Что делать, если моего отца хотят лишить дома?

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Что делать, если моего отца хотят лишить дома?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

https://www.youtube.com/watch?v=Sd8BlV9DsKU

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Делите ребенка бережно!

Что делать, если моего отца хотят лишить дома?

После развода муж и жена делят не только имущество, сбережения и недвижимость, но и собственных детей. Случается, договориться мирным путем не выходит. Одна из сторон отправляется в суд, требуя оставить ребенка у себя.

Как часто такие иски подают белорусские отцы, чтобы отсудить сына или дочь у бывшей супруги, о том, как и какое решение принимается на этот счет, рассказала адвокат Минской областной юридической консультации N3 Лидия Васильевна Лупаева.

По закону

– Такие дела мы рассматриваем довольно редко. Отцы обращаются скорее в исключительных случаях. Например, жена пьет, ведет аморальный образ жизни, попросту забросила детей…

Подавая иск в суд, мужчина должен доказать, почему бывшая супруга не должна воспитывать ребенка. Юристы делают запрос участковому инспектору, который может подтвердить или опровергнуть обвинения истца. Участковый дает письменный ответ о том, благополучна ли семья, привлекалась ли мать к административной ответственности, если «да», за что именно.

К процессу подключают и Управление образования при администрации района, сотрудники которого выясняют, в каких условиях проживает отец и мать, какие взаимоотношения в «дуэте» ребенок-мать, ребенок-отец. Свои свидетельские показания дают родственники, соседи, учителя и др.

Сотрудники Управления образования делают письменное заключение и передают его в суд, который в первую очередь учитывает интересы ребенка. Когда подтверждается, что женщина не уделяет сыну (дочери) внимания, не занимается его воспитанием – одним словом, не выполнят свои родительские обязательства, иск удовлетворяется. Ребенок остается жить с папой, а мать теперь обязана платить алименты.

Нет оснований

– Случается, для положительного решения суда в пользу отца нет оснований. Мать нормальный человек, вполне способна воспитывать и материально содержать ребенка.

…Если в семье двое детей и оба родителя претендуют на то, чтобы они остались с ним (-ей), то обычно судья приходит к решению: одного – папе, другого – маме.

До суда не доводи

– При разводе, до или после него экс-супруги могут заключить официальный документ – Соглашение о детях. Это взаимный компромисс, который официально оформляется у нотариуса.

В нем указывается, с кем и на чьей жилплощади будут проживать дети, в каком объеме будут выплачиваться алименты (меньше установленной законом суммы нельзя, больше – пожалуйста), как часто, когда и где другой родитель будет видеться с ребенком.

Юридически устанавливаются и другие нюансы вопроса, важные для бывших супругов, которые, меж тем, не перестали быть родителями. Если же люди не могут договориться без споров и конфликтов, то обращаются в суд.

Спросите у ребенка

– Когда «причине спора» – сыну или дочери – уже исполнилось 10 лет, суд интересуется у ребенка, с кем он хочет остаться. Его вызывают в суд и опрашивают в присутствии педагога-психолога.

Когда ребенок постарше, он многое понимает, с ним проще. С малышами не так…

Случается (причем нередко), родители настраивают ребенка друг против друга. Или начинают активно задаривать подарками, давать обещания, идти на какие-то уступки… Но не потому, что сильно его любят и не хотят с ним расставаться, а из желания «насолить» бывшей половине.

Назло «врагу»!

– Когда одна из сторон считает себя обманутой и брошенной, в качестве «возмездия» используют любые цели, даже самые неблаговидные. Начинается деление ребенка «из принципа». Настраивание сына или дочки против мужа (жены). И тут ребенок не цель, а средство! Но он-то любит и папу, и маму, потому получает в этой ситуации психологическую травму.

Когда это случается, стоит отвести ребенка к психологу, который, пообщавшись с ним, сделает выводы и даст письменное заключение – определит истинные его отношения с каждым из родителей. К тому же поможет малышу пережить тяжелый для него период.

Кто богаче?

– Отец может решить: я состоятельный человек, со мной ребенок ни в чем не будет нуждаться: получит все самое лучшее – одежду, образование, качественный отдых. Что может дать ему мать..?

Меж тем уровень дохода родителей не влияет на решение суда. Допустим, мать имеет скромную зарплату, отец по сравнению с ней – очень большой доход. Но только по этой причине ему не отдадут сына или дочь.

Согласно постановлению пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 сентября 2004 года N 11 «О практике рассмотрения судами споров, связанных с воспитанием детей»: «Преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для передачи ему ребенка на воспитание».

Вам отказано!

– По закону права обоих родителей абсолютно равные. На окончательное решение суда о том, с кем из родителей остается ребенок, влияет множество обстоятельств. Допустим, отец в силу должностных обязанностей часто бывает в командировках, тогда решение суда будет не в его пользу. Ведь по объективным обстоятельствам он физически не сможет справляться с родительскими обязанностями.

Но в основном..

– Если родители – нормальные люди, которые по каким-то причинам не могут договориться о дальнейшей судьбе ребенка, чаще по решению суда он остается с матерью.

Уже сложилась такая практика. Возможно, это славянский менталитет, который диктует, что приоритетный родитель для ребенка – всегда мать. Не исключено, что на принятие такого решения оказывает влияние факт: большинство судий у нас женщины.

Но это и определенный элемент недоверия к мужчинам. Увы, по роду службы, мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда мужчины бросают семьи, а после и знать не хотят своих детей, не выплачивают алименты. На какие ухищрения только не идут, чтобы недодать ребенку законные 25% от дохода… Будто дают эти средства не сыну или дочке, а своей жене. Адвокаты ведут множество дел по неуплате алиментов.

Но, безусловно, есть и очень хорошие отцы, не в пример их бывшим женам, у которых инстинкт материнства не разбудить ни воспитательными беседами, ни призывами к совести.

Источник: https://www.interfax.by/article/25403

Выписать человека из квартиры без его согласия – Адвокат в Самаре и Москве – представительство в суде и юридические услуги

Что делать, если моего отца хотят лишить дома?

Выписать человека из квартиры без его согласия только через суд. Случаев, когда меры по выселению необходимы, может быть масса, но в любом случае, придется доказывать это в суде, используя только факты. В данной статье написано как выписать человека как из приватизированной квартиры, так из муниципальной.

Условия выписки человека из квартиры без его согласия

Итак, какие же могут быть условия для выселения человека?

  • Если квартира была приобретена собственником до его вступления в брак, то после развода права его супруга (супруги) на эту квартиру прекращаются, так же как и права его (ее) родственников.Так гласит ст.31 Жилищного Кодекса РФ. Бывших родственников, которые не желают выписываться, быстро обяжут к этому через суд, так что в этом случае с законодательной точки зрения препятствий нет, только вот нервы Вам, скорее всего, потреплют.
  • Использование не приватизированного имущества не по назначению< (а именно, если квартира принадлежит муниципалитету), причинение ему вреда, нарушение прав соседей (ст.91 Жилищного Кодекса).Такого жильца выселить достаточно просто: сначала заинтересованные в этом лица пишут заявление на имя квартиросъемщика, в котором излагают все свои пожелания и недовольства, затем ему приходит предупреждение. Оно, как правило, на него не действует, и дальше Вы прямиком можете обращаться в суд.
  • Если человек длительное время не проживает в квартире, не платит за коммунальные услуги, но при этом имеет другое постоянное жилье, его также можно выписать через суд.
  • Если родители лишены родительских прав и по решению суда не должны жить вместе с ребенком, они выселяются без предоставления им другого места жительства через суд. Об этом говорит ст. 91 Жилищного Кодекса РФ.
  • Если человек прописался в квартире собственника после ее приватизации, т.е. собственник квартиры может без труда выписать человека, прописанного на его жилплощади, но это не относится к несовершеннолетним. До совершеннолетия выписать нельзя.
  • Если в квартире прописан несовершеннолетний ребенок, проживающий вместе со своим официальным опекуном в другом месте.
  • Если Вы получили квартиру в подарок или по завещанию, а в ней уже кто-то прописан.

Как выписать человека без его согласия из приватизированной квартиры

С одной стороны, это самое простое, когда квартиру приобрел в собственность (или приватизировал) один из супругов до свадьбы.

  • Выписать из приватизированной квартиры одного из супругов, не являющегося собственником данного жилого помещения, не составляет труда согласно ст. 31 Жилищного Кодекса. Причем выписать вместе с членами его семьи.
  • Если в приватизации квартиры участвовал один из супругов, а другой отказался от приватизации, то это не дает право выписать его.Даже если супруг не участвовал в приватизации квартиры, все же он может жить в ней, поэтому выписать его без согласия нельзя. Собственник по-прежнему остается единственным, кто может распоряжаться квартирой, например, продать ее или сдать внаем, но в этих документах обязательно будет информация о прописанных там людях. И хоть распоряжаться квартирой они не могут, пользоваться ею в целях проживания они имеют полное право.Нетрудно догадаться о том, что квартиру с подобным обременением продать будет очень сложно: по сути, она продается вместе с прописанными там лицами, которых ни один суд не обяжет выселиться. Добиться выписки бывших родственников Вы сможете только уговорами.
  • Если человек подолгу отсутствует (не по уважительной причине), не оплачивает коммунальные платежи и имеет при этом другое место жительства, то имеет смысл подать в суд, хоть и не факт, что дело Вы выиграете.

Порядок действий для выписки человека из приватизированной квартиры без его согласия:

  1. Сперва нужно грамотно составить исковое заявление о прекращении права пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета, или же исковое заявление о выселении бывшего члена семьи собственника, пишется в районный суд по месту нахождения имущества. Для составления грамотного искового заявления советую обратится к юристу или юридическую компанию, которые имеют знания и опыт в этом деле, потому что для составления иска нужно провести тщательный юридический анализ, ведь к каждой ситуации требуется индивидуальный подход.
  2. Обращаетесь в районный суд по месту нахождения имущества с исковым заявлением, документами на квартиру (свидетельство о праве собственности и договор основания), дополнительно предъявляете задолженность человека по коммунальным платежам, квитанции об уплате и, если причина выселения развод, то и свидетельство о разводе.
  3. Если бывший супруг (супруга) собственника жилья на суд не является, дело он сразу выигрывает. Если же человек, который «в бегах», не является на суд, то процесс может затянуться не в Вашу пользу.
  4. Суд выносит решение о выписке человека, однако он может учесть его материальное состояние и в некоторых случаях – обязать Вас потерпеть бывшего родственника еще какое-то время. В худшем случае, тот может потребовать, чтобы Вы предоставили ему другое жилье на это время, и Вам придется беспрекословно подчиниться решению суда. Так что, в некоторых случаях сразу избавиться от осточертевшего бывшего родственника бывает невозможно, и Вам придется запастись терпением.

Также существуют некоторые нюансы выписки человека из приватизированной квартиры.

Все оказывается намного сложнее, если приватизация проводилась супругами вместе, да еще и при участии родственников супруга, не являющегося владельцев жилого имущества. По той же статье (ст.

31 ЖК РФ), выписать бывших членов семьи так просто уже не получится, т.к. если они отказались от приватизации, то они отказались от доли квартиры в пользу права в ней проживать, поэтому выписать их будет невозможно.

Единственный вариант в данном случае – это разменять квартиру, и то только с их согласия. Соответственно просто продать квартиру нельзя.

Можно выписать из квартиры и человека, которому ближайшие несколько лет предстоит провести в тюрьме.

Только нужно учесть, что по возвращении из мест столь отдаленных, он вполне может потребовать, чтобы его заново зарегистрировали на прежнем месте проживания.

А если к этому времени другие собственники уже продадут квартиру, вновь прибывший сможет оспорить сделку в суде, и, скорее всего, суд будет на его стороне – особенно если жить ему больше негде.

Как выписать человека без его согласия из муниципальной квартиры

Муниципальная (не приватизированная) квартира – это собственность муниципального жилищного фонда (администрации города), который в этом случае выступает Вашим наймодателем, т.е. сдает Вам в аренду квартиру.

Наниматель – это прописанный в этой квартире человек, которого нужно выселить. Как быть в этом случае? На основные вопросы отвечает ст. 91 Жилищного Кодекса.

При каких условиях Вы можете выселить «неугодных»?

  • Если наниматель дебоширит, постоянно нарушает права соседей и других жильцов на данной жилплощади;
  • Если он более полугода не выплачивает коммунальные платежи, то суд обяжет его выселиться со всей его семьей, и другие наниматели, проживающие в этой квартире, не обязаны оплачивать за него коммунальные платежи;
  • Если он использует не по назначению свою жилплощадь;
  • Если в результате неправильной эксплуатации состояние жилья ухудшается, а то и вовсе находится под угрозой;
  • Если Вы в разводе, но приходится жить вместе, то можете выписать бывшего родственника только в том случае, если у него есть другое жилье.

План действий в таких случаях следующий:

  1. Сначала Вы должны уведомить собственника (то есть муниципальный орган) о ненадлежащем поведении жильца, чтобы тот выслал ему письменное предупреждение. Руководствоваться можно ст. 91 Жилищного Кодекса.
  2. Затем можно уже составить исковое заявление о прекращении права пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета, пишется в районный суд по месту нахождения имущества. Для составления грамотного искового заявления советую обратится к юристу или юридическую компанию, которые имеют знания и опыт в этом деле, потому что для составления иска нужно провести тщательный юридический анализ, ведь к каждой ситуации требуется индивидуальный подход.
  3. Обращаетесь в районный суд по месту нахождения имущества с исковым заявлением и документами на квартиру. Не помешают и справки о задолженности по коммунальным платежам.
  4. Суд проведет расследование, и если в ходе него все жалобы на человека подтвердятся, то он будет выселен по решению суда.

Но и здесь могут встретиться подводные камни. Например, что касается отсутствующего долгое время в квартире человека. Согласно ст. 71 Жилищного Кодекса, само по себе временное отсутствие не является причиной на то, чтобы выселить человека. Как решать данный вопрос? В соответствии со ст. 72 Жилищного Кодекса, Вы имеете право на принудительный обмен муниципальной квартиры.

Также если Ваш бывший супруг или супруга не платит за коммунальные услуги, это тоже не является достаточным условием для его (ее) выселения: вне зависимости от того, кто из семьи платит, пользоваться жилплощадью могут все на ней прописанные. Особенно это касается тех случаев, когда супруг не платит, потому что не имеет личного дохода в связи с проблемами со здоровьем, либо по причине того, что он ухаживает за маленькими детьми или нетрудоспособными стариками.

Как выписать человека без его согласия из подаренной квартиры

Статья 292 Гражданского Кодекса РФ довольно четко дает понять, что если квартира переходит Вам по наследству или по договору дарения, то Вы имеете полное право выписать лиц, которые в ней проживают и не хотят выписываться. Делается это через суд. Например:

  • Если Вам подарили квартиру, то Вы можете через суд выписать проживающих там лиц, на основании п. 2 ст. 292 ГК РФ — переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.
  • Если супруг (а) во время проживания в браке, подарил (а) Вам свою квартиру, то Вы можете его (ее) выписать, только после развода, тогда вступает в силу ст. 31 Жилищного Кодекса.

Если в подаренной или наследуемой Вами квартире, прописаны несовершеннолетние дети, то выписать их не сможете, тем более когда у них нет дополнительного жилья. Однако если дополнительное жилье у детей есть, тогда возможно суд одобрит Ваше заявление о выселении.

https://www.youtube.com/watch?v=FLxIFzb0Lr4

Примерный порядок действий:

  1. Сначала необходимо грамотно составить исковое заявление о прекращении права пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета, пишется в районный суд по месту нахождения имущества. Для составления грамотного искового заявления советую обратится к юристу или юридическую компанию, которые имеют знания и опыт в этом деле, потому что для составления иска нужно провести тщательный юридический анализ, ведь к каждой ситуации требуется индивидуальный подход.
  2. Затем нужно обратиться в районный суд по месту нахождения имущества с исковым заявлением и с договором дарения, или с документом правонаследования.
  3. Также нужен документ, подтверждающий переход права собственности на квартиру по указанной причине (свидетельство о государственной регистрации права собственности) и свидетельство о разводе.
  4. При рассмотрении дела, суд примет решение о прекращении правом пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Источник: https://pravo163.ru/vypisat-cheloveka-iz-kvartiry-bez-ego-soglasiya/

Женщина хочет частично лишить отца ребенка прав опеки, мотивируя, что мальчику так будет лучше

Что делать, если моего отца хотят лишить дома?

03.09.2018, 07:00

“МК-Эстония”

Житель Таллинна Александр Кивистик (40) несколько лет назад развелся со своей женой и сейчас боится, что она через суд заберет у него ребенка. ”Соцотдел присылает в суд свою точку зрения, совершенно не поговорив со мной — ни лично, ни по телефону, — возмущается он. — Строят все только на основании слов мамы ребенка.

И вполне вероятно, что они все-таки лишат меня сына!” Бывшая жена Александра, Виктория, считает, что лишение отца ребенка определенных прав пойдет мальчику только на пользу. Тем более что алименты мужчина не платит. Отец же считает, что раз он покупает ребенку игрушки и ходит с ним развлекаться, то он и не должен ничего платить. Как на самом деле, выясняла ”МК-Эстония”.

”Мой ребенок — это мой клон, — сразу же говорит Александр. — Внешний и внутренний. Он полностью похож на меня. А сейчас меня хотят его лишить”.

Александр родом из Нарвы. Рос, как он говорит, беспризорником. Какое-то время, ребенком, даже был нелегалом, поскольку маме было не сделать паспорта. Закону абсолютно не доверяет.

И те дела, которые сейчас против него в суде по поводу ребенка, вызывают у него страх, что сына заберут совсем.

У него претензии и к судье, который якобы обманом заставил его что-то подписать, и к соцработникам, ”которые не на своих местах”, и к бывшей жене, и к ее новому мужу…

Запрет на приближение

Александр говорит, что они с Викторией, которая на шесть лет его младше, долгое время были самыми настоящими друзьями, и у них были необыкновенные отношения. После четырех лет отношений пара поженилась, Александр взял фамилию Виктории, у них родился сын.

”Но после рождения ребенка все изменилось, — отмечает мужчина. — Она начала мною манипулировать. Развели нас через суд, я развода не давал. Она вскоре вышла снова замуж и переехала к новому мужу в Кейла. Но сейчас она портит жизнь моему сыну, пытаясь лишить его отца”.

Александр долго и бурно рассказывает, как новый муж Виктории провоцировал его на драки, как Виктория вызывала полицию по любому поводу. В итоге она подала в суд, чтобы Александру вынесли запрет на приближение к ней и ее мужу. Дело еще идет, но в рамках первичной помощи Александру уже запретили подходить ближе чем на 100 метров к Виктории и ее семье.

”Мне так посоветовали сделать в полиции, — поясняет Виктория. — Он бросался с кулаками как на меня, так и на моего мужа.

А потом начал преследовать 13-летнего сына мужа от первого брака, который тоже живет с нами, подговаривать его, чтобы он ему звонил и сообщал, когда мы дома, когда не дома и так далее. Мы подали в суд иск о запрете на приближение.

Надо сказать, что такой запрет в Эстонии — дело нечастое, и каждому второму его не выносят. Это явно говорит о масштабах проблемы”.

Виктория говорит, что и в их короткой семейной жизни были постоянные скандалы, вышибание дверей в ее квартире, его драки с полицией.

И прислала запись телефонного разговора, где Александр с использованием мата говорил, что он будет топтаться по ее могиле и она за все ответит.

И бумаги из полиции, из которых следует, что полиция неоднократно приезжала в Маарду, где раньше супруги жили, в связи с агрессивным поведением Александра. И справку из больницы, где ей снимали побои…

Алименты

”Развод ей я тоже не давал, развели и назначили алименты через суд, — говорит мужчина. — Причем обманом: я на заседания не ходил, судья тогда позвонил и позвал меня в кабинет, где говорил по-эстонски.

Им я не владею. Он сказал, что надо подписать бумагу, там были цифры какие-то, он пояснил, что это просто стоимость суда. Я подписал.

Потом судебный исполнитель арестовал мой счет — выяснилось, что это были алименты”.

Однако в суде поясняют, что если ответчик не является на заседание, то решение просто выносят заочно, и у судей совершенно нет необходимости кому-то звонить и приглашать в кабинет.

”Так что не было никакой нужды давать человеку что-либо подписывать, тем более, путем обмана. И даже если судья в порядке исключения звонит, то он составляет протокол действий, где все подробно описывает. Тем более, тот судья, который рассматривал дело об алиментах, долгое время работал в Ида-Вирумаа и прекрасно владеет русским языком”, — опровергают слова Александра и в суде.

https://www.youtube.com/watch?v=zkes9B4AbYk

В итоге решение об алиментах вступило в силу, Александр не платил, и судебный исполнитель арестовал его счета. Мужчина во всем этом тоже винит бывшую жену.

”Когда ребенок со мной, я ему все покупаю, мы постоянно ходим с ним развлекаться и кушать. А этой с*ке я никогда ничего принципиально платить не буду! — горячится он. — Если что-то нужно будет на ребенка, я заплачу. Я последнее всегда отдавал на ребенка… Но денег я не дам ей никогда — она ими распоряжаться не умеет”.

На данный момент его задолженность по алиментам, по словам женщины, более 10 00 евро.
”Да, он предоставил чеки, что покупал какие-то вещи, но это были, в основном, игрушки, — говорит она. — Этих вещей я никогда не видела, ребенку с собой он их не дает.

Потому не знаю, что за чеки он там везде прикладывает и чьи они… Но есть же еще еда, одежда, счета за садик и школу, спорт и дополнительные занятия. На Новый год ничего не дарит, даже мячика за 2 евро. Говорит, что его дядя подставил и не заплатил.

Но это же ребенок! Ну скажи, что Дед Мороз застрял на льдине, но скоро приедет… А мне говорит: ”Я тебе никогда ничего платить не буду, и ничего ты с этим сделать не сможешь!” Вот только почему мне? Ведь ты платишь своему сыну, дабы улучшить качество его жизни”.

Юрист Данил Липатов из Progressor Õigusbüroo поясняет, что на самом деле подарки и развлечения совершенно не снимают со второго родителя обязанность по содержанию ребенка. И могут рассматриваться лишь как приятное дополнение, но никак не фактор, освобождающий человека от уплаты алиментов.

”Другое дело, если ребенок живет у обоих родителей 50 на 50, — добавляет юрист. — Тогда оба родителя несут примерно одинаковую нагрузку по его содержанию”.

Частичное лишение прав

Сейчас идет очередное дело в суде — по поводу частичного лишения Александра прав на ребенка.

”Ребенок долгое время был без прописки — Александр не давал разрешения прописать его там, где сын живет, — поясняет Виктория. — Из-за этого возникли сложности со школой — ему в этом году нужно идти в первый класс. В итоге разрешение на прописку пришлось выбивать через суд.

Чтобы записали в школу — я ходила, просила, умоляла сделать это в порядке исключения. Поэтому я и прошу суд передать единоличное право решать вопросы по поводу места пребывания ребенка и его образования мне.

Потому что Александр своими действиями мальчику просто вредит!”

Александр же в этой ситуации боится, что у него хотят забрать ребенка вообще. И он возмущается, что соцработники волости Сауэ написали свою точку зрения по поводу всей этой истории только со слов мамы. А с ним они ни разу не встречались и даже по телефону не говорили.

”Как так можно? — возмущается он. — Решается вопрос по поводу ребенка, а суд всегда прислушивается к мнению соцотдела на местах, и своей точкой зрения они же могут полностью искалечить жизнь мальчику!”

Он считает, что раз сейчас Виктория ждет ребенка от нового мужа, то соцработники уже сразу на ее стороне — мол, бедная беременная женщина, а ее бывший муж — изверг.

”Она наговорила им, что я якобы хочу похитить ребенка и увезти его из страны, — добавляет мужчина. — И что якобы он уже большой, мать ему не нужна.

На самом же деле, я просто говорил, что хочу съездить с ним когда-нибудь в Россию.

И что, согласно психологии, до трех лет отец ребенку фактически не очень нужен, а с трех до шести мальчику очень нужен отец, потому что ребенок берет с него пример”.

Виктория же заверяет, что он ей прямым текстом угрожал, что заберет и увезет ребенка из страны.

В волости Сауэ подтвердили, что они действительно ни разу не встречались с Александром.
”Так как человек зарегистрирован в Таллинне, то ответственность и обязанность с ним встречаться лежит на столичной службе защиты детей, — подчеркивает заместитель старейшины волости Сауэ Андрес Каарманн. — Они это сделали. Практика двойных встреч не применяется”.

Психологическое насилие

Виктория поясняет, что каждый раз, когда ребенок с ним, у нее сердце не на месте.
”Александр в любой момент может превратиться в агрессивного человека, его можно вывести на раз-два-три.

Ребенок не чувствует в этой ситуации себя комфортно, — говорит она. — Он панически боится: если он в порыве нежности обнимает моего мужа, и по улице вдруг проезжает машина, то он отскакивает как ошпаренный. ”А вдруг это папа…” — говорит он.

Он боится с нами фотографироваться. Особенно с мужем. ”Вдруг папа увидит?”

Виктория добавляет, что когда они расстались с Александром, то мальчику был годик. Когда она познакомилась со своим будущим вторым мужем — два. Мужчину представили как ”дядя Толя”. Но потом, слыша, как другие дети Анатолия, которые живут с ними, называют его, сам потихоньку стал называть его папулечкой. А Александр — папа. И ребенок, по словам женщины, никогда эти слова не путает.

”У Александра это вызвало бурное негодование, — рассказывает Виктория. — Как же так, двух пап быть не может! Он стал его настраивать, что папа должен быть один.

И вообще мы никто и звать нас никак, а он, Александр, — единственный в мире человек, который его любит.

И если ребенок не хочет иногда идти к нему в папин день, то он начинает угрожать ему: ”Если не сегодня, значит, никогда”, ”Ты же мне обещал, ты должен отвечать за свои слова” — это 3–4-летнему ребенку!”

На ее взгляд, основная проблема — в том, что Александр не приемлет никаких обязательств, но жаждет всевозможных прав.

”Он постоянно заявляет, что ребенок — это единственное, что у него есть, и использует его как ”таблетку от депрессии”, перекладывая на плечи 6-летнего ребенка недетские заботы, — убеждена мать.

— У него, к сожалению, нет ничего, чем можно гордиться, — ни толковой работы, ни официального дохода, ни стабильной личной жизни, ни какого-либо имущества, ни жилья. Он живет в офисном здании, снимает офис, где туалет в коридоре, а душ в подвале.

Со всех съемных квартир он всегда вылетал со скандалами и огромными долгами. И получается, что этот несчастный ребенок — единственное, за счет кого он может ощущать свою хоть какую-то значимость”.

По ее словам, Александр, совершенно не щадя психику ребенка, при каждой встрече внушает ему следующее: ”Я совсем один, мне так плохо, у меня кроме тебя никого нет, а тебя, кроме меня, никто не любит” и так далее.

”Тем самым заставляя ребенка чувствовать ответственность за отца, — рассказывает мать. — Но должно же быть наоборот — малыш должен чувствовать защиту и поддержку со стороны родителей, а не поддерживать и защищать отца. Это продолжается до сих пор.

У ребенка после таких встреч случались истерики, и он нередко попросту писался в кровать, хотя в нормальных условиях таких ”инцидентов” у малыша не было с года. После запрета на приближение Александр стал говорить, что мы хотим посадить его на пять лет.

И не задумывается, какие могут быть последствия у такого поведения для психики ребенка”.

”Я ж отец”

Иногда, добавляет она, ребенок просто не хотел идти к папе в папин день.
”Со стороны Александра тогда следовали угрозы, — заверяет она. — У ребенка — слезы, стресс, после нескольких попыток малыш перестал проситься остаться дома”.

Виктория отмечает, что на этом фоне то, что Александр не приезжает за ребенком вовремя, уже кажется цветочками.

”То, что он забирает его не в указанный час, а как вздумается — вообще норма в его понимании, — добавляет она. — ”Будешь сидеть и ждать!” — говорит он. И ждать мы можем 2–3 часа, вследствие чего страдает от изнурительных ожиданий его сын”.

Александр же заверяет, что это Виктория и ее муж настраивают постоянно ребенка против него. А он к нему — со всей душой…

К сожалению, добавляет Виктория, любой, кто не поддерживает его мнения, непременно становится некомпетентным, подкупленным, не заслуживающим доверия или просто находящимся не на своем месте специалистом.

”Судью, узаконившего наш развод, он вообще записал в ряд гомосексуалистов, — приводит пример она.

— Якобы тот домогался Александра, но он ему отказал и таким образом судья Александру отомстил, назначив алименты (это он рассказывал и ”МК-Эстонии” — прим.авт).

Сейчас судебный примиритель оказался не заслуживающим доверия непрофессионалом, так как она не понимает, что единственный, кто заботится о ребенке, — это он, Александр.

https://www.youtube.com/watch?v=0mBKmQQr77U

Ластекайтсе вообще все неадекватны и не на своих местах. Он постоянно таскает туда ребенка, показывает, мол, смотрите, как он меня любит. Ребенок после этого возвращается домой совершенно зомбированный…”

Виктория говорит, что не понимает, чего на самом деле добивается бывший муж.
”Общения с ребенком? Так этого его никто не лишает. Но пока Александр тешит свое эго ”Яжотец”, страдает ребенок”, — говорит она.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/zhenschina-hochet-chastichno-lishit-otca-rebenka-prav-opeki-motiviruya-chto-malchiku-tak-budet-luchshe?id=83540453

Юриста совет
Добавить комментарий