне поезда, который никогда не придет на конечную станцию.

Ольга Сергеевна попросила на работе денег в счет зарплаты за ближайшие полгода, сняла комнату в приличной квартире. Из этих же средств купили новые учебники, тетради и одежду.

После рождественских каникул Ольга Степановна пришла к Уполномоченному по правам ребенка: «Помогите! Находиться в доходном доме для мигрантов невозможно: антисанитарные условия и сомнительные соседи не только мешают учебе детей, но и представляют угрозу их здоровью. Снимать комнату для нас очень накладно – приходится отдавать за аренду треть всех наших доходов».

После обращения Светланы Агапитовой в жилищные службы, Карповым предложили переехать. Но менять «шило на мыло» Ольга Степановна отказалась: да, в этот раз семье была предоставлена целая комната, однако состояние дома оставляло желать лучшего, а обитающий там контингент от предыдущего варианта ничем не отличался.

«Мы с детьми даже боимся возвращаться вечером домой, – жаловалась Уполномоченному женщина. – Это же какое-то гетто: просто невозможно!».

Уполномоченный по правам ребенка попросила районную прокуратуру обследовать условия проживания в указанном здании. И действительно, проверка не только выявила антисанитарию, но и обнаружила нелегально пребывающих мигрантов, которыми занялась УФМС.

А Карповым, к счастью, две недели спустя предложили заселиться в небольшую, но довольно приличную однокомнатную квартиру. Семья в тот же день официально дала согласие.

Светлана Агапитова: «Жилищные вопросы, действительно, решаются медленно, в том числе и потому, что нуждающиеся предъявляют к жилью свои определенные требования. Причем, не всегда такие скромные, как у Карповых.

К нам обращались и другие семьи из этого сгоревшего дома. Администрация предлагала им различные варианты жилья, однако договориться сумела далеко не со всеми.

К примеру, однокомнатная квартира, в которую сейчас въехала Ольга Степановна с детьми, до этого была предложена семье Фоменко. Претензий по состоянию квартиры у них не было, но от жилья они отказались – не устроила площадь. Других не удовлетворил ремонт и т.д.

По сведениям района, подбор подходящего жилья для семей продолжается. Но когда проблема расселения погорельцев будет окончательно решена – еще неизвестно…».

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id3924

Источник: http://www.spbdeti.org/id3924/printversion

Бетани Белл Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Людям, выжившим при пожаре в высотном здании Гренфелл-тауэр в Лондоне, но потерявшим все свои вещи, теперь предстоит выстраивать жизнь заново, и это займет немало времени. Когда пройдет первоначальный шок, и люди осознают, что остались ни с чем, что они будут делать?

Мария де Вита

Image caption Мария де Вита: ''Дети даже не могут произнести слово “пожар”

Когда Мария де Вита услышала звон стекла в своем доме в Бакингемшире, она подумала, что кто-то решил поздно ночью выбросить стекло в контейнер для переработки. Но вскоре она узнала, что это лопнувшее окно от пожара в квартире ее соседа, в результате которого он погиб.

Мария разбудила своих двух маленьких дочерей, и они выбежали из дома, ничего не успев захватить с собой. Наутро девочки пошли в школу в пижамах.

“В школе к нам проявили понимание и дали девочкам школьную форму”, – рассказывает Мария, у которой не было никакой страховки имущества.

“Все сгорело. Абсолютно все. Нам пришлось начинать все сначала. Поймите меня правильно, конечно я очень ценю то, что мы живы. Но разбираться с последствиями было просто ужасно”.

“Некоторое время мы жили у разных друзей, теперь мне выплачивают пособие на жилье, и мы живем в небольшой гостинице в 40 милях (65 км) от своего города. Детям нужно четыре часа на дорогу в школу и столько же на дорогу обратно, так что сейчас они в школу вообще не ходят”.

“Мы живем сейчас в неблагополучном районе, когда я взяла своих девочек в парк, им стали угрожать, так что мы вообще не ходим гулять. Случившееся сильно подействовало на них обеих. Они все время тянутся ко мне, и мы не можем обсуждать этот пожар – они очень сильно расстраиваются”.

“Мы как-то справляемся, потому что у нас нет выбора, но если честно, нам очень тяжело. Мы прорвемся, но пока просвета не видно”.

Люди к нам очень добры, одна женщина, например, предложила мне диван, но поскольку у нас нет жилья, мне приходится отказываться от таких предложений”.

“С одной стороны, все это восстановило мою веру в человеческую доброту, но с другой – мне приходится от нее отказываться. Я просто хочу домой”.

Психологический анализ

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Кристиан Джарретт: “Мы воспринимаем наши вещи как часть нас самих”

Доктор Кристиан Джарретт, редактор журнала Британского психологического общества:

Наши дома и вещи рассказывают о том, кто мы такие, где мы были и кого мы любим.

Исследования психологии владения демонстрируют, что мы воспринимаем наши вещи как продолжение нас самих. Мы ценим вещь больше, как только она становится нашей, а на уровне нервной системы, когда мы думаем о наших вещах, включаются те же участки мозга, что и когда мы думаем о нас самих.

Может показаться, что тривиально думать о пожитках в масштабе большой трагедии, приведшей к гибели людей, но когда выжившие теряют свои дома и имущество, они часто испытывают острое чувство личной потери, поскольку часть их личности, истории потеряна навсегда.

Особенно это касается вещей, к которым есть личная привязанность, например подарков от любимых людей, предметов, купленных во время памятных поездок, или же перешедших по наследству.

Действительно, в какой-то степени причина того, что многие вещи так много для нас значат, кроется в том, что мы придаем им какие-то волшебные качества. Например, мы можем чувствовать, что подарок от любимого несет в себе его частичку, и никакой идентичный предмет заменить его не может.

Такие чувства люди могут испытывать и к самому дому, особенно если он хранит память о важных семейных событиях.

Правообладатель иллюстрации Michelle Drew Image caption Мишель Дрю: “На нас даже не было обуви”

Мишель Дрю

Дом Мишель Дрю в городе Бат сгорел в мае. Она была в это время дома с тремя детьми, пожар начался в палатке ее сына с аутизмом. Огонь перекинулся на диван и жалюзи, разошелся по всей комнате, а потом и по всему дому.

Она и дети спаслись и не пострадали, но все их имущество сгорело.

“Мы остались в одежде, в которой были. На нас даже не было обуви. Мы стояли около дома и смотрели, как огонь прожигает крышу”.

“У нас не осталось ничего. Мы потеряли дом. Нам стало негде жить”.

К счастью, у этой семьи была страховка, но пока им не выдали деньги, они обходились тем, что им отдавали, и жили у родных и друзей.

Ценные вещи, в том числе ювелирные украшения и коллекция фильмов мужа Мишель, были уничтожены, а вместе с ними и фотографии.

Но тяжелее всего пришлось детям.

“Детям с аутизмом очень важен распорядок и привычки. У моего сына были серьезные проблемы, когда наступили перемены. Я имею в виду то, что ему и в обычной нашей жизни было сложно привыкнуть к новым ботинкам, а тут мы ему сказали, что у нас новый дом, а вся его одежда и игрушки пропали. На него это очень сильно подействовало, просто вызвало хаос”.

“Сейчас мы живем в новом доме, но он по-прежнему страдает – он плохо себя ведет, у него сенсорные проблемы, действует он крайне деструктивно. Но все были к нам очень добры, школа тоже очень помогла”.

У моей младшей дочери синдром гипермобильности, ей трудно передвигаться, и кто-то подарил нам коляску. Другой моей дочери нужны были медикаменты от астмы, и директор школы специально отправилась туда и открыла ее для нас, чтобы выдать нам лекарства, хранящиеся в школе.”

По словам Мишель, она осознала весь ужас случившегося только через две недели: “То, что произошло с нами – это очень страшно. Я просто благодарна судьбе, что мои дети живы”.

Что она советует тем, кто оказался в похожей ситуации?

“Старайтесь быть с людьми, которые заботятся о вас. Сконцентрируйтесь на том, что у вас есть. Не думайте о том, что потеряли, ничего хорошего из этого не выйдет”.

“Но что я запомню лучше всего, так это доброта, которую к нам проявляли окружающие. Все были к нам так добры. Люди всячески старались помочь, и не только в первый день, но в последующие недели”.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption “Погорельцам необходимы вещи ежедневного пользования, такие как зубная паста, мыло, полотенца, расчески, рюкзаки,”- отмечает Мартин Сигстон

Мартин Сигстон

Мартин Сигстон потерял все свое имущество во время пожара незадолго до рождества 2001 года.

“Это был такой шок – и ужас, и пустота. Когда ты видишь, как горит твой дом, ты, конечно, впадаешь в панику, но в то же время знаешь, что ничего не можешь сделать”.

Когда он узнал о пожаре в Гренфелл-тауэр, он сразу стал публиковать советы в “Фейсбуке” о том, как лучше помочь погорельцам.

Опираясь на собственный опыт, Сигстон, который живет в графстве Сассекс, отмечает, что не всегда очевидно, что именно нужно людям в такой момент.

“Это каждодневная борьба. Надо как-то организовать себя свой быт, а у тебя даже нет простых вещей, как ручка и бумага. И тебе нужно что-то, куда это класть”.

“Погорельцам необходимы вещи ежедневного пользования, такие как зубная паста, мыло, полотенца, расчески, рюкзаки,”- отмечает Мартин Сигстон.

“Есть вещи, о которых ты и не вспоминаешь, пока они вдруг не понадобятся, и так все время – одно за другим. Может это звучит глупо или мелочно, но нужны, например, картриджи для принтеров”.

“У меня была страховка, но все равно это был полный кошмар. Очень тяжело. Некоторые из моих друзей подбадривали меня, говоря, что это начало новой жизни. А я стоял посреди “Икеи”, совершенно опустошенный, и даже не знал, с чего начать.

“Дело в том, что я не хотел новой мебели или большого телевизора. Я хотел свои вещи”.

“Это как потерять кого-то из близких. Ты это не можешь это пережить, ты просто учишься с этим жить. Это длинный процесс, но в конце концов становится легче”.

Любому человеку похожей ситуации я бы сказал: “Просто забудь об этом. Этого больше нет”.

“Это очень тяжело, но в какой-то момент станет легче”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-40373003

Юриста совет
Добавить комментарий