Банк предлагает услугу амнистия. Я больше не буду являться должником банка?

Прощание с долгами

Банк предлагает услугу амнистия. Я больше не буду являться должником банка?

Акции по освобождению от долгов не редкость и для региональных кредитных организаций. Так, уфимский Башкомснаббанк (179-е место в ренкинге «Интерфакс-100») проводил кредитные амнистии и в 2014, и в 2015 годах. В обоих случаях акции пришлись на конец года (с середины ноября до конца декабря), а условия предполагали списание всех неустоек при погашении основного долга.

Не во всех случаях банк предлагает списать неустойки. Так, банк «Хоум Кредит» в рамках амнистии, которая проходит с августа 2014 года до сих пор, предлагает своим должникам оплатить 20% основного долга (без пени и просрочек) и освободиться от взыскания задолженности. При этом долг не списывают, а просто перестают требовать.

В письме к одному из заемщиков банка говорится, что как только требуемые 20% поступят на счет, банк в письменном виде подтвердит, что взыскивать долг прекратят. По словам сотрудницы банка «Хоум Кредит» Елены Копосовой (цитата с форума Банки.

ру), это значит что должнику перестают звонить, отправлять СМС, к нему не отправят взыскателей, а его дело не передадут в суд или коллекторское агентство. При этом ни получить справку о полном погашении задолженности, ни очистить кредитную историю акция банка не помогла бы.

Так же описывает условия акции и начальник управления разработки и администрирования процессов взыскания банка «Хоум Кредит» Марина Михайлова. По ее словам, несмотря на нестандартные условия акции, с момента запуска в ней поучаствовала 41 тыс. клиентов банка.

Индивидуальный подход

Чаще всего банки применяют кредитную амнистию в «ручном режиме». Например, банк ВТБ24 иногда прощает пени по кредитному договору, рассказывает начальник управления разработки и контроля процессов взыскания департамента проблемных активов ВТБ24 Ольга Быковская. При этом практики списания основного долга или процентов по нему у банка нет, добавила она.

Амнистия в Альфа-банке выглядит так же: прощают лишь штрафы, основной долг и проценты все-таки ложатся на плечи должника, причем их нужно заплатить единовременно. Этим предложением банка воспользовались немногие клиенты, сообщила пресс-служба кредитной организации в ответ на запрос РБК.

Правда, и кредитную амнистию в Альфа-банке практикуют совсем недавно — с 2015 года, сказано в комментарии пресс-службы.

Иногда к кредитной амнистии как к последнему средству прибегают и в Банке Москвы.

Сам банк делает такие предложения лишь в экстренных случаях — например, если семья должника лишилась кормильца, поясняет глава департамента ипотеки банка Георгий Тер-Аристокесянц.

В то же время такой способ выбраться из долговой ямы часто предлагают сами заемщики — и, если других вариантов нет, банк может пойти навстречу. По словам Тер-Аристокесянца, чаще всего такая инициатива исходит от валютных ипотечников.

Кредит Европа Банк тоже дает своим заемщикам шанс разом избавиться от долга. Такие решения принимаются только на индивидуальной основе, сообщил представитель пресс-службы банка. Например, процедуру амнистии банк предложил москвичу Антону, который должен банку 125,98 тыс. руб. Из них на основной долг приходится 65,67 тыс.

, на проценты — 50,6, а еще 9,6 — на пени. В письме заемщику банк предложил ему два выхода из ситуации: первый — реструктуризация кредита, второй — та самая амнистия. По ее условиям Антон должен выплатить всю сумму основного долга, остальное банк спишет — и договор будет закрыт.

Требование все то же: нужно внести всю сумму сразу.

Как попасть под кредитную амнистию

Общее правило: амнистия — крайняя мера, к которой банк прибегает, когда надежды на другие варианты возврата долгов нет. Обязательное условие — наличие просрочки по кредиту.

«В рамках акций амнистия распространяется на все виды кредитов, кроме кредитных карт и овердрафтов, просрочка по которым составляет не меньше 30 дней», — указывает Акинин из Связь-банка.

В Альфа-банке освобождение от долгов могут предложить тому, кто не платит по кредиту больше четырех месяцев. В банке «Хоум Кредит» акция доступна тем, чья просрочка больше года, говорит Михайлова.

Поэтому больше всего шансов на индивидуальную амнистию у заемщиков, которые лишились источника дохода и могут подтвердить это документально. Такой критерий упомянули и Тер-Аристокесянц из Банка Москвы, и Быковская из ВТБ24, и пресс-служба Альфа-банка.

 И наконец, банк с большей вероятностью пойдет навстречу, если будет уверен, что клиент готов к сотрудничеству, подводит итог замруководителя блока рисков Бинбанка Евгений Новиков.

«Основное условие для амнистии — готовность клиента идти на контакт с банком», — соглашается с ним Шорников из МКБ.

Анастасия Стогней

Источник: https://www.rbc.ru/money/20/01/2016/569e3ff29a794775f1b8408e

Долг выкупом красен

Банк предлагает услугу амнистия. Я больше не буду являться должником банка?

Минэкономразвития подготовило законопроект, который может в корне изменить положение заемщиков в России.

По данным «Коммерсанта», предлагается обязать банк перед передачей долга третьему лицу (чаще всего — коллекторам) предложить его по аналогичной цене самому должнику.

Если человек не успел выкупить свой долг сразу, то он сможет сделать это в любое время у следующего владельца по двукратной цене приобретения долга.

Поскольку долги физлиц в среднем перепродаются за 2,8% от их размера, такой выкуп фактически означает списание кредита. Всего в 2018 году, по данным НАПКА, объем закрытых сделок на рынке цессии составил 293 млрд рублей.

Поправки предлагается внести в законы о взыскании долгов физлиц (230-ФЗ) и «О микрофинансовой деятельности».

В пояснительной записке ведомство ссылается на то, что кредиторы часто немотивированно отказываются реструктуризировать проблемные долги.

Вместо этого они почти за бесплатно продают обязательства должника третьим лицам, которые могут быть «формально или неформально связаны с кредитором».

Глава Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, что идея Минэкономики имеет «рациональное зерно». Но большинство участников рынка называют инициативу непродуманной и предвещают катастрофические последствия для всего финансового сектора.

— Идея Минэкономики, прямо скажем, странная, — считает глава бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. — Она открывает окно неправовых возможностей для освобождения от законных долгов и практически уничтожает принцип соблюдения договоров.

«Если сейчас ты обязан заплатить сто рублей, но, подождав немного, сможешь заплатить только два рубля, то разумно будет подождать, правда?»

Сейчас должник не имеет права выкупать собственный долг, поскольку является участником кредитного договора. При этом в нынешнем законодательстве есть пункт, предусматривающий возможность дисконта, то есть снижения размера обязательств по взаимному соглашению сторон.

— На первом этапе коллекторские агентства взыскивают средства принудительно, ищут имущество должника и так далее. А когда кредитор готов получить меньше, чем ему должны, он может согласиться на списание части долга, — объясняет Олевинский. — Это, пожалуй, сейчас самый распространенный способ урегулирования задолженности.

Минэкономики, по сути, предлагает поставить заемщика в приоритетное положение на рынке цессии (переуступки прав требования долга). Это интересная идея, но в ней может обнаружиться много рисков для вовлеченных сторон, считает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

— Во-первых, это риски для банков. Уже сейчас люди нередко дожидаются суда, чтобы списывать пени, штрафы и так далее. А тут будут пытаться списать еще и тело долга. Но банки — это не благотворительные учреждения, они как-то должны отбивать свои деньги, — говорит эксперт.

Аналитики опасаются проявлений «потребительского экстремизма» — у должников появится мощный стимул не возвращать кредиты.

Наряду с заемщиками, оказавшимися в тяжелой жизненной ситуации, новым законом могут воспользоваться и те, кто имеет возможность обслуживать долг.

Предлагаемый проект напоминает механизм кредитной амнистии, но даже в случае амнистии обычно списываются только чрезмерные проценты, а не все тело кредита, говорит президент Национальной ассоциации коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев.

— Если это амнистия, то должно быть четко сказано, для чего и на какой срок она затевается, а также определены критерии, кто под нее попадет. И если это банкет за чужой счет, то кто будет компенсировать потери тем, кто потеряет возможность получить свои деньги обратно?

Впрочем, бояться банкирам и коллекторам пока что нечего: вероятность того, что законопроект Минэкономики пройдет дальше первичного обсуждения, сейчас минимальная. Правительство до сих пор не смогло сделать рабочим механизм личного банкротства, который был введен для облегчения положения заемщиков еще в 2015 году, а новое предложение осуществить еще сложнее.

Напомним, сейчас добросовестные плательщики, попавшие в трудную жизненную ситуацию, могут объявить личное банкротство. Для этого суд должен постановить, что долг действительно невозможно оплатить и что должник при возникновении и исполнении своих обязательств действовал добросовестно. Но этот закон работает очень плохо, процедуру надо менять, признают эксперты.

«В Москве и области цена банкротства для гражданина составляет от 100 до 300 тысяч рублей, в регионах — от 70 до 150 тысяч».

— Это совокупные затраты, которые включают вознаграждение арбитражному управляющему, правовую помощь в подготовке заявлений и сборе документов, — перечисляет Олевинский.

Чем предлагать новые идеи, лучше бы довели до ума уже внесенные предложения по личному банкротству для простых случаев, солидарен Табах.

— Когда сумма долга меньше полумиллиона рублей, а имущества у должника мало, такая процедура должна стоить не 100 тысяч рублей, а полкопейки, и занимать не минимум год, а два месяца, как во многих других странах. Это помогло бы значительно большему количеству людей, чем идея с выкупом долгов.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/08/31/81788-dolg-vykupom-krasen

С 1 октября банки перестанут раздавать кредиты. почему это важно и что можно сделать?

Банк предлагает услугу амнистия. Я больше не буду являться должником банка?

С 1 октября Центробанк усложнит выдачу кредитов. В ожидании этого новшества банки снизили процентные ставки, чтобы привлечь максимум клиентов. Если вы планируете взять ссуду, то сейчас, возможно, самое время. Рассказываем о всех нюансах.

4PDA теперь о кредитах пишет?

Техника — один из самых популярных сегментов, на который россияне берут кредит. Особенно часто лезут в долги из-за смартфона. Согласно «Ведомостям», в 2017-м около 20% аппаратов в сети МТС реализовали в кредит. В «М.» этот показатель вдвое выше.

В случае премиальных устройств число должников значительно вырастает. За 60% мобильников дороже 40 тысяч покупатели расплачивались помесячно, отмечает издание. Россияне шли на долги ради флагманов Samsung, Apple и HUAWEI. Вот почему поднятая тема касается и нас тоже.

Сейчас ситуация такая: в преддверии 1 октября банки снизили проценты по займам. Потом они, скорее всего, вырастут.

А что будет 1 октября?

Сперва немного теории. Как учреждения вообще определяют, давать деньги или нет? Если говорить упрощённо, они смотрят личные данные: кредитную историю, место и продолжительность работы, доходы, расходы и долговую нагрузку. После этого прикидывают — какова вероятность, что клиент будет добросовестно возвращать средства?

Если она невысокая, то кредит не дают. Штука в том, что в каждом банке этот вопрос решают по своим алгоритмам. Поэтому в одном месте вам могут отказать, а в другом — одобрить ссуду. Сейчас Центробанк хочет свести критерии выдачи к единому знаменателю и провести ряд других реформ — банкам станет сложнее раздавать кредиты направо и налево.

Начал Центробанк с показателя долговой нагрузки — ПДН, запомните этот термин. Он определяет, насколько закредитован гражданин.

Например, ежемесячный доход 30 тысяч, а выплаты по разным займам — 10 тысяч. Значит, долговая нагрузка составляет 33%. Центробанк не хочет, чтобы коммерсанты давали в долг тем, у кого эта нагрузка превышает 50% — мол, человек и без того отдаёт ползарплаты, куда уж дальше?

Однако сейчас это не работает.

«На данный момент банки считают ПДН по формуле, разработанной самостоятельно», — объясняет в разговоре с 4PDA Иван Лемзяков, председатель Уральской палаты защиты потребителей.

То есть банки могут взять клиента с нагрузкой под 70% и посчитать ему новый кредит по своим критериям, которые волшебным образом снизят закредитованность до условных 49%. Тогда ЦБ не будет ругаться.

Но с 1 октября ситуация изменится. Во-первых, всем придётся считать по формуле, разработанной правительством. Во-вторых, если банк захочет вновь одолжить гражданину с ПДН выше 50%, то будет вынужден резервировать под эту ссуду дополнительные средства.

Как это работает? Скажем, кредитор дал сто тысяч плюс сколько-то заморозил, пока не получит финансы назад. Поскольку успешность банка напрямую зависит от свободных средств в обороте, ему проще отказать сложному клиенту, чем идти на невыгодные условия.

Сегодня около девяти миллионов людей имеют ПДН выше 50%. Если вы в их числе, с 1 октября станет сложнее получить кредит. Но пострадают и все остальные.

Ведь штука в том, что банки лишатся части потенциальных заёмщиков. Не исключено, что они примутся поднимать процентные ставки, чтобы не терять прибыль. И, судя по всему, это лишь одна из мер, предпринятых Центробанком. 10 сентября регулятор выложил доклад, где предложил несколько сценариев по ограничению деятельности финучреждений.

Один из вариантов — полностью запретить необеспеченные кредиты сроком больше пятилетки. То есть не давать займ на условные шесть лет, если под него нет залога или поручителя. Либо отменить выдачу дополнительной ссуды, если ПДН достиг какого-нибудь значения. Важно: это лишь доклад, а не жёсткое постановление. Изложенные тезисы планируют обсуждать, менять и переделывать.

Ясно уже сейчас — ближайшие годы ЦБ продолжит усложнять условия кредитования. Банкам будет сложнее дать займ.

Зачем Центробанку ограничивать выдачу займов?

Главный банк страны обеспокоен ростом долгов граждан. «Сейчас наблюдается очень быстрое развитие потребительского кредитования. У нас есть группа населения, где долговая нагрузка очень высока. Конечно же, ситуацию в этой связи нужно контролировать», — рассказывала Ксения Юдаева, первый зампредседателя Центробанка.

Кроме того, регулятор опасается, что кредитный пузырь скажется на экономике. «В июле 2018 года ЦБ писал, что избыточные темпы роста делают банковский сектор “чувствительным к ухудшению макроэкономического фона”», — сообщает русская служба Би-Би-Си.

Россия — действительно закредитованная страна. По данным аналитического агентства Frank RG, в апреле 2019-го финучреждения ссудили гражданам почти 448 миллиардов рублей — максимальный показатель с 2012 года аналогичного месяца.

При этом около 60% заёмщиков испытывают трудности с возвращением средств, следует из результатов совместного исследования Всемирного банка и Роспотребнадзора. Каждый шестой кредит просрочивают — не платят от трёх месяцев и более.

Несмотря на все сложности, россияне по-прежнему берут займы. Если тоже хотите, есть все причины сделать это в сентябре.

Сейчас ставки действительно ниже?

Да. Банки готовятся к обвалу клиентов после 1 октября. Поэтому сейчас они режут ставки, чтобы набрать побольше должников до «часа X». Можно пользоваться моментом.

Например, Сбербанк облегчил нагрузку на полтора процентных пункта — до 11,4%. Один процент убрал «Ак Барс». «Почта Банк» сбил на два пункта — до 9,9%.

Правда, только для «активных клиентов» — тех, кто тратит по фирменной карте от десяти тысяч в месяц.

Инна Солдатенкова, ведущий эксперт по кредитным продуктам отраслевого издания «Банки.ру», в разговоре с 4PDA подтверждает, что ставки снизились: «Мы наблюдаем снижение ставок по потребительским кредитам. За лето они снизились примерно на 0,5-1%, в зависимости от условий конкретного банка».

Но сомневается, что 1 октября проценты резко взлетят вверх — во всяком случае, у всех банков. «Однако не исключён рост ставок по потребительским кредитам для клиентов, у которых уровень долговой нагрузки будет приближаться к предельному значению или превышать его», — отмечает Инна Солдатенкова.

Иного мнения придерживается Сергей Хестанов, сотрудник «Открытие брокера». Его слова приводят «Ведомости»: «При торможении экономики и падении доходов населения ставки пойдут вверх, потому что банкам придётся одобрять заявки более рискованных заёмщиков». Поэтому сложно сказать, что будет дальше — но ЦБ явно нацелен ограничить активность банков.

Центробанк уже начал закручивать гайки. Скорее всего, через несколько лет получить кредит будет гораздо сложнее. И что произойдёт тогда — сказать сложно.

Источник: http://4pda.ru/2019/09/13/361577/

Амнистия для вкладчиков «Югры» кажется перспективной идеей: Павел Медведев

Банк предлагает услугу амнистия. Я больше не буду являться должником банка?

Москва, 3 июля 2019, 16:05 — REGNUM Представителем интересов вкладчиков банка «Югра» в создаваемом комитете кредиторов может стать финансовый омбудсмен Павел Медведев, пишет «Московский Комсомолец».

Издание называет его одним из самых уважаемых и влиятельных экспертов банковской сферы и публикует интервью, где Медведев рассуждает о ситуации в «Югре» и на российском рынке финансовых услуг в целом.

Предлагаем полный текст интервью вашему вниманию.

«Павел Алексеевич, вы присутствовали на недавнем собрании «превышенцев» «Югры» (клиентов-физлиц, чьи вклады превышали застрахованные государством 1,4 млн руб.

), на котором из-за возникших между вкладчиками разногласий снова не удалось избрать комитет кредиторов.

Поделитесь своими впечатлениями от этого собрания: что там происходило, почему не удалось договориться, какой была вообще атмосфера?

— Вы знаете, к сожалению, атмосфера на всех такого рода собраниях бывает более или менее одинаковой — это атмосфера недоверия.

Как учат нас политологи, и кажется, правильно учат, недоверие очень дорого стоит. В данном случае цена недоверия — обесценение активов «Югры», за счет которых в рамках действующего законодательства только и можно возместить потери «превышенцев».

Активы со временем обесцениваются отчасти «невинно»: стареют, генерируют расходы, связанные с охраной, отоплением, освещением и т.п. Но, что еще накладней и обидней, с другой стороны, со стороны должника нередко (если не всегда) находятся люди, которые пользуются «простоем», а то и сами его провоцируют, чтобы припрятать подальше и побольше ценностей, оставшихся за душой у банка.

У меня язык не поворачивается упрекнуть кредиторов «Югры» за то, что месяц за месяцем они не могут запустить полноценную процедуру банкротства банка, в частности, до сих пор не смогли избрать столь необходимый для осуществления этой процедуры комитет кредиторов. Их так долго и цинично обманывали, что теперь неясно, кому можно верить.

Я не призываю поверить мне, я только прошу просмотреть те статьи закона «О несостоятельности (банкротстве)», в которых упоминается комитет кредиторов. Надеюсь, что тогда на очередном собрании кредиторов мы перестанем играть в поддавки с «другой стороной».

Вы, вероятно, как и я, не раз слышали высказывания в духе «сами виноваты, нечего было хранить все яйца в одной корзине».

На ваш взгляд, должно ли вообще государство решать проблемы «превышенцев» банка «Югра»? Ведь оно, государство, четко обозначило границы своих гарантий — 1,4 млн рублей.

Но сейчас и вы, финансовый омбудсмен, и Центробанк, и АСВ пытаетесь помочь «превышенцам» вернуть их деньги. Это что — моральный или какой-то все-таки конституционный долг государства?

— Вы знаете, если человек перешел улицу в неположенном месте и его сбила машина, сломала ему ногу, то врач ему не скажет: «А-а, ты перешел не там, где надо, не буду тебя лечить!» Хотя формально пациент виноват. Не так сильно, чтобы ему за это надо было бы что-то ломать, но виноват.

Эти же люди, вкладчики «Югры», ничего в неположенном месте не переходили! Они никакой закон, никакие правила не нарушили. Поэтому, конечно, следует очень постараться вернуть им их деньги.

— Банк «Югра» сегодня — самая «горячая точка» на карте проблем российского финансового сектора? Или есть еще более проблемные ситуации, процессы, которыми вам непосредственно приходится заниматься?

— Чаще всего ко мне приходят жалобы от граждан, не способных обслуживать свои долги. Но из этого вовсе не следует, что боль человека, копившего деньги на квартиру, на операцию, на реабилитацию и вместе с деньгами лишившегося надежды, не такая острая, как боль несостоятельного должника.

— На ваш взгляд, достаточно ли усилий предпринимает сегодня государство, чтобы защитить интересы вкладчиков и кредиторов, в частности, «Югры»? Насколько агрессивно, в хорошем смысле этого слова, действуют Центробанк, АСВ, правоохранительные органы?

— Когда-то давным-давно, еще до того, как удалось принять закон о страховании вкладов, американцы обучили меня такой присказке: вам сильно не повезло, если ваш банк обанкротился в пятницу, вам ваших денег придется ждать до понедельника. Пока эта присказка не будет переведена на русский язык, я буду говорить «недостаточно».

Правда, справедливость требует сказать, что прогресс есть. Несколько лет тому назад мне удалось поговорить с Владимиром Александровичем Колокольцевым, министром внутренних дел. Я его просил ровно о том, о чем вы меня сейчас спрашиваете: приумножить усилия правоохранительных органов в борьбе с разворовыванием активов банкротящихся банков.

В момент нашего разговора дела обстояли не лучшим образом. Притчей во языцех была такая история. Один из руководителей ЦБ направил в МВД письмо: «Есть сильные подозрения, что гражданин такой-то присвоил деньги такого-то банка.

Аргументы в пользу подозрений такие-то. Убедительная просьба завести уголовное дело и разобраться».

Ответ из МВД гласил: «Уважаемый руководитель ЦБ, для того чтобы возбудить уголовное дело против гражданина такого-то, надо его допросить, а допросить его невозможно, потому что он уехал на охоту».

Так вот, после нашего разговора с Колокольцевым никто больше на охоту не ездит. Лучшие сотрудники Следственного департамента МВД стали сотрудничать с лучшими специалистами Центрального банка и АСВ.

Если 6−7 лет тому назад после банкротства банка удавалось в среднем выплатить кредиторам приблизительно 4% задолженности, то теперь этот показатель вырос до 45%.

В частности, существенно продвинулось дело с поиском и «отсуживанием» активов, выведенных за границу. На эту линию я возлагаю особенно большие надежды, т.к. вывод средств за границу до самого последнего времени был самым популярным способом спрятать украденное.

Все это хорошо, но, однако, недостаточно для перевода на русский язык американской присказки.

— Тем не менее, согласитесь, странная ситуация возникла с бывшим собственником банка «Югра» Алексеем Хотиным.

Весной он был помещен под домашний арест, однако потом адвокаты вытащили на свет некое постановление об отсутствии состава преступления, датированное началом 2018 года.

И следом пошла серия интервью в СМИ, смотрите, ребята, его признали невиновным, всё, давайте отпускать из-под домашнего ареста!.. Вы как-то можете это прокомментировать?

— К сожалению, такого типа приемы существуют. Суды на бескрайних просторах нашей Родины ведут себя порой поразительно по-разному.

В течение последних 5−6 лет я помогал «забалансовым» вкладчикам двух банков в двух соседних регионах вернуть свои деньги. Долго мы проигрывали все суды.

Наконец, вкладчики из одного региона добрались до Конституционного суда и выиграли. Вернулись в свой регион и снова проиграли.

Зато вкладчики из соседнего региона воспользовались их победой в Конституционном суде, выиграли в местных судах и вернули деньги.

Мы обнаружили этот парадокс случайно. Можно догадаться, какие парадоксы может породить «специалист», действующий целенаправленно и умеючи.

— В случае с Хотиным есть еще, скажем так, странность. Вот он сидит под домашним арестом, где ему разрешено, насколько я знаю, пользоваться мобильным телефоном.

И в это время, пока он находится под домашним арестом, массово банкротятся компании-залогодержатели, поручители банка «Югра». Есть подозрение, что это явно управляется откуда-то.

Вот здесь, что делать в этой ситуации? Может быть, снова есть смысл с Колокольцевым поговорить?

— Вы правы, история банкротства «Югры» содержит немало странностей. Хотя надо отдать должное условному Колокольцеву и его консультантам из АСВ и ЦБ: Хотин не тоскует по родине в собственном дворце на Лазурном берегу, как некоторые его предшественники на поприще разрушения банков, а наслаждается дымом отечества в своей российской квартире. Для начала — неплохо.

Но продолжение в значительной мере зависит от нас. Решительные действия по извлечению денег из хотинских загашников возможны только при наличии комитета кредиторов. Неправедной активности собственников банка мы должны противопоставить свое рациональное поведение.

— Насколько эффективна, на ваш взгляд, большая «чистка», затеянная Центробанком в банковской сфере? У нас ведь количество коммерческих банков за 5−7 лет сократилось, по-моему, на две трети?

— Да, было 1200, сейчас 400 где-то.

— Действительно ли это позволило существенно сократить объемы преступлений в финансовой сфере?

— Вы знаете, я не воспринимаю то, что происходит, как чистку. Потому что всякий раз, когда банкротится какой-нибудь банк и у меня есть возможность заглянуть за кулисы, я вижу там одно только пепелище. Как должен был бы поступить ЦБ с таким банком? Единственная претензия, которую можно предъявить ЦБ: почему лицензия была отозвана так поздно.

Но медлительности ЦБ есть очень печальное объяснение. Если отозвать лицензию до того, как в руках у надзорного органа появятся безусловные убедительные для суда доказательства несостоятельности банка, то последний затеет и выиграет судебную тяжбу.

Такая беда случалась в старые времена не раз. Беда — потому что если после отзыва лицензии ее удавалось вернуть, тогда, как мрачно шутили банкиры, из банка успевали унести последний стул. Поэтому Центробанк вынужден осторожничать.

Хотя, надо сказать, что и здесь есть прогресс. Медленный, но верный.

— Если вернуться к проблеме «превышенцев», как вы относитесь к тому, чтобы повысить планку государственных гарантий? Ведь сегодня многие банки всячески стимулируют клиентов превышать этот порог.

— Я был бы рад, но такое предложение, скорее всего, не пройдет. Уже сейчас система страхования не самоокупается. Хотя, я надеюсь, это явление временное, но оно существует и является оружием в руках принципиальных противников идеи страхования вкладов. Увеличивать им калибр их оружия было бы неосмотрительно.

К тому же, каков бы ни был порог страхования, банкиры будут агитировать превысить этот порог, и существо дела не изменится.

Я бы искал для уже существующих «превышенцев» другие пути решения проблемы.

— А вы слышали об инициативе, которую выдвинул новый президент Казахстана? Он сказал, что, поскольку закредитованность населения очень большая, нужно, во-первых, запретить выдавать бедным людям потребительские кредиты. А во-вторых, провести «амнистию», то есть погасить какую-то часть кредитов за счет государства… Может, и нам рассмотреть возможность хотя бы разовой «амнистии» для «превышенцев» — в случае с банком «Югра»?

— Что касается первого тезиса, то я бы боролся с нищетой, а не кредитами. Что касается второго, то разовая амнистия мне кажется единственной перспективной идеей. Очень опасно просить у кого-то ровно то, что нам хочется. Большой риск не получить ничего. Надо предлагать что-то полезное и другой стороне. Другая сторона в данном случае — финансовые власти страны.

Им, безусловно, не нравятся пятнадцать лет не прекращающиеся скандалы с «превышенцами». Если сопроводить разовую амнистию сегодняшних «превышенцев» интенсивной разъяснительной кампанией, то можно надеяться снять проблему «превышения» раз и навсегда. Тогда есть надежда, что наше предложение покажется полезным «другой стороне» и будет принято.

Разумеется, предельная амнистируемая сумма должна стать предметом переговоров».

Источник: https://regnum.ru/news/2659221.html

Юриста совет
Добавить комментарий